Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    1   546  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    276   3813  | Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   8130 

Theatrum mundi/Мировая арена

Аргентина: зигзаги политического развития

 30  10842

Тридцать лет назад в Аргентине пал военный режим, продер­жавшийся с 1976 года. Возвра­щение армии в казармы знаменовало переход к восстановлению демокра­тических порядков. Вновь обрела силу Конституция 1853 года, получили возможность вернуться к привычной деятельности две ведущие партии — Гражданский радикальный союз (ГРС), созданный в конце XIX века, и Хустисиалистская партия, образован­ная в середине прошлого столетия президентом Х. Д. Пероном, пользо­вавшимся непререкаемым авторите­том (изначально она носила его имя: тогда понятие «перонизм» прочно укоренилось в обыденном сознании и вошло в научный оборот). Стали воз­никать и другие организации, как пра­вило не сыгравшие серьезной роли на общенациональной арене. В статье анализируются неоднозначные поли­тические процессы в этой латиноаме­риканской стране с упором на электо­ральную составляющую.

 

Словакия в условиях глобальных потрясений

 3  15918

Для словацкой экономики докри­зисный период 2000—2007 годов стал одним из самых успешных не только за весь период реформ, но и, пожалуй, за всю послевоенную исто­рию. С началом нового тысячелетия страна вышла на траекторию устой­чивого «догоняющего» роста: дина­мика словацкого ВВП вплоть до 2008 года характеризовалась восходя­щим трендом (4,8 процента годовых в 2001—2004 годах, 7,1 — в 2005— 2006-м и 10,4 процента в 2007-м), экономический рост опирался на расширение как внешнего, так и внут­реннего рынка. Если в начале 2000-х годов в условиях оживления деловой конъюнктуры в еврозоне и интенси­фикации торговых связей Словакии со странами ЕС главным драйвером роста был экспорт, то в последние предкризисные годы основным дви­гателем экономического роста высту­пал уже внутренний (инвестицион­ный и потребительский) спрос, вклад которого в прирост ВВП достигал 6 процентов.

США: балансирование на грани чрезвычайного положения

 205  13201

Фактом непреложного значения для текущей президентской кампа­нии в США являются обстоятельства прихода в США осенью 2008 года пер­вого в истории страны темнокожего президента — события, произошед­шего на фоне банкротства одного из крупнейших банков страны «Леман Бразерс», о котором было объявле­но 15 сентября того же года и кото­рое стало официальным началом Великой рецессии 2008—2009 годов. Можно без преувеличения казать, что судьба президентских выборов 2008 года была решена именно в тот момент, поскольку последовавшая за этим паника на мировых финансо­вых рынках наглядно продемонстри­ровала американским избирателям полный провал экономической поли­тики республиканской администра­ции Дж. Буша-мл., проводившейся ею на протяжении предыдущих восьми лет (начиная с 2001 года), и экономи­ческой философии Республиканской партии в целом, исходившей из по­стулатов рыночного фундаментализ­ма которую в тот период представлял тандем Дж. Маккейн — С. Пэлин.

К югу от Сахары. Страны АЮС в меняющемся мире

 20  11451

После окончания «холодной войны» и противостояния двух систем, важным плац­дармом которого были африкан­ские страны, Африка южнее Сахары (АЮС)1 оказалась на периферии вни­мания мировых держав. Но на исходе XX века отношения со странами ре­гиона стали одним из приоритетных направлений внешнеполитической стратегии не только их многолетних и главных торгово-экономических партнеров — США, Франции, Вели­кобритании, ЕС, но и крупнейших развивающихся стран — Китая, Ин­дии, Бразилии. Такой поворот в их политике был вызван стремлением всех этих государства укрепить и рас­ширить свои позиции в АЮС, явля­ющейся кладовой энергетического и минерального сырья, прежде всего вследствие истощения запасов этих стратегических ресурсов на земле и усиления конкуренции за доступ к ним.

«Схватка за Африку» стала геоэко­номической и геополитической вехой 2010-х годов во взаимоотношениях мировых западных держав и ведущих азиатских стран с растущей экономи­кой. Кроме того, Запад был озабочен стремлением обеспечить решающее воздействие на основные параметры социально-экономической и полити­ческой эволюции стран АЮС, чтобы иметь возможность снизить потенци­ал гуманитарных, демографических, экологических, террористических и других угроз.

К концу первого десятилетия XXI века начал меняться имидж африкан­ских стран. Вместо «вечных маргина­лов мировой экономики» — «ее новый динамичный полюс», вместо «глав­ных получателей помощи со сторо­ны ведущих мировых держав» — «их экономические партнеры, без актив­ного включения которых в глобаль­ное развитие оно не может быть ус­тойчивым». Но изменилось ли место государств АЮС в претерпевающих качественные трансформации меж­дународно-политических процессах? Появились ли новые тренды в этой сфере внутри самого этого региона?

Стратегии экономического развития Хорватии в 2008—2012 годах

 5  13801

Социально-экономическое раз­витие Хорватии в 2008 году, как и в других странах, подверглось нега­тивному воздействию мирового фи­нансового кризиса, начавшегося в середине года. По данным официаль­ной статистики, в четвертом квартале 2008-го наметились замедление тем­пов роста валового внутреннего про­дукта (ВВП), выпуска промышленной продукции, розничного товарообо­рота, а также рост внешнеторгового дефицита, постепенное увеличение численности безработных.

Критика по вопросу промедления с принятием антикризисных мер была услышана руководством толь­ко в 2009 году, после обнародования первых предварительных данных об итогах развития страны в 2008-м. Сразу же стало очевидным, что все наиболее важные экономические по­казатели за четвертый квартал преды­дущего года имели рост незначитель­ный или негативный. Прирост ВВП в третьем квартале 2008-го составил 1,6 процента, а в четвертом — всего 0,4 процента по отношению к тем же периодам 2007 года. В то же время за первые два квартала рост объема валового внутреннего продукта Хор­ватии был значительно выше — соот­ветственно 4,3 и 3,4 процента. Таким образом, годовой прирост ВВП, ко­торый в 2008 году должен был соста­вить 5 процентов, в действительности был выполнен наполовину и достиг уровня лишь 2,8 процента. Темпы промышленного производства сни­зились с 5,6 (2007 год) до 1,6 (2008-й) процента.