Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   655  | Социальная база большевиков в 1917 году    0   384  | Какому обществу стоит опасаться роботов? К вопросу о грядущем закате «цивилизации труда»    0   349 

Наши авторы

ПОЛЯКОВ Юрий

ПОЛЯКОВ Юрий Михайлович — главный редактор «Литературной газеты»

статьи автора

«ГЛОТОК СВОБОДЫ НЕ СТОИТ ДЕСЯТИЛЕТИЯ РАЗРУХИ!»

 40  8229

Где проспект Ивана Калиты?

 0  7635

Нигде. В Москве такого нет, как нет площади, улицы или переулочка, носящего имя этого рачительного князя, который, говоря по-современному, запустил процесс превращения одного из ок­раинных городов Золотой орды в столицу Руси — собирательницу зе­мель русских. Калитниковские ули­цы и проезды к Калите отношения не имеют, они лишь напоминают о том, что встарь здесь проживали калит-ники — ремесленники, мастерившие кошельки.

Странное дело, за исклю­чением Юрия Долгорукого, Александ­ра Невского и Дмитрия Донского (их Советская власть в трудную годину призвала под свои знамена), ни один другой венценосный Рюрикович или Романов не увековечен в московской топонимике. Где славные имена Ива­на III, окончательно одолевшего ор­дынское иго, или Алексея Михайлови­ча Тишайшего, начинавшего «мягкую» модернизацию России, которую его необузданный сын Петр «рукой же­лезной поднял на дыбы». Кстати, Пет­ровка получила свое имя не в честь Петра Великого, а из-за близости Вы­соко-Петровского монастыря. Есть, правда, названия, косвенно хранящие память о великих монархах: Алексан­дровский сад (разбит при Александре Первом), Екатерининский сад (при­надлежал одноименному институту благородных девиц), Николаевский тупик — упирался в Николаевскую железную дорогу и чудом (а может, с глумливым умыслом) сохранен большевиками. Вот вроде и все. Ни тебе Александра Второго Освободи­теля, ни Александра Третьего Миро­творца, ни царя-мученика Николая Второго. Знаете, вообще-то я не мо­нархист, но и у меня такая «монар-хофобия» вызывает недоумение.

Тот, кто бывал в столицах мира, наверное, замечал: там имена императоров, ко­ролей, курфюстров и других суве­ренов, даже невеликих, непременно запечатлены в названиях улиц. Я уже не говорю про Чингисхана, который в иных среднеазиатских республи­ках давно по частоте употребления затмил Ленина с Марксом. А в Москве нет даже улицы родоначальника цар­ской династии — Михаила Федоро­вича. Как-то даже неловко в преддве­рии 400-летия Дома Романовых!

Но не спеши, читатель, удивляться всем этим странностям, мы только всту­паем в паноптикум парадоксальной московской топонимики.