Претенциозная игра в новации. О неудавшейся попытке нового перевода ряда терминов «Капитала»    0   1514  | «Пан-Европа». Патентованное средство для склейки Европы    0   643  | К курдскому вопросу    0   1449 

Образование как бренд: неолиберальная теория и практика в высшем образовании

Теория неолиберализма

Неолиберализм можно определить как новую форму управления человеческим обществом, которая организует его деятельность в условиях конкурентной борьбы. Основоположниками неолиберальной политической практики считаются М. Тэтчер и Р. Рейган. Но, М. Тэтчер и называют «архитектором неолиберального поворота», нельзя не упомянуть, что М. Фуко еще в 1970-х годах, до нее и Р.Рейгана, удалось предугадать будущий переход капиталистического общества к неолиберальной модели развития [3].

Неолиберализм как оформленная социально-экономическая теория заявил о себе в 1947 году, когда было создано Общество Мон Пелерин (Mont Pelerin Society), названное по имени курорта в Швейцарии, где проходили встречи сторонников идей австрийской экономической школы. Небольшая группа ученых-экономистов, историков и философов объединилась вокруг известного австрийского политического философа Фридриха Фон Хайека. В числе наиболее известных участников общества были Людвиг вон Мизес, экономист Милтон Фридман и философ Карл Поппер [17. С. 32].

В конце 1980-х гг. неолиберальная теория нашла выражение в так называемом «Вашингтонском консенсусе», и до начала 2000-х гг. большинство стран мира осуществляло свою социально-экономическую политику на его основе. «Вашингтонский консенсус» предполагал снижение социальных расходов, приватизацию, свободную международные торговлю и движение капиталов, монетаристскую экономическую политику и т.д. Казалось, что все это должно привести к стремительному экономическому росту, но к 2000 г. этого так и не случилось.

Во всех странах, где экономическая политика осуществлялась с помощью неолиберальных инструментов, со временем наблюдался постепенный спад. Примером может служить эксперимент по созданию неолиберального государства в Чили после переворота А. Пиночета в 1973 году. Рост оказался непродолжительным – экономика страны пошла на спад уже во время кредитного кризиса в Латинской Америке в 1982 г. [17. С. 19-20].

Основными чертами неолиберализма представляются:

  • абсолютизация рыночных механизмов и конкуренции как факторов общественного развития;
  • делегирование части экономического суверенитета стран международным организациям, таким как МВФ, Всемирный банк, Всемирная торговая организация;
  • приватизация социальной сферы (здравоохранения, образования, инфраструктуры).

В настоящее время наблюдается всестороннее проникновение неолиберальной практики в социальную реальность через трансформацию всех сфер общественной жизни.

 

Неолиберальная практика в образовании

Сегодня образование рассматривается в качестве товара. С каждым годом увеличивается доля расходов на образование со стороны самих обучающихся, что вызвано увеличением доли платного образования и постоянно растущей его ценой. Целью образовательных организаций стала погоня за «студенческими кошельками» [6]. На первый план выходит экономическая рентабельность образования, а не его качество. Вузы становятся высокодоходным бизнесом. Причины подобной трансформации высшей школы кроются в социально-экономической политике большинства современных государств, в основе которой лежит «Вашингтонский консенсус», воплощаемый в жизнь международными институтами.

Уже во второй половине 90-х гг. XX в. основные международные финансово-экономические регуляторы (ВТО, ВБ и МВФ), исходя из положений «Вашингтонского консенсуса», выработали следующую программу рекомендаций по выстраиванию государственной политики в сфере образования [18. P. 13-15]:

  • приватизация сферы образования;
  • сокращение прямого государственного финансирования образования;
  • коммерциализация образования (конкуренция образовательных учреждений, ориентация на получение прибыли, производство и продажа образовательных услуг);
  • создание глобального рынка образовательных услуг;
  • интеграция национальных образовательных систем в глобальную экономику образования.

Приведение в действие подобной программы вызвало экономизацию вузов, которая осуществлялась через сокращение доли государственных расходов на образовательную и научную деятельность, что заставляло ВУЗы искать дополнительные источники финансирования. В 2015 г. уровень государственных расходов на образование в западных странах составил в среднем 5,4%, в России – 3,9%, средний показатель по миру – 4,4% ВВП [14. С. 4].

Ухудшение финансирования высшей школы и научных организаций привело к формированию глобального рынка образовательных услуг, обеспечивающего развитым странам импорт интеллекта. Наиболее полно эта система развернулась в США, где только за период 2008-2011 гг. число иностранцев, получивших степень PhD, составило 55,7 тыс. человек [5. С. 34]. Ежегодно иностранные студенты приносят США 22 млрд. долларов, что составляет до 36 % мирового образовательного рынка [10].

Изменения в структуре финансирования и ориентация вузов на предоставление услуг породили идею «предпринимательского университета», цель которого заключается в производстве и продаже знаний и информации на глобальном рынке образования. От предпринимательского университета требуется соблюдение следующих условий [15. С. 274]:

  • университет должен вести себя, как предпринимательская организация, т. е. стремиться к получению максимальной прибыли;
  • члены университета (студенты, преподаватели и др.) должны исходить из предпринимательской логики, то есть быть предпринимателями в образовании и науке;
  • университет должен быть встроен в рыночную среду мира, страны и региона.

Включение высшего образования в систему рыночных отношений изменило позиционирование вузов и результатов их деятельности. Вуз - производитель услуги вынужден вести себя как коммерческая структура, которая для занятия большей доли рынка прибегает к классическим маркетинговым стратегиям, в том числе брендингу.

В результате вузы стали произвольно устанавливать высокую цену за образовательные услуги в зависимости от своего статуса, что ограничило доступ к получению образования для социально незащищенных слоев населения. В 2006 году в США и Европе прошли студенческие выступления против коммерциализации системы образования. Целью протестующих была отмена платы за образование и его общая доступность, улучшение условий в образовательных организациях и т.д. [16].

Определенных успехов в борьбе с платным образованием удалось добиться Германии, где с 2014 г. фактически отменена плата за обучение в государственных вузах. Однако это вряд ли можно расценивать как преодоление неолиберального процесса в высшем образовании страны.

Доля государственного финансирования вузов Германии в 2010 г. составляла 7%, из них на федеральный бюджет приходилось 6,2%, на региональные — 0,8%. Взносы учащихся составляли 6,2% от общего объема поступающих средств. Основным источником финансирования был совокупный доход учебного заведения от экономической деятельности, что в национальном масштабе равнялось 63,8% всех поступлений на нужды ысшего образования [9].

При этом федеральное правительство финансирует лишь затраты на эксплуатационные фонды, т. е. строительство и материальную базу, а все остальные затраты, включая финансирование научно-исследовательской деятельности, ложатся на региональные и муниципальные бюджеты каждой из 16-ти федеративных земель [12. С. 54]. Подобная ситуация ставит образовательную и научную работу вуза в зависимость от уровня финансового благополучия региона. Так, например, главы университетов восточных земель заявили, что их ВУЗы не смогут вести полноценную работу без дополнительного финансирования взамен средств, поступавших от платного образования [4].

Хотя доля финансовых поступлений от платного образования в среднем не превышала 6-7%, это была существенная помощь университетам, особенно в небогатых землях. Проблемы с финансированием уже коснулись ряда университетов Германии: Саарландский, Магдебургский, Йенский, Лейпцигский университеты вынуждены закрывать целые факультеты и направления подготовки (стоматологию, машиностроение, педагогику и др.). Вузы Саксонии, Тюрингии и других восточных земель планируют закрыть ряд кафедр и сократить места на химических факультетах, что вызвано их высокой затратностью в условиях повышения эффективности использования бюджетных средств [11].

Данные процессы проходят параллельно с формированием частного сектора в высшем и профессиональном образовании Германии. Если в начале 1990-х гг. количество частных учебных заведений не превышало двух десятков, то к 2012 г. их стало уже около сотни, а стоимость обучения в них доходит до 30 тыс. евро в год [7].

Сложившаяся ситуация выражает противоположные тенденции: образование в государственных учебных заведениях стало бесплатным, но при этом государственные вузы столкнулись с кризисом финансирования, что негативно сказывается на качестве образования. При этом создается система негосударственного образования, которое могут получить лишь ограниченные слои населения. Таким образом, «победа» над платным образованием в Германии не отменяет modus operandi неолиберальных практик в высшей школе, т. к. сохраняется коммерциализация университетов и социальные ограничения на доступ к качественному образованию.

Общая тенденция такова: вузы ориентируются на современные рыночные требования, пытаясь стать экономически рентабельными. Постепенно сокращаются «не приносящие доход» специальности, растет количество частных образовательных организаций [8]. Качество услуг в частных учреждениях будет повышаться, а в государственных — снижаться. Это приведет к социальному неравенству и культурным проблемам: финансово обеспеченные слои населения будут получать качественное образование в частных организациях, а люди из менее защищенных слоев общества будут вынужденно становиться необразованными. В результате пострадает интеллектуальный потенциал общества, продолжится медленная деградация образования и сама его ценность снизится, как снизится и мотивация к обучению вообще.

 

Образование как бренд

В современных условиях, когда растет спрос, а значит, и конкуренция в сфере образования, вузам необходимо создавать положительное мнение о себе. Каждое образовательное учреждение стремится быть более привлекательным для своей целевой аудитории (абитуриентов, их родителей, студентов, работодателей). В этом контексте уместно поставить вопрос о брендировании вуза, то есть целенаправленной деятельности по созданию его запоминающегося, уникального имиджа. Все составляющие бренда вуза должны вызывать интерес у потребителей и надолго оставаться в их памяти.

Сегодня брендинг - один из самых эффективных инструментов привлечения внимания и внушения доверия для последующего приобретения потребителем товара или услуги, в нашем случае —образовательной. Это неотъемлемый инструмент придания вузу популярности и узнаваемости,  обеспечивающих приток абитуриентов. При помощи рекламыпотребителям объясняется, почему данный вуз «особенный и уникальный», чем он лучше других и почему потребитель должен сделать выбор в пользу именно данного вуза. Основная задача бренда - повышение конкурентоспособности учебного заведения на рынке образования.

Понятие «бренд» тесно связано с понятием «торговая марка». Торговая марка — отличительный знак товара, который включает в себя логотип, название, символ и т.д. Бренд же — это устойчивый образ товара в сознании потребителей. [1. С. 125]. К наиболее известным брендам в сфере высшего образования можно отнести Оксфорд, Гарвард, Принстонский университет, Массачусетский технологический институт и другие [2. С. 160].Характерными признаками бренда ВУЗа являются следующие базисные показатели:

  • высокий уровень образовательных услуг;
  • «уникальный» профессорско-преподавательский состав вуза (то есть выигрышная пропорция профессоров, докторов наук, иностранных преподавателей, известных людей и др.);
  • развитая материально-техническая оснащенность;
  • широкий учебно-методический и научный блок;
  • востребованность выпускников на рынке труда (престижность вуза гарантирует выпускникам высокооплачиваемую работу);
  • активная научная и инновационная деятельность преподавателей и студентов (количество научных статей, разработок, исследований, грантов, патентов и т. д.);
  • уникальная система обучения;
  • присутствие в различных рейтингах;
  • известность в стране или в мире;
  • сотрудничество с международными или региональными организациями;
  • устойчивая конкурентоспособность на фоне ведущих университетов страны и мира;
  • хорошая репутация;
  • наличие уникальных характеристик, которые присущи только данному вузу.

Перечисленные параметры способствуют позиционированию вуза на рынке образовательных услуг как сильного бренда с высокими имиджевыми характеристиками. Имиджевые характеристики формируются за счет богатой истории, известности работающих преподавателей, достижений выпускников, отзывов и т. д. Вузы осознают важную роль бренда и имиджа и стараются как можно чаще проводить мероприятия по своему продвижению.

Подобные практики, развернутые в высшей школе, свидетельствуют об изменении подхода к пониманию места и роли вуза в обществе. Высшее образование приобрело статусный характер и уже не является характеристикой профессиональности, а отражает принцип «возможности», т. е. позиционируется как часть человеческого капитала, который необходим для конкурентной борьбы между индивидами за более высокий уровень жизни. В такой системе вузу отводится роль «образовательной среды», в которой человек приобретает лучшие конкурентные качества для будущего. Следовательно, вуз вынужден формировать потребительское мнение о своей работе у потенциальных студентов через брендирование. Это отражает экономизацию целей образования, что свидетельствует о структурных изменениях высшей школы под действием неолиберальной теории и практики.

 

Заключение

Образовательная сфера коммерциализируется во всем мире. С каждым годом все больше образовательных организаций переходят из государственной собственности в частную, поскольку им не хватает финансирования со стороны государства, что подталкивает их к поиску новых способов финансирования. Это приводит к ситуации, когда у социально незащищенных слоев общества нет средств для получения полноценного образования. Чтобы не допустить роста социального неравенства, необходимо обеспечить равные условия в этой сфере.

Было бы логично ожидать от стран, позиционирующих себя как социальные государства, выполнения обязательств по реализации системы всеобщего бесплатного начального образования и доступного высшего образования. Но такой подход вступает в противоречие с неолиберальной моделью приватизации социальной сферы[13. С. 9-13 ].

В случае отсутствия политической воли, направленной на преодоление негативных неолиберальных тенденций в высшем образовании, сохраняется вероятность дальнейшего разложения этой системы, что приведет к еще большей дифференциации общества на национальном, региональном и глобальном уровнях, закреплению технологического и культурного отставания отдельных стран и регионов, накоплению социально-экономических противоречий и усугублению глобальных кризисов.

 

Литература

  1. Беккер Е. Г. Особенности бренда вуза // Вестник Финансового университета. 2012. № 2.
  2. Боровских Ю. А., Смирнова Е. Э. Бренд вуза как объект социологического исследования // Вестник СПбГУ. Серия 12. Социология. 2014. № 1.
  3. Браун В. Что же такое неолиберализм? Демократия по рыночной стоимости. Постановка проблемы. – http://gefter.ru/archive/15006 (дата обращения: 28.12.2016).
  4. В Германии отменили плату за обучение в вузах. – https://gradstudyabroad.ru/education-germany/tuition-fees-are-abolished-in-german-universities (дата обращения: 28.12.2016).
  5. Варнавский В. Г. Экономический рост в США: тренды и факторы // Мировая экономика и международные отношения. 2016. Том 60. № 2.
  6. Гудыма В. Образование – не товар. – http://scepsis.net/library/id_2691.html (дата обращения: 28.12.2016).
  7. Еремина Д. Учености сады. Немецкие студенты добились отмены платного образования. – https://lenta.ru/articles/2014/01/21/unis/ (дата обращения: 28.12.2016).
  8. Иглтон Т. Медленная смерть университета. – http://scepsis.net/library/id_3672.html (дата обращения: 28.12.2016).
  9. Кадикина А. А. Благотворительные фонды поддержки образования и науки как канал финансирования вузов Германии // Современные технологии управления. 2013. №. 9 (33). – http://sovman.ru/article/3303/ (дата обращения: 28.12.2016).
  10. Краснова Г. Российское образование на экспорт. – https://issek.hse.ru/press/134790524.html (дата обращения: 28.12.2016).
  11. Кризис финансирования высшего образования Германии. – http://inostudent.ru/novosti/krizis-finansirovaniya-vysshego-obrazovaniya-germanii.html (дата обращения: 28.12.2016).
  12. Кулакова М. Н. Международные модели финансирования вузов и их применение для вузов России в период реформирования системы высшего образования // Территория новых возможностей. 2011. № 1 (10).
  13. Осипов Ю. М. Неодирижизм плюс неолиберализм равняется экономика современной России // Философия хозяйства. 2012. № 2 (80).
  14. Проблемы финансового обеспечения сферы образования / Бюллетень о сфере образования № 9. Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. 2016.
  15. Прохоров А. В. Влияние ценностей академического капитализма на функционирование современных университетов // Вестник ТГУ. 2012. № 5.
  16. Унковски-Корица В. Удар по неолиберализму – студенческие протесты 2006 года. – http://scepsis.net/library/id_2240.html (дата обращения: 28.12.2016).
  17. Харви Д. Краткая история неолиберализма. Актуальное прочтение. М.: Поколение. 2007.
  18. Burki Sh. J., Perry G. E. Beyond the Washington Consensus: Institutions Matter. World Bank Publications. 1998.
комментарии - 1
скептик 21 апреля 2017 г. 11:08:33

к сожалению, все это уже 100500 раз рассматривалось многочисленными критиками неолиберализма, так что особой новизны нет

Мой комментарий
captcha