Официальные извинения    1   1858  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   5077  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    349   13372 

Theatrum mundi/Мировая арена

В борьбе за образование для всех. О всплеске социально-политической активности молодежи в Чили

 2  6040

Истоки политики ядерного шантажа

 5  10125

Это произошло в 8 часов 15 минут 30 секунд утра 6 августа 1945 года. Адское пламя сожгло Хиросиму. Три дня спустя та же участь постигла Нагасаки. Их уничтожение не вызывалось военной необходимостью. Капитуляция Японии была предрешена. Американская разведка уже в период Постдамской конференции доложила руководителям США и Англии, что японцы прекратят борьбу, как только СССР вступит в войну. Однако перспектива, когда победа не только в Европе, но и на Дальнем Востоке связывалась бы в сознании общественности с выдающейся ролью СССР в разгроме агрессоров, никак не устраивала Вашингтон. Там к этому времени укоренялись совсем иные настроения и планы, там замыслили узурпировать плоды великой общей победы.

The Origins of the Policy of Nuclear Blackmail

It happened exactly at 8:15:30 a.m., August 6, 1945. Hellfire burned Hiroshima. Three days later the same fate befell Nagasaki. Their destruction was not justified by military necessity. The surrender of Japan had already been sealed. During the Potsdam Conference the US intelligence reported the US and British leaders that the Japanese would give up the fight as soon as the Soviet Union enter the war. However, the prospect when winning not only in Europe but also in the Far East would be linked in the minds of the public with the prominent role of the USSR in defeating the aggressors, did not suit Washington. There was rooted entirely different plans conspired to usurp the fruits of the great collective victory.


Анатолий Торкунов: «Нас ждут турбулентные годы...»

 9  8149

Уходящий в историю 2014 год оказался непростым для нашей страны, да, пожалуй, и для всего мира. Нам он запомнится, прежде всего, как год украинской трагедии, но и возвращения Крыма в состав РФ, год санкций, но и подлинного, не показного патриотического подъема, год, когда мы узнали подлинную цену и нашим друзьям, и нашим врагам. 2014-й изменил нас окончательно и бесповоротно. И, несмотря на жаркие дискуссии о характере и возможных последствиях этих изменений, все едины в одном: мы уже никогда не станем такими, какими были до его начала. Пережив такой год, естественно подводить итоги – не только года, но и целой «отрезанной» им эпохи, оставшейся словно бы за бортом времени. Именно поэтому в канун Нового, 2015-го, года главный редактор нашего журнала М.Г. Делягин взял интервью у одного из наиболее компетентных и авторитетных отечественных экспертов в области российской и мировой политики Анатолия Васильевича Торкунова, академика РАН, ректора Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД РФ.

Anatoly Torkunov: "We are waiting for the turbulent years ..."

The passing into history 2014th was not an easy year for our country and perhaps for the whole world. We will remember it, first of all, as the year of the Ukrainian tragedy but also the return of Crimea into Russia. A year of sanctions but also true not ostentatious patriotic enthusiasm. A year when we learned the true value of our friends and our enemies. 2014th have changed us irrevocably. And despite the heated debates about the nature and possible consequences of these changes, all united in one: we'll never be the same we were before. After going through a year like this it is natural to do summaries not only of the year itself but also of a whole period it has cut out from history. That is why on the eve of the New Year 2015 the Chief Editor of the magazine, M.G. Delyagin interviewed one of the most competent and respected experts in the field of national and international policies Anatoly Vasilyevich Torkunov, RAS academician, rector of Moscow State Institute of International Relations (MGIMO).

ВОЙНА СИМВОЛОВ

 1158  33521

Палестино-израильский конфликт – фактор нациестроительства в обоих противостоящих этнических сообществах. Его исходная дата – начало XX века. К тому времени сионизм и арабо-сирийский национализм (породивший впоследствии свое палестинское ответвление) предстали как оформившиеся течения, провозглашавшие необходимость самоопределения своих этнических сообществ. Центральным звеном мифологии каждого из них была идея существования нации – рассеянной в пространстве мира еврейской и сконцентрированной в «исторической Сирии» арабской. Сионизм и арабо-сирийский национализм обретали характер политических движений, реагируя на вызовы, бросавшиеся их сообществам. Первые волны сионистской эмиграции в Палестину – итог кровавых погромов конца XIX и начала XX веков в России, кристаллизация арабо-сирийского национализма – ответ на ассимиляционную политику младотурок. Если сионизм апеллировал к библейской традиции, то арабо-сирийский национализм – к языку. Их «конфликтное взаимодействие» развивалось в появившейся в 1919 году подмандатной Палестине, бывшей для одних Фалястын, а для других Эрец-Исраэль. Борьба за землю и память порождала символы противостояния. Интерпретация этих символов определялась меняющейся ситуацией и трансформациями в рядах участников конфликта.

Palestinian-Israeli Conflict by Eyes of Historian

The article is devoted to analyze the prehistory and the historical sources of Palestinian-Israeli conflict. The author connects acuteness of this conflict with the fact of incompleteness of the nation-building process in the cases of Israelis and Palestinian Arabs. In this situation every of two communities appeals to its “own” national “heroes” and “symbols”; this fact explains the aggressive character of the struggle.

Перспективы развития российско-японских отношений

 25  18411

В период пребывания у власти в Японии правительства Демократической партии (2009 – 2012) японская дипломатия потерпела ряд неудач на российском направлении, настолько значительных, что в Японии уже почти перестали надеяться на возобновление переговоров по территориальному вопросу, который занимает ключевое место в политике Японии на российском направлении. Главным тезисом российской стороны в указанный период было то, что «южные Курильские острова – часть территории России, и наш суверенитет над ними является законным и неоспоримым». В ответ на это японской стороне не оставалась ничего другого, как обвинять Россию в «незаконной оккупации северных территорий». Однако, смена политического руководства в обеих странах привела к значительному улучшению атмосферы в российско-японских отношениях. Официальный визит японского премьер-министра в Россию впервые за последние десять лет некоторые российские эксперты оценили как «эпохальное для российско-японских отношений событие». Однако, похоже, такая оценка была преждевременной. В результате разгоревшегося осенью 2013 года украинского кризиса российско-японский диалог был фактически заморожен. Возможен ли прогресс в российско-японских отношениях и как его добиться?

Perspectives of Russian-Japanese Relations Development

In the last years in its relations with Russia Tokio tried to decide the problem of “Northern Territories”; this decision was promoted as a condition of Peace Treaty conclusion. Japan reached no results, but the government of S. Abe could really improve the atmosphere of mutual relations. The Ukrainian crisis of 2014 and Japanese politics of sanctions against Russia made a new cooling of relations between Moscow and Tokio; it can be explained by the fact of direct dependence of Japanese foreign policy from the position of USA. So, the author thinks, that in this situation Russia doesn’t need to conclude a Peace Treaty with Japan. It is enough to conclude a Treaty of Good-Neighborlines and Cooperation, similar with these, which were concluded by Japan with China and Republic of Korea.

На пути к взаимовыгодному сотрудничеству

 77  20798

Евразия никогда не вызывала такого внимания всего мира, как сегодня. В числе проектов экономической интеграции региона в настоящее время выделяются два наиболее значимые: Евразийский Экономический Союз, новый интеграционный проект Путина, и китайский проект «Экономического пояса Шелкового пути». Развивающиеся в одном регионе и выполняющие сходные функции, эти два проекта в определенной степени конкурируют друг с другом. Тем не менее, этого можно избежать совместными действиями Китая и России, проявляющими готовность к взаимовыгодному сотрудничеству. В обозримом будущем Китай должен действовать целенаправленно и поэтапно для того, чтобы превратить свою инициативу в реальность.

On the Way to Mutually Beneficial Collaboration. Silk Road Economic Belt and Eurasian Economic Union: rivals or partners?

Eurasia now is in the center of world attention. Now the Eurasian Economic Union, initiated by Vladimir Putin, and the Chinese project of the Silk Road Economic Belt are the most important integration projects in the region. Two projects come to be in the same geographic space and fulfil some similar functions; so, they are rivals in some aspects. But in the same time the effective collaboration between China and Russia gives an opportunity to avoid the unnecessary competition. In near future China have to deal actively and step-by-step to put its initiative into practice.

Бразилия: анатомия протестов

 24  7801

Чилийская модель развития

 20  17184

Что происходит на Украине и какое будущее ее ждет

 60  25624

Журнал «Свободная мысль» и Институт проблем глобализации провели четвёртое заседание интеллектуального клуба «Свободная мысль».

          Стремительная эскалация кризиса на Украине, завершившаяся переворотом при прямом руководстве Запада и, по сути, распадом государственности, привела к переходу реальной власти в руки радикальных националистов (даже умеренное крыло которых закрывает русскоязычные страницы официальных сайтов в Интернете), бандитов и финансирующих их олигархов.

          США и Евросоюз полностью поддержали антироссийскую политику своих ставленников.

          Робкая и непоследовательная защита Россией части своих соотечественников вызвала введение против нее санкций и создало угрозу вооруженных столкновений.

          Информационная война против России приобрела беспрецедентный характер и, по сути, переросла в новую «холодную войну».

          В то же время разрушение украинской экономики и высасывание ее остатков глобальным бизнесом делает неизбежным глубочайший социально-экономический кризис, сохранить власть в котором без войны немыслимо ни для какого правительства, не ориентирующегося на реальные нужды народа (то есть на теснейшую интеграцию с Россией).

          Отсутствие внятной внешней политики у России, неспособность ее руководства признать справедливость народного возмущения режимом Януковича делает маловероятными ее осмысленные и эффективные действия в отношении Украины.

          Ключевым фактором для судьбы Украины становится в этой ситуации исключительно Запад.

          Неразрывность, а во многом и общность исторических судеб России и Украины требует в этих условиях особого внимания к процессам, происходящим в украинском обществе и вокруг него.