Официальные извинения    1   476  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    87   2870  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    288   8443 

Status rerum/Положение дел

О сущности диалектического противоречия и неопрудонизме

 56  10889

В нашу «эпоху постмодерна» рассуждать о наличии проти­воречий в обществе как-то не принято. Социальный идеал в интер­претации философов-постмодерни­стов — это «гармоничное» общество атомизированных «толерантных» индивидов, во всем стремящихся к «поиску консенсуса», интеграции и примирению полярных интересов. Противоречия в общественной сфе­ре с такой точки зрения есть опасное явление, зло, которое в перспективе может обернуться «тоталитарным ужасом» или терроризмом. «Филосо­фам-авангардистам», призывающим к коренным общественным преобра­зованиям, по мнению Ричарда Рорти, присуща излишняя радикальность, от которой рукой подать до настояще­го фундаментализма. «Философский авангардизм» побуждает «немедлен­но сделать все новым», утверждает, «что ничего не может измениться, до тех пор пока все не изменится». Имен­но поэтому, согласно Р. Рорти, от этой философской тенденции следует избавиться.

Размышления о консерватизме

 771  27811

Вопрос о совместимости кон­серватизма и модернизации возник давно, и было бы само­надеянно пытаться ответить на его в одной статье. К счастью, журнал «Свободная Мысль», вполне в духе своего названия, решил в лучших научных традициях инициировать обсуждение проблемы, опубликовав статьи Михаила Кротова и Михаила Ремизова. Как общественно-по­литическое течение консерватизм возник в конце XVIII века, явив со­бой реакцию на философию Ново­го времени и Французскую револю­цию. Характерна в этом отношении полемика В. М. Межуева и М. В. Ре­мизова:

—Вы вопросы консерватизма рас­сматриваете только по отношению к Просвещению. Мне кажется, это не вся европейская история.

—..Действительно, это не вся евро­пейская история. Но это та ее часть, которая вызвала к жизни не просто консервативную реакцию, но бо­лее-менее полноценный идеологи­ческий консерватизм. Может быть, это некое клише, но я воспринимаю эпоху Просвещения и Французской революции как осевое время поли­тических идеологий, как точку, из которой расходятся различные тра-ектории.