Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   664  | Социальная база большевиков в 1917 году    0   388  | Новейшая историография о В. И. Ленине    0   362 

ОБРАТНАЯ СТОРОНА РОСТА

Идея Н. Н. Моисеева о том, что развитее мировой экономики является «не управляемым, а направляемым процессом»[1] важна при анализе современного экономического кризиса. В работе поставлена задача выявления причин его возникновения и оценки того, в какой степени мировые процессы являются «направляемыми», то есть в какой мере, субъекты, направляющие развитие, ответственны за его результаты.

Факт существования мощного мирового кризиса, затрагивающего экономику и жизнь населения большинства стран мира, провозгласивших глобализацию и общие рынки важнейшим фактором развития, означает, что новые современные экономические принципы, хоть и провозглашены, но дают лишь «направляемый процесс» и только «проверяются» и «подгоняются», тогда как мировая экономика имеет сбои. Приходится признать, что пока мир не является «управляемым» (по Н. Н. Моисееву) процессом.

Отметим, что в настоящее время мировая экономика находится в кризисе, и, несмотря на все принимаемые меры, их результаты носят ограниченный характер, основанный, главным образом, на факте стабилизации финансовой системы. На деде, однако, стабилизации не произошло и здесь. Об этом свидетельствует, например, то обстоятельство, что валюта США находится в нестабильном состоянии из-за растущего дефицита бюджета. Но может ли дефицитная экономика идти к стабильному развитию?

Тем не менее, это вовсе не означает, что экономика мира находится в состоянии разрушения. Автор не сомневается в том, что мировая система справится с кризисными явлениями, но пока еще пути перехода к стабильному развитию неизвестны. Теории физических, экономических, экологических и многих других процессов в настоящее время опираются на систему постулатов, проверка которых носит относительный характер. Математическое моделирование, лежащее в основе системы описания теорий, проверяется на основе анализа траекторий динамических процессов. Однако поскольку точность измерения параметров не абсолютна, возникает возможность получения бесконечного количества траекторий, а на их основе – не одной, а нескольких теорий. Именно так обстоит дело с моделированием экономических кризисов современной мировой системы.

Самым распространенным вариантом является понимание процесса возникновения современного мирового кризиса как краха финансовой системы. Началом мирового экономического кризиса принято считать 15 сентября 2008 года, когда обанкротилась американская ипотечная фирма «Lehman Brothers». Вслед за этим начался этим мировой финансовый, а за ним проявился и экономический кризис. Он начался сначала в развитых странах, то есть таких, которые традиционно считались локомотивом мирового развития, а уже затем во всем мире. До сих пор, после семи лет развития кризиса, мировая экономическая система считает его первопричиной неправильную финансовую политику частного капитала.

Российские экономисты О. В. Григорьев[2] и М. Л. Хазин[3] (основы их учения восходят к идеям Адама Смита[4]), а также (независимо от уже перечисленных) И. Г. Поспелов[5], А. М. Тарко и В. Н. Новохацкий[6] разработали другие, схожие между собой теории структурных кризисов, подтвержденные математическими моделями и расчетами на ЭВМ.

Согласно О. В. Григорьеву, развитие экономики сопровождается последовательным увеличением звеньев в цепи «производство – продажа». В производстве товаров возрастает число участников, каждый из которых начинает выполнять какую-то часть ранее единого процесса. Рост же числа участников сопровождается увеличением риска создания (продажи) своей части будущего рыночного продукта. Если емкость рынка насыщена (например, весь мир), то при сильном развитии риски становятся слишком большими, выпуск товара становится невыгодным и рост экономики прекращается. Поскольку рост длины цепи производства связан с инновациями, то здесь важен процесс, в настоящее время называемый научно-техническим прогрессом (НТП). При кризисе мировой системе НТП не может прекратить его, т.к. его возможности слабее стагнирующей экономики.

В математических теориях развития экономики в работах И. Г. Поспелова[7], а также А. М. Тарко и В. Н. Новохацкого[8], А. М. Тарко и М. Ю. Портного[9] НТП присутствует с самого начала как элемент теории. Именно быстрое развитие НТП в экономическом процессе приводит к «затовариванию» ограниченного размерами мировой рыночной экономики, возникает экономический кризис.

Нематематическая теория О. В. Григорьева и М. Л. Хазина и математические теории И. Г. Поспелова, А. М. Тарко и В. Н. Новохацкого дают качественно одинаковый результат – кризис экономического развития в замкнутой мировой экономической среде. Он связан с финансовой деятельностью банковских систем, но они выполняют «поддерживающую» роль и могут лишь отсрочить наступление кризиса. Мы рассмотрим важнейшие черты возникновения и развития современного структурного экономического кризиса в мире, а затем в России. Для понимания смысла, вкладываемого в понятия кризиса и его генезиса, мы рассмотрим важнейшие кризисы в развитии мира.

Согласно Ф. Броделю[10], цивилизации до XIV – XVIII веков развивались преимущественно по циклической аграрной схеме. Пройдя периоды роста и расцвета, они приходили в упадок и погибали. Затем на той же или другой территории начиналось возрождение, и все повторялось вновь. В исторической основе этой закономерности лежало подсечно-огневое земледелие. Постепенно увеличение численности населения и уменьшение площади свободных земель привело к оседлому образу жизни и появлению аграрных циклов развития.

Обоснованность этих наблюдений подтверждается математическим моделированием на модели А. М. Тарко и В. Н. Новохацкого[11]. Рис. 1 показывает подъем и спад развития отдельных цивилизаций в течение более полутора десятка тысяч лет.

Рисунок показывает несколько полных циклов развития цивилизаций: динамику изменений их капитала, численности населения, аграрного ресурса, уровня технического развития от начала роста до деградации, а затем появление и развитие новой цивилизации или возрождения старой, связанное с появлением нового аграрного ресурса. В реальной жизни к этому добавлялось влияние эпидемий, особенно оспы в Европе в XIV веке и позднее. Кроме того, иногда гибель цивилизаций вызывали климатические катастрофы («малые» ледниковые периоды и пр.). Из рисунка видно, что модель воспроизводит увеличение скорости развития и частоты смены цивилизаций. Также она отражает рост технического прогресса (НТП), увеличение минимальной и максимальной численности населения, рост уровня жизни (увеличение капитала) и, что важно, увеличение минимумов и максимумов колебаний ресурса.

Постепенно эпидемий становилось все меньше, появлялись более эффективные агротехнические приемы. В результате на фоне развития экономики и более высоких урожаев стала увеличиваться численность населения и уменьшаться зависимость от климата. Например, в Швеции было отмечено, что корреляция между неурожайными годами и уровнем прироста населения прекратилась в конце XVIII века.

В целом, начиная с XIV-XVIII веков, в Европе впервые возникла уникальная социально-экономическая ситуация. Если другие страны мира все еще развивались по указанному циклическому закону, то в Европе появилось общественное устройство, при котором, несмотря на отдельные спады, экономический рост стал постоянным. Этому способствовало новое развитие ряда стран – по пути активного роста НТП. Этот путь развития является определяющим развитие мира и в настоящее время.

В начале 1970-х годов период экономического бума в развитых капиталистических странах внезапно закончился и сменился падением темпов экономического развития и застоем деловой активности. Внешней причиной этого было повышение цены на сырую нефть арабскими странами – ее производителями. «Энергетический кризис», как назвали резкий экономический спад на в Западном мире, дал повод задуматься о судьбах экономической системы Запада.

Объяснение происходящих событий появилось в математической модели в книге Д. Форрестера «Мировая динамика» вышедшей в 1971 году[12]. За ним появилось исследование Д. Медоуза «Пределы роста», повторявшее в основном его идеи его модели[13]. Эти работы (особенно – последняя) завоевали большую популярность повсюду, в том числе и в СССР.

В моделях Дж. Форрестера и Д. Медоуза было показано, что если экономика будет развиваться темпами начала 1970-х годов, то человечество ждут голод, гибель среды обитания и др. негативные последствия. Книги имела огромный общественный резонанс, потому что выражала тревоги и страхи людей, внезапно сменивших относительный комфорт стабильного роста 1960-х годов на неудобства и неопределенность 1970-х.

Основным результатом обоих исследований стал вывод о том, что современный рост населения Земли в первой половине ХХI века прекратится и начнется непреодолимый катастрофический спад его численности, что было интерпретировано как деградация человеческой цивилизации и биосферы. Главным вывод, который следует из работ Дж. Форрестера и Д. Медоуза, заключается в том, что существующие технологии не в состоянии обеспечить положительное развитие человечества, т.е. развитие, обеспечивающее высокий социальный уровень жизни на протяжении большого периода времени.

Задача определения возможности положительного развития человечества в рамках математических моделей форрестеровского типа была решена учениками Н. Н. Моисеева А. М. Тарко и В. Н. Новохацким[14] в середине 1980-х годов. Их модель, более общего типа, учитывала постоянный рост НТП и появление новых источников энергии, позволила показать возможность развития с высоким уровнем жизни, и добиться стабилизации численности населения развитых стран. Оказалось, что возможность положительного развития человечества может быть обеспечена только при постоянном росте НТП и увеличении ресурсов. Учет НТП оказался необходимым и позволил получить в рамках модели устойчивое развитие с высоким уровнем жизни и добиться стабилизации численности населения. Отсутствие НТП и связанного с ним более эффективного использования ресурсов приводило к их истощению, росту загрязнений и к последующей гибели биосферы, а вместе с этим и человечества (рис. 2, 3). В работах же Дж. Форрестера и Д. Медоуза в лучшем случае рассматривалось лишь несколько постоянных уровней НТП, что принципиально не могло дать положительного развития.

Кризис 1970-х годов привел к пересмотру отношения к развитию промышленности в создании достойной среды обитания для человека. В 70-е и 80-е годы в развитых странах были предприняты революционные меры, призванные улучшить эффекты бурного роста экономики. В энергетике и промышленности были существенно улучшены технологии; энергетическая промышленность стала производить больше электричества на единицу произведенной стали и других продуктов. Было принято жесткое законодательство по сохранению природной среды, были коренным образом пересмотрены нормы воздействия на природу, разработаны новые концепция развития городов, перестроена экономика в части минимизации производства загрязнений на единицу продукции и пр. Постепенно были достигнуты большие успехи в уменьшении загрязнений воздушной и водной среды.

Если посмотреть на модель Дж. Форрестера и Д. Медоуза с современных позиций, то мы видим, что, по сути, они воспроизводят один из периодов циклической аграрной схемы Ф. Броделя.

В то же время указанная здесь модель с учетом роста НТП и увеличения ресурсов практически воспроизводит современную ситуацию с мировым структурным кризисом. Действительно, при этом рост капитала (по сути, развитие экономики) прекращается, и в модели это положение становится устойчивым. Наличие НТП и ресурсов не может усилить ее развитие, т.к. сложившееся структурное состояние в экономике (распределение и емкость рынков, спектр экономических секторов в странах и пр.) носят фиксированный характер. В реальности же стабильное состояние ведет к наступлению экономической стагнации.

В книге О. В. Григорьева рассмотрено большое количество методов, используемых для развития экономики и отсрочки наступления кризиса (перевод производства из богатых стран в бедные с низкой ценой рабочей силы, образование новых объединений стран, приводящее к перераспределению рынков вместе с их емкостями, переход на новые базовые валюты в отдельных объединениях). Однако, по его мнению, эти меры могут иметь лишь временный успех, Реальная стратегия для недопущения кризиса или выхода из него не найдена.

Рассмотрим некоторые особенности развития и протекания кризиса.

На рис. 4 представлена временнáя динамика средних темпов роста ВВП на душу населения 10 и 20 самых богатых и самых бедных стран[15] в 2001-2013 годах. Здесь и далее для построения графиков использованы данные Всемирного банка (ВМ)[16]. Из рисунка видно, что темпы роста десяти и двадцати самых богатых стран мира в начале нынешнего тысячелетия составили от 0,2 до 0.8 процента в год. После 2006 года началось резкое снижение темпов, а в 2009 году произошел спад производства, достигавший -0,6 процента в год в богатых странах. В 2010 – 2011 годах темпы развития незначительно повысились до 0,5 процента в годовом исчислении в 2012 году. Затем снова темпы роста снизились к 2013 году до отрицательных значений.

Таким образом, начало современного кризиса мы относим не ко времени финансовых катастроф 2008 – 2009 годов, а к 2006 году, когда стали проявляться структурные, а не финансовые дефекты развития мировой экономики.

Провал 2009 года автор рассматривает как переход кризиса в стадию резкого дисбаланса всей экономики. Очевидно, за шестилетний срок развитая финансовая система развитых стран могла бы стабилизироваться, что оказалось невозможным.

Что касается 10 и 20 самых бедных стран мира, то в данной ситуации темпы роста ВВП на душу населения в 10 станах и в 2001-2008 годах изменились в промежутке от отрицательных значений до 0,7 процента в годовом исчисленнии, а в 2009-м – незначительно, до 0,4 процента в год. После небольшого подъема в 2010-2011 годах, к 2013-му снова произошел спад, но меньший, чем в богатых странах. Таким образом, мы видим, что в указанные годы самые бедные страны испытали экономический кризис с некоторым отставанием и в заметно меньшей степени.

Рассмотрим особенности темпов динамики ВВП на душу населения нескольких стан в кризисные годы (рис. 5). Оказывается, провал 2009 года в экономике США, где начался кризис, был не самым сильным из показателей рассмотренных стран. В этом году самый сильный спад ВВП на душу населения наблюдался в Японии, далее – в Германии, Великобритании и Греции, и лишь после них – в США. Исправление темпа роста в Америке к 2013 году, хоть и не достигало 2 процентов в год, но по величине уступало только Японии. В Германия после 2009-го рост ВВП на душу населения был самым быстрым, однако темп роста в 2013 году все равно оказался отрицательным. График показывает, что с 2000 до 2007 годы самый быстрый рост экономики был зафиксирован в Греции; затем он сменился обратным процессом – сильным и стойким спадом развития, сохранившимся до 2013 года; так, в 2011 году тем роста составил 9 процентов в год.

Еще одним проявлением современного кризиса является инверсия кривой отношения уровня жизни богатых к бедным странам. Тут привычная картина, когда «богатые богатеют, бедные беднеют» в годы кризиса сменяется на противоположную. Рассмотрим отношения средних значений ВВП на душу населения 10 богатых к 10 бедным странам и аналогично 20 богатых к 20 бедным странам (рис. 6). Видно, что до 2004 года в целом происходил рост указанных отношений (с определенными перерывами), то есть росло неравенство богатых и бедных стран. Однако начиная с 2004 года произошло постепенное уменьшение диспропорций. Обращает на себя внимание резкий спад обеих кривых в 2009 году, что очевидно, как и раньше, имело причиной проявление мирового экономического кризиса в богатых странах. Мы видим, что соотношение богатства 10 и 20 самых богатых и бедных стран до 2004 года растет, а затем уменьшается. Отметим, что спад кривых определяется богатыми странами.

Рис. 6. Динамика отношения среднего значения ВВП на душу населения 10 стран мира с максимальным его значением к среднему ВВП на душу населения 10 стран мира с минимальным значением и аналогичного отношения для 20 стран мира в 1990-2013 годах

Математическое моделирование[17] показало, что специализация экономики на России на добыче и продаже сырьевых ресурсов приводит к последующей невозможности добиться передового развития и к устойчивому отставанию экономического развития по сравнению с богатыми странами. При этом для России при сохранении направления экономики на добычу и продажу природных ресурсов, сопровождающегося разрушением системы фундаментальной и прикладной науки, в последующем проявится технологическим отставанием, и относительный подъем экономики через 25 лет (за начало моделирования принимался 1991 год) сменится абсолютным спадом в ресурсодобывающей отрасли. Это явление стало, провялятся, начиная с 2007 году. В добавление к этому уменьшение цен на энергоносители привело к сокращению доходов бюджета, а мировой кризис довершил картину резкого спада производства в России в 2008-м и в последующие годы. На рис. 7 мы видим динамику темпов роста ВВП на душу населения России в 1997 – 2013 годах. После выправления кризиса 1998 года вплоть до 2008-го темпы роста ВВП сохранялись на уровне не ниже 5 процентов, что являлось хорошей характеристикой развития. Однако в 2009 году произошел резкий спад экономики, и 2013 году рост экономики не превысил 1,1 процента роста в год.

В данном случае мы видим внешне схожую с прочерченной для других стран кривую динамики темпа роста/спада экономики, но породившие их кризисы имеют разное происхождение.

Рассмотрим, особенности темпов динамики ВВП на душу населения нескольких стан в кризисные годы, в данном случае – стран бывшего СССР (рис. 8). График рис. 8 и последующий были построены по данным Федеральной службы государственной статистики[18]. Мы видим, что провал в экономике в большинстве рассматриваемых стран начался в 2008 году. Наибольший спад в 2009-м. был в Армении – почти -15 процентов, за ней шли Россия и Молдова. Наименьший спад наблюдался в Азербайджане, Узбекистане и Туркменистане, где рост, хоть и уменьшился, но был положительным (5 – 6 процентов в годовом исчислении). После 2009 года наибольший рост отмечался в Туркменистане, где показатели ВРП на душу населения составляли от 7 до 13 процентов в год. Самый меньший, но положительный рост в 2013 году наблюдался в Киргизии.

Так же, как в мировой экономике, проявлением кризиса в России является инверсия кривой отношения уровня жизни богатых к бедным регионам. На графиках рис. 9 представлены кривые отношения валового регионального продукта (ВРП) на душу населения 10 и 20 самых богатых и самых бедных регионов России в 1996-2012 годах. Видно, что с 1996 с некоторыми колебаниями по 2005 год происходил подъем кривых, а затем до 2013 года наблюдался спад. Это явление, как и в мире, было связано с особенностями развития кризиса, который более резко проявил себя в богатых регионах, чем в бедных. При этом, улучшения ситуации в бедных регионах не произошло.

Факт возникновения мощного экономического мирового кризиса, затронувшего экономику и жизнь населения большинства стран мира, начиная с самых богатых, провозгласивших глобализацию и общие рынки важнейшим фактором своего развития, означает, что, несмотря на провозглашение новых современных экономических принципов, мировая экономика подвержена более сильным внутренним влияниям, чем представляли ранее.

В любом случае, автор настоящей работы считает главной причиной возникновения кризисов системы рыночной регуляции цен те структурные изменения в экономике, которые проявляются, в частности, в насыщении мировых рынков. Этот тезис мы и стремились доказать выше.


[1] Н. Н. Моисеев. Судьба цивилизации. Путь разума. М.: МНЭПУ, 1998.
[2] О. В. Григорьев. Эпоха роста. Лекции по неокономике. Расцвет и упадок мировой экономической системы. М.: Карьера Пресс, 2014.
[3] М. Л. Хазин. О глобальных проектах. – «Философия Хозяйства». 2005. № 2. С. 275 – 298.
[4] А. Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Эксмо, 2007.
[5] И. Г. Поспелов. Математическая модель экономических механизмов капиталистического хозяйства – «Методы системного анализа в проблемах рационального использования ресурсов». М.: ВЦ АН СССР, 1977. С. 18 – 116.
[6] А. М. Тарко, В. Н. Новохацкий. Моделирование мировой динамики с учетом научно-технического прогресса – «Моделирование и оптимизация социально-экономического развития административно-территориальных комплексов». М.: ЦЭМИ АН СССР, 1988. С. 123 – 126.
[7] И. Г. Поспелов. Математическая модель экономических механизмов капиталистического хозяйства.
[8] А. М. Тарко, В. Н. Новохацкий. Моделирование мировой динамики с учетом научно-технического прогресса
[9] М. Ю. Портной, А. М. Тарко. Математическая модель развития высоких технологий – «Сообщения по прикладной математике». М.: Вычислительный центр им. А.А. Дородницына РАН, 2008; А. М. Тарко. Идея сменяемой максимально эффективной высокотехнологичной страны-лидера в мировой динамике. Анализ и моделирование развития стран мира и России – «Цивилизация знаний: проблемы модернизации России: Труды Одиннадцатой Международной научной конференции, Москва, 23-24 апреля 2010 г.». М.: РосНОУ, 2010. С. 52 – 58.
[10] Ф. Бродель. Структуры повседневности. Возможное и невозможное. Т. 1. М.: Прогресс, 1986.
[11] А. М. Тарко, В. Н. Новохацкий. Моделирование мировой динамики с учетом научно-технического прогресса.
[12] Дж. Форрестер. Мировая динамика. М.: Наука, 1978.
[13] Д. Х. Медоуз, Д. Л. Медоуз, Й. Рэндерс, В. В. Беренс. Пределы роста. М.: Издательство МГУ, 1991.
[14] А. М. Тарко, В. Н. Новохацкий. Моделирование мировой динамики с учетом научно-технического прогресса.
[15] Идея рассматривать динамику 10 и 20 самых богатых и самых бедных стран принадлежит В.С. Голубеву
[16] World Development Indicators. World Bank, 2014 – http://databank.worldbank.org/
[17] М. Ю. Портной, А. М. Тарко. Математическая модель развития высоких технологий; А. М. Тарко. Идея сменяемой максимально эффективной высокотехнологичной страны-лидера в мировой динамике. Анализ и моделирование развития стран мира и России.
[18] Федеральная служба государственной статистики – http://www.gks.ru/.
комментарии - 2
11 11 декабря 2015 г. 14:55:37

Нет рисунков, на которые есть ссылки в статье.

Francispes 21 сентября 2017 г. 19:52:59

!!!Здравствуйте! Вас интересуют клиентские базы данных? Ответ на Email: voevodin.cheslav@mail.ru

Мой комментарий
captcha