Официальные извинения    1   4664  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   10176  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    440   26297 

Призрак бедности и признак катастрофы

Хотим как в Париже?

 

         Ещё весной 2016 г. президент В. Путин пообещал, что цены на продукты снизятся благодаря импортозамещению [9], а летом 2018-го во время «прямой линии» заявил об устойчивом росте реальных располагаемых доходов населения. [10]. Заявления об улучшении жизни россиян стали весьма популярными. [13]. ВЦИОМ в июне 2018 г. обнародовал данные, по которым россияне стали меньше волноваться по поводу роста цен и падения уровня жизни, назвав главными поводами для беспокойства состояние медицины, образования и экономики. «Падение уровня жизни закончилось. Повышение не началось, но ситуация стабилизировалась. Может быть, даже обозначился крошечный рост. Постоянная информационная кампания о деятельности правительства в этой сфере имеет положительный эффект. Люди успокаиваются» [23]. Эти рассуждения были опубликованы именно в июне, почти на самом пике протестов против повышения пенсионного возраста, на которые выходили, очевидно, не попавшие в опросы пессимисты. 

         Однакореальные доходы населения падают с 2014 г. Итоги 2018-го, судя по всему, оказались хуже, чем ожидалось. В ноябре Росстат заявил о росте реальных доходов[1][17], а в самом начале 2019-го председатель Счетной палаты А. Кудрин констатировал, что цены весь 2018 год росли быстрее, чем прогнозировалось, так что, по подсчетам его ведомства, «…реальные доходы россиян почти не увеличились…, показав рост в пределах 0-0,4%» [3].

 

Чадолюбивая бедность или зависимое благополучие

 

    Какова бы ни была динамика доходов россиян, доходы эти в любом случае не велики. 

         В 2017 г. средний арифметический доход составлял 31 477,4 рублей, медианный — 23 592,4, а модальный (чаще всего встречающийся, наиболее распространенный) — 13 253,2 [15].

         Наличие постоянной работы и зарплаты не гарантирует работникам даже минимального уровня обеспеченности. Росстат утверждает, что наибольшему риску попасть в список бедных подвергаются не пенсионеры, а семьи с детьми, особенно живущие на селе [15]. Примерно половине россиян крайне сложно прокормить на свой заработок хотя бы одного иждивенца. Некоторые же не могут прокормиться и сами, зарабатывая меньше суммы, позволяющей преодолеть черту бедности. Так, в 2017 г. 7,3% работающих россиян получали зарплату ниже прожиточного минимума. Российский рынок труда характеризуется гораздо более высоким уровнем напряжённости и конкуренции, чем можно было бы заключить по показателям безработицы[2]. Места с более или менее достойной зарплатой (хотя бы в четыре и более прожиточных минимума) остаются дефицитными, поскольку такую зарплату в 2017 г. получали менее четверти работников[3][14. С. 241].

         Статистика не может учесть зарплату «в конвертах» и доходы самозанятых. Экспертные оценки и исследования не бесспорны, количественные оценки приблизительны. Содержательные же выводы, опирающиеся на анализ различных по типу и источникам данных, представляются более убедительными. «… После 2013 г. рост доходов среднедоходной группы опережал рост доходов высокодоходной. Поэтому в последние три года можно говорить об увеличении роли неформальных доходов в большей степени как о факторе преодоления бедности и в меньшей — как о факторе сокрытия доходов в целях ухода от налогообложения» [6.С. 50].

         Структура источников доходов говорит о росте зависимости граждан от социальной помощи. Доля доходов от предпринимательства незначительна и сокращается, доля доходов от собственности также не велика и почти постоянна, главные факторы роста или сохранения уровня доходов – социальные выплаты и зарплата, причем первых в доходах постоянно растёт. [17].

         Тем, кто обвиняет россиян в иждивенчестве и призывает их быть предприимчивыми и самостоятельными в решении своих проблем, неплохо бы знать особенности российского рынка труда. Окупаемость знаний, умений, навыков и трудолюбия в России невысока, гораздо важнее отрасль и размер предприятия, регион занятости, а также трудовая и административная позиция, стаж работы. [14. С. 204 —212, 220 —259]. На региональном уровне прослеживается похожая тенденция: дотации федерального центра нередко лучше защищают от кризисов и ряда проблем, чем экономические успехи региона[4]

         Российское государство последовательно приближает социальную политику к либеральному идеалу, урезая вложения в развитие социально-экономической инфраструктуры и поддерживая прямыми дотациями бедные регионы и социальные группы. Отдельные проблемы решаются единичными социальными проектами, который дают определенный эффект, но нередко становятся поводами для нового витка коррупции. 

Проблему бедности такая политика не решает, - напротив, создаёт ситуацию, при которой бедные слои должны держаться за свою бедность как гарантию выживания за счет пособий. Иные каналы социальной мобильности для них закрываются в результате снижения доступности образования, дефицита рабочих мест с достойной зарплатой, снижения продуктивной географической мобильности из-за высокой дифференциации уровня, качества и стоимости жизни между регионами. Это заставляет людей с низкими официальными доходами скрывать любые свои дополнительные заработки и охотно соглашаться на неформальную занятость, отказываться от оформления предпринимательского статуса и т. п. Работающие граждане, не способные обеспечить себя в достаточной мере своим трудом, зависят и от государственной социальной политики, и от работодателя, и от источника теневых доходов. 

         Эта зависимость усугубляется тем, что после товарного голода последних советских лет и бедности 1990-х, на фоне «жирных нулевых» у россиян сложились относительно высокие потребительские ожидания. Маркетологи радостно декларируют рост продаж «умной техники» и автомобилей[5]. Разумеется, рост продаж обеспечивают не самые бедные. На 20% самых богатых россиян приходится почти 47% совокупных доходов, рост которых в «жирные» годы перераспределялся в пользу более богатых групп населения [15].

         И всё-таки бум «умной техники», особенно — смартфонов, связан с особенностью россиян, в том числе и небогатых. Буквально все россияне, в том числе и бедные, и со скромным достатком, исключительно чадолюбивы. Купить смартфон или компьютер ребёнку — не роскошь, а долг, который российские родители истово исполняют. Не жалеют россияне денег и на образование детей. Годичные расходы на члена семьи у домохозяйств в нижней десятипроцентной группе (с наименьшими доходами) меньше, чем у домохозяйств в верхней десятипроцентной группе (с наибольшими доходами) в 7,4 раза. Но, по данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата), разрыв в доходах в 2017 г. равнялся 15,3 [15]. Получается, что инвестиции в образование более интенсивны в нижних и средних доходных группах. Самым быстрым рост расходов на образование с 2000 по 2015 гг. был в средних доходных группах (третьей и пятой), самым скромным — в группах с наибольшими доходами, девятой и десятой [2, С.63, С.83].

         Здесь проявляет себя мало исследованное перераспределение средств между поколениями внутри семей. Старшие поколения берут на себя бремя обеспечения младшим уровня жизни выше того, который семья могла бы им предоставить, если бы средства распределялись между поколениями внутри неё равномерно. Гарантия определенных показателей благосостояния детей становится для россиян смыслом жизни, миссией, деятельностью, поглощающей львиную долю энергии и творческой страсти. Чадолюбие и мессианская амбициозность потребления ведут к росту ещё одной зависимости россиян — кредитной [11; 19].

         Итак, если официальная статистика и преувеличивает бедность россиян, то и большого богатства не скрывает. Благосостояние большинства наших граждан не только скромно, но и неустойчиво. Сочетание характеристик рынка труда и предпринимательских практик с особенностью социально-экономической политики государства обусловливает и рост зависимости граждан от государства, и снижение их социальной защищенности, уверенности в себе. 

 

Протест: крик о помощи, профессия или спектакль?

 

         Зависимость в сочетании с незащищённостью, ограниченность в средствах на фоне относительно высоких запросов обусловливают постоянное социальное недовольство, периодически проявляющееся в протестных акциях, как однократных, так и длящимися недели или даже месяцы, прокатывающимися по стране волнами. 

         Социологические центры замеряют протестный потенциал граждан, но он оказывается невыразительным. Есть некоторая связь между динамикой протестного потенциала и интенсивностью реального протеста, но даже на пике «протестной волны» готовность граждан к протестам, выявленная социологическими опросами, невысока [1; 4; 18].   

Аналитические, центры, занимающиеся мониторингом протестов, говорят о росте его интенсивности. Центр экономических и политических реформ (ЦЭПР) на основе ежегодного мониторинга протестов сделал вывод: «с 1 октября 2017 года по 30 сентября 2018 года произошел резкий рост протестной активности населения… В III квартале 2018 года зафиксировано более чем в 3 раза больше протестов по сравнению с началом 2018 года и примерно в 2,8 раза больше по сравнению с соответствующим периодом 2017 года. Всего за год зафиксировано 2526 протестных акций» [22]. В мониторинге, который веду я с исследовательской группой, за указанный период зафиксировано 2 204 протестные акции[6], из которых 834[7], то есть почти 38%, пришлись на третий квартал 2018 г. (июль-сентябрь) —пик «пенсионного протеста» [8].

Центр социально-трудовых прав (ЦСТП) в докладе «Трудовые протесты в первой половине 2018 г.» говорит, напротив, о тенденции снижения количества акций трудового протеста и отмечает, что «…по сравнению с рекордным 2016 г. количество протестов снизилось на 37 %…Несмотря на …всплески активности, …трудовых протестов становится меньше, чем в предыдущие три года. Но в сравнении с более ранними периодами протестов по-прежнему много…» [21].

         В литературе наибольшее внимание уделяется политически окрашенному протесту: «Протестная идеология всегда оппозиционна: она должна противопоставлять себя действующей власти. В этом вопросе сегодня для любой оппозиции в России возникают сложности, так как власть «оседлала» все значимые для общества темы… Поэтому рейтинг действующей власти высок, а …попытки провести на нее атаку заканчиваются ничем» [20. С. 113].

         В2015 — первой половине 2018 г.г. именно оппозиционный политический протест лидировал по количеству акций. Но он имеет слабую низовую основу и организуется, в основном, политическими движениями и активистами. Протест против преследований по политическим мотивам носит почти исключительно активистский характер, в нём участвуют люди, уже вовлеченные в политическую или гражданскую активность. Самые резонансные в прессе дела, связанные с политическими обвинениями, оставляютмассы равнодушными. Между тем именно эти поводы провоцируют большинство политических акций, которые вносят значительную лепту в статистику протеста, большую, чем, например, акции наёмных работников, борющихся за свои социальные права, за своевременную выплату зарплаты, приличные условия труда. Акции против преследования за политические убеждения и за свободу слова, не имея массовой поддержки, напоминают действия в рамках политической и интеллектуальной субкультуры.

         Протесты этого типа порой бывают театральными. Театральность заразительна, даже титулованные политики прибегают к эффектным жестам, используя популярную причину народного недовольства и стремясь получить бесплатно рекламу в СМИ. Так, в мае 2018 г. депутат Законодательного собрания Камчатского края М. Пучковский сменил автомобиль на коня по кличке "Ракета", протестуя таким образом против роста цен на бензин.

         Оппозиционный протест в нашей стране может быть и проявлением обязательной активности профессиональных политиков. Наибольшую активность проявляет КПРФ, представители которой проводят обязательные митинги против грабительской политики правительства в целом, а также митинги, шествия и пикеты по значимым социальным проблемам: тарифы ЖКХ и городского транспорта, рост цен, сокращение льгот. Некоторые из этих акций могут быть массовыми, если попадают в протестную волну, которую партии удается оседлать. Но эффекта консолидации, организации социального недовольства, создания широкого и устойчивого социального движения на этой основе КПРФ не создаёт и не стремится к этому. Поэтому её протестные акции, за редким исключением, остаются политическим ритуалом. 

         Акции Фонда борьбы против коррупции, возглавляемого А. Навальным, представляют собой нечто среднее между политическим маркетингом, рутинной оппозиционной борьбой и политическим театром. 

         Граждане, для которых протест — не работа, не творческая активность, не зов души или эмоциональная потребность, а необходимость, проявляют активность по совсем иным поводам и совершенно иначе. Их акции, особенно проводимые на основе самоорганизации, как правило, не используют никаких политических лозунгов, а требования бывают весьма конкретными: выплатить задержанную зарплату или предоставить положенные льготы, не сокращать пособия, не закрывать школу или больницу, не повышать транспортные или коммунальные тарифы, обратить внимание на проблемы обманутых дольщиков, жильцов аварийных домов, сирот, инвалидов, «чернобыльцев» и т. п. В 2017-2018 гг. заметным стал протест против практик сбора и утилизации мусора, против строительства мусоросжигающих заводов и полигонов ТБО. В 2017 г. «горячей точкой» «мусорного протеста» стала Московская область, в 2018-м протест переместился северное - в Архангельскую область и Республику Коми. 

         Низовой протест имеет устойчивую воспроизводящуюся структуру, которая позволяет исследовать и измерять протестную активность с помощью стабильной классификации: трудовой протест, социальный  (против сокращения социальных прав и льгот), социально-экономический, экологический и градозащитный [7, С. 70].

         Зависимость россиян от плохо контролируемых ими обстоятельств препятствует формированию критической оценки как личных условий жизни, так и положения в стране. Соответственно, не складываются и массовые последовательные оппозиционные настроения. Кроме того, рост масштабов адресной помощи формирует не социально ориентированное сознание, а индивидуальную привязанность к собственным льготам и пособиям. Эти же обстоятельства заставляют россиян остро реагировать на нарушение и сокращение государственных обязательств. И таким образом сегодня в России активными участниками протестных акций являются граждане, в целом вполне лояльные к государству, стремящиеся не бороться с ним, а привлечь его внимание к своим проблемам. 

         Их протест сегодня — это энергичная, порой отчаянная, просьба к государству, порой даже мольба: выполните, в конце концов, свои социальные обязательства, наведите порядок, исправьте недостатки. Цель большинства протестных акций — создать пугающую картинку для региональной или федеральной власти, принудив их тем самым к диалогу. Именно поэтому так популярны голодовки, перекрытие трасс, даже угрозы суицида, с помощью которых наёмные работники нередко пытаются вынудить работодателей выплатить задержанную зарплату. Такие отчаянные акции неминуемо привлекают внимание прессы, а уж заголовки и картинки получаются крайне выразительными[8].

         Россияне нередко протестуют с риском для здоровья: обманутые дольщики голодают в недостроенных домах; рабочие, требуя выплаты задержанной зарплаты,  объявляют голодовки не реже, чем забастовки; многодетные матери и сироты голодают, разбивая палатки около зданий городских администраций[9][8].Но это не театр и не интеллектуальная мода, а инструмент воздействия на власть, представляющийся гражданам более эффективным, чем институты демократии. 

         Чиновники в регионах боятся, что картина народного недовольства дискредитирует их в глазах федералов, поэтому стараются предотвратить активное проявление недовольства, не допустить информационного резонанса протестных акций. Если же это не удаётся, региональные власти пытаются договориться, выполнить требования граждан настолько, насколько это не ущемляет интересы региональных элит. В значительной мере протест в России формируется таким образом, что его инициаторы изначально нацелены на соглашение с властью, поэтому даже начало переговоров гасит протестные настроения, разбивает формирующееся движение сопротивления. 

         Протест против повышения пенсионного возраста, начавшийся почти сразу после объявления о намерении правительства внести в Госдуму соответствующий законопроект, стал уникальным примером проявления протестной активности граждан с начала нынешнего века. Его часто сравнивают с протестом против монетизации льгот 2005 г., как летом и в начале осени 2018 г.

 

Пенсионный протест: осознанный и милосердный         

 

         В июле, на пике развития борьбы против повышения пенсионного возраста, особенностями протеста стали: 

  • высокая интенсивность протеста, большое количество акций;
  • массовость большинства акций, высокий уровень низовой поддержки;
  • относительная согласованность в действиях разных организаторов акций;
  • широчайшая география протеста;
  • относительная массовость акций в районных центрах и небольших населённых пунктах;
  • комплексная повестка большинства акций, притягивающих различные группы протестной активности;
  • многократное повторение акций в одном регионе в течение небольшого промежутка времени. 

         СМИ наперебой сообщали об исключительной численности акций протеста против пенсионной реформы. Многие акции протеста привлекали более 1000 участников, на большинстве менее многочисленных акций численность колебалась от 300 до 500, на многие митинги 1 и 28 июля выходило 700-800 человек.

         Пенсионный протест обобщил, интегрировал многие разрозненные протестные требования. В третьем квартале 2018 г. интенсивность социального протеста снизилась во всех сегментах, так как пенсионный протест поглотил другие повестки. Акции против повышения пенсионного возраста стали притяжением для многих политических сил и социальных движений, поместных групп и недовольных граждан. 

         К сентябрю пенсионный протест претерпел ряд трансформаций. Несколько сократилось количество акций, СМИ повсеместно отмечали падение их численности по сравнению с июлем. Большинство митингов собирали 100 - 250 человек. Снижение численности коснулось и регионов с наиболее высокой активностью пенсионного протеста, - таких, как Свердловская, Челябинская и Тюменская области. Правда, и в сентябре были акции с 1000 и более участников: в Барнауле, Новосибирске, Омске, Санкт-Петербурге, Москве, но протест потерял свой напор и тенденцию к росту и расширению. Значительно большая, чем в августе, сентябрьская интенсивность протеста не позволяет говорить о влиянии на него выступления президента В. Путина с предложениями о смягчении реформы, сделанными им 29 августа.

         В сентябре наметилась ещё одна тенденция в трансформации протеста — его деление разными политическими субъектами. Профсоюзы не приводили людей на несогласованные акции, а свои митинги проводили всё чаще отдельно. КПРФ в некоторых регионах не сумела договориться с другими оппозиционными силами. В некоторых городах в один и тот же день проходили два митинга, организуемые разными политическими субъектами. Так было в Астрахани, Владимире, Екатеринбурге, Набережных Челнах, Севастополе, Смоленске, Сочи. 

         Пенсионный протест оживил деятельность региональных отделений ФНПР, КПРФ. Активно участвовала в протестах против пенсионной реформы партия «Справедливая Россия», которая в июне — сентябре 2018 г. организовала и провела митинги и пикеты по всей России. Активисты региональных ячеек «СР» принимали участие и в организации протестов объединенной оппозиции. О. Шеина, депутата Госудумы от «Справедливой России», по праву можно назвать одним из главных идеологов «пенсионного протеста». 

Однако протест против повышения пенсионного возраста не создал социальных структур для его продолжения, координации и развития. Он стал поводом для переосмысления обществом социальной политики государства, но не превратился в стимул для выработки принципиальных и конструктивных требований к социальной политике. Самая многообещающая тенденция стала самым большим разочарованием.

         Протест против повышения пенсионного возраста имел широкую низовую поддержку и вовлек людей, принципиально и убеждённо аполитичных, а также лояльных к власти или, по крайней мере, не агрессивно по отношению к ней настроенных. Граждане консолидировались вокруг понятной всем и конкретной проблемы — сохранения материального благополучия, привычных социальных льгот и выплат. Необходимых не для роскоши, а для выживания. Напрасно проправительственные пропагандисты упрекали граждан в лености и стремлении поскорее закончить работу, убеждали в полезности и приятности профессионального и трудового долголетия. Более трети пенсионеров по возрасту в России продолжают трудовую деятельность, заканчивая её чуть ли не позже, чем предусмотрено новым законом. Но достижение пенсионного возраста означало для россиян получение прибавки к весьма скромным зарплатам. Прибавки, которую они расценивали как жизненно необходимую для себя и своих семей. 

         Казалось бы, ситуация с пенсионным протестом соответствует общей логике низового протеста в России: воевать за решение конкретных вопросов, не придавая своей борьбе политическую или идеологическую форму. Однако за кулисами этой истории —давление на российское правительство со стороны крупного капитала. Экономические санкции Запада повредили не столько российской экономике, сколько крупным капиталистам, регулярно выводящим из страны огромные суммы. Неуверенность в безопасности капиталов за рубежом заставляет крупнейших собственников давить на власть, требуя сокращения социальных расходов, чтобы использовать госсредства на поддержку крупнейших корпораций.

         Протест против пенсионной реформы, являясь по форме протестом в защиту социальных льгот, был латентно политическим, так как требования его можно было удовлетворить только путем радикального изменения социально-экономической политики государства. Вовлечённые в протест аполитичные массы должны были решать политические задачи, а они не смогли их даже внятно сформулировать. Не сделали это и организованные субъекты протеста — парламентские партии и профсоюзы.  

         Осенью 2018 г. общественное недовольство нашло небольшую лазейку в электоральном протесте: в некоторых регионах «Единая Россия» потерпела поражение на региональных выборах. В Приморском крае «бунт» был подавлен, к власти приведен «нужный» кандидат, а вот во Владимирской области, Хабаровском крае и Республике Хакасии всё же победили выбранные народом, а не федеральным центром, руководители. По большому счету о серьезном поражении правящей партии говорить не приходится, но власть остро прореагировала на свою неудачу. У Хабаровска отобрали статус столицы федерального округа, в прессе началась информационная атака на новых региональных глав, появился уже новый мем: «случайные губернаторы». Стремясь настоять на своих кандидатах, власть ясно показала гражданам, что выборы — неэффективный способ решения социальных проблем. 

         

Отложенный апокалипсис

 

         Власть смогла справиться со всеми протестными волнами, прокатившимися в минувшем году, справилась она и с пенсионными протестами. Однако эти победы запустили столько необратимых цепных реакций. 

         Остаётся и обещает обостриться противоречие между потребительскими привычками граждан и снижением реальных доходов, растёт противоречие между ростом социальных расходов и снижением их эффективности. 

         Углубляется и на индивидуальном, и на региональном уровне противоречие между интенсивностью, качеством и результатами труда с одной стороны, и получаемыми доходами, с другой. Усиливается межрегиональная дифференциация и растут противоречия между регионами,  региональными и федеральными элитами. И, наконец, всё более актуальным становится противоречие между ростом недовольства граждан и бедностью политических и конвенциональных возможностей конструктивного протеста.

         Пенсионная реформа, призванная завершить и консолидировать неолиберальные реформы в России, уже обернулась для правительства моральной катастрофой и может привести его к катастрофе политической. Россия не вышла на улицу разом, всем миром, как это происходило в Тунисе, Египте, а недавно — в Армении. Но это не российский стиль. Протест против пенсионной реформы захлебнулся вначале, его слегка приглушили подачками власти и увещеваниями специально назначенных оппозиционеров. Однако порожденная этим протестом энергия недовольства останется и будет проявляться по любому, даже незначительному поводу. И так будет формироваться новый политический опыт граждан. Ещё какое-то время протест будет оставаться реактивным, принимать форму ответа на действия правительства, но постепенно он наберет самостоятельность, окрепнет, обретет силу политического движения. Насколько драматично и конфликтно будет проходить этот процесс, насколько радикальным будет его окончательная версия, зависит от поведения власти, системной и несистемной оппозиции, а также от скорости политического пробуждения и политического взросления российских граждан. 

 

Литература        

 

  1. ВЦИОМ. официальный сайт. URL: https://wciom.ru/news/ratings/protestnyj_potencial/. Дата обновления 16.12.2018. Дата обращения 22.12.2018; ФОМ. Официальный сайт. Протестные настроения. [Электронный ресурс] URL: https://fom.ru/posts/11090#tab_03. Дата публикации: 27.12.2018. Дата обращения: 04.01.2019; Левада-центра. Официальный сайт. URL: https://www.levada.ru/2018/12/13/protestnyj-potentsial-i-otvetstvennost/. Дата публикации: 13.12.2018. Дата обращения: 04.01.201 
  1. Индикаторы образования: 2017. Статистический̆сборник / Министерство образования и науки Российской Федерации; Федеральная служба государственной̆статистики; Высшая школа экономики — национальный̆исследовательский̆университет. М.: НИУ ВШЭ, 2017. 
    1. Левада-центр. Официальный сайт. [Электронный ресурс] Протестный потенциал и ответственнность.URL: https://www.levada.ru/2018/12/13/protestnyj-potentsial-i-otvetstvennost/. Дата публикации: 13.12.2018. Дата обращения: 04.01.2019]
    2. ФОМ. Официальный сайт. Протестные настроения. [Электронный ресурс] URL:https://fom.ru/posts/11090#tab_03. Дата публикации: 27.12.2018. Дата обращения: 04.01.2019.
    3. Хачатуров А.Закредитованная Россия. Специалисты бьют тревогу: доходы граждан падают, а количество кредитов растет. Новая газета. № 104, 14 сентября 2018 г. [Электронный ресурс] URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/09/13/77818-zakreditovannaya-rossiya. дата обращения: 19.01.2019
  1. Кудрин заявил о нулевом росте доходов россиян в прошлом году. Счетная палата: «Реальные доходы населения почти не выросли в 2018 году, инфляция выше прогноза» // [Электронный ресурс] MK.ru. URL: https://www.mk.ru/economics/2019/01/03/kudrin-zayavil-o-nulevom-roste-dokhodov-rossiyan-v-proshlom-godu.html.  Дата публикации 03.01.2019. Дата обращения: 19.01.2019.
  1. Литова Е., Перемитин Г.Россияне стали жить в долг. РБК. 13 июля 2018 г. [Электронный ресурс] URL: https://www.rbc.ru/finances/13/07/2018/5b4780819a79472721c47f81. дата обращения: 04.01.2019.  
  2. Мурашов Я. В., Ратникова Т. А.Динамика неучтенных доходов российских домашних хозяйств // Прикладная эконометрика. — 2017. — т. 46. — С. 30–54. 
  3. Очкина А. В.Социальныйпротест в современнойРоссии: факторы и тенденции развития // Экономика и управление. — 2016. — No 4(132). — С. 69 - 75. С. 70
  4. Очкина А. В.Тенденции социального протеста в России (по материалам мониторинга за 2017 год). // Левая политика. — 2018. — № 30. — С. 48 - 55. 
  5. Путин в ходе "прямой линии" рассказал о ценах на продукты и лекарства. РИА новости. [Электронный ресурс] URL: https://ria.ru/20160414/1410658644.html.  Дата публикации: 14.04.2016. Дата обращения: 18.01.2019.
  6.  Путин заявил об устойчивом росте реальных доходов россиян. РБК. [Электронный ресурс] URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5b18f8d39a79473d8f906377. Дата публикации: 07.06.2018. Дата обращения: 18.01.2019
  7.  Рейтинг регионов по доле задолженности, просроченной населением. РИА рейтинг. [Электронный ресурс] URL: http://riarating.ru/regions/20180327/630087122.html. дата размещения: 27.03.2018. Дата обращения: 19.01.2019.
  8.  РИА РЕЙТИНГ. Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ.  Итоги 20017 года. М., 2018. - 49 с. [Электронный ресурс]. URL: http://vid1.rian.ru/ig/ratings/rating_regions_2018.pdf  Дата обращения: 19.01.2019. 
  9.  Россияне стали жить лучше. Лента.ру. lenta.ru  [Электронный ресурс] URL:https://lenta.ru/news/2018/04/25/live_better/.  Дата публикации: 25.04.2018. Дата обращения: 19.01.2019
  10.  Труд и занятость в России. 2017/ Стат.сб./Росстат. M., 2017. — 261 c.. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/trud_2017.pdf. Дата обращения: 18.01.2019. 
  11.  Федеральная служба государственной статистики. Официальный сайт. Неравенство и бедность. [Электронный ресурс]URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/poverty/Дата обновления: 24.12.18. Дата обращения 19.01.2019
  12.  Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Официальный сайт. Официальная статистика. Рынок труда, занятость и безработица. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/wages/labour_force/#. Дата обновления: 29.12.2018. Дата обращения: 04.01.2019.
  13.  Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Официальный сайт. Официальная статистика. Население. Уровень жизни. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level/#. Дата обновления: 01.12.18. Дата обращения: 19.01.2019. 
  1.  Шульц Э.Э.Социальный̆протест как фактор дестабилизации политической̆системы современной̆России // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. — 2017. — Т.13, No 4. — С.110–117. 
  2.  Центр социально-трудовых прав. Официальный сайт. Аналитика: трудовые протесты. [Электронный ресурс] URL: http://trudprava.ru/expert/analytics/protestanalyt/2068. Дата обращения: 24.12.18.
  3.  Центр экономических и политических реформ (ЦЭПР), официальный сайт. Мониторинг протестов. Протесты 2017-2018: рост протестной активности населения. [Электронный ресурс] URL: http://cepr.su/2018/11/08/protests-2017-2018/Дата публикации: 08.11.2018. Дата обращения: 04.01.2019. 
  4.  Якунин И.Россияне назвали три проблемы, которые волнуют их больше всего// Комсомольская Правда. 8 июня 2018 года. [Электронный ресурс] URL: https://www.penza.kp.ru/daily/26840.7/3880942/.  Дата публикации: 08.06.2018. Дата обращения: 19.01.2019.


[1]Согласно данным Федеральной службы государственной статистики (Росстат), реальные доходы населения падали, начиная с 2014 г. Наибольшим падение было в 2016-м – на 5,8% по сравнению с 2015 г.  В 2017-м падение было меньшим – на 1,2% [17].

[2]По данным выборочного обследования по методике Международной организации труда (МОТ), в 2016 г. уровень безработицы в РФ был равен 5,5% экономически активного населения (в возрасте от 15 до 72 лет), в 2017-м - 5,2%. [16]. Это более чем спокойные показатели. В третьем квартале 2018 г. уровень безработицы по методике МОТ равнялся 4,6%, по официальной (по данным о зарегистрированных в службах занятости) - 0,9%. [16].

[3]В 2017 г. заработную плату в пределах от одного до двух прожиточных минимумов получали 26,7% работников, от двух до трёх - 24,6, %, от трёх до четырёх - 16,3%, от четырёх до пяти - 9,5%, более пяти прожиточных минимумов зарабатывали 15,6% работающих, а 7,3% работников зарабатывали меньше прожиточного минимума. [14. С. 241].

[4]Снижение реальных доходов населения в 2014-2017 гг. сильнее были выражены в успешных регионах: Ненецком автономном округе, Ямало-Ненецком автономном округе, Москве, Ханты-Мансийском автономном округе и в Татарстане. В регионах-аутсайдерах — республиках Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия, Алтай, Тыва и Калмыкия — снижение реальных доходов было замедлено федеральными дотациями и субсидиями. [12. С. 41 – 43].

[5] «По оценке «М.Видео», продажи умной техники в 2017 г. выросли на 70% – до 29 млрд руб. В 2017-м рынок в натуральном выражении составил 1,2 млн штук, что на 50% больше, чем в 2016» [Shopolog. URL: https://www.shopolog.ru/metodichka/kompanii-i-rynki/analiz-rynka-bytovoy-tehniki-i-elektroniki-za-2017-god/. Дата публикации: 25.04.2018. Дата обращения: 04.01.2019]. «Росту продаж новых автомобилей в России не помешали ни сезон отпусков, ни чемпионат мира по футболу. По данным Ассоциации европейского бизнеса, в июне спрос вырос на 11% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, хотя относительно весеннего периода темп все же снизился. Некоторое снижение продаж новых автомобилей наблюдалось в начале 2018 г. [https://auto.vercity.ru/statistics/sales/asia/2018/russia/].           

[6]Расхождение цифр объясняется тем, что в нашем мониторинге учитываются только те акции, которые упомянуты в СМИ, а ЦЭПР использовал информацию из групп в соцсетях, в том числе и малочисленных, и от корреспондентов на местах, поэтому в его мониторинг попадают акции, не дошедшие до СМИ. Рост протестной активности показывают и наши цифры: за соответствующий период годичной давности, с 1 октября 2016 г. по 30 сентября 2017-го, нами зафиксировано 1673 акции протеста. Однако в 2018 г. всплеск протестной активности был полностью связан с недовольством пенсионной реформой. В предыдущие годы рост числа протестных акций был, но гораздо менее заметный — на 100-200 акций в год.

[7]ЦЭПР говорит о 1055 акциях протеста против повышения пенсионного возраста в 3 квартале 2018 г. 

[8]Так, в августе 2017 г. В Новосибирске двое рабочих — машинист башенного крана В. Селютин с коллегой У. Гончаровой — устроили забастовку, забравшись на стрелу башенного крана, с требованием выплатить долги по зарплате. К 10 часам бастующим привезли деньги, которые они требовали. Рабочие спустились на землю. Такой способ борьбы не уникален для строительной отрасли вообще и для Новосибирска в частности [znak.comhttps://www.znak.com/2017-08-04/v_novosibirske_muzhchina_i_zhenchina_zabralis_na_bashennyy_kran_trebuya_vyplatit_zarplatu].

[9]Так, в июне 2018 г. во Владивостоке шестеро сирот разбили палатку в центре города, добиваясь предоставления положенного им по закону жилья. Акция стала резонансной, СМИ запестрели заголовками о голодающих сиротах, и администрация оперативно начала переговоры с протестующими, раздавая обещания, предложила им варианты жилья и убедила  их прекратить протест[ Новости Владивостока. VL.ru  https://www.newsvl.ru/vlad/2018/06/14/171073/].

комментарии - 1
Евгений 6 августа 2019 г. 2:58:57

Перезвоните мне пожалуйста 8 (962) 685-78-93 Евгений.

Мой комментарий
captcha