Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    7   23121  | Официальные извинения    964   97302  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    231   78198 

Диктатура санкций. Белорусский вектор политики ЕС

Последние 30 лет Республика Беларусь (РБ) находится под пристальным вниманием и в активном взаимодействии с Европейским союзом (ЕС). Оформление и структуризация внешней политики ЕС в отношении СНГ с момента подписания в 1992 г. Маастрихтских соглашений в течение последующих десятилетий породили новую геополитическую реальность. Суть ее составляло взаимодействие на базе европейских правил и стандартов с целью преобразования постсоветского пространства в соответствии со своими потребностями и интересами [8. С.53]. Западный фланг СНГ ‒ Украина, Молдова и Белоруссия ‒ занимал в этой политике особое место, так как Брюссель с самого начала воспринимал это пространство как потенциально «свое», но после того, как там будет проведено соответствующее переформатирование

Однако события последнего времени (миграционный, экономический и энергетический кризисы ЕС, распространение COVID-19 и его последствия, украинский кризис, сопровождающийся признанием Россией ДНР и ЛНР с дальнейшим включением четырех бывших украинских регионов в состав РФ, внутриевропейский раскол по ряду принципиальных вопросов) свидетельствуют о провале первоначальных планов ЕС по бесконфликтному включению новых территорий в зону своего влияния. Продвигавшиеся долгие годы концепты добрососедства и восточного партнерства на условиях вестернизации постсоветского пространства и ослабления влияния России продемонстрировали гораздо меньшую эффективность, чем рассчитывали их создатели.  

В этом контексте белорусский феномен занимает особое место в восточной политике ЕС и представляет собой особую проблему, изучение которой остается весьма актуальной. Этому способствует высокая динамика происходящих в регионе изменений социально-политического и экономического характера, что, в свою очередь, обусловлено активными действиями со стороны как ЕС, так РБ.

 

Феномен Белоруссии как объекта политики ЕС

Анализ истории отношений стран СНГ с ЕС позволяет выстроить определенный типологический ряд в зависимости от их характера, содержания и вектора. Таких кластеров-групп до недавнего времени насчитывалось примерно шесть.

 Если расположить постсоветские страны по степени их лояльности и, так сказать, отзывчивости на инициативы ЕС, первую группу составляли Украина, Молдова и Грузия. Эти государства в наибольшей степени разделяли евроатлантические ценности. Время от времени они даже обнадеживались туманными и неопределенными надеждами на перспективу членства. И, несмотря на так и не сбывшиеся планы евроинтеграции, эту тройку все еще можно считать «адептами» ЕС. 

Вторая группа под условным названием «лоялисты» составляют Казахстан, Киргизия, Армения, Азербайджан. В третью категорию «осторожного сотрудничества» входят Таджикистан и Узбекистан. Отдельные места в сотрудничестве с ЕС занимали: Туркменистан с его политикой нейтралитета; Россия как самая крупная и влиятельная страна СНГ с мощным энергетическим ресурсом; Белоруссия, демонстрировавшая собственные подходы к европейскому сотрудничеству.

С начала военной спецоперации России на территории Украины своей однотипной санкционной политикой ЕС фактически объединил Россию и Белоруссию в одну группу, превратив их в объект беспрецедентного давления. Не случайно в Википедии в 2022 г. появилась новая статья под названием «Бойкот против России и Белоруссии», где говорится об «отмене партнерских отношений из-за вторжения России на Украину» и поддержке ее Белоруссией [3].

Вместе с тем образ Белоруссии как возмутителя европейского спокойствия и своего рода «enfant terrible» формировался долго. Его основой стали противоположные принципы взаимодействия и установки на сотрудничество. Так, европейская модель сотрудничества основана на идеологических ценностях Евросоюза. Развитие отношений должно сопровождаться трансформацией политики, идеологии и экономики, которая соответствовала бы европейским требованиям и стандартам. Соответствующими паттернами выступают «свобода», «демократия», «равенство», «правовое государство», «соблюдение прав человека», «свободный рынок», «либеральный порядок» и др.

Интерпретация подобных мыслеформ остается прерогативой евробюрократии, которая сама проводит политику различения поведения партнера и его корректировки в случае необходимости. В этой системе западных внешнеполитических координат союзнические отношения между Россией и Белоруссией традиционно игнорировались. Республика нарочито рассматривалась как самостоятельная единица независимо от того, какого рода обязательствами и соглашениями она была связана с другими контрагентами в рамках евразийского проекта. Но это вовсе не означало, что европейцы оставались равнодушными к интеграционному взаимодействию Белоруссии и не предпринимали попыток его ослабить [17. С.18].

Это особенно важно для Брюсселя, так как РБ входит в интеграционное ядро Содружества и остается участником практически всех объединительных инициатив, когда-либо выдвигавшихся на пространстве СНГ. Так Белоруссия являлась членом в свое время действовавших объединений ‒ ЕврАзЭС (2000‒2014), Единого экономического пространства (2003‒2015), Таможенного Союза (2010‒2015). Сейчас страна является членом ОДКБ (с 1992 г.), Союзного Государства России и Белоруссии (с 1996 г.), ЕАЭС (с 2015 г.). «Послужной» интеграционный список РБ настолько внушителен, что простого абстрагирования оказалось недостаточно, ибо значительная часть проблем в сотрудничестве с ЕС Белоруссии удавалось компенсировать и отчасти нивелировать за счет евразийского направления.  

В отличие от ценностной парадигмы ЕС, белорусские власти руководствуются принципами внешнеполитической многовекторности и экономического прагматизма, избегая  политической и идейно-ценностной проблематики в пользу концентрации на экономическом сотрудничестве.

Эксперты отмечают наличие выраженного крена во внешней политике в сторону экономики, которая рассматривается как приоритетная линия в противовес политической проблематике [15. С. 164]. История дипломатических отношений РБ свидетельствует, что ее руководство в сложных и чреватых обострением отношения с Западом (например, официального признания независимости Южной Осетии, Абхазии или российской принадлежности Крыма) предпочитало выбор в пользу политического нейтралитета из соображений экономического характера.

К идеологическим концептам, направленным на формирование идейных установок белорусского общества, помимо многовекторности относятся «белорусская модель», «интеграция интеграций», «прагматическое партнерство». Концепция «интеграция интеграций», инициированная Президентом Белоруссии Александром Лукашенко, предполагала программу сотрудничества между ЕАЭС и ЕС в качестве долгосрочного сценария, где Белоруссии отводилась значимая роль связующего звена между Востоком и Западом. Концепт белорусской модели и белорусского экономического чуда базируется на определении Белоруссии как социально-ориентированного государства, сочетающего преимущества рыночной экономики, госрегулирования и эффективной социальной защиты граждан [23].   

В выборе своей цивилизационной принадлежности политические круги при активном участии гуманитариев демонстрируют дрейф в сторону особой исторической миссии белорусов. Так, в политической риторике руководства появился термин «белорусская цивилизация», которая вычленяется из восточноевропейской цивилизации. Ее ядро, по выражению белорусского президента, составляют русские, белорусы и украинцы. Полоцкое княжество Х в. трактуется как ранняя белорусская государственность, ее историческая колыбель. А идея национального государства, по словам белорусского президента, проходила красной нитью через все поколения [12]. К этому можно добавить консервативно-охранительную позицию в отношении суверенитета, национальных ценностей и идентичности, когда в любой момент внешние действия могут расцениваться как посягательство на «национальные святыни».

В этой ситуации Брюссель избрал модель давления, используя различные инструменты воздействия на власть и провластный сегмент белорусского общества. ЕС весьма далек от комплементарной риторики и политики в отношении действующей белорусской власти. У бюрократии и политического класса Европы накопился к ней немалый груз претензий. Так, европейские эксперты отмечают, что отношения ЕС с его соседями определяются едиными рамками европейской политики соседства (ЕПС), направленной на поддержку политических и экономических реформ в пограничных странах и их модернизацию с целью создания на основе общих целей и ценностей пространства вокруг ЕС, отмеченного благосостоянием, стабильностью и безопасностью.

В этом контексте представители ЕС вменяют в вину А. Лукашенко сосредоточение в своих руках всей полноты власти, подавление оппозиции, урезание прав белорусских граждан. В европейском дискурсе стала общим местом мысль о том, что «авторитарная система Лукашенко» не имеет общего ценностного фундамента с Евросоюзом, и развитие партнерства в рамках Европейской политики соседства (ЕПС) становится невозможным. А серьезные усилия ЕС «способствовать демократическим изменениям в Беларуси» не привели к желаемому результату [25].

Тем не менее, современная Белоруссия является неотъемлемой частью геополитического ландшафта сразу двух субрегионов ‒ восточноевропейского и евразийского. В течение многих лет республика добивается полноправного представительства в каждом из этих пространств, стремится воспользоваться преимуществами форпоста и при этом сохранить свою идентичность.

Не случайно в официальной информации внешнеполитического ведомства Белоруссии говорится: «Несмотря на объективные сложности, Республика Беларусь после обретения независимости сумела выстроить отношения с внешним миром, не поступившись своими национальными интересами» [5]. За этой фразой скрывается сложный, нередко драматический путь налаживания отношений со своими западноевропейскими партнерами, который еще далек от завершения.

 

Международное позиционирование Республики Беларусь

С момента получения статуса независимого государства (1991) Белоруссия в организационно-структурном плане вписалась в систему международных отношений. Основные принципы, цели и задачи ее внешней политики закреплены в Законе «Об утверждении Основных направлений внутренней и внешней политики Республики Беларусь» от 14 ноября 2005 г. № 60-З. К настоящему времени республикой установлены дипломатические отношения со 183 государствами мира.  Сеть загранучреждений постоянно модернизируется и на 26 октября 2022 г. насчитывает 71 дипмиссию: 57 посольств, 2 постоянных представительства, 11 генеральных консульств и 1 консульство. С учетом аккредитации послов по совместительству Белоруссия представлена в 105 государствах.

МИД РБ подчеркивает, что страна придерживается единых подходов в отношениях со всеми зарубежными партнерами, но концентрирует свои усилия на наиболее важных и перспективных векторах [5]. Среди них называются государства-соседи, прежде всего, РФ. Отмечается активная и конструктивная позиция в таких объединительных образованиях на постсоветском пространстве, как ЕАЭС, СНГ И ОДКБ. Белорусская дипломатия выступает за нормализацию диалога и развитие связей с США, а также заинтересована в развитии всестороннего стратегического партнерства с Китайской Народной Республикой  [19].

В отношении ЕС текущая официальная позиция Минска состоит в том, что объективно он является важным партнером для Беларуси. Однако подчеркивается, что в основе взаимодействия находится торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество [19].

Тот факт, что именно торгово-экономическое сотрудничество между ЕС и РБ шло по восходящей линии, показывали данные за 2021 год. Товарооборот Беларуси с ЕС составил 16,3 млрд долл. (рост 136,5%) с положительным сальдо в 2,7 млрд долларов. Экспорт (9,5 млрд долл.) продемонстрировал рост в 174,4%, а импорт – в 104,5 % (6,8 млрд долларов). Доля ЕС в общем объеме экспорта составила 23,9% (18,7 % за 2020 год) [2].

Введенные Западом новые санкции не остановили торговлю Белоруссии с ЕС, хотя объемы торговли упали почти в полтора раза. Экспорт в первом полугодии 2022 г. достиг 3 млрд долларов. Правда, предметом экспорта остались критически важные для ЕС товары: продукция деревообработки, металлопродукция, нефтепродукты, минеральные удобрения [22]. Несмотря на агрессивную санкционную кампанию, развернутую против Беларуси, Александр Лукашенко дал поручение МИД подключиться к решению вопросов торговли. «Беларуси, несмотря на санкционное давление, нельзя уходить с рынка Евросоюза», – заявил белорусский президент [7].

По данным МИДа РБ, Белоруссия является членом 58 международных организаций и в 7 из них имеет статус наблюдателя [4].  Из 11 региональных международных организаций, в которых Белоруссия состоит участником или наблюдателем, 8 имеют европейское происхождение, включая Европейскую энергетическую Хартию (ЕЭХ), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Совет евроатлантического партнерства (СЕАП) и др.

Доктринальные подходы во внешней политике РБ обозначены такими категориями, как самостоятельность, активность, конструктивность, миролюбие, сотрудничество, концентрация на наиболее важных и перспективных векторах. Важным принципом называется единство подходов в отношении со всеми зарубежными партнерами. В свою очередь, ЕС устами своего министра иностранных дел Жозепа Борреля называет Белоруссию «ключевым элементом Восточного партнерства» и ставит задачу «прекратить насилие» и «изменить режим» [27].

 

Основные этапы отношений ЕС и РБ

Разочарование в «неевропейскости» официального Минска, его независимость вовсе не означает отсутствия интереса у Брюсселя и ряда европейских столиц к взаимодействию с Белоруссией. Напротив, европейско-белорусские отношения отличаются активностью и несомненной креативностью как с той, так и с другой стороны в попытках достигнуть желаемых целей: для ЕС ‒ демократизировать и европеизировать, для РБ ‒ перевести все на экономические прагматические рельсы, чтобы не затрагивать основ государственности и социальной системы.

В периодизации политической истории белорусско-европейских отношений в постсоветский период принято выделять несколько этапов. 

Первый этап: 1991‒1996. До конца 1990-х годов Белоруссия не играла большой роли во внешних связях ЕС. Ситуация изменилась только в условиях расширения и приближения его границы к этой бывшей советской республике.

В 1995 г. был подготовлен проект Договора о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Белоруссией, который так и не был подписан. Приход к власти А. Лукашенко в 1994 г., смена государственных символов страны, придание русскому языку статуса государственного наряду с белорусским, поправки к Конституции, сделавшие Белоруссию президентской республикой, осложнили отношения с ЕС. Именно в этот период Запад начал применять практику обструкции в отношении РБ, первый раз не признав референдум 1996 г. по конституционной реформе.

Второй период - 1996–2008 гг. - характеризовался тенденциями ограниченного взаимодействия с официальной властью республики. Евросоюз исключил Белоруссию из Европейской политики соседства (ЕПС), приостановил двусторонние отношения на министерском уровне и заморозил программы технической помощи. В свою очередь, в 1996 г. руководство страны встало на путь укрепления восточного вектора во внешней политике, создания и развития Союзного государства России и Белоруссии.

На этом этапе ЕС перешел к новой тактике взаимодействия, объявив в 2005 г. о прямом финансировании процесса «формирования гражданского общества». Тогда же на белорусском направлении была опробована система европейских санкций и ограничений. Так, Европарламент принял резолюцию, в которой сделал упор на критику за несоблюдение прав человека и призвал «осудить белорусский режим как диктатуру», выявить и заморозить активы президента и высших чиновников, а также запретить въезд в европейские страны.  Более того, Парламент обратился к Совету Европы и Еврокомиссии с просьбой обсудить ситуацию в Белоруссии с российскими властями. Минск отреагировал на это как на попытку вмешательства в свои внутренние дела [13].  В 2006 г. в преддверии очередных президентских выборов на территории Белоруссии появились теле- и радиостанции, финансируемые из бюджета ЕС для освещения избирательной кампании, что явно свидетельствовало о пренебрежении к суверенитету РБ со стороны ЕС. 

Период 2008‒2010 гг. можно назвать попыткой взаимного налаживания отношений. В 2008 г. Минск почти полностью отказался от критических заявлений против Запада, накануне парламентских выборов в сентябре 2008 г. были освобождены лидеры белорусской оппозиции. В ответ ЕС снял санкции с А.Лукашенко, а в январе 2009 г. МВФ выделил Белоруссии кредит 2,5 млрд долларов. В 2009 г. Белоруссия стала членом проекта ЕС «Восточное партнерство». Прагматика этого шага состояла в том, что, помимо финансовой помощи, белорусское правительство рассчитывало на привлечение технологической помощи Запада. Пиком интенсификации связей Белоруссии и  ЕС стала президентская избирательная кампания 2010 г., в ходе которой руководство страны получило большой международный транш, пойдя на беспрецедентно свободную избирательную кампанию (были зарегистрированы все оппозиционные кандидаты, пожелавшие участвовать в выборах).

Но выборы были расценены наблюдателями от ЕС и ОБСЕ как несвободные. Разгневанный Европарламент принял жесткую резолюцию, в которой призывал применить экономические санкции, заморозить всю макрофинансовую помощь, восстановить визовые санкции в отношении руководства Белоруссии и расширить их действие на других государственных чиновников, а также многое другое [21]. Ухудшение отношений продлилось до 2014 года.  

Новая волна сближения в ходе украинского кризиса 2014 г. длилась по 2022 гг. В условиях украинского кризиса белорусский президент взял на себя роль модератора миротворческого процесса, предложив РБ в качестве международной переговорной площадки. Минский формат сделал А. Лукашенко настолько важным участником переговоров с ведущими европейскими лидерами, что в ЕС умерили антилукашенковскую риторику, в частности, перестав публично называть его «последним диктатором Европы» [1. С. 75].

В этот период европейские санкции сохранились только в сфере военно-технического сотрудничества и технологий двойного назначения, при этом увеличились инвестиции и техническая помощь. Со своей стороны, белорусские власти освободили большинство политиков и активистов, задержанных на акции протеста в день президентских выборов 2010 года. Белорусский президент неоднократно высказывался в поддержку территориальной целостности Украины, не конкретизируя, однако, форматы и модели разрешения украинского кризиса. Так что во многом нейтральная, но при этом проактивная вовлеченность Минска в переговорный процесс стал фактором оптимизации белорусской внешней политики на европейском направлении.

В январе 2015 г., идя навстречу белорусской стороне, Совет Евросоюза разработал документ под названием «Список возможных дополнительных конкретных мер для углубления политики критического вовлечения по отношению к Белоруссии» из 29 пунктов. Для предоставления помощи Брюссель обозначил встречные шаги по наиболее важным для него вопросам белорусской внутренней политики: внесение поправок в избирательное законодательство, упрощение условий деятельности политических партий и НПО, введение моратория на смертную казнь.

Со своей стороны, белорусское руководство с 2016 г. все более активно стало поднимать проблему заключения между Минском и Брюсселем базового соглашения, в котором «Восточное партнерство» больше учитывало бы национальные интересы и было направлено преимущественно в экономическое, а не идеологическое русло. Для полноценного экономического сотрудничества и политического диалога Минску необходимо было добиться снятия всех ограничений ЕС.

В наибольшей степени Минск ожидал результатов от экономического и инфраструктурного сотрудничества с ЕС, в частности, помощи в переговорах с МВФ, поддержки присоединения Белоруссии к ВТО, расширения торгового оборота со странами-членами Евросоюза и пр. Задача состояла в том, чтобы извлечь максимум из техпомощи, которая предоставляется в рамках программ ЕПС и «Восточного партнерства». Главным достижением белорусско-европейских отношений стало решение 15 февраля 2016 г.  о непродлении ограничительных мер в отношении 170 белорусских граждан, включая президента А. Лукашенко, и трех компаний. Часть санкций все же была продлена еще на год: эмбарго на поставки Минску вооружений и ограничения для четырех граждан Беларуси, подозреваемых в причастности к политическим исчезновениям.

После президентских выборов 2015 г. кулуарные и официальные контакты разного уровня с ЕС были регулярны, но большая их часть проходила в белорусской столице. Минск становится для западных партнеров более значимым для западных партнеров, чем слабая и раздробленная оппозиция.

После отмены санкций такие европейские структуры, как Еврокомиссия, ЕБРР, Всемирный банк, МВФ и др. начали демонстрировать готовность оказания Белоруссии финансовой помощи и выделения кредитов, но реальные шаги не предпринимали. Не было прогресса и в подписании соглашения по «Партнерству ради мобильности», инициированном в начале 2015 года. Не было достигнуто упрощение визового режима и перемещения через границу из-за нежелания белорусской стороны, хотя привлечь в страну инвестиции и туристов вынуждало Белоруссию в одностороннем порядке постепенно либерализовать визовый режим.

ЕС сохранял в этот период второе место по значимости рынка для белорусского экспорта. Из европейских стран наибольший торговый оборот у Белоруссии был отмечен с Польшей (1,1 млрд долл.) – 4,5%, Германией (1 млрд долл.) – 4,3%, Нидерландами (853, 4 тыс. долл.) – 3,8%, Англией (652,6 тыс. долл.) – 2,6%, Литвой (538,5 тыс. долл.) – 2,3%. В целом же в 2016 г. товарооборот со странами ЕС уменьшился почти на треть. Таким образом, главной цели, которую преследовало белорусское руководство от нормализации с Западом – максимально расширить взаимодействие в экономике с целью получения кредитов, инвестиций и технологий, а также диверсифицировать и нарастить торговый оборот – достичь не удалось.

Снятие санкций в феврале 2016 г. открыло новый период в белорусско-европейских отношениях. Контакты с ЕС оценивались позитивно белорусским руководством и официальными СМИ. Оптимистично был настроен и Брюссель, отошедший в своей политике от требований изменения внутриполитической жизни РБ. В ЕС Минск на тот момент даже приобрел своих лоббистов: страны Балтии, Вышеградскую группу, Австрию, Ватикан и Италию.

Но экономическое сотрудничество так и не удовлетворило ожиданий Минска. Тем более что короткий период оттепели вновь сменился следующим этапом ‒ режимом санкций после выборов 2020 г., впоследствии еще более ужесточенным в связи с началом военной спецоперации России по демилитаризации и денацификации Украины, в причастности к которой Евросоюзом был обвинен и Минск.

 

Санкционная политика ЕС в отношении Белоруссии

Как выглядит политика санкций ЕС, направленная против Белоруссии, наглядно демонстрирует Карта санкций ЕС, где имеется раздел, посвященный Белоруссии. В нем наглядно показана хронологическая последовательность, поводы, масштабы и характер ограничений [16].

Совет ЕС впервые принял ограничительные меры в отношении некоторых должностных лиц Белоруссии 24 сентября 2004 г., которые, согласно докладу Пургуридеса, являются ключевыми участниками нераскрытых исчезновений четырех известных лиц в Белоруссии в 1999-2000 гг. Дополнительные списки были введены после президентских выборов 2006 и 2011 гг. в связи с серьезностью ситуации в Белоруссии. Число лиц, включенных в список, постепенно выросло до более чем 200 человек и многочисленных организаций.

Большинство целевых мер были приостановлены Советом ЕС 29 октября 2015 г., а затем отменены 25 февраля 2016 года. Решение было принято после того, как Белоруссия освободила всех политзаключенных и в контексте улучшения отношений с ЕС.

Впоследствии ЕС ввел несколько пакетов списков физических и юридических лиц «в свете фальсифицированных президентских выборов, состоявшихся в августе 2020 года, и подавления белорусскими силовиками мирных демонстрантов, демократической оппозиции и журналистов». 4 июня 2021 г. Совет также запретил любым воздушным судам, эксплуатируемым белорусскими авиаперевозчиками, взлетать, садиться или пролетать над территорией ЕС.

24 июня 2021 г. ЕС ввел дополнительные адресные экономические санкции,  выполняя решения Европейского совета от 24 и 25 мая 2021 г. после  вынужденной посадки рейса Ryanair в Минске 23 мая 2021 года.

Эти меры включают дальнейшие ограничения, связанные с торговлей оружием, а также запрет на продажу, поставку, передачу или экспорт оборудования, технологий или программного обеспечения, предназначенных главным образом для использования в мониторинге или перехвате белорусскими властями Интернета и телефонной связи по мобильным или фиксированным сетям, или от их имени. Они также включают запрет на продажу, поставку или передачу предметов двойного назначения для военного использования и определенным лицам, организациям или органам в Белоруссии. 

Вводились дополнительные торговые ограничения в отношении нефтепродуктов, хлористого калия и товаров, используемых для производства или изготовления табачных изделий. Кроме того, меры включают ограничения доступа на союзные рынки капитала в отношении белорусского правительства, а также белорусских государственных финансовых учреждений и организаций; запрет на предоставление страхования и перестрахования белорусскому правительству и белорусским государственным органам, и агентствам, а также некоторые запреты Европейскому инвестиционному банку в отношении проектов в государственном секторе.

15 ноября 2021 г. Совет еще более расширил критерии включения в этот список. Теперь рестрикционные меры нацелены также на лиц и организации, способствующих деятельности режима Лукашенко, содействующих незаконному пересечению внешних границ ЕС или перемещению запрещенных товаров и незаконному перемещению товаров с ограниченным доступом, включая опасные товары, на территорию ЕС.

2 марта 2022 г. Совет ввел дополнительные ограничения на торговлю товарами, используемыми для производства или изготовления табачных изделий, минеральных продуктов, калийных удобрений, изделий из древесины, цементных изделий, железа, также изделий из стали и резины. Новые меры запрещали экспорт в Белоруссии или для использования в ней товаров и технологий двойного назначения, экспорт товаров и технологий, которые могут способствовать военному, технологическому, оборонному развитию и безопасности Белоруссии, а также экспорт машин вместе с ограничениями на предоставление соответствующих услуг.

9 марта 2022 г. Совет запретил целый ряд финансовых взаимодействий и операций с Белоруссией. 8 апреля 2022 г. был введен запрет на любые белорусские автотранспортные предприятия, осуществляющие перевозку грузов в пределах ЕС. 3 июня 2022 г. в Регламент Совета ЕС внесены изменения «об ограничительных мерах в связи с ситуацией в Белоруссией и участием Белоруссии в российской агрессии против Украины» [20].

Всего Карта санкций содержит ограничительные меры по 27 позициям, которые носят практически всеобъемлющий характер. Только финансовые ограничения включают 11 номинаций. Так, запрещается: предоставлять государственное финансирование или финансовую помощь для торговли с Белоруссией или инвестиций в нее; проводить операции, связанные с управлением резервами, а также активами Центрального банка Белоруссии; продавать, поставлять, переводить или экспортировать банкноты, номинированные в любой официальной валюте государства-члена, в Белоруссию или любому физическому или юридическому лицу в Белоруссии, включая Правительство и Центральный банк Белоруссии, или для использования в Белоруссии и пр. [11].

 

Санкции «наоборот»

Своеобразной обратной стороной рестрикционной политики Запада в отношении РБ стали программы в сфере образовании и поддержки гражданского общества. В свое время выходу белорусских вузов на международный образовательный рынок способствовало подключение РБ к Болонскому процессу в 2015 г., когда республика стала участницей Единого пространства высшего образования (ЕПВО). Чтобы стать полноправной частью европейского образовательного интеграционного проекта, Белоруссия приняла условия «Дорожной карты» и обязалась до  2018 г. реформировать систему образования в соответствии со стандартами ЕПВО, а к 2030 г. завершить процесс реорганизации системы высшего образования и привести ее в соответствие с требованиями, предусмотренными «Дорожной картой».

По данным ЮНЕСКО, с 2001 по 2015 г. число обучающихся за рубежом белорусских студентов увеличилось более чем в 5 раз. Абсолютный максимум пришелся на 2011‒2014 гг., когда численность обучающихся за рубежом белорусских студентов достигала 40 тыс. человек  и более [24]. На десять тысяч населения республики приходилось 37 обучающихся за рубежом студентов, тогда как в Российской Федерации - 3,4, Украине - 9,3, Молдове - 38, Туркменистане – 52, Литве – 42 человека [18].

Страны Западной Европы, а также государства региона ЦВЕ, сделали более льготными правила обучения граждан этой страны. Так, экономический еженедельник «Белорусы и рынок» провел исследование о том, какими стипендиями, грантами и программами в настоящее время чаще всего пользуются белорусы для получения или продолжения образования за границей. Выяснилось, что на данный момент актуальны 22 программы, которые предоставляют 13 отдельных стран, а также ЕС и Вышеградская группа. Новым компонентом стали стипендии и гранты для продолжения обучения студентов, отчисленных из вузов Белоруссии [6].

Сейчас в Европе нет единой системы обучения студентов из Белоруссии в европейских вузах. Каждый университет, фонд или общественная организация имеет самостоятельную программу и правила приема и помощи.  В числе протекционистских мер предлагаются: бюджетные места в учебных программах; стипендии и гранты; специальные программы финансовой поддержки; языковые курсы; психологическую, юридическую и визовую помощь [9].  При этом ЕС провозгласил намерения внутри страны «работать над инициативами относительно современного образования, не подверженного влиянию пропаганды» [10].

Курс на открытую конфронтацию с властями был взят Евросоюзом в 2020 г. вскоре после президентских выборов. Именно тогда Брюссель заявил о готовности выделить 24 млн евро на финансовую поддержку граждан, местных организаций, общественных групп и правозащитников для «продолжения их работы в рамках протестных движений и/или продолжения оказания помощи и услуг их целевой аудитории». Кроме того, в целевую группу вошли, по определению европейских структур, «жертвы репрессий и граждане, которым пришлось покинуть страну [10].

Действующая интернет-платформа «Проекты в Белоруссии при финансовой поддержке ЕС» презентует обширную программу взаимодействия европейских образовательных и общественных структур с белорусскими гражданами различных категорий: студентами, гражданскими активистами и волонтерами, школьниками, молодыми профессионалами, женщинами [14]. Платформа предлагает широкий набор форматов участия. Это и широко известная образовательная программа Erasmus+, и обучение в престижных вузах Европы (Европейский гуманитарный университет, Свободный белорусский университет, Европейская школа Восточного партнерства), и стажировки в структурах Европейской комиссии (Blue Book Traineeships) и в Институте Роберта Шумана, и участие в Европейском корпусе солидарности, а также в Инициативе «Послы европейской молодежи» [14]..  

Гёте-Институт в Варшаве совместно с партнерами и при финансовой поддержке Европейского союза запускает также Social Camp – «проект для белорусов и о Белоруссии», деятельность которого рассчитана на октябрь 2022  ‒ октябрь 2024 гг. Это образовательно-наставнический проект, состоящий из нескольких «треков»: образовательного, менторинга и программы поддержки проектов. В рамках программы неформального образования слушателям предлагаются десять гуманитарных онлайн-курсов по выбору [26]. 

*        *        *

Белорусское направление внешней политики ЕС в его нынешнем виде переживает глубокий кризис. Беспрецедентное давление на белорусские власти и включение санкционного механизма на полную мощность сводят к нулю все наработки, которые воспринимались обеими сторонами как открывающие перспективы для взаимодействия.

Не оправдались прогнозы тех экспертов, кто предсказывал «выравнивание» отношений между ЕС и РБ, а также возрастание роли ЕС в долгосрочных стратегических планах Минска, опираясь на линейную экстраполяцию наблюдавшихся на тот момент процессов. События, последовавшие за 24 февраля 2022 г., радикально изменили европейский политический «ландшафт», в котором пребывание Белоруссии в качестве послушного реципиента «мирной демократии» при дирижировании ЕС становится бессмысленным. Очевидно, что и политика многовекторности, многие годы реализуемая белорусским руководством, исчерпала себя.

Стратегия ЕС в отношении РБ все это время опиралась на принципы «кнута и пряника», где кнута было слишком много, а пряников ‒ мало, и была направлена на втягивание республики в свое цивилизационное и экономическое поле.  Для этого использовались различные инструменты и форматы. Однако Белоруссия осталась самым неинтегрированным участником «Восточного партнерства», предпочитая иные форматы взаимодействия.

Сейчас на фоне украинского кризиса и ужесточения санкционного давления на Россию и Белоруссию геополитическая ситуация радикально изменилась. Мы находимся в ситуации фундаментального размежевания с Европой и освобождения от контроля, а нередко и диктата Брюсселя. В результате  Минск выбрал модель ускоренного сближения с Россией в расчете на свое посильное участие в выработке новых правил международной игры.

 

 

Литература

1. Басов Ф. А. Развитие отношений Евросоюза и Белоруссии // Международная экономика и международные отношения. 2019, том 63, № 9. С. 75. URL:  https://www.imemo.ru/index.php?page_id=1248&file=https://www.imemo.ru/files/File/magazines/meimo/09_2019/09-BASOV.pdf (дата обращения: 29.05.2022).

2. Беларусь и страны Европы // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. URL: https://mfa.gov.by/bilateral/europe/ (дата обращения: 28.05.2022).

3. Бойкот против России и Белоруссии. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Бойкот_России_и_Белоруссии

4. Беларусь и международные организации / Министерство иностранных дел.URL: https://mfa.gov.by/mulateral/organization/ (дата обращения: 17.11.2022).

5. Внешняя политика Беларуси //Министерство иностранных дел Республики Беларусь. URL:  https://mfa.gov.by/foreign_policy/general_information/ (дата обращения: 17.08.2022).

6. Где белорусских студентов ждут за границей // Белорусы и рынок. 23 марта 2021. URL: https://belmarket.by/news/topic/economic-policy/ (дата обращения: 21.12.2021).

7. Геоэкономическая стратегия Беларуси в условиях передела мира // Евразия Эксперт. 17.08.2022. URL: https://finance.rambler.ru/markets/49180946/?utm_content=finance_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink https://finance.rambler.ru/markets/49180946-geoekonomicheskaya-strategiya-belarusi-v-usloviyah-peredela-mira/ (дата обращения: 17.11.2022).

8. Гузенкова Т.С. Политика Европейского союза в СНГ: принципы, тенденции, перспективы // Политика Европейского Союза в отношении Союзного Государства Беларуси и России / Сборник материалов круглого стола (Минск, 11 мая 2012 г.). Минск: «Бизнесофсет», 2012. С. 53.

9. Еремина Наталья. Смягчения не будет: что ждет отношения Беларуси и ЕС в 2022 году // Евразия. Эксперт. 31.01.2022. URL: https://eurasia.expert/chto-zhdet-otnosheniya-belarusi-i-es-v-2022/ (дата обращения: 18.11.2022).

10. ЕС выделит 24 млн евро на поддержку гражданского общества в Беларуси // 17.11.2020 URL: https://www.belnovosti.by/politika/es-vydelit-24-mln-evro-na-podderzhku-grazhdanskogo-obshchestva-v-belarusi (дата обращения: 19.11.2022).

11. Карта санкций ЕС. Беларусь. URL: https://sanctionsmap.eu/#/main/details/2/?search=%7B%22value%22:%22%22,%22searchType%22:%7B%7D%7D (дата обращения: 17.11.2022).

12. Лукашенко: Полоцкое княжество ‒ наша историческая колыбель // UDF.BY 17 июня 2017. URL: https://udf.name/news/politic/158893-lukashenko-polockoe-knyazhestvo-nasha-istoricheskaya-kolybel.html (дата обращения: 23.12.2021).

13. Минск назвал резолюцию Европарламента вмешательством во внутренние дела / Лента.ру. 29. 09.2002. URL: https://lenta.ru/news/2005/09/29/belmid/ (дата обращения: 29.05.2022).

14. Не упусти свой шанс: возможности для молодежи в Беларуси // Проекты в Беларуси при финансовой поддержке Европейского союз. URL: https://euprojects.by/ru/news/don-t-miss-out-16-free-opportunities-for-young-people-in-belarus/ (дата обращения: 19.11.2022).

15. Неменский О. Б. Модели взаимоотношений России с соседними государствами в контексте интеграционных процессов и противостояния с Западом // Опыт и перспективы белорусско-российских интеграционных проектов: Материалы междунар. науч. конф. / Отв. ред. О. В. Петровская. М.: РИСИ, 2018. 

16. Ограничительные меры в связи с ситуацией в Беларуси и причастностью Беларуси к российской агрессии против Украины // Карта санкций ЕС. URL: https://www.sanctionsmap.eu/#/main/details/2/?search=%7B%22value%22:%22%22,%22searchType%22:%7B%7D%7D (дата обращения: 30.05.2022). 

17. Политика Евросоюза в отношении стран постсоветского пространства в контексте евразийской интеграции (колл. авторов под рук. Т.С. Гузенковой) // Проблемы национальной стратегии. 2015. № 2. С. 18.

18. Почему студенты бегут из Беларуси за границу // Биржевой лидер. URL:http://www.profi-forex.org/novosti-mira/novosti-sng/belarus-/entry1008302037.html (дата обращения: 21.12.2021)

19. Приоритетные направления внешней политики Республики Беларусь.  URL:  https://mfa.gov.by/foreign_policy/priorities/ (дата обращения: 17.08.2022).

20. Регламент (ЕС) 2022/877 на Съвета от 3 юни 2022 година за изменение на Регламент (ЕО) № 765/2006 относно ограничителни мерки с оглед на положението в Беларус и участието на Беларус в руската агресия срещу Украйна. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/BG/TXT/?uri=celex%3A32022R0877 (дата обращения: 17.11.2022).

21. Резолюция Европарламента по Беларуси: полный текст. 20-01-2011. URL: https://era.by/all/new/belarus/14012-.html (дата обращения: 29.05.2022).

22. Сутырин Вячеслав. Геоэкономическая стратегия Беларуси в условиях передела мира. 17.08.2022. URL://eurasia.expert/geoekonomicheskaya-strategiya-belarusi-v-usloviyakh-peredela-mira/ (дата обращения: 16.11.2022).

23. Ткачев Сергей. Белорусская модель социально-экономического развития. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/belorusskaya-model-sotsialno-ekonomicheskogo-razvitiya (дата обращения: 23.12.2021).

24. Фокеева Людмила, Масленкова Елена, Рытов Александр. Образовательная миграция в Республике Беларусь: социально-экономические эффекты и направления развития. URL: http://www.evolutio.info/ru/journal-menu/2020-3-4/2020-3-4-fmr (дата обращения: 21.12.2021).

25. Хаузоттер Т., Ниманн А., Шрац А. Политика Европейского Союза в отношении Беларуси // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/politika-evropeyskogo-soyuza-v-otnoshenii-belarusi. (дата обращения: 27.05.2022). 

26.  Borrell Josep. Belarus: violence must stop and regime must change. 13.08.2020. URL: https://www.eeas.europa.eu/eeas/беларусь-насилие-должно-прекратиться-и-режим-должен-измениться_ru (дата обращения: 18.11.2022).

27. Хаузоттер Т., Ниманн А., Шрац А. Политика Европейского Союза в отношении Беларуси // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/politika-evropeyskogo-soyuza-v-otnoshenii-belarusi. (дата обращения: 27.05.2022). 

28. Social Camp объявляет набор на программы // Проекты в Беларуси при финансовой поддержке Европейского союз. URL:https://euprojects.by/ru/news/social-camp-invites-participants-/ (дата обращения: 19.11.2022).

 29. Borrel Josep. Belarus: violence must stop and regime must change. 13.08.2020. URL: https://www.eeas.europa.eu/eeas/беларусь-насилие-должно-прекратиться-и-режим-должен-измениться_ru (дата обращения: 18.11.2022).


комментарии - 0

Мой комментарий
captcha