Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   3329  | Официальные извинения    348   23857  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    187   36611 

№2/2020

Апрель / 2020

«ЦИФРОВОЙ СЛЕД» ЛИЧНОСТИ – НОВЫЙ СМЫСЛ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА и некоторые следствия этого

 751  30124

ДЕКЛАРАЦИЯ МАЛЕ

Принята на IX общей конференции ИПРОГ

22-26 февраля 2021 года в г.Мале

в дополнение Римской декларации ИПРОГ 2018 года

«Некоторые объективные тенденции

глобальной трансформации человечества».


Введение. Утрата управляемости

 

1. Трансформация общественных отношений и структур под влиянием развития и распространения информационных технологий, разнонаправленно форсируемая представителями различных глобальных проектов, вышла из-под контроля и приобрела никем не контролируемый динамизм.

            Глобальные проекты, их наложение, сотрудничество и конкуренция остаются главными факторами развития и, в частности, реализации объективных закономерностей.

Информационные технологии, качественно повысив мощь всякого осознанного актора, позволили приобрести глобальное значение многим региональным и групповым инициативам, что принципиально усложнило структуру глобальных проектов, сделало их взаимодействие неопределенным и превратило составление их новой карты в главную текущую задачу общественных наук.

 

 

а) Геополитика социальных платформ

 

            2. Экономические прогнозы второй половины 90-х указывали на крайне высокую вероятность срыва мира в Глобальную депрессию в самом начале нулевых. Глобальный управляющий класс и его ключевой элемент – образующие «ядро» мировой экономики инвестиционные фонды - сумел отодвинуть этот срыв на 20 лет экспортом США хаоса и эмиссионной накачкой ключевых экономик.

            За эти 20 лет благодаря форсированному финансированию социальной инженерии была создана принципиально новая среда обитания человека – социальные платформы, то есть используемые для массового управления социальные сети (первая среда обитания – природа, вторая – техносфера). Погруженные в них общества приобрели качества алгоритмических: управляемых через индивидуальное поведение живущих в социальных платформах их членов, в высокой степени детерминированное порождаемыми платформами эмоциями и информацией.

Детерминированные социальными платформами решения принимаются индивидами формально самостоятельно, без принуждения, индивидуально свободно. Степень приближения этой детерминированности к оптимуму (80% для общественно значимых решений; более высокий уровень затрудняет саморазвитие и автокоррекцию системных ошибок) есть показатель эффективности всякой социальной платформы.

 

            3. Спекулятивный финансовый капитал в наиболее передовой своей части переродился в капитал социальных платформ и сейчас созидает новый мир, используя в качестве ключевого инструмента коронабесие, а затем – и осознание срыва мира в Глобальную депрессию.

            Не успевший сменить кожу, застрявший в прошлом спекулятивный финансовый капитал обречен на гибель, и его агония и смерть станут основным содержанием официальной истории человечества следующего десятилетия.

 

            4. Социальные платформы обеспечивают управление каждым индивидом непосредственно, без посредничества «приводных ремней» в виде организаций и денег. Это снижает потребность в деньгах и превращает финансовый капитал из необходимого инструмента управления в разъевшегося, невесть что возомнившего о себе и полностью утратившего полезность паразита, подлежащего уничтожению просто в целях экономии.

            Таким образом, «обнуляется» и «сбрасывается» (по Швабу) не только капитализм, но и деньги, и рыночные отношения как таковые: рынок жизненных благ заменяется их прямым распределением в рамках социальных платформ, так как главным делом человека становится уже не производство и потребление этих благ, но производство (в основном бессознательное) «цифровых следов», служащих уникальным сырьем для обучения главного фактора современного развития – искусственных интеллектов.

            Таким образом, общественной ценностью и смыслом существования человека становится сама его жизнедеятельность по себе, «как животного» - без учета степени ее осмысленности и моральности.

            Прямое распределение жизненных благ объективно требует их минимизации, что выражается в тренде на «экологизм».

Разумеется, рыночные отношения сохраняются (как вообще сохраняются господствующие отношения прошлой эпохи, - так, господствующее при феодализме насилие при капитализме даже столь важно, что государство присваивает себе монополию на него), - но лишь во второстепенном качестве.

 

            5. Глобальная конкуренция обозримого будущего будет конкуренцией искусственных интеллектов, опирающихся на социальные платформы как на свою базу и осуществляющих экспансию за их пределами.

            Социальная платформа будет основой суверенитета, подобно эмиссии валюты по своим потребностям в эпоху финансового спекулятивного капитала и наличии передового ВПК в индустриальную эпоху.

            Макрорегионы, не создавшие своей социальной платформы, утратят субъектность подобно континентальной Европе после Brexitа и Англии (несмотря на наличии Сити и лучшую в мире социальную инженерию, которая поможет ей не больше, чем Блистательной Порте) после предстоящего провала проекта Великого Турана. Они будут лишь инструментами глобальных проектов, обладающих своими социальными платформами.

            Таким образом, подлинным суверенитетом будут обладать США (точнее, глобальные капиталы, превратившие их в свою оргструктуру), Китай и, возможно, Россия (создавшая свои соцсети, но до сих пор в силу отсутствия субъектности владеющей ею тусовки не превратившая их в социальные платформы).

            Дополнительным признаком суверенитета будет полное блокирование, ограничение либо хотя бы обложение налогом за каждый аккаунт деятельности в контролируемом пространстве чужих социальных платформ (так как они используют население соответствующих макрорегионов для тренировки конкурирующих с ними искусственных интеллектов).

 

            6. Возможно, эволюция человечества будет идти в форме эволюции искусственного интеллекта (который займет место коллективного сознания или будет конкурировать и конфликтовать, а в отдельных случаях сотрудничать с ним) и эволюции социальных платформ.

            Подобно финансовым рынкам, интегрирующим все виды финансовых операций и инструментов, социальные платформы будут интегрировать все виды активности, перерождаясь в объединяющие все возможные виды «цифровых следов» (и, соответственно, все способные оставлять их виды деятельности) экосистемы.

 


 

Политический курс современной Турции. Главные особенности внутренней и внешней политики 2019 г.

 33  4809

Латинская Америка в конце десятилетия.Социальные проблемы, политические сдвиги и новые вызовы

 2  3120

«Яркая звезда человечества». К 150-летию со дня рождения товарища Ленина

 5  3126

В. И. Ульянов (Ленин) охарактеризован как выдающийся марксист, теоретические и практические результаты деятельности которого неизмеримо значительней всего того, что до сих пор сделано другими последователями Маркса и Энгельса. В опровержение грязных «танцев» либеральных политиков и теоретиков приводятся воспоминания о нем его современников, рисующие образ В. Ульянова как человека-гуманиста, выдающегося мыслителя и непоколебимого пролетарского революционера. На ряде примеров раскрывается замечание Ленина о том, что между желанием «быть марксистом» и умением им быть пролегает трудная, полная мировоззренческих и социально-политический препятствий дистанция. 

“Bright star of humanity”.  To the 150th anniversary of the birth of comrade Lenin

The article characterizes V. I. Ulyanov (Lenin) as an outstanding Marxist, whose theoretical and practical results are immeasurably greater than anything that has been done so far by other followers of Marx and Engels. In refutation of the dirty "dances" of liberal politicians and theorists around the historical figure of Lenin, the memoirs of his contemporaries are given, drawing the image of V. Ulyanov as a humanist, an outstanding thinker and an unshakable proletarian revolutionary. A number of examples reveal Lenin's remark that between the desire to "be a Marxist" and the ability to be one, lies a difficult, full of ideological and socio-political obstacles, the distance.

 

РОССИЙСКО-СЛОВЕНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (2018-2019)

 1  7599

Отношения между Россией и Словенией отличаются стабильностью, дружелюбием и обоюдной заинтересованностью в сотрудничестве, несмотря на словенское членство в НАТО и Евросоюзе, проводящим в последние годы антироссийский внешнеполитический курс. Рассмотрены результаты межгосударственных контактов, охарактеризованы двусторонние торгово-экономические связи. Особое внимание уделено развитию взаимной торговли и налаживанию инвестиционного сотрудничества, а также реализации совместных проектов с использованием передовых технологий.

The relations between Russia and Slovenia

The relations between Russia and Slovenia are stable and friendly. Both countries are interested in cooperation in spite of Slovenia membership in NATO and the European Union which are conducting anti-Russia foreign policy. The paper examines Russia-Slovenia relations in 2018-2019. It throws light on both States contacts and characterizes bilateral trade and economic links as a whole and in different spheres. The author pays special attention to mutual trade results and investments cooperation as well as to reciprocal high-technology projects realization.

Россия и Норвегия в Арктике. Движение к партнерству или от него?

 25  3201

Россия и Норвегия в 1990-е годы установили тесные связи по самым разным вопросам развития северных регионов, включая охрану окружающей среды, энергетику и рыболовство. Противоречия между ними вызваны территориальными и экономическими претензиями на арктический шельф и его недра, различием точек зрения на вопросы соблюдения договора о Шпицбергене, свободы судоходства, рыболовства и военной безопасности. Рассмотрены арктические стратегии России и Норвегии.

Russia and Norway in the Arctic.  Moving towards or away from partnership?

: In the 1990s Russia and Norway established close ties on a variety of areas concerning the development of their Northern regions, including environmental protection, energy industry and fishing. The priorities and interests of the countries largely converge, but there are also contradictions, which are primarily determined by territorial and economic claims to the Arctic shelf and its subsoil. In addition, the countries have different views on compliance with the Svalbard Treaty as well as on freedom of navigation, fishing and military security. This article provides a review of the Arctic strategies of Russia and Norway.