Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    75   2265  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    196   7034  | Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   9232 

Марксистская интерпретация политики реформ и открытости

 

Почти 40 лет политики реформ и открытости помогли Китаю добиться значительных успехов, но привели и к появлению идеологических сомнений. Своеобразие исторических условий сделало путь развития Китая запутанным и сложным, последствием этого стало противопоставление некоторыми людьми политики реформ и открытости и классического социализма К. Маркса и Ф. Энгельса. Это расшатало веру в преемственную связь между классическим марксизмом и марксизмом китайского типа и создало экстренную необходимость в единстве понимания.

 

1. Успехи политики реформ и открытости, ее значение и последующие идеологические сомнения

 

За время политики реформ и открытости структура собственности в Китае с единой (общественной, государственной, коллективной) поменялась на систему общественной собственности в качестве главной. Развитие индивидуального, частного, иностранного и совместного капитала мобилизовало активность всех владельцев факторов производства, что дало толчок и энергию всему обществу, и экономика сохраняла быстрый рост. С 1978 г. Китай по ВВП с десятого места в мире поднялся на второе, а по среднедушевому ВНД - со 175 на 114 место [8]. С начала политики реформ и открытости в 1978 г. национальный доход на душу населения в Индии и Китае находился на одном уровне. К концу 2013 г. в Индии он вырос в 8,2 раза, в Китае – в 34,5 раза [9], а в России с 1982 по 2013 гг. – в 9,4 раза [1]. По мере роста среднедушевого дохода коэффициент Энгеля, используемый для измерения уровня жизни, в городе с 57,5% в 1978 г. снизился до 36,3% в 2012 г., а в деревне - с 67.7% до 39.3% [11].

Политика реформ и открытости помогает постепенно воплощать в жизнь «китайскую мечту», включающую процветание страны, возрождение нации и народное благополучие. Мы мечтали об этом более 170 лет. С 1840 по 1949 гг. нам понадобилось почти сто лет, чтобы сделать первый шаг к «китайской мечте» – добиться независимости и освобождения китайской нации. При помощи Коммунистической партии во главе с Мао Цзэдуном классический марксизм гармонично соединился с китайской действительностью, что определило уникальный революционный путь социализма с китайской спецификой. Китайский народ встал на ноги, начал осуществление второго этапа «китайской мечты» – великое возрождение китайской нации. ЦК КПК во главе с Дэн Сяопином определил путь построения социализма с китайской спецификой; исходя из задачи твердо придерживаться четырех основных принципов,  избрал политику реформ и открытости, что принесло благополучие народу. С тех пор Китай снял социалистическую шляпу бедности.

60 лет истории развития КНР демонстрируют колебания (флуктуацию) Китая на пути экономического развития. Цао Сыюань из НИЦ общественных наук в Пекине обнаружил волнообразную динамику соотношения между долями государственного и частного сектора экономики: к 1999 году оно вернулось к показателям 1949 г. [4]. Это отражает развитие частного сектора с положительного к отрицательному, и затем снова к положительному показателю и демонстрирует извилистый путь экономики Китая.

            Сложность развития Китая вызвали различные идеологические колебания. Появились выражения «зажигая левую фару, поворачивать направо», «под знаменем социализма идти путем капитализма». В 2007 году 23% студентов некоторых вузов Пекина полагало, что политика реформ и открытости идет вразрез с научным социализмом К. Маркса. В последние годы появилось мнение, что 30 лет до и 30 лет после революции являются взаимоисключающими. Некоторые ученые заявляют, что еще не видели, чтобы развитие настолько соответствовал фразе «чем дальше в лес, тем больше дров». Это свидетельствует, что некоторые люди не видят связь между политикой реформ и открытости и классическим социализмом К.Маркса и Ф.Энгельса, в котором не говорилось о возможности рыночной экономики и частной собственности при социализме.

Причина идеологических колебаний - в различной интерпретации политики реформ и открытости. Сейчас у ученых существует две точки зрения: по мнению одних, политика реформ и открытости – аналог обходной стратегии В.И. Ленина на время переходного периода на начальной стадии социализма. Другие считают, что она демонстрирует несоответствие теории классического социализма действительност социалистического государства и доказывает утопичность, так как отсутствие частной собственности и рынка невозможно. Автор данной статьи придерживается первой точки зрения.

 

2. Политика реформ и открытости – стратегический ход в переходе сквозь «кавдинские ущелья» капитализма

 

Выдвинутая К.Марксом в последнее годы его жизни теория о переходе России сквозь «кавдинские ущелья»[1] капитализма имеет руководящее значение для отсталых государств Востока, но не была достаточно оценена. Эта теория была выдвинута К. Марксом во время полемики между российскими народниками и либералами о том, сможет ли и должна ли Россия, подобно всем государствам, пройти через капиталистическую стадию развития, или следует осуществить прямой переход к социализму на базе деревенской общины. К.Маркс и Ф.Энгельс полагали возможным переход Россией сквозь «кавдинские ущелья» капитализма, но при условии преемственной связи между революциями в России и Западной Европе.

В 1881 г. К.Маркс в набросках ответа на письмо Вере Засулич сделал вывод, что «Россия может ввести в общину все положительные достижения, добытые капиталистическим строем, не проходя сквозь его кавдинские ущелья», «…она может усвоить его положительные достижения, не проходя через все его ужасные перипетии», «…она может зажить новой жизнью, не прибегая к самоубийству» [5]. Такая точка зрения присутствует и в дискуссии Ф.Энгельса 1875 г. с идеологом российских народников П.Н.Ткачевым, и в 1877 г. в редакционном письме К.Маркса в журнале «Отечественные записки», и в 1882 г. в предисловии К.Маркса и Ф.Энгельса к изданию «Манифеста Коммунистической партии» на русском языке, а также в 1894 г. в послесловии Ф.Энгельса к работе «О социальном вопросе в России». Это мнение обосновывается тем, что историческая неизбежность первоначальных накоплений капитализма ограничивается странами Западной Европы и не может быть непосредственно перенесена на российскую общину, а история капитализма в Западной Европе должна превратиться в философско-историческую теорию всеобщего пути развития, стать универсальным ключом к прогнозированию тенденций развития, независимо от особенностей исторической обстановки.

Конечно, в остальных трудах классиков можно найти некоторые, казалось бы, негативные выводы. В 1867 г. К.Маркс в предисловии к «Капиталу» заявил: «Общество, если даже оно напало на след естественного закона… не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами. Но оно может сократить и смягчить муки родов» [7]. В 1894 г. Ф.Энгельс, анализируя социальные проблемы России, сказал: «Исторически невозможно, чтобы обществу, стоящему на более низкой ступени экономического развития, предстояло разрешить задачи и конфликты, которые возникли и могли возникнуть лишь в обществе, стоящем на гораздо более высокой ступени развития… Каждая данная экономическая формация должна решать свои собственные, из нее самой возникающие задачи; браться за решение задач, стоящих перед другой совершенно чуждой формацией, было бы абсолютной бессмыслицей» [6].

Однако далее он категорично утверждает: «После победы пролетариата и перехода средств производства в общее владение у западноевропейских народов те страны, которым только что довелось вступить на путь капиталистического производства и в которых уцелели еще родовые порядки…, могут использовать эти остатки общинного владения и соответствующие им народные обычаи как могучее средство, чтобы значительно сократить процесс своего развития к социалистическому обществу и избежать большей части тех страданий и той борьбы, через которые приходится прокладывать дорогу нам в Западной Европе. Но неизбежным условием для этого являются пример и активная поддержка пока еще капиталистического Запада…только тогда, когда отсталые страны увидят на этом примере, «как это делается»… только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь такого сокращенного процесса развития» [6].

Таким образом, согласны ли Маркс и Энгельс с тем, что отсталые государства должны пройти сквозь «кавдинские ущелья» капитализма? Мы можем в соответствии с размахом перехода трактовать фразу «перескочив через весь капиталистический период, войти в социализм» [6] в узком смысле как «большой переход», а фразу «сократить и смягчить муки капиталистического развития» назвать в широком смысле «малым переходом». Условия реализации первого суровее, сложнее, но и в истории таких прецедентов было много, - например, переход германцев через феодальное общество, переход Америки и Австралии от первобытного общества к капиталистическому, переход народностей Тибета и Ляншань-Ийского автономного округа провинции Сычуань от рабовладельческого общества к социализму.

Трудностей при втором типе перехода меньше, а вероятность успеха больше. Выбор перехода определяется текущей социальной и исторической обстановкой. История показала, что исторические условия, о которых говорили учителя революции, вовсе не были готовы, и Россия не смогла осуществить в узком смысле «большой переход» сквозь капитализм. Капиталистические производственные отношения быстро поглотили традиционный строй деревни, но в условиях полуфеодальной полуколониальной общественно-экономической формации капитализм уже через 50 лет был прерван Октябрьской революцией под руководством В.И.Ленина.

В то время Г.В.Плеханов, К.Каутский и Н.Н.Суханов решительно возражали против намерений В.И.Ленина поскорее перепрыгнуть через капиталистический этап развития, т.к. считали, что «Россия еще не намолола той муки, из которой можно было бы испечь пшеничный пирог социализма». В 1885 г. в книге «Наши разногласия» Г.В.Плеханов писал: «Если, после всего сказанного, мы еще раз спросим себя – пройдет ли Россия через школу капитализма, то, не колеблясь, можем ответить новым вопросом – почему же бы ей и не окончить той школы, в которую она уже поступила?» [10]. К.Каутский утверждал, что «маленький переход» даже в широком смысле тоже очень опасен: социалистическая Россия подобна «недоношенному ребенку», а Октябрьская революция под руководством большевиков – беременной женщине, и, желая осуществить безумный яростный прыжок, сократить невыносимую беременность, она вызывает преждевременные роды, обычно ведущие в смерти ребенка.

В ответ на их критику в 1923 г. В.И.Ленин, будучи больным и устно диктуя, завершает работу «О нашей революции», где, высмеивая Г.В.Плеханова и К.Каутского, говорит, что они не понимают диалектику революции, не видят особенностей порядка и формы развития русской революции. Он спрашивает: «В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны? …Учебник, написанный по Каутскому, был вещью для своего времени очень полезной. Но пора уже все-таки отказаться от мысли, будто этот учебник предусмотрел все формы развития дальнейшей мировой истории» [3]. Отсюда видно, что В.И.Ленин, как и К.Маркс и Ф.Энгельс, выступает против механистического понимания общих закономерностей смены и общего порядка развития общественно-экономических формаций. История показала, что предсказанный К.Каутским «недоношенный ребенок» СССР прожил более 70 лет, а после его  распада каждая из стран СНГ снова упала в «кавдинские ущелья» капитализма.

Условия, в которых пришлось расти этому априори нездоровому недоношенному ребенку, были крайне плохими: без опоры на социалистические революции Запада можно было ожидать лишь его экономической блокады и военной осады, а также гонки вооружения с мирной эволюцией. Тем не менее Советский Союз успешно осуществил в широком смысле «малый переход», добился значительных успехов, привлекших внимание всего мира: всего за две пятилетки прошел путь индустриализации, на который западным странам потребовалось сто лет.

Россия стала примером и поддержкой для Китая в осуществлении в широком смысле перехода сквозь «кавдинские ущелья» капитализма. Причину выбора Китаем пути марксизма Мао Цзэдун сформулировал так: «Изменение пути в безвыходном положении» [4]. Ни Китай, ни Советский Союз не смогли осуществить в узком смысле «большой» переход через «кавдинские ущелья» капитализма, но в некоторой степени осуществили в широком смысле «малый переход», добилившись значительных успехов. В полуколониальном полуфеодальном Китае бюрократический капитализм, в лице крупных помещиков и крупной буржуазии имел 20-летнюю историю развития, национальный капитализм также развивался более 50 лет, но был вытеснен и подавлен империализмом, феодализмом и бюрократическим капитализмом.

Новодемократическая  и социалистическая революция под руководством КПК сократила страдания китайского народа от империализма и бюрократического капитализма. К счастью, КНР при помощи СССР всего за несколько десятков лет создала независимую целостную промышленную систему. Политика реформ и открытости стала стратегическим ходом в осуществлении перехода в широком смысле. Так как отсталое государство не может без достаточного уровня производительных сил осуществить развитие производственных отношений, необходимо за короткий период добиться успехов капитализма, иначе новорожденный социализм имеет риск умереть в молодом возрасте и упасть обратно в «кавдинские ущелья» капитализма. В таком случае, каким образом отсталое социалистическое государство может добиться успехов капитализма? Кто возьмет на себя задачу  развития производительных сил? Этот тяжелый груз естественно лег на плечи пролетариата во главе с КПК. В КНР, как и в остальных социалистических государствах, партия столкнулась с проблемой, как воспользоваться положительными результатами капитализма. Но в условиях противостояния двух лагерей исчезла благоприятная для этого возможность, которая для отсталого социалистического государства может появиться только в условиях «мирного развития». Благодаря политике реформ и открытости Китай привлек иностранный капитал и технику, восполнил дефицит финансирования, ускорил процесс модернизации.

 

3. Политика реформ и открытости – это ловкое применение обходных тактик во время переходного периода на начальной стадии социализма

 

После Октябрьской революции в России, чтобы поскорее осуществить грандиозную стратегию перехода сквозь «кавдинские ущелья» капитализма, В.И.Ленин выбирал то фронтальную тактику, то тактику обходного перехода и умеренного отступления. После победы Октябрьской революции он проанализировал экономику России и посчитал, что Советская Россия должна перейти к социализму в обход промежуточной стадии госкапитализма, но, так как военная ситуация этого не позволила, Россия была вынуждена прибегнуть к трехгодичной политике «военного коммунизма». По окончании войны В.И.Ленин осуществил стратегическое отступление в экономике в виде перехода к НЭП и использования госкапитализма для развития. Он подчеркивал умеренность отступления: «Мы …отступаем назад…, чтобы …потом разбежаться и сильнее прыгнуть вперед» [3]. После прихода к власти М.С.Горбачев, увидев, что СССР стоит перед выбором трех путей: следовать старому пути, вернуться к переходному периоду взаимного содействия секторов экономики или отступить еще больше – к социальному капитализму, - выбрал третий путь.

Политика реформ и открытости – второе ловкое использование Китаем обходной тактики В.И.Ленина. Впервые она была применена в переходный период после образования КНР, когда госкапитализм был использован для восстановления и развития народного хозяйства, но вскоре посредством «Одной индустриализации и трех реформ» КНР вступила в социалистический этап.

В 1979 г. Е Цзяньин впервые выдвинул понятие «начальная стадия социализма». В 1981 г. на 3-м пленуме ЦК 11-го созыва этот термин был впервые употреблен, а в 1987 г. в докладе 13 съезда КПК разъяснен: «Он не является начальным этапом, через который должно пройти любое государство на пути к социализму, но это обязательный период, через который должна была пройти наша страна, находясь в условиях отсталых производительных сил и неразвитой товарной экономики. Завершив в 50-х гг. социалистическое преобразование частной собственности на средства производства, Китай пришел к социалистической модернизации. Потребовалось, по меньшей мере, сто лет на прохождение начальной стадии социализма» [2]. Это означает, что мы должны продолжать использовать капитализм для развития отсталых производительных сил, и только политика реформ и открытости способна сократить время развития.

Среди 566 опрошенных студентов некоторых вузов 44% полагает, что начальная стадия социализма является неполным социализмом, а множественность отраслей экономики отвечает реалиям нашей страны. В неразвитых капиталистических государствах быстро построенный социализм, довольствовавшийся только научным социализмом К.Маркса и незавершенным капитализмом, может быть лишь низкоуровневым. Путь диверсификации секторов экономики, который прошли Россия и Китай, – результат того, как законы экономики принудительно уступают дорогу обществу на переходном этапе. Государства, объявившие о переходе к социализму, в которых развитие производительных сил уступает капиталистическим странам, непременно столкнутся с необходимостью использовать капитализм. Но он отличается от капитализма в капиталистических странах: здесь это лишь стратегическое средство осуществления социализма.

 

Заключение

Теория Маркса о переходе сквозь «кавдинские ущелья» капитализма и обходная тактика Ленина - связующие факторы классического и реального социализма. Только рассматривая политику реформ и открытости с этой точки зрения, можно увидеть логическую связь между социализмом с китайской спецификой и классическим социализмом. Хотя сейчас теория социализма с китайской спецификой, являющаяся показательным теоретическим результатом политики реформ и открытости, является наибольшим объединяющим фактором, нужно остерегаться диаметрально противоположных трактовок в кругах ученых, возникающих из-за различных точек зрения, избегать опасности отклонения от принципов научного социализма.

На пути политики реформ и открытости видно множество развилок, и, только рассматривая ее как стратегию перехода сквозь «кавдинские ущелья» капитализма и как обходную тактику, а также как успешный путь и неизбежный этап построения социализма в отсталых государствах, можно гарантировать отсутствие отклонения социализма с китайской спецификой от научного социализма. Это требует пристального внимания и своевременного урегулирования некоторых социальных проблем, которые приносит политика реформ и открытости. Так, тенденция к чрезмерной передаче в частную собственность процесса реформирования госпредприятий, а также сопровождающая этот процесс утечка госимущества ослабили экономическую базу, в которой доминирующее положение занимает социализм. Из-за плохого контроля появились проблемы коррупции, уклонения от уплаты налогов, возникли трудности из-за полной коммерциализации таких сфер, как общественное здравоохранение, образование, транспорт.

В 2007 г. студенты ряда вузов больше всего были недовольны классовым расслоением и считали, что отсутствие общего богатства не соответствует идеалам классического социализма. В Китае коэффициент Джини, являющийся показателем дифференциации доходов населения, уже превысил международную предупреждающую линию 0,4. На пресс-конференции Информационного бюро Госсовета КНР представитель Государственного статистического управления впервые обнародовал коэффициент Джини в Китае за период  2003-2014 гг.:  с 0.479 в 2003 г. он поднялся до 0.491 в 2008 г., а в 2012 г. снизился до 0.474, что выше, чем в Индии (0.33) и в России (0.40). В 2012 г. в Китае разрыв в доходах у 5% семей с самым высоким и самым низким доходом составил на селе 30, а в городе – 35 раз [1].

Эти проблемы влияют на социальную стабильность, могут привести к отчуждению власти и политическому кризису. Марксистская партия, стоящая во главе социалистического государства, прежде всего должна стойко оборонять четыре основных принципа границы политики реформ и открытости, четыре столба, подпирающие здание социализма с китайской спецификой. Если нарушить эти границы, можно столкнуться с риском распада государства и крахом «китайской мечты».

Помимо этого, вместе с совершенствованием условий честной конкуренции надо держаться социалистического направления экономического макрорегулирования; учитывая интересы самых широких масс, повышать умение контролировать рыночную экономику, предотвращать превращение избранного политического курса в неуправляемый автомобиль, когда «машина едет не совсем так, а очень часто совсем не так, как воображает тот, кто сидит у руля этой машины» [3]. Увеличенияем интенсивности регулирования вторичного и третичного распределения надо сокращать разрыв между богатыми и бедными, непрерывно прилагать усилия для осуществления общей зажиточности. Только так есть надежда за столетие партийного и государственного строительства реализовать китайскую мечту – обеспечить великое процветание китайской нации.

 

     Перевод  К.Э.Коцик

 

Литература

 1. Доклад о развитии материальных условий жизни в Китае: распределение доходов. Исследовательский центр общественных наук Китая Пекинского университета: «Чжунгоминьшан», выпуск 8, 2013.

2. Идти вперед по пути социализма с китайской спецификой (Доклад с 13-й сессии ВСНП), база данных ВСНП

 (http://cpc.people.com.cn/GB/64162/64168/64566/65447/4526368.html) (дата последнего обращения – 4 мая 2017 года).

 3. В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, т.45, издание пятое, Издательство политической литературы,  – М., 1970.

 4. Мао Цзэдун. Письмо Цай Хэсеню (от 1 января 1920 г.). Избранные письма Мао Цзэдуна, Изд. Жэньминь чубаньшэ, 1983.

 5. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 19, Государственное издательство политической литературы, издание второе, – Москва, 1961. 

 6. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 22, Государственное издательство политической литературы, издание второе, – Москва, 1961

 7. К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения, т.23, Государственное издательство политической литературы, издание второе, - Москва, 1961

8. Международный статистический ежегодник». Государственное статистическое управление КНР, 2013

9. О 30-ти годах политики реформ и открытости. Государственное статистическое управление КНР, 2013

 10. Г.В.Плеханов. Наши разногласия, Избранные философские произведения в 5-ти томах. Т. 1. Госполитиздат, - М., 1962

 11. “Статистический ежегодник КНР», Государственное статистическое управление КНР, 2013

 12. Цао Сыюань: Пропорциональная регрессия – внутренняя закономерность структуры собственности, «Исследования и дискуссии», выпуск 7, 2007 год.

 

 

 

 



[1] 5 Кавдинские ущелья – историческое место, на котором развернулись военные события, отмеченные унизительным поражением римской армии. Впоследствии названы «Ущельями позора», что символизирует гибельный исторический опыт.

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha