Об основных вопросах китаизации марксизма    0   478  | Мировоззренческий универсум Дэн Сяопина    1   561  | Марксистская философия в современном Китае. Состояние и тенденции исследований    0   1078 

Pro et contra/За и против

Эксплуатация XXI века

 6  10979

От наемного рабочего и прибавочной стоимости к «креативному классу» и интеллектуальной ренте?

С содержательной точки зрения в рамках категориального поля класси­ческого марксизма присвоение приба­вочной стоимости и эксплуатация на­емного работника вузком смысле слова (рассматриваемая лишь как отношения такого присвоения) также вступают в противоречие со всеми основными параметрами пространства и времени со-творчества, которые мы характери­зуем понятием «креатосфера», вклю­чающим три слагаемых.

Первое — ресурсы творческой де­ятельности — все феномены куль­туры, включая результаты научной, образовательной, технической, ху­дожественной, социальной деятель­ности, которые можно определить как новую культурную ценность (при всех сложностях выделения новизны это — рабочее понятие креатологии). Если мы на время абстрагируемся от социально-экономической формы, в частности — частной собственности на информацию, то мы можем утверж­дать, что с «технологической» точки зрения они не ограничены. Поэтому креатосфера — это мир, качественно отличный от традиционно анализи­руемой экономистами материи, где ресурсы всегда ограничены с «техни­ческой» точки зрения. В этой поста­новке вопроса в принципе нет ничего особенно нового: то, что одно платье может носить только один человек, а правилом 2+2=4 может пользоваться каждый, то есть в потенции все, знали еще древние греки. Другое дело, что в этом случае присутствует иное огра­ничение. Если в мире ограниченных ресурсов потребности традиционно рассматриваются как безграничные, то в креатосфере именно потребно­сти ограничены (прежде всего спо­собностями: не у каждого есть жела­ние изучать тензорное исчисление и читать романы Толстого или Гессе).


Эксплуатация XXI века

 48  15606

От наемного рабочего и прибавочной стоимости к «креативному классу» и интеллектуальной ренте?

Проблема эксплуатации в по­следние десятилетия как бы «исчезла» из поля проблем, активно дискутируемых в социальных теориях. Эксплуатации как бы нет. Впрочем, схожая участь постигла и более широкий класс явлений — про­блемы социального отчуждения. Авто­ры, уже не раз заявлявшие свою при­надлежность к постсоветской школе критического марксизма, хотели бы противопоставить этому исследова­ние феномена эксплуатации, никогда и никуда не исчезавшей из бытия ка­питалистического мироустройства.

Кокетничая с постмодернистской лексикой, мы бы определили основ­ную задачу этого текста так: реакту-ализировать дискурс эксплуатации в контексте большого нарратива «критический марксизм». Говоря же на четком языке борьбы за снятие социального отчуждения и эманси­пацию человека, языке социального творчества, мы можем и должны за­явить: эксплуатация есть реалия со­временного мира, взятого во всем его глобальном измерении: от полураб­ского принуждения к труду и изъятия не только прибавочного, но и части необходимого продукта у крестьян и рабочих третьего мира, для мно­гих из которых 100 долларов в месяц и 60-часовая рабочая неделя пред­ставляются благом (2 миллиарда (!) жителей земли не имеют и этого), до высоколобых интеллектуалов из стран «золотого миллиарда», у кото­рых корпорации покупают не только их «рукописи», но и их вдохновения, превращая в объект эксплуатации бессмертную душу человека...