Официальные извинения    1   433  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    87   2798  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    279   8290 

И все-таки не везде правилен термин «стоимость»

Дискуссия, начавшаяся на страницах журнала «Свободная Мысль» в связи с новым переводом В. Я. Чеховским 1-го тома «Капитала» [5] и применением им терминов «стоимость» и «ценность», представ- ляется принципиальной. Имеются в виду статьи П. Н. Кондрашова «Не- лепость, ставшая привычкой» [4] и А. В. Бузгалина совместно с Л. Л. Васи- ной «Претенциозная игра в новации» [3].

В статье П. Кондрашова поясняются и в основном поддерживаются новации, сделанные В. Чеховским в процессе перевода «Капитала». На- иболее важная новация состоит в ограничении сферы применения тер- мина «стоимость» с заменой его термином «ценность». По мнению В. Че- ховского (и П. Кондрашова), ранее ошибочно переводили немецкое слово Wert как «стоимость», хотя К. Маркс понимал под ним «ценность», субстанцией которой является абстрактный (общественно необходи- мый) труд, т. е. ценность, характеризуемая затратами труда. В результате вместо «потребительная стоимость» (товара) нужно писать «потреби- тельная ценность», а вместо «меновая стоимость» — «меновая ценность».

Именно эту «меновую ценность», как считает Чеховский, Маркс называет «стоимостью» в условиях капиталистического товарного производства.

Л. Васина критикует эти и другие новации В. Чеховского, хотя, на- сколько можно понять, согласна с заменой «потребительной стоимо- сти» на «потребительную ценность». Кстати, термин «потребительная стоимость» представляется особенно неудачным, что, по-видимому, ста- ло поводом для включения слова «нелепость» в название статьи П. Кон- драшова.

Многие замечания Л. Васиной нам кажутся верными, и о некоторых из них еще будет сказано позднее. Разделы статьи, написанные А. Буз- галиным, носят общий характер, и мы не будем в них углубляться. Глав- ной причиной написания данной статьи явилась наша убежденность, что В. Чеховский все же прав в очень важном утверждении: К. Маркс под термином «стоимость» понимал только «меновую ценность» в услови- ях капитализма, когда продукты труда (потребительные ценности)принимают общественную форму товаров. Иными словами, Маркс рассматривал «стоимость» как особую категорию товарного произ- водства, в котором ценность товара выражается не прямо в затратах труда (рабочем времени), а сложным косвенным путем в деньгах при продаже на рынке, принимая форму меновой ценности. Следовательно, Маркс отделял «капиталистическую» категорию «стоимость» от катего- рии затрат труда.

Наша убежденность в том, что К. Маркс применял термин «стоимость» только к товарному частнособственническому производству, возникла при изучении других (помимо «Капитала») его работ, а также трудов Ф. Энгельса.

Классики марксизма об оценке труда в обобществлен- ном производстве

При обобществлении средств производства (при социализме и ком- мунизме) сохраняется необходимость оценки затрат труда на произ- водство всех видов продукции для осуществления планирования и вы- полнения других экономических расчетов. Ввиду отсутствия рынков количественное измерение затрат труда приходится выполнять непо- средственно при выплате зарплаты («по труду») или путем разработ- ки нормативов трудозатрат. В социалистическом производстве долж- на учитываться не только продолжительность труда (что привело бы к «уравниловке»), но и сложность (его квалификация, интенсивность и др.). Поэтому измерять затраты труда при социализме приходится деньгами.

К. Маркс и Ф. Энгельс неоднократно писали о непосредственном из- мерении затрат труда при социализме (и коммунизме) и исчезнове- нии необходимости прибегать к использованию понятия «стоимость». Так, Маркс в «Критике Готской программы», рассматривая пункт 3 об ос- вобождении труда и распределении трудового дохода, писал:

page168image20544page168image20864

166

page169image416

И ВСЕ-ТАКИ НЕ ВЕЗДЕ ПРАВИЛЕН ТЕРМИН «СТОИМОСТЬ»

page169image1264

«В обществе, основанном на началах коллективизма, на общем вла- дении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов; столь же мало труд, затраченный на производство продуктов, проявляется здесь как стоимость этих продуктов, как некое присущее им вещественное свойство, потому что теперь, в противоположность капиталистическому обществу, индивидуальный труд уже не окольным путем, а непосредственно существует как составная часть совокупного труда...

...Соответственно этому каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько сам дает ему. То, что он дал обществу, составляет его индивидуальный трудовой пай. Например, общественный рабочий день представляет собой сумму индивидуальных рабочих часов; индивидуальное рабочее время каждо- го отдельного производителя — это доставленная им часть обществен- ного рабочего дня, его доля в нем. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его тру- да в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметом потребления, на которое затрачено столько же труда. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме» [6. С. 14].

Ф. Энгельс в главе IV «Анти-Дюринга» писал еще более четко:

«Когда общество вступает во владение средствами производства и применяет их для производства в непосредственно обобществлен- ной форме, труд каждого отдельного лица, как бы различен ни был его специфически полезный характер, становится с самого начала и непосредственно общественным трудом. Чтобы определить при этих условиях количество общественного труда, заключающееся в продук- те, нет надобности прибегать к окольному пути; повседневный опыт непосредственно указывает, какое количество этого труда необходимо в среднем. Общество может просто подсчитать, сколько часов труда за- ключено в паровой машине, в гектолитре пшеницы последнего урожая, в ста квадратных метрах сукна определенного качества. И так как ко- личество труда, заключающееся в продуктах, в данном случае извест- но людям прямо и абсолютно, то обществу не может прийти в голову также и впредь выражать их посредством всего лишь относительной, шаткой и недостаточной меры, хотя и бывшей раньше неизбежной за неимением лучшего средства, — т. е. выражать их в третьем продукте, а не в их естественной, адекватной, абсолютной мере, какой являетсявремя... Следовательно, при указанных выше условиях, общество также не станет приписывать продуктам какие-либо стоимости... Разумеется, и в этом случае общество должно будет знать, сколько труда требуется для производства каждого предмета потребления. Оно должно будет со- образовать свой производственный план со средствами производства, к которым в особенности принадлежат также и рабочие силы... Люди сделают тогда все это очень просто, не прибегая к услугам прославлен- ной “стоимости”» [7. С. 321].

В приведенных цитатах Маркс и Энгельс пишут об оценке труда в часах рабочего времени, однако в других своих работах они говорят о необходимости учета сложности труда и о приведении для сопостави- мости сложного труда к простому. Использование же денег для оценки труда разных видов и сложности при социализме является вполне есте- ственным, хотя, возможно, Маркс и Энгельс об этом не писали (автору это не встречалось). Функции денег при этом существенно сокращают- ся, в частности, они уже не являются товаром и капиталом. Главное их назначение — это «квитанции» о количестве выполненного труда для последующего получения предметов потребления. При этом они могут одновременно служить для измерения затрат труда на производство продуктов и установления их основных «учетных» цен, используемых для учета затрат, планирования, экономических расчетов и т. п. Оче- видно, что в этих же деньгах должны устанавливаться розничные цены на предметы потребления, приобретаемые населением на полученную зарплату («квитанции»).

В начале приведенной цитаты из «Критики Готской программы» К. Маркс пишет, что «производители не обменивают своих продуктов», т. е. что при социализме отсутствует товарное производство. И это еще один аргумент в пользу утраты категорией «стоимость» своего смысла при социализме. Довольно часто розничную государственную торговлю предметами потребления ассоциируют с рынком, а сами предметы потребления называют «товарами». Это, конечно же, недо- разумение.

Во-первых, подавляющее большинство предметов потребления про- изводится в плановом порядке на основании прогнозов потребностей, заказов, анализа статистики потребления и т. п. Во-вторых, «розничные» цены на предметы потребления устанавливаются соответствующими органами по специальным методикам, предусматривающим включе- ние в них специальной наценки («налога с оборота») для консолидации «труда для общества» в бюджете страны. Поэтому розничная государст- венная торговля является лишь механизмом распределения предметов потребления по «квитанциям», полученным трудящимися, в соответ- ствии с их вкусами и возможностями, и имеет лишь внешнее сходство с капиталистическими рынками товаров.

Комментарии к использованию термина «стоимость»

Термин «стоимость» получил чрезвычайно широкое распростране- ние. С некоторой условностью можно выделить три области примене- ния (и определения) термина, понятия или категории «стоимость»:

— трудовая теория стоимости;

— другие научные теории с использованием понятия стоимости, ко- торых много;

— «бытовое» применение термина «стоимость» как денежной оценки любых предметов и услуг (стоимость билета в театр и т. п.).

Очевидно, что трактовка и использование К. Марксом категории «сто- имость» относится к первой области. Другие научные теории будут явно не марксистскими, а третья область — не научной. Что касается трудовой теории стоимости, то она зарождалась еще в работах У. Петти, А. Смита, Д. Рикардо (или даже еще раньше) и получила свое завершение трудами К. Маркса. Процесс ее становления и завершения совпал с развитием капиталистического способа производства, применительно к которому она фактически и разработана. Поэтому теорию трудовой стоимости нужно отнести к классической политической экономии капитализма. Дополнение «Критика политической экономии» к названию «Капита- ла» имеет, конечно, в виду политэкономию капитализма (о чем свиде- тельствует и само название «Капитал»). Речь идет о стоимости товара(товарном производстве), в условиях частной собственности и при ис- пользовании наемной рабочей силы. Для этих условий К. Маркс получил (открыл) формулу для стоимости товара:

p = c + v + m (1),

где — затраты овеществленного труда, — заработная плата наемных работников, — прибавочная стоимость, присваиваемая капитали- стом.

Формула (1), завершающая трудовую теорию стоимости, как и сама эта теория, относится к капиталистическому товарному производству. Это следует и из приведенных высказываний Маркса и Энгельса. Для об- обществленного социалистического производства нужна другая трудо- вая теория. Ее основу могла бы составить, по нашему мнению, гипотеза о количественной оценке сложного труда при социализме деньгами при выплате заработной платы [см., например, 1; 2].

К необходимости количественной оценки труда принуждает прин- цип «от каждого по способностям, каждому по труду», т. е. зарплата, предназначаемая для приобретения предметов личного потребления, должна соответствовать совершенному труду. Количественная оценка и соизмерение труда различных профессий, квалификации и должно- стей представляют большие трудности; но опыт СССР показал, что это возможно.

Таким образом, зарплата становится денежным эквивалентом затра- ченного труда, что позволяет определить «трудоемкость» производства продуктов:

l = c + v (2),

где затраты живого (v) и овеществленного (c) труда измеряются зарпла- той. Трудоемкость (2) заменяет при социализме стоимость (1), ввиду отсутствия эксплуатации и прибавочной стоимости m. Трудоемкость тождественна использовавшейся в СССР себестоимости, но в отсутствие стоимости термин «себестоимость» становится неудачным.

Что касается упоминавшейся консолидации «труда для общества» в бюджете страны через «налог с оборота» на предметы потребления, то, как представляется, советские экономисты и хозяйственники посте- пенно пришли к этому чисто практическим (опытным) путем:

— после «кризиса сбыта» в 1923—1924 гг., вызванного завышением цен государственными трестами и синдикатами, начали регулировать цены;

— прибыль при этом не допускалась, поэтому цены устанавливались по себестоимости;

— однако государству требовались средства на социальные, произ- водственные и общегосударственные нужды. Поэтому начали вводить различного рода наценки, сборы, налоги, в первую очередь на потре- бительские товары, продаваемые населению. К 1930 г. таких налогов и сборов было около 50;

— затем в 1930 г. все эти сборы заменили единым «налогом с обо- рота», который дифференцировался по отраслям и предметам потреб- ления.

И этот механизм успешно «снабжал» индустриализацию, подготовку к войне, саму Великую Отечественную войну и восстановление страны после нее. Одновременно он дал возможность снижать цены в 1946— 1954 гг.

Этот механизм имеет много преимуществ:

— он предполагает полную оплату труда в соответствии с принци- пом «каждому по труду»;

— основные «учетные» цены, устанавливаемые по себестоимости и используемые для планирования и экономических расчетов, не иска- жаются какой-либо «прибавочной стоимостью» m;

— «труд для общества» выполняют все трудящиеся, как производст- венной, так и непроизводственной сфер;

— он наиболее полно реализует эффект вертикальной интеграции производства — централизуемый доход взимается лишь с конечных продуктов потребления;

— розничные цены на отдельные предметы потребления могут уста- навливаться даже ниже себестоимости, что позволяет смягчить неспра- ведливость принципа «от каждого по способностям, каждому по труду», который не обеспечивает материальное равенство трудящихся. Важно лишь выдержать в целом по стране баланс денежных выплат населению и суммы розничных цен предметов потребления и услуг, предлагаемых населению.

Такой механизм оценки оплаты труда и ценообразования не предпо- лагает использование категории «стоимость», т. е. до середины 1950-х гг. стоимость по формуле (1) в СССР не применялась. И все было хорошо и эффективно. Возникли трудности, вызванные увеличением масшта- бов и усложнением экономики, которые нужно было преодолевать улуч- шением структуры и планирования экономики и совершенствованием описанного механизма ценообразования. Однако в ходе проходившей тогда дискуссии возобладали ошибочные представления о сохранении при социализме товарного производства, категории и закона стоимо- сти. В начале 1960-х гг. провели ошибочную же реформу по повышению цен на средства производства с включением в них «плановой прибы- ли» (m), интерпретируемой как «труд для общества» и перечисляемой в бюджет аналогично «налогу с оборота». Одновременно вернулись к коммерческому хозрасчету предприятий, основанному на максимиза- ции прибыли. Все эти ошибочные и продолжавшиеся в 1970—1980-е гг. реформы привели к расстройству экономики, нарушению денежного баланса в стране, появлению дефицита многих предметов потребле- ния, недовольству населения и способствовали в конечном итоге распа- ду СССР. Следовательно, неверная, расширенная на социалистическое производство интерпретация категории «стоимость» привела к серьез- ным практическим последствиям.

* **

Таким образом, нужно полагать, что К. Маркс и Ф. Энгельс использо- вали термин «стоимость» только применительно к товарам в капи- талистическом производстве (а также и при простом товарном про- изводстве без наемных работников). Этот термин отождествляется при этом с «меновой ценностью» товаров. И уж конечно, следует говорить о «потребительной ценности» (а не «стоимости»).

Применять термин «стоимость» при социалистическом производстве можно лишь на самых ранних стадиях социализма: в период перехода от капитализма к социализму или при сохранении большого количест- ва кооперативных предприятий (колхозов и т. п.). Сейчас приходится встречать самые разнообразные «стоимости»: стоимость земли, воды, природных ресурсов, услуг и др. Конечно, авторы вправе вводить и да- вать свои определения понятию «стоимость», — но это будут уже не мар- ксистские понятия.

Если «закрепить» термин «стоимость» за капиталистическим товар- ным производством, то естественным будет говорить о «прибавоч- ной стоимости» как одной из составляющих стоимости. Поэтому нам представляется нецелесообразным заменять этот для всех привычный термин на «прибавочную ценность», которая к тому же может ин- терпретироваться как «дополнительная полезность». Аналогично мы присоединяемся к критике Л. Васиной замены В. Чеховским форму- лировок «увеличение стоимости» на «процесс реализации ценности» и «процесс увеличения стоимости» на «процесс производства приба- вочной ценности», а также применения им вновь появившихся в рус- ском языке слов вместо существовавших ранее, лучше передававших «колорит» XIX и XX вв.

Вместе с тем, по нашему мнению, В. Чеховский прав в том, что К. Маркс применял термин «стоимость» только к товарам в капиталистическом частнособственническом производстве. В обобществленном социали- стическом производстве нужно говорить о затратах труда, непосредст- венно измеряемых в деньгах при его оплате («по труду»).

page173image21488

171

page174image432

ЛЕВ БЕЛЯЕВ

page174image1080

Литература

1. Беляев Л. С. Экономика «зрелого» социализма // Свободная Мысль. 2016. No 6.

21. Беляев Л. С. Элементы политэкономии социализма. Иркутск : Сибирская книга, 2016.

3. Бузгалин А. В., Васина Л. Л. Претенциозная игра в новации. О неудавшейся попытке нового перевода терминов «Капитала» // Свободная Мысль. 2017. No 2.

4. Кондрашов П. Н. Нелепость, ставшая привычкой // Свободная Мысль. 2016. No 5.
5. 
Маркс К. Капитал. Критика политической экономии / под ред. В. Я. Чеховского. М. : РОССПЭН,

2015. Т. 1.

6. Маркс К. Критика Готской программы // Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. М. : Политиздат, 1985. Т. 3.

7. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М. : Политиздат, 1961. Т. 20


комментарии - 0
Мой комментарий
captcha