Официальные извинения    4   7217  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    97   14846  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    622   37823 

Наши авторы

ГАЛЕНОВИЧ Юрий

ГАЛЕНОВИЧ Юрий Михайлович — главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, профес­сор, доктор исторических наук.

статьи автора

«Великое возрождение» и «морская цивилизация» Китая

 29  13143

Мао Цзэдун, Дэн Сяопин и «холодная война»

 52  27874

Почти четверть века тому назад завершилась «холодная вой­на». Этим термином принято обозначать состояние военно-поли­тической конфронтации государств и групп государств, в рамках которой осуществлялась гонка вооружений, применялись экономические меры давления (эмбарго, экономическая блокада и т. п.), создавались военно-политические блоки и союзы, воен­но-стратегические плацдармы и базы. «Холодная война» началась вскоре после Второй мировой, а прекращена была во второй половине 1980-х — начале 1990-х годов, главным обра­зом в связи с исчезновением с по­литической карты мира Советского Союза. Все предшествующие десяти­летия в состоянии «холодной войны» находились в первую очередь СССР и США. Сегодня есть возможность зано­во, освободившись от власти эмоций, попытаться осмыслить события, уже ставшие достоянием истории.

Заметки китаеведа

 7  8311

Все мы, люди в России, как и люди в Китае, заинтересованы в том, что­бы наши взаимоотношения носили характер дружбы и сотрудничества. В чем же ключ к этому, как этого добить­ся, как это обеспечить? Иной раз и в той, и в другой стране задают вопрос: как именно сказываются на наших отношениях события внутриполити­ческой жизни и в той, и в другой стра­не? насколько они способны положи­тельно влиять на наши двусторонние связи или отрицательно сказываться на них?

Конечно, некое воздействие или влияние эти события оказывать мо­гут. Однако решающее слово тут не за ними. Внутренняя политика в каждой стране может играть некоторую роль, сказываться на наших двусторонних отношениях, но не может определять их характер в долговременном пла­не. Сфера внешней политики в из­вестном смысле существует отдельно от сферы политики внутренней. Она обладает определенной свободой. Глобальные, региональные, двусто­ронние отношения выступают в фор­ме межгосударственных отношений, отношений между соответствующи­ми государствами в той или иной стране, правящими в них политиче­скими партиями, их политическими лидерами.

При этом все перечисленное — своего рода посредники, в той или иной степени объективные или субъ­ективные. Они могут точно и правиль­но или, наоборот, неточно и непра­вильно выражать коренные интересы народов и стран, то есть, иными сло­вами, национальные интересы Рос­сии и Китая. Государства, правящие политические партии, политические лидеры относительно временны в сопоставлении с тем, что представ­ляется относительно постоянным. А в этом качестве выступают только взаимоотношения между коренными интересами народов двух стран.