Официальные извинения    1   482  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    87   2875  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    290   8475 

БУДУЩЕЕ МАРКСИЗМА И МАРКСИЗМ БУДУЩЕГО

 0  38

Охарактеризованы основное содержание книги «Маркс после Маркса: постсоветская школа критического марксизма и её друзья» (М.: УРСС, 2018, под редакцией А. В. Бузгалина и М. И. Воейкова) и основные отличительные черты постсоветской школы критического марксизма. Показано, что и в XXI в. марксизм нужен тому, кто готов содействовать процессу социального освобождения: содействовать превращению конкуренции в солидарность, эксплуатации – в сотрудничество, неравенства – в справедливость, порабощения (не только властью, но и вещами, деньгами, патриархальностью, верой в доброго царя) – в свободу. Обосновано, кому в мире и в России принадлежит реальная экономико-политическая власть, что есть человек в его социально-экономическом бытии, как можно соединить экономическую эффективность с социальной справедливостью, и что они такое.

The future of Marxism and the Marxism of the future

The article gives a description of the main content of the book “Marx after Marx: The Post-Soviet School of Critical Marxism and Its Friends” (Moscow, 2018, edited by A. Buzgalin and M. Voeikov) and the main distinctive features of the post-Soviet school of critical Marxism. The author shows that in the 21st century Marxism is also necessary for those who are more or less ready to contribute to the process of social emancipation and disalienation: to promote the transformation of competition into solidarity, exploitation into cooperation, inequality into justice, enslavement (not only of power but also of things, money, patriarchy, faith in a good king, etc.) – into freedom. Modern Marxism allows us to show the historical limits of capitalism, to answer questions about who in the world and in Russia owns a real economic and political power, what is the Human Being in its social and economic life, how to combine economic efficiency with social justice, and what they are.

 

БУДУЩЕЕ МАРКСИЗМА И МАРКСИЗМ БУДУЩЕГО

 0  69

Охарактеризованы основное содержание книги «Маркс после Маркса: постсоветская школа критического марксизма и её друзья» (М.: УРСС, 2018, под редакцией А. В. Бузгалина и М. И. Воейкова) и основные отличительные черты постсоветской школы критического марксизма. Показано, что и в XXI в. марксизм нужен тому, кто готов содействовать процессу социального освобождения: содействовать превращению конкуренции в солидарность, эксплуатации – в сотрудничество, неравенства – в справедливость, порабощения (не только властью, но и вещами, деньгами, патриархальностью, верой в доброго царя) – в свободу. Обосновано, кому в мире и в России принадлежит реальная экономико-политическая власть, что есть человек в его социально-экономическом бытии, как можно соединить экономическую эффективность с социальной справедливостью, и что они такое.

The future of Marxism and the Marxism of the future

The article gives a description of the main content of the book “Marx after Marx: The Post-Soviet School of Critical Marxism and Its Friends” (Moscow, 2018, edited by A. Buzgalin and M. Voeikov) and the main distinctive features of the post-Soviet school of critical Marxism. The author shows that in the 21st century Marxism is also necessary for those who are more or less ready to contribute to the process of social emancipation and disalienation: to promote the transformation of competition into solidarity, exploitation into cooperation, inequality into justice, enslavement (not only of power but also of things, money, patriarchy, faith in a good king, etc.) – into freedom. Modern Marxism allows us to show the historical limits of capitalism, to answer questions about who in the world and in Russia owns a real economic and political power, what is the Human Being in its social and economic life, how to combine economic efficiency with social justice, and what they are.

 

Прекариат в системе духовного производства. Эксплуатация по-новому

 0  770

Глобализация отчуждения: в поисках альтернативы

 1  3108

Показано, что альтернативы глобальной системы отчуждения лежат в пространстве социального творчества и прогресса культуры, что рождает энергию «разотчуждения». Анализ социокультурных практик СССР и постсоветской России выявляет примеры как деградации культурного потенциала, так и примеры социального освобождения и культурного развития. Доказано, что отказ от субъектного бытия человека в истории и культуре означает конец и истории, и культуры, а в итоге — и самого человека.

Globalization of alienation: In Search of an alternative

The article presents the alternatives to global system of estrangement which lie in space of social creativity and progress of original culture and because of that generate energy of “disestrangement”. The analysis of sociocultural practices in USSR and Post-Soviet Russia allows to allocate cases of degradation of country’s cultural capacity and, at the same time, cases of positive solution of such problems as social liberation and cultural development. The author concludes that rejection of subjective personal existence in history and culture actually means the end of both history and culture and, eventually, the end of the person.

ПО ТУ СТОРОНУ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА

 18  5628

Футуризм как снятие консерватизма: в поисках альтернатив мультикультурализму

Выявляя социально-культурные основы мультикультурализма, автор доказывает необходимость критериев прогресса во всех областях, включая сферу культуры и искусства. По его мнению, только рождаемая мировой культурой и социальным творчеством (разотчуждением) практика дает. Человеку критерии Истины, Красоты и Добра.

On That Side of Multiculturalism. Futurism as an Aufheben of Conservatism: Looking for Alternatives of Multiculturalism

The article is devoted to analyze some specialties of contemporary conservative ideology, connected with so name «permanent values»; first of all the institutions of religion and family are explored. Growths of the level of secularization of society and global changes in the European policy in the last 30 year of the 20th cen. were completed by the fall of the Church political influence and by the rejection of the traditional interpretation of marriage like a union of man and
woman. The contemporary conservative ideology adopted this notion. Under the pretence of plural sexuality European states implant unified, sexually indifferent and bureaucratized model of private life regulation.