Официальные извинения    1   1544  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   4589  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    346   12216 

Theatrum mundi/Мировая арена

Москва и жидовство – главные враги Украины

 15  8596

Попытка президента Украины Виктора Януковича отложить подписание Соглашения об ассоциации с ЕС обернулась чередой трагических и шокирующих последствий. На политическую сцену страны вышли радикальные националисты, которые принялись устанавливать на Украине свои порядки. Их успеху (будем надеяться, временному) способствовало то, что к началу судьбоносных событий они подошли, будучи вооруженными не только холодным и огнестрельным оружием. В отличие от других политических сил Украины последователи Степана Бандеры имеют длительный опыт борьбы за власть в разных условиях и собственную идеологию, ключевые постулаты которой доходчиво передают их лозунги и призывы. У радикальных националистов есть свои герои и идеологи. Они готовы проливать кровь. Следуя примеру косовских террористов и наркоторговцев, при поддержке Запада занявших высокие посты в государственном аппарате, необандеровцы рвутся во власть. Некоторые должности в госаппарате ими уже заняты.

 

Сегодня любому здравомыслящему человеку ясно, что бандеризация Украины вполне реальна[1]. Чем бы и как Россия не помогала Украине, последователи Бандеры будут смотреть на неё и её граждан как на своих заклятых врагов. Их ненависть к России и русским неизлечима. Корни же многих событий и явлений сегодняшних дней лежат в прошлом. Всё это делает актуальным и необходимым изучение истории украинского радикального национализма и сепаратизма. Автор данной статьи, ни в коей мере не претендуя на исчерпывающее решение этой задачи, настойчиво призывает коллег принять участие в обсуждении темы бандернизации Украины.


[1] Показательно, что в феврале 2014 г. самопровозглашенная киевская власть начала с попытки отменить закон об основах государственной языковой политики на Украине. Хотя, как ранее писал А. И. Фомин, «положение о языках национальных меньшинств наряду с государственным языком закреплено в первом разделе Конституции» (А. И. Фомин. Камо грядеши, Украина? Курс на построение этнократического, моноязычного государства // Свободная Мысль. 2012. № 5/6. С. 76).

В ЛАБИРИНТЕ

 8  6499


Парадокс, но на фоне европейских и американских построений, российский интерес на украине выглядит, несмотря на последние громокипящие новости, вполне мирно. России не нужна украина как failed state. Не нужна как база российских вооруженных сил. Не нужна как источник напряженности. Нужна как бизнес-партнер, как надежный транзитер газа и нефти, наконец, просто как страна, в которой восемь миллионов русских и чуть ли не двадцать миллионов русскоязычных жили бы в мире и спокойствии. Думается, ничего подобного ожидать не приходится. Думается, украина теперь на долгие годы превращается именно в очаг напряженности, именно в базу Нероссийских вооруженных сил и именно в то, что принято  называть failed state, то есть в государство-банкрот.

Более того, есть все основания полагать, что в ближайшие годы не только украинская верхушка, но и значительное количество рядовых граждан будут настроены по отношению к России более чем враждебно, и дело не только в участии россиян в событиях в Крыму. Двадцать лет украинскому обывателю вдалбливали в голову, что Россия – враг. Двадцать лет украинских школьников воспитывали на «героях» УПА и УНР и объясняли что «москаль нам не земляк». Так что крымские события, это всего лишь катализатор, лакмусовая бумажка, они всего лишь высветили то, что давным-давно существовало, но находилось в тени. Теперь маски сброшены. Нынешняя украина для России – не братское государство и не партнер, это государство, по самой сути своей России враждебное. И – что необходимо понимать – изрядная часть украинской публики себя от своего государства не отделяет.

Украина. Ціна незалежності. Уроки для России.

 8  10844

16 марта 2014 г. произошло неординарное событие на постсоветском пространстве. В Крыму и городе Севастополе был проведен референдум с очень высокой явкой. В нем приняли участие, почти 83,1% от всех лиц имеющих право голоса. При этом 96,77% от всех участвующих проголосовали за выход Крыма и города Севастополя из состава Украины и включение их в состав РФ на правах субъектов.

В настоящей статье дается анализ макроэкономики Украины в сравнении с соседними с ней странами в период 1990-2013г.г., т.е. в период независимости Украины. Показывается, что такой результат референдума был абсолютно предопределен.

В 1990 г. Украина была одной из самых экономических развитых республик СССР. Однако за прошедшие 23 года она превратилась в нищую страну с огромными проблемами во всех социально-экономических сферах и постоянно ухудшающимися демографическими показателями. На конец 2013 г. совокупный внешний долг Украины составил 140 миллиардов долларов, или около 80% ВВП, в том числе краткосрочный – 65 миллиардов долларов. Это более чем вчетверо превышает золотовалютные запасы страны, которые сократились до 15 млрд долларов. Без немедленной внешней финансовой помощи, минимум 10 млрд долларов, страну неизбежно ждет дефолт и полный коллапс экономики.

В период 1990 – 2013 г.г. население Украины сократилось на 6,29 млн человек или на 12% (с 51,84 млн до 45,55 млн. человек). Если в 1990 г. природный прирост населения, т.е. разница между числом рожденных и умерших на 1000 человек, равнялся +0,5, то далее в период 2000-2005 он упал до -7,6; в 2012г. он составил -3,1 или -141,2 тыс. человек. 

Сотрудничество Китая с арабскими странами

 572  17397

От Сайгона до Кабула.

 0  6698

На фоне национальных проблем и локальных военно-политических кризисов, перерастающих в военные конфликты с участием ино-странных держав, человечество ожидает завершения войны в Афганистане с участием коалиционных войск НАТО. Войну, длящуюся с 2001 года, обычно рассматривают как один из этапов глобальной войны с терро-ризмом. В официальной риторике Белого дома отчетливо звучит обещание не допустить распространения террористической угрозы по всему миру — объектами пристального внимания Пентагона называются такие регионы, как Северная Африка, Йемен, Сирия, Иран и Пакистан1.

From Saigon to KabuL. End of War in Afganistan and Perspectives of US Foreign Policy in American Mass Media

Afghanistan is believed to be politically independent country in 2014. The White House tends to manage foreign policy based on avoiding threats of terrorism. This article presents an analysis of mass media and official political discourses at the end of the Afghanistan War on the basis of framing, mediatization and propaganda model theories.

Бразилия на мировой арене

 29  10779

Победа на президентских выборах в Бразилии в ноябре 2010 года представительницы Партии трудящихся (ПТ) Дилмы Русеф заста-вила многих политических наблюдателей заговорить о начале своеобразной «Эры ПТ» в истории крупнейшей латиноамериканской страны. При этом 70 процентов успеха Д. Русеф на президентских выборах следова-ло, по мнению бразильской прессы, отнести за счет поддержки электоратом внешней политики предыдущих правительств ПТ во главе с ее бессменным председателем — Луисом Инасио Лулой да Силва. Поддержка Лулы, рейтинг которого в годы его последнего президентского срока (2006—2010) не опускался ниже 70 процентов, обеспечила довольно легкую победу доселе не имевшей собственной харизмы Д. Русеф, сделав ее после выдвижения в качестве кандидата на президентский пост от партии ПТ в 2007 году фигу-рой общенационального масштаба.

Brazil in the World Area. Foreign Policy of the Worker’s Party

The article is dedicated to analyze the main directions of the foreign policy of Brazil from the year 2003, when Luiz Ina´cio Lula da Silva (or Lula) was elected as a president of the country. Lula (2003—2010) like the next president of Brazil Dilma Rousseff (from 2011) was nominated by the Worker’s Party (Brazil); so the country guided by two socialist presidents played a great part in the “Left turn” in Latin America of the 2000th. Is emphasized, that the “antiimperialist” course of Lula was corrected by D. Rousseff and became more “pragmatic”, then before.