Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    1   546  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    276   3813  | Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   8130 

Ad litteram/Буквально

Конец России?

 169  39956
По всей видимости, те люди, которые в свое время принимали решение о роспуске СССР как геополитической реальности и субъекта между­народного права, не отдавали себе отчета в том, что этим актом они ликвидируют не только СССР. Минуло всего лишь 10 лет со времени подпи­сания Беловежских соглашений, а уже со всей очевидностью вырисовывается картина медленного ухода под воду и самой России. Если после гибели запад­ной части Римской империи ее восточная часть, Византия, прожила славную тысячелетнюю историю, то теперь создается впечатление, что Россия как го­сударство, как субъект международной политики и как геополитическая реаль­ность вряд ли протянет и сто лет после распада Советского Союза в нынешних своих границах.

Пишу об этом с огромным чувством горечи и с надеждой на иную участь для расчлененной Родины. Но существующие реалии заставляют смотреть на вещи трезвыми глазами и видеть то, от чего пытаются отворачиваться поли­тики, так как это портит им настроение, и значительная часть экспертов, так как это не может дать им никаких возможностей заработать здесь и сейчас. Даже такая грандиозная дата, как десятилетие распада СССР, не стала пово­дом для серьезного обсуждения вопросов о том, что с нами произошло? По­чему это произошло? Что нас ждет впереди? И что нам делать? Политический класс, бизнес-элита и экспертное сообщество полностью погрузились в про­цесс бесконечного дележа нажитых в СССР собственности и богатств, когда одни госчиновники и лидеры отечественного бизнеса, сговариваясь, берут себе жирные куски, а эксперты интерпретируют этот процесс как строитель­ство демократических институтов и рыночных механизмов, как встраивание России в цивилизованный мир. По поводу того, как на деле происходит стро­ительство рынка и демократии, сказано много, в том числе и мною, а потому остановлюсь на вопросе встраивания России в цивилизованный мир — то есть на поиске Россией своей ниши в сложившихся в мире новых междуна­родных отношениях.

Всепроникающая клиентела

 20  11636

Процесс формирования реги­ональных политических ре­жимов, протекавший с начала 1990-х годов в условиях политико-правовой неопределенности и отно­сительной автономии региональных элит, завершился к началу 2000-х, ко­гда установилось относительное рав­новесие между формально-правовой и неформально-институциональной структурами региональной полити­ческой власти.

Под региональным политическим режимом в данном случае понимает­ся совокупность приемов, способов и организационных форм, посредством которых региональная политическая власть осуществляет властно-управ­ленческие функции в рамках реги­ональной политической системы, в процессе взаимодействия с различны­ми ее акторами. В литературе, как пра­вило, выделяется четыре типа таких режимов— «президентский», «прези-дентско-парламентский», «премьер-президентский» и «парламентский».

Однако формальные характери­стики не отражают всей сути рассмат­риваемого явления. При внешнем соб­людении демократических процедур де-факто на региональном уровне может существовать авторитарное по­литическое правление. С точки зрения В. Я. Гельмана, на уровне региональ­ных политий возможны следующие региональные политические модели: авторитарная ситуация (Саратовская область, Москва, Калмыкия); «гибрид­ный режим» (Нижегородская, Томская, Омская области); демократизация и формальная институциализация вла­сти и политической борьбы (Удмур­тия, Свердловская область). Домини­руют же «гибридные режимы».

Колыбель отечественной государственности

 17  7733
Юбилей
Автор публикуемой ниже статьи — выдающийся советский историк и археолог академик Борис Александрович Рыбаков (1908—2001). Выступив в «Коммунисте», он представил развернутые доказательства того, что Киеву почти на полтысячи больше лет, чем считалось ранее. А следовательно — настала пора праздновать 1500-летний юбилей столицы советской Украины.
На самом деле к моменту выхода статьи подготовка к юбилею, празднование которого состоялось в мае 1982 года, шла уже полным ходом, были задействованы огромные силы и средства. Тем более странен тот факт, что вся эта колоссальная работа началась, что называется, на пустом месте. Тогдашний мэр (председатель горисполкома) Киева В. А. Згурский уверяет, что инициатором проведения юбилея стал именно он — руководитель, страстно желавший осчастливить киевлян новым праздником — Днем города. Начать решили с юбилейных торжеств. Энергичного мэра немедленно поддержали Первый секретарь ЦК КП Украины В. В. Щербицкий и президент АН Украины Б. Е. Патон: «Дошло до того, что в Матенадаране (хранилище древних рукописей, пе-ревезенных из Эчмиадзинского монастыря в Ереване. — Ред) мы разыскали документы, в которых Киев как поселение упоминался еще 2500 лет назад» .
То, какие «документы» оборотистые украинские хлопцы «нашли в Матенадаране», становится ясным из публикуемой ниже статьи. Речь идет о некоей «полуэпической истории армянского народа», содержащей «сказание о трех братьях» — Куаре (чем не легендарный основатель Киева Кий?), Хореане (чем не брат его Хорив?) и Мелтее (на имя третьего брата, Щека, не похоже, но при желании — сгодится), построивших некий город «на горе Каркея» (Киев и есть!). Остается сказать, что В. А. Згурский со товарищи остались еще и недовольны, когда на своей XXI международной сессии (октябрь 1980 года) Генеральная конференция ЮНЕСКО признала, что столице Украины «всего лишь»
1500 лет!
Но каким же образом в этой «развеселой компании» оказался Б. А. Рыбаков? Очевидно, что о выполнении «социального заказа» речи не шло: задолго до 1980-х маститый историк начал публично высказываться в пользу необходимости «удревнения» возраста Киева. Страстный противник «норманистов» (сторонников скандинавского происхождения древнерусской великокняжеской династии), академик тем самым пытался принизить значение Новгорода,в который, как свидетельствует древнейшая русская летопись «Повесть временных лет», и были приглашены знаменитые братья Рюрик, Синеус и Трувор.
Упирая на летописное свидетельство о том, что много ранее варягов в Киеве «княжил» Кий, Б. А. Рыбаков стремился доказать нескандинавское происхождение славянского государства. «Перетягивая» древнейшие центры восточно-славянской культуры с севера на юг, он вместе с тем существенно «удревнял» историю самого происхождения славянского этноса, из-за чего легенда о призвании варягов, повествовавшая о событиях середины IX века, превращалась в несущественный эпизод уже относительно позднего периода русской истории. Отсюда — объявление славянской не только по-преимуществу готской черняховской археологической культуры (IV—V века), но и вообще неиндоевропейской культуры трипольской (IV—III тысячелетия до н. э.). Ведь все это позволяло говорить о славянской истории, начавшейся за тысячелетие до Геродота, то есть в середине II тысячелетия до н. э.!
Уже современники не без оснований упрекали Б. А. Рыбакова в чрезмерном национализме, антисемитизме, в некорректной интерпретации данных археологии, поверхностности лингвистического анализа и чрезмерном увлечении гипотезами, в частности — основанными на памятниках русского фольклора. Доходило до того, что последние годы своей жизни историк вполне серьезно утверждал, что былинная традиция славян сохранила воспоминания о мамонтах («чудищах хоботистых») и что, в частности, рассказ о Змее Горыныче на Калиновом мосту восходит к воспоминаниям об охоте на этих древних животных, загонявшихся посредством огня в ямы-ловушки, сверху замаскированные (почему бы и нет?) кустами калины.
Ни в коей мере не подвергая сомнению все эти оценки, позволю себе сказать и о другом. Время моего студенчества пришлось на середину — вторую половину 1980-х годов. И тогда, на фоне своих коллег, большинство из которых не видело в истории средневековой Руси ничего, кроме производственных отношений и отвлеченных социологических конструкций, Б. А. Рыбаков смотрелся особняком. Его талант лектора, поистине энциклопедические знания, а главное — полная свобода от абстрактных теоретических конструкций восхищали. А главное — в сказанном им было столько искренней увлеченности, столько подлинного пафоса и чувства истории, что за это мы готовы были простить ему многое. И 1500-летие Киева, построенное на песке. И «хоботистых чудовищ». Да и «Змея-Горыныча на Калиновом мосту» тоже.
Вчитайтесь — и все поймете сами!