Официальные извинения    1   1131  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   3922  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    338   10986 

СМОЖЕТ ЛИ КОММУНИЗМ СОВЛАДАТЬ С ЛИЧНОСТЬЮ? ОБ ОСНОВНОМ ПРОТИВОРЕЧИИ ПОСТКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

В последнее время идея коммунизма ассоциируется со свободой творческой деятельности человека. Собственно, процесс разотчужденияопределяется в марксистской традиции как освобождение человека от бремени принудительного труда. Он может иметь различный характер. С одной стороны, его можно определить как механическое вытеснение человека из сферы наемного труда (например, «заменой» его труда трудом автоматизированных систем). С другой стороны, он может характеризоваться становлением особого типа сознательностичеловека коммунистического будущего, для которого общественно полезный труд (или свободная продуктивная деятельность) перестает быть обременением и становится важнейшей потребностью

Сегодня автоматизация грозит выбросить на обочину трудовой жизни многие миллионы людей. Это далеко не только потенциально нищенствующий прекариат [20], но и те, кто с удовольствием бы согласились обменять свой рутинный труд на свободное творчество. Соответственно, популярность тематики безусловного дохода[8] обусловлена не просто ростом социального неравенства в эпоху экономики знаний, но и растущей потребностью многих социальных слоев в освобождении от труда, в признании одним из фундаментальных прав человека – права не работать (по-другому – свободно распоряжаться своим временем и своей «рабочей силой», то есть иметь право ее не продавать). 

В связи с этим актуализируется дискурс об освобождающей роли творчества и творческой деятельности [5] в условиях экономики знаний и когнитивного капитализма [7]. Идеалом многих левых становится свободная самореализация, в рамках которой люди посредством объединения в сети [16] или небольшие потребительские кооперативы [19] созидают глобальное пространство пострыночных отношений. 

Разумеется, на пути к посткапиталистической цивилизации стоит еще много преград. Но главной проблемойстроителей посткапиталистической цивилизации станет не противодействие буржуазии, коль скоро ее можно сломить политической волей; не вопросы обеспечения всех материальными благами «по потребностям», коль скоро тенденция к обусловленному технологиями изобилию благ налицо [12]; и даже не решение проблемы товарного фетишизма и избавления от потребительского этоса, коль скоро в обществе материального изобилия всякое демонстративное потребление становится неактуальным; главной проблемой станет проблема личности – проблема построения каждым оригинального и яркого образасвоего «Я». Казалось, именно к состоянию, позволяющему каждому стать творческой личностью, и стремится левая теория и практика. Однако не только история, но и перспективы взаимодействия идей коммунистического общества и личности крайне сложны.

 

Предварительные замечания: личность  

 

Само слово «личность» в русском языке имеет как минимум три значения. Во-первых, оно может быть синонимом слова «индивид». Так, под«подозрительной личностью» имеется в виду просто «подозрительный человек». В таком значении слово «личность» обозначает человека как единичного представителя homosapiens. Во-вторых, словом «личность» обозначают лицоили конкретные черты наружности данного индивида (например, «опознать личность подозреваемого»). В-третьих, под «личностью» подразумевают социальные качества, совокупность «социальных проявлений» индивида.

Однако существует еще более узкий подход к определению слова «личность», зависящий от того, что подразумевать под социальными качествами. Так, мы можем охарактеризовать индивида совокупностью исполняемых им социальных ролей, но не назвать ничего, выделяющего его на фоне остальных. Человек может быть, например, отличным семьянином, хорошим другом и честным гражданином. Все это его социальные качества, но они не раскрывают присущих только емучерт, не выделяют его из массы. Даже в тоталитарном антиутопичном обществе могут быть сотни тысяч отличных семьянинов, хороших друзей и «честных граждан».

Конечно, не обязательно понятая таким образом личность – это часть толпы или массы.  Главный герой книги Р. Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» так любовно вспоминает своего деда: 

«Когда я был мальчишкой, умер мой дед, он был скульптором, а еще добрейшим человеком, с большим запасом любви, которую он отдавал миру; он помог навести порядок в нашем городке, и мастерил для нас игрушки, и вообще переделал в жизни миллион дел. А когда он умер, я вдруг понял, что плачу вовсе не о нем, а о тех вещах, которые он переделал. Я плакал, потому что он больше никогда ничего не смастерит, никогда не сможет резать по дереву, не поможет нам разводить голубей на заднем дворе, не будет играть на скрипке – так, как умеет только он, не будет рассказывать нам анекдоты – так, как тоже умел только он. Он был частью нас самих, и когда он умер, умерли и все его дела, и не было бы никого, кто мог бы делать их так, как он» [4. C. 221-222].

Здесь подчеркиваются скорее социально-групповыечерты личности, чем социально-индивидуальные. Конечно, речь идет о том, что делал дед главного героя, как «умел только он». Но, скорее всего, это просто эмоциональное преувеличение. Здесь то, что «умел только он», индивидуально и неповторимо именно для главного героя. По большому счету индивидуальность деда складывается путем сочетания неиндивидуальныхчерт. Данную личность можно отнести в группы: тех, кто хорошо мастерит игрушки, режет по дереву, разводит голубей, играет на скрипке и т.п. Здесь нет ничего индивидуально-творческого. Это просто хороший пример goodguy– «славного парня», который может быть душой компании, делать то, что нравится другим, но во всем его «творчестве» не будет ничего выдающегося, того, что оставит культурный следпосле смерти. Он может, конечно, играть на скрипке по-своему, но вряд ли это едва заметное своеобразие каким-то образом может быть интересно для большого круга людей. Именно поэтому «когда он умер, умерли и все его дела». 

В другом же случае слово «личность» обозначает уже социально-индивидуальные черты человека. Личность оказывается единственной в своем родеподлинной индивидуальностьюсубъектом творческой деятельности. Здесь личность – это уже не просто «славный парень», а, скорее, «парень, имеющий славу»:социально реализованная индивидуальность, тот, кто не просто нашел применение своему творчеству, но сделал нечто полезноеновоеи социально признаваемое, а потому делающее его в некотором роде бессмертным.

Из всех четырех возможных значений слова «личность», наиболее привлекательным с точки зрения видения идеального будущего будет общество личностей именно как состояние, при котором каждый имеет реальную возможность обрести и проявить свои социально-индивидуальные качества. Но именно оно наиболее трудно достижимо даже при прочих сопутствующих благоприятных условиях (благоприятная технологическая среда, реальное желание всех членов общества построить светлое коммунистическое будущее и т.п.). И это не только проблема современности и будущего. Историю развития коммунистических идей можно рассмотреть, как историю вечной «дилеммы личности», стоящей перед идеологами коммунистического общества. 

 

«Неудобная личность»: место личности в дискурсе и практике коммунизма

 

В так называемом «первобытном коммунизме» не было предпосылок для выявления индивидуально-социальных качеств индивида. Только с разделением труда возникают реальные предпосылки вызреванияличностногов человеке. Как отмечают К. Маркс и Ф. Энгельс «...в ходе исторического развития, - и как раз вследствие того, что при разделении труда общественные отношения неизбежно превращаются в нечто самостоятельное, - появляется различие между жизнью каждого индивида, поскольку она является личной, и его жизнью, поскольку она подчинена той или другой отрасли труда и связанным с ней условиям» [15. C. 470]. Это вызревание личностногоимело своей предпосылкой насилие и эксплуатацию человека человеком. В древнем мире личность строила себя на костях воинов и рабов. Человек как творческий субъект «начинания нового» (Х. Арендт) был возможен только как рабовладелец, то есть эксплуататор, который перекладывает бремя заботы о повседневных благах на других. Поэтому идеал древнегреческого гражданина, который в своей политической деятельности соприкасается с вечностьюи посредством славных дел обретает бессмертие, омрачается реальными социальными предпосылками самого своего существования 

Таким образом, с самого своего появления личность - порождение социального зла. Великие герои, полководцы, философы, политики, музыканты, поэты и прочие заметные персоны были «побочным продуктом» различных систем эксплуатации, и если и напрямую не служили их поддержанию (или даже в революционном порыве отрицали наличное бытие), то все равно были непредставимы без них как представители «праздного» труда. 

Поэтому неудивительно, что первые зачатки коммунистических идей, наблюдавшиеся в древнехристианском коммунизме, ассоциировали стремление к самореализации личности с такими грехами, как алчность, тщеславие, гордыня. Это и сегодня присутствует в христианстве. Так, на одном из православных порталов был задан вопрос: «Хотелось бы узнать ваше мнение о том, что такое гордость и когда она становится гордыней, а когда просто чувством собственного достоинства! Легко спутать всё это!». На что дается развернутый ответ с цитатами из Библии: «Судя по тому, что я вижу в Библии, любой вид гордости: будь то самая чуточка тщеславия, т.е. радости за себя, любимого, или торчащая изо всех щелей гордыня, - ведёт к падению и возможной погибели.

Прит.11:2 Придет гордость, придет и посрамление; но со смиренными - мудрость.

Прит.16:18 Погибели предшествует гордость, и падению - надменность.

Прит.21:4 Гордость очей и надменность сердца, отличающие нечестивых, - грех.

Прит.29:23 Гордость человека унижает его, а смиренный духом приобретает честь.

Пс.100:5 гордого очами и надменного сердцем не потерплю.

Иак.4:16 вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло»[23].

Но написанное в Библии можно трактовать по-разному. Именно поэтому эпоха «христианского коммунизма» в средние века сменятся эпохой доминирования католической церкви с тщеславием и алчности римских пап и представителей церковной иерархии. Против этого впоследствии и будут выступать многочисленные сообщества еретиков, пытавшихся построить своеобразные «коммунистические» общины. В них также не было места личности. К. Каутский, например, так характеризует общины анабаптистов в XVIвеке: «у прогрессирующих высших классов можно было найти жизнерадостность, сознание собственной личности, для дальнейшего развития которых были даны все условия – “индивидуализм” и ненависть ко всякому стеснению. Коммунисты из третируемых и угнетенных низших классов во время этой борьбы могли до известной степени держаться только благодаря тому, что совершенно подчиняли свою личность общине. Для этих элементов с их мрачным аскетизмом половое, а также всякое другое наслаждение было чем-то таким, что не заслуживает никакого внимания, а выставление своей личности было не только греховно, но и предосудительно» [10. С. 341].

Неоднозначное отношение к личности мы находим и вутопическом социализме. Так, в «Утопии» Т. Мора вообще не встречается ни одного упоминания о стремлении утопийцев к социальной «презентации» своей индивидуальности. Возникает впечатление, что идеал Мора – это грамотно организованное общество гедонистов-ремесленников. Главная цель жизни утопийца - испытать как можно больше удовольствия: как телесного, так и духовного. Телесное удовольствие достигается, во-первых, приемом пищи и питья. Во-вторых, «когда удаляется то, обилие чего переполняет тело: это бывает, когда мы очищаем внутренности испражнениями, совершаем акт деторождения, успокаиваем зуд какого-либо органа трением или почесыванием. Иногда же удовольствие возникает без всякого возмещения того, чего требуют наши члены, и без освобождения от страданий, но все же при очевидном движении оно щекочет, поражает и привлекает к себе наши чувства какой-то скрытой силой; это, например, доставляет нам музыка» [17. C. 97]. Примечательно, что духовное удовольствие достигается не путем созидания чего-то нового, а путем созерцания(например, истины) или просто наслаждения от добродетельного образа жизни [17. C. 99]. 

Однако уже у Мора мы видим хоть и скрытую, но апологию личности, способной созидать нечто новое. Так, именно «профессия» ученого дает возможность быть послом, представителем духовенства и, наконец, главой государства [17. С. 71]. Мор, таким образом, ставит профессиональных креаторов (творцов) в привилегированное положение, несмотря на весь свой уравнительный пафос. Заканчивает свое произведение Мор указанием на возможную причину того, что в мире до сих пор нет подобных «утопий»: «этому противится одно чудовище, царь и отец всякой гибели, - гордость. Она меряет благополучие не своими удачами, а чужими неудачами. Она не хотела бы даже стать богиней, если бы не оставалось никаких несчастных, над которыми она могла бы властвовать и издеваться; ей надо, чтобы счастье сверкало при сравнении с их бедствиями, ей надо развернуть свои богатства, чтобы терзать и разжигать их недостаток» [17. C. 147]. По сути, это указание на одно из свойств личности: успех одного наиболее ярок на фоне поражения остальных. Для людей быть лучше, чем остальные, является самоценностью. Соответственно, процесс приобретения личностиявляется как бы корнем всех социальных бед, так как неизбежно трансформируется в гордыню. Люди просто не хотят жить в уравнительной утопии, ибо она лишает их права на самореализацию.

К. Маркс и Ф. Энгельс, казалось бы, разрешили противоречие личности. Для них «кормовая» основа жизнедеятельности личности – это вовсе не социальный паразитизм и эксплуатация человека человеком, а сфера добровольного производительного труда. Подспорье освобождения личности - развитие производительных сил, автоматизация производства, освобождение от принудительного труда, наличие продуктивного досуга. Согласно Марксу человек обретает свою сущность только преобразованием окружающей действительности. В неотчужденной деятельности человек проявляет свою индивидуальность, когда «все предметы становятся для него опредмечиванием …себя, утверждением и осуществлением его индивидуальности, его предметами, а это значит, что предмет становится им самим» [14. С. 350]. 

Дискурс Маркса персоналистичен, он во многих местах ставит акцент на индивидуальности выражения сущностных сил человека. Так, в «Заметках по поводу книги Джемса Милля» Маркс пишет, что в условиях подлинной свободы «в труде я поэтому утверждал бы мою индивидуальную жизнь и, следовательно, собственное своеобразие моей индивидуальности. Труд был бы моей истинной, деятельной собственностью» [13. C. 384]. Завершая «Немецкую идеологию», Маркс и Энгельс отмечают:  «пролетарии, чтобы отстоять себя как личности, должны уничтожить имеющее место до настоящего времени условие своего собственного существования…» и «должны низвергнуть государство, чтобы утвердить себя как личности» [15. С. 472]. Здесь, разумеется, возникает вопрос о том, что конкретно подразумевают авторы под «личностью». Но, учитывая, что оба классика марксизма вполне осознавали перспективу полной автоматизации сферы материального производства, под словом «личность» они имели в виду именно творческую личность, проявляющую свои индивидуально-социальные качества. По крайней мере, такая личность виделась им конечной целью движения к коммунизму. 

В теории все выглядело стройно. Личность – это трансцендирующий, то есть выходящий за пределы своей эгоистической замкнутости, индивидуум. В коммунистическом обществе продуктивная деятельность становится главной потребностью, люди в процессе творческой деятельности изменяют не просто природу, но и сами себя. Творчество приносит удовольствие как таковое. Но Маркс и Энгельс не стали выстраивать долгосрочных прогнозов, не разрабатывали рецептов построения коммунистического общества. А потому то, что в теории выглядело просто, в реальности оказалось гораздо более сложной проблемой, перед которой встали уже большевики. 

Революция 1917 г. поставила перед ними целый спектр фундаментальных проблем, включая формулирование дискурса о личности. С одной стороны, необходимо было увязывать официальный партийный дискурс с марксистским дискурсом о преодолении отчуждения, об освобождении личности. С другой стороны, перед большевиками стояла тяжелейшая задача сплочения общества в единую силу. Соответственно, возникали многие дискуссии, зачастую затрагивавшие проблематику конструирования дискурса о личности. Стоит ли приносить личность настоящего в жертву славному коммунистическому будущему? Имеет ли человек право на базовые политические свободы в условиях первой фазы коммунизма? Должен ли человек подчиняться строгой партийной иерархии? Ответы давались самые разные. Чего только стоит полемика К. Каутского [11] и Л. Троцкого [22] по проблематике коммунистического террора. Стоит упомянуть и критику подавляющего личностьсоветского коммунизма представителями русской религиозной мысли, среди которой наиболее яркая и последовательная принадлежит перу Н.А. Бердяева [1]. 

При этом и до революции были предложены самые различные решения «проблемы личности». Так, в знаменитом утопическом романе «Красная звезда» А. Богданов рисует идеальное коммунистическом общество марсиан, которое имеет весьма специфическое и непривычное для современного читателя отношение к личности. Например, отношение к гениям-творцам весьма двойственное. С одной стороны, они «двигают общество вперед». С другой стороны, они лишь часть коллективного целого. Их нельзя прославлять и возвеличивать, а их имена стоит как можно скорее забыть. Один из марсиан задает вопрос главному герою: «Разве в руках Мэнни (одного из выдающихся деятелей марсиан – Д.Д.) не находится весь опыт предыдущих поколений и современных ему исследователей и разве не исходил из этого опыта каждый шаг его работы? И разве не природа предоставила ему все элементы и все зародыши его комбинаций? Человек – личность, но дело его безлично. Рано или поздно он умирает с его радостями и страданиями, а оно остается в беспредельно растущей жизни. В этом нет разницы между работниками; неодинакова только величина того, что они пережили, и того, что остается в жизни» [2. С. 43]. И после того, как главный герой спрашивает рассказчика о том, сохраняется ли имя великого творца после его смерти, тот отвечает: «Имя каждого сохраняется…, пока живы те, кто жил с ним и знает его. Но человечеству не нужен мертвый символ личности, когда его уже нет. Наша наука и наше искусство безлично хранят то, что сделано общей работой» [2. С. 43].

В СССР на время возобладал дух «железного» коллективизма, и весы качнулись в сторону подавления личности массой. В конце концов, как и Библию, тексты Маркса и Энгельса, можно трактовать по-разному, а потому дискурс коллективизма на время взял верх. Однако в итоге вожди СССР выбрали другую политику и не стали насильно втискивать личность в рамки коллективного «целого». 

Прежде всего, обращение к великим творцам и героям стало одним из способов конструирования официального дискурса: героям должны были подражать рядовые партийцы. Примеры часто брались из дореволюционного прошлого, как гении описывались не только борцы за свободу, но утверждалось, что во всей истории можно найти примеры подлинно человеческого, достойного воспроизведения и подражания. Коммунизм как бы себе присваивал все лучшее в истории (как учил Ленин), в том числе и истории становления личности (при всех оговорках насчет “классовой и исторической ограниченности”).

Во время партийных чисток каждый должен был обличитьсебя – то есть произнести публичный доклад, который бы подтверждал коммунистическую сознательностьтого или иного партийца. На деле, если копнуть глубже, тот же сталинский режим не просто не уничтожил автономию личности. Он в какой-то степени эту личность создал. Как отмечает О.В. Хархордин, «сталинский режим заставил каждого коммуниста, а …позже и каждого гражданина обличить себя делами, сделать наличие личности очевидным. Требование проявить себя было обязательным для всех, и режим неустанно присматривал за тем, чтобы это требование выполнялось. Таким образом, сталинский режим не только сделал возможным массовое словоупотребление слова “личность”, он также научил население, как признавать и распознать эту личность в себе. В этом смысле режим дал “личность” массам, он дал возможность каждому человеку стать отдельной, а иногда и исключительной, личностью. В терминах Хайдеггера можно …сказать, что режим “освободил” личность для существования» [24. С. 288]. 

В этих практиках таилась скрытая угрозу режима, так как диалектическое равновесие между развитием коллектива и утверждением индивида сложно поддерживать на практике. «С одной стороны, - пишет Хархордин, - социалистическое общество должно было со временем породить блистательные личности. С другой стороны, тех, кто слишком пытался привлечь внимание к примерам ярких индивидуальностей, могли заподозрить в принижении революционного коллектива [24. C. 238]. 

Но стоило железной хватке режима несколько ослабнуть, как личность всюду начала противопоставлять себя коллективу. Практики обличения превратились в практики индивидуализации через отличие. Советские граждане продолжали соблюдать различного рода ритуалы, демонстрирующие преданность коллективному началу Советского Союза, но это все больше превращалось в лицемерную демонстрацию «работы над собой». В коллективе люди носили одну маску, но на кухне в кругу семей или в узких группках диссидентов демонстрировали противоположное поведение. В итоге партия потеряла власть над личностью. В обществе зрела стихийная революция людей, «наделенных личностью». Все хотели выделиться, иметь индивидуальный стиль, слушать запрещенную музыку и т.п. 

Партия также не смогла направить практики индивидуализации в сторону именно творческой самореализации, и они превратились в практики погони за дефицитными вещами. Личность  деградировала до индивида-потребителя, приученного равняться на Америку, которую, в свою очередь, все время пытались догнать и перегнать. И «вместо того чтобы долго мучиться в процессе написания уникальной книги и добиться отличия столь сложным путем, стало можно отличиться очень просто – продемонстрировав пораженным гостям уникальную библиотеку, книги которой, возможно, никогда не читались» [24. С. 454]. СССР во многом и развалила личность: вернее, неспособность партии направить ее стремление выделиться в русло общественно востребованного творчества, а также неспособность ее обеспечить людям «эрзац-самореализацию» ростом экономики потребления. И, когда СССР настиг кризис потребления (заметим – в экономике в целом еще никаких катастроф не происходило), не стало и самого СССР. 

Таким образом, СССР не смог совладать с личностью. Он ее породил, но укротить не смог. 

История показывает, что идею личности и идею коммунизма не так просто совмещать. Для многих борцов за равенство и братство личность была постоянным источником гордыни и тщеславия. Процессу самореализации свойственно перетекать в процесс поиска выгодных отличий от других. В конце концов, наиболее яркие личности – полководцы и политики, вершившие свои «великие дела» на трупах масс. Возможно, стремление выделиться встроено в генетику человека и обеспечивает естественный отбор. Хотя вся марксистская теория сопротивляется сведению сущности человека к  биологически обусловленным характеристикам,  существует ряд биологически заданных «программ», влияющих на его поведение, каким бы могучим общественным «супер-эго» на него не давили.   

 

Совладать с личностью?

 

Здесь, разумеется, возникает множество вопросов. В конце концов, мы лишь обращались к предыстории коммунизма. Нас могут упрекнуть в том, что в будущем все будет по-другому, так как не будет тех пережитков буржуазного общества, которые наблюдались в том же СССР, а будет более благоприятная технологическая и социальная среда. Тем не менее проблемы, с которыми сталкивались сторонники идеи коммунизма ранее, не потеряют своей актуальности. 

Так, неизбежно возникнет вопрос о том, какуюличность общество будущего будет воспитывать. Нужно ли будет стремиться преодолеть всяческий эгоцентризм, или стремление к самореализации посредством утверждения «я» в обществе – это высшее благо? Стоит ли следовать рекомендации А. Богданова и забывать имена великих, чтобы не создавать идолов? Как нащупать грань между выявлением в человеке индивидуальных особенностей, представляющих его в выгодном свете на фоне остальных, и восхвалением «избранных», которые рискуют при этом превратиться в нарциссов? Личность - крайне проблематичный «объект» социального творчества, ибо тонкие психологические черты каждого человека труднодоступны для всеохватного изучения и преобразования. 

Вероятно, самому процессу творческой самореализации присущи внутренние противоречия. С одной стороны, в нем происходит взаимное культурное «обогащение» людей, диалог между творцами во времени и пространстве [5], с другой, в его рамках единицы неизбежно выделяются и начинают затенять остальных своими достижениями. В конце концов, сам диалог творческих личностей всегда начинается вовсе не как диалог равных с равными, а как процесс постижения, «усвоения» культурного наследия прошлого человеком, пытающимся найти «себя». Но в этом процессе также трудно найти грань между поиском «себя» и слепым копированием культурного опыта и творчества «других». Сегодня часто можно встретить фанатов современных музыкальных исполнителей или, например, актеров, полностью утрачивающих «себя» и живущих жизнью своих кумиров (так называемый сelebrity worship syndrome). Можно, конечно, предположить, что утрата многими «себя» в пользу обожаемых «других» является результатом коммерциализированной поп-культуры, полностью выстроенной на манипуляции массовым сознанием. Но нужно будет еще выяснить, насколько феномен поклонения кумирам является чем-то обусловленным современным капитализмом, а что из этого присуще природе человека, склонного восхищаться достижениями других людей и перенимать их опыт. 

В конце концов, существование звезд и обожествляемых «идолов» попросту необходимо. Без жесткого отбора, беспощадно отбрасывающего на периферию творческой жизни различного рода «непонятых гениев», не было бы нормального функционирования системы производства, распределения и потребления продуктов творческой деятельности. От появления на сцене под многотысячные овации до «красной дорожки» и автограф-сессии – всюду формируется система «возвышения» звезды или героя. Без этого «порядка личности» производство и потребление продуктов творческой деятельности превратилось бы в какофонию, перекрикивания тысяч людей, пытающихся стать яркими и выдающимися певцами, рок-исполнителями, художниками, поэтами и т.п. Нам нужны яркие личности, чтобы не потеряться в хаосе потоков звуков, цветов, красок. Нам нужны яркие имена и образы, чтобы иметь примеры, ориентироваться в истории, черпать вдохновение и т.п.

И, скорее всего, драматический разрыв между «звездами» и остальной массой будет усиливаться вытеснением людей из сферы физического и рутинного труда. Перед «освободившимися» людьми возникнет выбор: деградировать и развлекаться либо пытаться стать кем-то. И одно дело, когда в мире несколько сотен тысяч людей, пытающихся стать философами, музыкантами, писателями, фотографами или художниками, но другое дело – когда их многие миллионы. К тому же этим многим миллионам придется столкнуться с конкуренцией со стороны искусственного интеллекта (ИИ). А он вполне способен не только побеждать людей в шахматы или в «Своей игре» («Jeopardy»), но и делать научные открытия, сочинять музыку или создавать шедевры изобразительного искусства. Уже сегодня, например, картины, нарисованные ИИ, успешно продаются на аукционах за десятки тысяч долларов [18]. Соответственно, возникает вопрос: нужны ли обществу многие миллионы творческих людей? Кто будет «потреблять» их творчество? Успеет ли человечество переварить все это творческое многообразие? 

И это касается не только искусства. Еще в 70-х гг. XXвека говорили о «шоке будущего» [21], о возможных проблемах, связанных с тяжелой психологической адаптацией к ускоряющемуся научно-техническому прогрессу. Сегодня же научное творчество ведет к состоянию сингулярности, в рамках которого научно-технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию [6]. Но здесь сразу же возникает вопрос: каков смысл в таком не доступном пониманию прогрессе? Нужен ли прогресс ради прогресса? И нужны ли усилия многих творческих личностей, чтобы этот прогресс ускорять в неизвестном направлении?  

Наконец, стоит отметить, что саму творческую деятельность не нужно идеализировать. Она имеет не только преимущества перед физическим трудом рабочего или рутинным трудом в работника сферы услуг (например, радость от сотворения чего-то нового). Напротив, гораздо проще найти ее недостатки [9]. Сегодня популяризируется представление о том, что свобода от труда, достигаемая, например, введением безусловного дохода, освободит людей от нелюбимой работы и даст им возможность заниматься свободным творчеством [3]. Но у рабочего, который, как мы считаем, отчужден, продает рабочую силу и тратит большую часть дня на нелюбимую работу, все же остается хоть какое-то его личное время. Какой бы отвратительной его работа ни была, чем в большей степени отчуждена от его работы его «личность», тем проще ему в свободное время не думать о ней, расслабиться и отдать всего себя тихому созерцанию или, например, общению с семьей. Напротив, если речь идет о творчестве, то оно, как правило, всецело «захватывает» человека, а потому разгромное поражение на творческом поприще может оказаться тем, что очернит все время творческой личностивплоть до возможного решения о самоубийстве. 

Сказанное, конечно, не значит, что к посткапиталистическому обществу не имеет смысла стремиться или что следует отказаться от попытки развития неповторимой личности как можно большего числа людей. Скорее речь идет о том, что «строители коммунизма» столкнутся с множеством трудноразрешимых социально-политических и технологических задач. Главной станет проблема достижения равновесия между развитием отдельных личностей и поддержанием единого коллективного целого. Нужно будет создавать героев, перенастраивать общественные институты на поиск талантов и всестороннее развитие личностей, но их прославление будет подстегивать конкуренцию за самореализацию, что приведет к бегству от реальности тех, кто окажется на периферии творческой деятельности или вовсе столкнется со стеной непонимания и отторжения.

Для этих людей будут создаваться (скорее всего, ими же самими) свои виртуальные «резервации» с неисчерпаемыми потоками удовольствия, неизбежно приводящие к деградации личности, возвышение которой невозможно в условиях безмятежного комфорта. Соответственно, вновь встанет вопрос о свободе, о границах, которые общество не вправе переступать, чтобы не нарушать интимного пространства личности и не превратиться в «Большого Брата». Иными словами, если для капитализма классовое господство было оправдано необходимостью принуждать людей к труду, то новая структура господства (выдающихся личностей и «созидателей дискурса»?) будет оправдываться необходимостью принуждать людей к личностному развитию и ограждать их от многочисленных средств массовой деградации, которые уже изобретает и неизбежно в еще большем количестве изобретет наука. 

Возможно, то, что мы сегодня понимаем под посткапиталистическим обществом, - это далеко не последняя общественная формация, и эпоха личностей со всеми ее новыми довольно острыми противоречиями – это нечто необходимое человечеству до тех пор, пока не будет достигнуто новое состояние. Вероятно, это состояние будет характеризоваться своего рода полнотойбытия. Человек создаст настолько разнообразный и интересный мир вокруг себя, настолько разовьет свои сущностные силы, что можно будет жить вечно и без скуки, просто изучая мир, наслаждаясь его красотой, постоянно встречая его новые формы и оттенки. И тогда, возможно, наступит настоящая постисторическая эра, которая избавится, наконец, от отчуждения во всех его формах. Однако это, по всей видимости, дело очень далекого будущего, и современному человеку предстоят еще долгие и мучительные попытки совладать с личностью. 

 

 

1.Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. 

2.Богданов А.Красная звезда. М.: ТЕРРА, СПб.: Северо-Запад, 2009. 

3.Брегман Р.Утопия для реалистов: Как построить идеальный мир. М.: Альпина Паблишер, 2018.

4.Брэдбери Р.Д.451' по Фаренгейту. М.: Эксмо, 2018. 

5.Бузгалин А. В.Креативная экономика: частная интеллектуальная собственность или собственность каждого на все? // Социологические исследования. 2017. № 7. С. 43-53.

6.Виндж В.Технологическая сингулярность / Компьютерра. - https://old.computerra.ru/think/205650/(дата обращения 08.10.2018).

7.Горц А. Нематериальное. Знание, стоимость и капитал. М.: ГУ-ВШЭ, 2010.

8.Давыдов Д.А.Безусловный доход: от «левых» ожиданий к «правому» воплощению // Свободная мысль. 2016. № 2 (1656). С. 15-26.

9.Давыдов Д.А.После капитализма: свобода от отчуждения или рентное забвение? // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. 2016. Т. 16. № 1. С. 20-32. 

10.Каутский К.История социализма: Предтечи новейшего социализма. М.: Академический проект, 2013.

11.Каутский К. Терроризм и коммунизм. Берлин: Т-во И. П. Ладыжникова, 1919. 

12.Котлер С., Диамандис П. Изобилие. Будущее будет лучше, чем вы думаете. М.: АСТ, 2018. 

13.Маркс К.Заметки по поводу книги Джемса Милля / Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года и другие ранние философские работы. М.: Академический проект, 2010. С. 359-384.

14.Маркс К.Экономическо-философские рукописи 1844 года / Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года и другие ранние философские работы. М.: Академический проект, 2010. С. 303-359.

15.Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология / Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года и другие ранние философские работы. М.: Академический проект, 2010. С. 303-359.

16.Мейсон П.Посткапитализм: Путеводитель по нашему будущему. М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. 

17.Мор Т.Утопия / Мор Т. Утопия; Кампанелла Т. Город Солнца; Бэкон Ф. Новая Атлантида. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2017. С. 5-148.

18. На аукцион выставят нарисованную искусственным интеллектом картину / Индикатор. - https://indicator.ru/news/2018/08/23/aukcion-kartina-iskusstvennij-intellekt/(дата обращения 08.10.2018).

19.Скляр Л. Конец света, конец капитализма и начало новой радикальной социологии // Социологические исследования. 2018. № 6. С. 141-145. 

20.Стэндинг Г. Прекариат: Новый опасный класс. М.: Ад Маргинем, 2014.

21.Тоффлер Э. Шок будущего. М.: АСТ, 2002.

22.Троцкий Л.Д.Терроризм и коммунизм. - https://www.marxists.org/russkij/trotsky/1920/terr.htm(дата обращения 08.10.2018).

23. Тщеславие, гордость, гордыня / Твоя Библия – вечное сегодня. - http://www.bible.com.ua/answers/r/36/318303(дата обращения 08.10.2018).

24.Хархордин О. В.Обличать и лицемерить: генеалогия российской личности. СПб.; М.: Европейский университет в Санкт-Петербурге: Летний сад, 2002. 

комментарии - 6
Николай 28 ноября 2018 г. 22:22:48

Ленин. Антагонизм и противоречие не одно и тоже. Первое исчезнет при коммунизме а второе останется. То есть между человеком и обществом исчезнут классовые неразрешимые противоречия. При коммунизме обязательно будут противоречия между личностью и обществом но диалектические, не денежные, не насильственные. Капитализм это битвы звериные, это война. А при коммунизме битвы спортивные, научные, тоже яростные но это битвы ЗА ТО ЧТОБЫ ОТДАТЬ СВОЙ ТАЛАНТ народу, а не за то, чтобы пожрать.Деградирует не сам человек, а его заставляет деградировать великий страшный капитал и принудитель государство. С упразднением денег и государства человек расцветет. Коммуна Макаренко показала как быстро расцветает человек в условиях КОЛЛЕКТИВИЗМА. При коммунизме ВСЕ СТАНУТ талантами, героями. Все станут такими как Рокоссовский или Лермонтов.

Николай 28 ноября 2018 г. 22:25:49

СОЦИАЛИЗМ УСТАРЕЛ! КУРС НА ЧИСТЫЙ КОММУНИЗМ!

ЛЕНИН СТРОИЛ КОММУНИЗМ, А НЕ СОЦИАЛИЗМ! 90 ЛЕТ НАЗАД!
А все левые о Коммуне и не вспоминают. И о РАВЕНСТВЕ тоже!

Социализм планировался им и Марксом как временный переходный период. Мы потерпели поражение потому, что слишком долго сидели на социализме.

А социализм это ПЕРЕХОДНЫЙ, то есть ВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД. СОЦИАЛИЗМ УСТАРЕЛ. И нужно переходить вперед к коммунизму. А поскольку коммунизм никто не строил, то мы покатились в капитализм.

На разрушенных битвами бастионах социализма уже не устоять, оборону не выдержать.

НУЖНО НАНЕСТИ КОНТРУДАР ЧИСТЫМ КОММУНИЗМОМ, идя за коммунизмом (не социализмом) Ленина.
1. Работа Ленина «Великий почин». Цитирую.
« Слово «КОММУНА» у нас стало употреблять слишком легко…. И при этом забывается, что СТОЛЬ ПОЧЕТНОЕ ЗВАНИЕ надо завоевать… в строительстве действительно КОММУНИСТИЧЕСКОМ.»

Добавление автора. Ленин имеет в виду, что Коммуны это не государственные учреждения с начальниками. Не надо их путать. А коммунами именовать только действительные коммуны, то есть общества равных, общества без начальников.

2. Первоначальный вариант статьи « Очередные задачи Советской власти.» Цитирую.
« Каждая ФАБРИКА , каждая артель …. является САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ КОММУНОЙ с внутренней организации труда. В каждой из этих КОММУН повышение САМОДИСЦИПЛИНЫ…

Вот на каком пути можем и должны достигнуть того, чтобы сила примера стала в первую очередь моральным, а затем и принудительно вводимым образцом устройства труда в новой Советской России».

Анализ. Под Коммуной Ленин понимает именно Коммуну. Обратите внимание, в коммуне должна быть САМОДИСЦИПЛИНА. А при социализме была ДИСЦИПЛИНА и это тоже правильно, но не одно и то же. КОММУНА ЭТО САМОДВИЖЕНИЕ, а социализм это ДВИЖЕНИЕ под руководством соцгосударства . Абсолютно противоположное.

3.ЛЕНИН «Как организовать соревнование? Цитирую вождя.
«Надо .чтобы каждая КОММУНА- любая фабрика, любая деревня выступили соревнуя друг с другом…Вот какими успехами должны гордиться наши КОММУНЫ,…В какой КОММУНЕ…

4. Черновой набросок ПРОЕКТА ПРОГРАММЫ. Седьмой экстренный съезд РКП(б)
« Организация соревнования между различными коммунами.»

5. ЛЕНИН . О мерах перехода от буржуазно –кооперативного к пролетарско-коммунистическому снабжению и распределению” ПСС т 37 с 471-472
«Вся трудность задачи состоит в том, чтобы выработать систему мер перехода К НАСТОЯЩЕЙ КОММУНЕ». Обсуждение. Обратите внимание, здесь ЛЕНИН специально подчеркивает “НАСТОЯЩАЯ КОММУНА.”
6. ЛЕНИН. Речь на 1 съезде земледельческих КОММУН И СЕЛЬХОЗАРТЕЛЕЙ
4 ДЕКАБРЯ 1919 ГОДА. Цитирую.
“Мы добьемся, чтобы каждая из существующих теперь НЕСКОЛЬКИХ ТЫСЯЧ КОММУН
стала настоящим рассадником КОММУНИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ.”

Николай 28 ноября 2018 г. 22:27:07

7. Работа Ленина «Дополнения к проекту о субботниках»
“ Субботники являются одним из форм пропаганды идеи трудовой повинности и САМООРГАНИЗАЦИИ РАБОЧЕГО КЛАССА”

Это только маленькая часть постановлений и теории Ленина по реальному строительству РЕАЛЬНОГО КОММУНИЗМА, НЕ СОЦИАЛИЗМА!
Обсуждение. Везде где у Ленина встречается слово “ САМО” речь идет О ТЕОРИИ КОММУНИЗМА. После этого замечания любой рабочий сам может разобраться, где у Ленина теория социализма, а где теория коммунизма. Мы привели, только небольшое количество примеров, показывающих, что Ленин сразу строил и социализм и коммунизм.

Решения всех сталинских съездов были выполнены. Осталось выполнить решения всех ленинских съездов о построении 1000 коммун. Обратите внимание, что надо по Ленину создавать и ФАБРИКИ (заводы)-КОММУНЫ, а не только сельские.

На пути к коммунизму Великая Компартия снова возродиться, но в новой форме, в форме сетевой партийной Коммуны. ЗАКОН ОТРИЦАНИЕ ОТРИЦАНИЯ!
Мы вышли на финишную черту героической русской истории:
ВПЕРЕДИ ТОЛЬКО КОММУНИЗМ. Социализм остался позади

Коммунизм Ленина на ПРОЗЕ.РУ Николай Мокушев https://www.proza.ru/avtor/nickolai1

Николай 28 ноября 2018 г. 22:32:39

ЛЕНИНСКАЯ ТЕОРИЯ ПЕРЕХОДНОЙ ФОРМЫ МЕЖДУ СОЦИАЛИЗМОМ И КОММУНИЗМОМ.

Между обезьянами и человеком имеются ВСЕ ПЕРЕХОДНЫЕ ФОРМЫ. Вот и Ленин теорию такой ПЕРЕХОДНУЮ ФОРМУ между социализмом и коммунизмом построил. И назвал ее ПОЛУГОСУДАРСТВОМ в работе «Государство и революция». Перейти в коммунизм тихо-мирно может только ленинская модель социализма как переходной формы.
А СССР был ЧИСТЫЙ СОЦИАЛИЗМ без примеси коммуны. Но чистый социализм только ПОЛУСПРАВЕДЛИВОЕ общество и ПОЛУРАВЕНСТВО. А нужна полная справедливость и ПОЛНОЕ ТОТАЛЬНОЕ РАВЕНСТВО.

ЧИСТОЕ СОЦГОСУДАРСТВО ПЕРЕЙТИ В КОММУНИЗМ НЕ МОЖЕТ.

Поэтому трудящиеся и не идут во второй социализм, потому что они знают работу Ленина. Точнее они чувствуют работу Ленина О ПОЛУГОСУДАРСТВЕ-ПОЛУКОММУНЕ. А левые интеллигенты революционный нюх потеряли.

Ленинская ТЕОРИЯ ПЕРЕХОДНОЙ ФОРМЫ лежит по адресу ПРОЗА. РУ Николай Мокушев.
https://www.proza.ru/avtor/nickolai1

Валерий 29 ноября 2018 г. 5:10:09

Перезвоните пожалуйста по телефону 8 (499) 322-46-85 , Валерий.

Валерий 30 ноября 2018 г. 6:28:16

Перезвоните пожалуйста по телефону 8 (499) 322-46-85 , Валерий.

Мой комментарий
captcha