Официальные извинения    1   794  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   3428  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    326   9808 

№5/2014

Декабрь / 2014

В ЧЕМ СУТЬ «ПОЗДНЕГО КАПИТАЛИЗМА»?

 9  14806

1

Кризис социализма в СССР создал для марксистов заметные теоретические трудности. Термин «социализм» для обозначения той формы, в которой находилось советское общество, в научной литературе употребляется все реже. Но и абстрактный «капитализм» вызывает необходимость в уточнении его конкретной формы. Чаще всего его заменяют термином «посткапитализм». Те авторы, которые признают постсоветскую эпоху капитализмом, характеризуют его как «компрадорский, посреднический, брокерский». Другие, например, А. Бузгалин, не менее обоснованно определяют современную общественную форму как «поздний капитализм», исходя из того, что «последнее столетие было эпохой заката капитализма». Как же следует правильно называть современное промышленно развитое общество в его научной марксистской интерпретации? Иначе говоря, в какой формации мы живем? Ответить на этот вопрос – прямая обязанность политической экономии.

What is the Essense of “The Late Capitalism”?

The authors try to correlate the theoretical models of Karl Marx and Vladimir Lenin with the specialties of the contemporary capitalist mode of production. They argue the idea, that the contemporary capitalism (i.e. the “capitalism of managers”) is not capitalism in the classical sense of the term. This “late capitalism” can be defined like a result of the general crisis of capitalism (or the “dying capitalism” following the conception of V. Lenin).

СТАБИЛЬНАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ

 13  10757

Мировой кризис и экономическая политика Чешской Республики

Мировой финансово-экономический кризис стал в определенном смысле экзаменом на прочность экономической интеграции стран-членов ЕС. Высокая открытость экономики Чехии (экспорт составляет примерно 80 процентов ВВП) и тесная привязка к экономике стран ЕС, куда направляется 82 процента чешского экспорта, предопределяет сверхвысокую зависимость чешской экономики от экономической конъюнктуры в странах ЕС – главных внешнеторговых партнерах Чехии. Мировой экономический кризис показал уязвимость и усилил риски политики односторонней ориентации чешской экономики на рынки ЕС. Снижение внешнего спроса со стороны европейских стран, проходящих через самый глубокий экономический кризис в послевоенной истории, и сжатие внутреннего спроса вследствие реализации жестких антикризисных мер бюджетной экономии предопределяют неустойчивость экономического развития и медленный выход Чехии из экономического кризиса.

Stable Instability. World crisis and economic politics of Czech Republic

The article is devoted to the influence of world economic crisis to the situation of Czech national economy. The author emphasizes, that although the country successfully survived the “1 st wave” of the crisis, in 2012 the “2 nd wave” appeared, which tangibly worsted the situation. Although the national economy is in the better situation, than it takes place in the most part of the other new members of the European Union, the economic growth can renewed not before 2015, and this is the optimistic scenario.

ПРОЦЕСС ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ ИРАНА

 10  13694

1

Формирование политической системы Ирана шло своим, особым путем. Это позволяет применительно к исследованию трансформации политической системы ИРИ оперировать понятиями «альтернативной модернизации», или «незападного пути развития». Выбор такого пути обусловлен рядом факторов, среди которых можно назвать ошибочную политику шахского режима, не нашедшую поддержки общества, влияние иностранных агентов, пытавшихся навязать чуждые восточному менталитету ценности. Такие попытки привели, в конечном счете, к политике исламизации всех сфер иранского общества как реакции на насильственную «вестернизацию» Ирана, став способом сохранения традиционных норм, институтов и форм взаимодействия. В основе исламского правления лежит теория Хомейни, сочетающая мессианскую доктрину шиизма и классическую теорию о неразделенности духовной и светской власти в исламе (то есть теократии).

Process of Political Modernization in Iran

The article is devoted to analyze some tendencies of political system development of modern Iran. The author thinks that the country is in the situation of slow, but constant modernization now. From one side, the development of democratic elements in the margins of Islamic regime itself is an obvious fact. From the other side, the author demonstrates the tendency to percept some Western values by Iranian elites. The modernizing development strictly depends of many interior and exterior influences. Anyway, now Iran continues to exist like a non-Western society.

ДВИЖЕНИЕ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ШОТЛАНДИИ

 13  12927

ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ САКРАЛЬНОГО У ДЖОРДЖО АГАМБЕНА

 27  8476

1

Статья содержит обзор трилогии итальянского социолога, антрополога, философа и политолога Джорджо Агамбена, посвященной феномену homo sacer, «человека проклятого», Для Агамбена римско-правовой термин homo sacer – это теоретическая модель человека,  низведенного до предельно низкого статуса биополитического существа, лишенного всех прав, в том числе права требовать справедливости по отношению к себе. Через призму этого образа исследуются философские, нравственные и иные истоки самых ужасных трагедий ХХ века, прежде всего – трагедий Освенцима и ГУЛАГа.

George Agamben's Political Anthropology of Homo Sacer

The article provides an overview of the trilogy of Italian sociology, anthropology, political philosopher Giorgio Agamben, devoted to the phenomenon of homo sacer, “a man cursed”. Agamben takes Roman legal term “homo sacer” to designate a theoretical model of a man, relegated to an extremely low status of biopolitical being deprived of all rights, including the right to demand justice for oneself. Through the prism of this image the philosophical, moral and other origins of the most terrible tragedies of XX century are explored, first of all, the tragedy of Auschwitz and the Gulag.

ВОЙНА СИМВОЛОВ

 1149  28106

Палестино-израильский конфликт – фактор нациестроительства в обоих противостоящих этнических сообществах. Его исходная дата – начало XX века. К тому времени сионизм и арабо-сирийский национализм (породивший впоследствии свое палестинское ответвление) предстали как оформившиеся течения, провозглашавшие необходимость самоопределения своих этнических сообществ. Центральным звеном мифологии каждого из них была идея существования нации – рассеянной в пространстве мира еврейской и сконцентрированной в «исторической Сирии» арабской. Сионизм и арабо-сирийский национализм обретали характер политических движений, реагируя на вызовы, бросавшиеся их сообществам. Первые волны сионистской эмиграции в Палестину – итог кровавых погромов конца XIX и начала XX веков в России, кристаллизация арабо-сирийского национализма – ответ на ассимиляционную политику младотурок. Если сионизм апеллировал к библейской традиции, то арабо-сирийский национализм – к языку. Их «конфликтное взаимодействие» развивалось в появившейся в 1919 году подмандатной Палестине, бывшей для одних Фалястын, а для других Эрец-Исраэль. Борьба за землю и память порождала символы противостояния. Интерпретация этих символов определялась меняющейся ситуацией и трансформациями в рядах участников конфликта.

Palestinian-Israeli Conflict by Eyes of Historian

The article is devoted to analyze the prehistory and the historical sources of Palestinian-Israeli conflict. The author connects acuteness of this conflict with the fact of incompleteness of the nation-building process in the cases of Israelis and Palestinian Arabs. In this situation every of two communities appeals to its “own” national “heroes” and “symbols”; this fact explains the aggressive character of the struggle.

БИТВА ЗА ОБРАЗЫ

 6  10386

1

Сложившуюся сегодня практику восприятия существующих в общественно-политическом международном пространстве разнообразных государственных (или «страновых») имиджей вполне можно квалифицировать как безразличную или нейтральную. Такое отношение аудитории подтверждается исследованиями Саймона Анхольта, основателя издания Anholt-GfK Roper Nation Brands Index™ ("Индекс национальных брендов"). Согласно опросам, проводившимся изданием с 2005 года, «восприятие людьми других стран [с течением времени] не изменяется очень сильно или очень быстро: большинство из нас, судя по всему, имеют довольно застывшее мнение относительно других наций, и мы предпочитаем не менять его». То есть, однажды возникнув в сознании аудитории, международный имидж государства крайне сложно поддается изменениям и, если поддается, то минимальным.

Тезис о том, что максимальное влияние на имидж можно оказать лишь на стадии его формирования, фактически означает невозможность избавиться от «ярлыка». Это может повлечь за собой самые серьезные последствия. Как показывает практика последних десятилетий, формирование негативного имиджа страны может привести к самым разрушительным результатам вплоть до вторжения противника и территориальных потерь (так, в случае Югославии создание негативного образа государства и его лидера послужило обоснованием для операции сил НАТО на территории страны и, в конечном итоге, привело к потере Косово).

РИТОРИКА ВОЙНЫ

 242  24845

Государство, вступающее в войну, может выполнять функции полицейского или защитника слабых (политика ответственности), и избегает ярлыка «агрессор». В любом случае государства используют риторику справедливой войны, чтобы оправдать применение насилия против другого суверенного государства или группы государств, представляющих угрозу. Политическая риторика используется, чтобы поддержать лояльное общественное мнение и получить общественную поддержку для предстоящей военной операции. В период, который условно может быть назван до и в начале войны, власти эксплуатируют образы угрозы, врага и нестабильности в определенном регионе. В данной статье анализируется риторика первых лет войны в американских и советских СМИ начального периода военной интервенции в Афганистан в 1979 и 2001 годах (1979 – 1983 и 2000 – 2003 годах). Цель статьи – проанализировать по схеме (угроза, враг, война и ответственность) военную риторику широко доступных журналов и официальных выступлений лидеров государств.

Rhetoric of War

The article is devoted to analyze the rhetoric used by US media (on the example of “The New Yorker”) and Soviet media (the case of “Ogonyok”). The author concludes, that the differences between the two types of rhetoric were not very sensible. Both magazines used the same discourse of menace and enemy, responsibility to defend and to prevent.

РЕСУРС РАЗВИТИЯ ИЛИ ФАКТОР ДЕСТРУКТИВНОСТИ?

 11  8122

11

О проблеме социальной избыточности высшего образования

Автор рассматривает проблему социальной избыточности высшего образования. Феномен этой избыточности интерепретируется как процесс складывания новой цивилизации. Кроме того, вводится концепт «непрагматического образования», который связывается с культурным контекстом человеческой самореализации в пост-экономическом обществе. Особое внимание уделяется интерпретации понятия «пост-советской» образовательной деятельности как одному из проявлений общего кризиса пост-советских обществ.

A problem or Resource of Civilization? About the Social Abundance of High Education

The author considers the problem of social abundance of high education. The phenomenon of this abundance is interpreting here as a process of new civilization construction. The author also promises the concept of “nonpragmatic education”, which are corresponded in this case to cultural context of human self-realization in posteconomical society. Special attention in article devotes to interpreting the phenomenon of “post-soviet” education
activity as a representation of social crisis.