Официальные извинения    1   385  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    87   2725  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    270   8117 

Pro et contra/За и против

«Варяжская русь» как псевдопроблема российской историографии

 0  520

Статья посвящена проблеме так называемой «варяжской руси». Автор доказывает фиктивный характер данного термина, возникшего в науке вследствие ошибочной интерпретации летописного материала. В действительности русские и византийские источники не знают такой этнической группы как «варяго-русь», а последовательно отличают варягов от руси и славян. Автор приходит к выводу, что летописное тождество варягов и руси – тенденциозный вымысел московских идеологов XV века, которые стремились с его помощью сгладить противоречия, возникшие от соединения киевского и новгородского летописания. Анализ источников заставляет признать, что варяги – не русь, не славяне и не скандинавы. По мнению автора, вопрос об этнической принадлежности варягов и руси как двух самостоятельных групп нуждается в дальнейшем изучении.

 «Varangian Rus» As A Pseudoproblem Of Russian Historiography

The article is devoted to the problem of so-called "Varangian Rus". The author proves the fictitious nature of this term, which arose in science as a result of erroneous interpretation of the chronicle material. In fact, Russian and Byzantine sources do not know of such ethnic groups as the "Varangian Rus" and consistently distinguish the Vаrangians from Rus and Slavs. The author comes to the conclusion that Chronicles the identity of the Vikings and Russia – biased fiction Moscow ideologists of the XV century, who sought to use it to bridge the gap arising from the connection of Kiev and Novgorod Chronicles. The analysis of the sources forces us to admit that the Varangians – not Russia, not Slavs, not Scandinavians. According to the author, the issue of the ethnicity of Varangians and Rus ' as two separate groups needs further study.


Тревоги современного мира. Размышления русского американца

 0  829

Показано, что игнорирование истории, попытки ее извращения ведут к катастрофическим последствиям для государств и народов. На основе анализа истории мировых и региональных войн и конфликтов ХХ и начала ХХI в., обосновано, что США побеждают, как правило, действуя в союзе с Россией/СССР, и не добиваются успеха, действуя вне этого союза. Автор полагает необходимым позабыть и простить друг другу все накопившиеся взаимные обиды и претензии, как реальные, так и мнимые, — и стать честными партнерами без камня за пазухой: тогда ни России, ни США были бы не страшны никакие вызовы и угрозы.

Alarms of the modern world. Reflections of the russian american

It is shown that ignoring of history, attempts of her perversion conduct to catastrophic consequences for the states and the people. On the basis of the analysis of history of world and regional wars and the conflicts of XX and the beginning of the XXIst centuries, it is proved that the USA wins, as a rule, against working in the union with the Russia/the USSR, and don’t try to obtain success, working out of this union. The author believes necessary to forget and forgive each other all collected mutual offenses and claims, both real, and imaginary, and to become honest partners without stone in the bosom: then neither Russia, nor the USA no calls and threats would be terrible.

Реальный социализм. Выход из тени

 1  1443

Подчеркивая всемирно-историческое значение Октябрьской революции, автор показывает, что она своим влиянием увела в тень все иные социалистические проекты (социал-демократические, рели- гиозные, национальные и т. д.) и сама скрылась в тумане догматической идеологии. Минувшее столетие показало, что реальный социализм отнюдь не сводится к советскому типу социальности. Он идеологически разноцветен и политически многообразен. Обоснован вывод о несостоятельности либерал-реформизма в противодействии как революции, так и воздействию ее негативных последствий на жизнь постсоветского общества.

Existing socialism. Exit from shadow

The author emphasizes epochal Russian revolution as well as advances an idea that the influence of this revolution put into the shade other socialist projects (social democratic, religious, national etc) which led to its disappearance within dogmatic ideology. The previous century after revolution proves that existing socialism is not only limited to the sociality of Soviet type. It is ideologically multicolored and politically multiform. In this article the author justifies the conclusion of liberal reformism failure as the weapon against the revolution as well as describes its negative impact on the life of post-Soviet society

Высшие социальные страты и эффективность управления государством

 21787  142843

Ленинская теория социалистической революции

 9  3178

Рассмотрено диалектическое мышление В. И. Ленина как теоретика и практика, который в первые годы Советской власти не пытался воплотить в жизнь социализм как абстрактную теорию, а, наоборот, корректировал социалистическую теорию под влиянием практики. Показано, как в ходе социалистического строительства конкретизировалось понятие государства, уточнялось представление о госкапитализме и формах кооперации. Особое внимание уделено конкретизации понимания социализма как антикапитализма, которое предполагает преодоление распределения по труду, и культурно-историческим особенностям реализации этого принципа.

Lenin’s theory of socialist revolution

The article addresses the dialectical thought of Lenin the theorist and Lenin the practician, that did not try to implement socialism as an abstract theory during the first years of soviet government, and contrary to that corrected the socialist theory with regards to influence from practice. The author shows on the basis of Lenin’s works of that period how in the course of socialism construction the idea of government was being made more concrete, how the idea of state capitalism and cooperation forms were being made more specific. A particular attention is dedicated to the way Lenin makes the idea of socialism more concrete as anti-capitalism, which among other things implies overcoming the distribution in accordance to labor, which in the first half of the XXth century Russia had its concretehistorical
specificity.

Октябрь 1917-го и новая социальная революция

 8  2437

Показано, что революция 1917 г. приобретает новую актуальность с учетом переживаемых нами последствий событий 1990-х. Их результат — конфигурация социальной структуры, технологий, политических институтов и идеологического обеспечения, которая не создала доступных большинству социальных лифтов, необходимых для удовлетворения экзистенциальных потребностей человека. Поэтому идеология новой социальной революции станет видением будущего, в котором удовлетворение этих потребностей окажется возможным на основе новой индустриализации. Но эта революция не сводится к запуску старых социальных лифтов на новой технологической основе. Своей перспективой она будет иметь образ общества, в котором само понятие социального лифта утратит актуальность или будет радикально переосмыслено.

October 1917 and the new social revolution

The author proceeds from the fact that the revolution of 1917 becomes a living actuality only in the aftermath of the events we experienced the 1990s. The result was the last configuration of the social structure, technology, political institutions and ideological support, which is not set up economic and technological preconditions for the formation of the majority of the available social mobility. The presence of such social mobility is necessary to meet the existential needs of the citizens. Therefore, the ideology of the new social revolution will be the vision of a future in which these needs will be possible in the economic and technological basis of new industrialization. However, this revolution is not confined to the launch of the old social mobility based on new technology. His perspective it will have the image of a society in which the concept of social lift itself will lose its relevance or be radically rethought.

ПРАВДА И ЛОЖЬ ИДЕОЛОГИИ: МАРКСИЗМ И ПОСТМОДЕРНИЗМ

 90  14188

КОНЕЦ ИЛИ ВОЗРОЖДЕНИЕ ИДЕОЛОГИИ?

 38  8979

В статье предпринята попытка выявить и критически проанализировать идеи конца идеологии, возникшие во второй половине 1950-1960-х годов прошлого века, их системные характеристики и предназначение. Статья обосновывает тезис о том, что никакого конца идеологии не было и не могло быть, поскольку политику невозможно представить без идеологии. Показано, что в этом вопросе последняя точка над i была поставлена в конце 1970 – первой половине 1980-х годов прошлого века с разворачиванием так называемой неоконсервативной волны, когда консерваторы, которые почти всегда высказывались против идеологии, выступили за реидеологизацию политики. В этом же контексте трактуются идеи «конца истории», Ф, Фукуямы, столкновения цивилизаций С. Хантингтона, экспорта демократической революции неоконов.

 The End or revival of ideology?

The article attempts to identify and critically analyze ideas of the end of ideology that emerged in the second half of the 1950-1960s of the last century, their system characteristics and purposes. The main purpose of the article is to justify the thesis that in the reality there was not and could not be the end of ideology, since the policy can not be imagined without ideology. It is shown that in this regard the last point on the i was put at the end of 1970th-first half of the 1980s of the last century with the unfolding of the so-called neo-conservative wave, when the сonservatives, who are almost always spoken out against the ideology, advocated reideologization of policy. In the same context, interpreted the F, Fukuyama`s idea of "the end of history", S. Huntington's idea of clash of civilizations, neocon`s idea of export of the democratic revolution.

КЛЮЧ К БУДУЩЕМУ: КАК СДЕЛАТЬ ФИНАНСОВУЮ СИСТЕМУ ИНСТРУМЕНТОМ РАЗВИТИЯ

 29  6484