Официальные извинения    1   468  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    87   2841  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    284   8381 

Status rerum/Положение дел

Поздний капитализм: капитал, рабочий, креатор

 22  7459

Начну с постановки ключевой проблемы: как, исходя из марксистского анализа, ответить на некоторые принципиальные вопросы, касающиеся социальной структуры позднего капитализма и положения человека в этой системе? В методологическом плане необходимо обратить внимание на феномен не только меж-, но и внутриклассовых противоречий. 

 Late Capitalism: Capital, Worker, Creator. Eight Thesis towards the Problem of Social Structure of Late Capitalism and Its Contradictions

The central problem of the article is analysis of the social structure of late capitalism. Author accept well-known thesis, that now world capitalist system made industrial working class the biggest social strata, but He argues, that subject of the modern and future struggle for social liberation is class of “ordinary crea-tors” — employees working in the sphere of mass creative labor: education, health care, culture, science, recreation of nature and society. This social force together with the traditional working class is main opponent of not simply capitalist class, but first of all global corporative “nomenclatura” and so called “creative class”, which consists mainly from “professionals” working in “useless sector” — fictitious and parasitic part of finance, production of different simulacra and so on.

Диалектика свободы

 81  10091

Блеск и нищета демократии

 17  8194

Сущность демократии: феномен «множественной личности»

Ну что ты вынесла на рынок?
Ведь это заваль, старина!
Нет у тебя, кума, новинок?
Теперь иные времена.
И. В. Гете. Фауст.
Демократия, монархия — это сейчас получило другой смысл. Кто верит этим формам жизни как формам? Важно содержание.
В. И. Вернадский. Открытия и судьбы.

Вынесенное в эпиграф суждение крупнейшего российского мыслите­ля — одно из первых значимых свиде­тельств «разочарования в прогрессе» демократии в начале ХХ столетия. Од­нако завершилось оно эйфорией «тре­тьей волны» демократизации. Правда, и по этому поводу Р. Дарендорф за­метил: «Сколько было суеты, сколько шума, но ни одной новой идеи». Во­преки апологии демократии, нараста­ет и волна ее критики. Ее характерная особенность — «определенность не­определенности» в идентификации смыслообразующего ядра демократи­ческого дискурса. М. Доган отмечает, что термин «эрозия» означает нечто среднее между «утратой иллюзий», «ра­зочарованием», «нездоровьем» и «кризи­сом», «делегитимацией», «патологией». В итоге понятие демократии стало «аналитически бесполезным».

Такой приговор не кажется бес­спорным: полисемантическая пере­груженность концепта «демократия» скорее взыскует не «зряшного» отри­цания этого феномена, а постижения его смысла. Демократия — изобрете­ние, ставшее архетипом политиче­ского разума. У спора о ее «блеске и нищете», достоинствах и ущербно­сти — более чем двухтысячелетняя ис­тория. Замысел этой статьи заключает­ся в том, чтобы в форме «экспертного опроса», апелляции к классикам по­литической философии и современ­ным «властителям дум» воспроизвести сущность, смыслообразующие цели и пределы демократического процесса.

Полностью статью читайте в новом номере журнала "Свободная Мысль"