Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   4125  | Официальные извинения    407   28262  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    192   39481 

Олимпиады нашего детства

 

[А.А. Замостьянов. Олимпийское противостояние. Поколение победителей. – М.: Алгоритм, 2014. – 256 с.]

          Известный писатель и публицист Арсений Александрович Замостьянов выпустил новую книгу в историко-публицистическом жанре. На этот раз она посвящена истории советского спорта, причем, пожалуй, самым увлекательным ее страницам – противостоянию олимпийских сборных СССР и США, начавшемуся на Олимпиаде в Хельсинки (1952), в которой впервые приняла участие советская команда, и завершившемуся в 1988 году в Сеуле, последнему, на которой в честь победителей поднимался красный флаг с серпом и молотом и звучал советский гимн.

Соперничество сборных двух сверхдержав, продолжавшееся три с половиной десятилетия, действительно заслуживает пера историка. Недостатка в ярком материале здесь нет, ведь в этой истории присутствовало все: и выдающиеся личности, и беспрецедентный накал борьбы, и непредсказуемость результатов как следствие почти постоянного чередования побед и поражений с обеих сторон. Актуальным остается и выявление тех механизмов, которые предопределили торжество «красных» на большинстве олимпиад 1950 – 1980-х годов.

В интерпретации автора, советский олимпизм этого периода предстает последовательной антитезой современного российского спорта, состояние которого характеризуется весьма критически: «В России миллиардеры не жалеют субсидий на спорт. По существу, это деньги, украденные у трудящихся. От науки, от производства требуют рентабельности, если нет быстрых и легких барышей душат любую отрасль… Миллиарды возникают и пропадают по капризу скучающего воротилы – вот и вся стратегия. Сочинская олимпиада стала бездонной бочкой, в которую канули бюджетные миллиарды (следует учесть, что книга была написана задолго до проведения олимпиады – О.А.)… Коммерческий ажиотаж вокруг соревнований порождает бесконтрольность. Порой кажется, что времена благородного советского спорта ушли безвозвратно» (С. 48 – 49).

В противовес этой грустной картине, «красный спорт» выгодно отличался, во-первых, массовостью (С. 28 – 40), во-вторых, продуманной организацией (в частности, наличием разветвленной системы спортивных клубов и обществ) (С. 41 – 48), в-третьих – четко выстроенной мотивацией, основанной на коллективистских ценностях (С. 16), но главное – типом человека, его представлявшего. Жесткая система отбора («трудно было стать спортсменом, но еще труднее удержаться в большом спорте. Оставляли в спорте только немногих лучших и наиболее перспективных» (С. 15 – 16)) оставляла за бортом «балласт», открывая дорогу лишь для лучших, ориентировавшихся, в первую очередь, не на материальные, а на духовные стимулы («миллионеров в советском спорте не было, даже по сравнению с соцстранами Восточной Европы наши звезды жили («обеспечивались») скромнее. Что ж, в противном случае октябрь 1917-го превратился бы в фикцию» (С. 16)).

Пожалуй, наиболее впечатляющим в этом плане кажутся два из множества приводимых автором примеров. Первый – советского конькобежца Евгения Гришина, абсолютного чемпиона олимпиады в Скво-Вэлли, который, в ответ на вопрос «Что Вам понравилось в США?», заявил: «Красный флаг моей родины на фоне синего американского неба!» (С. 13; см. также С. 90). Второй – «уральской молнии», чемпионки Инсбрукской олимпиады 1964 года Лидии Скобликовой, прямо из Австрии направившей Н.С. Хрущеву открытое письмо с просьбой принять ее в члены КПСС. Положительный ответ ЦК КПСС последовал незамедлительно: сообщение о нем было напечатано в газетах прямо под текстом открытого письма (С. 92 – 93).

А.А. Замостьянов вполне обоснованно призывает с доверием относится к такого рода информации, напоминая, что высокий уровень идеологической мотивации проявляла и противоположная сторона. Чего стоит, в частности, высказывание едва ли не самого знаменитого канадского хоккеиста начала 1970-х Фила Эспозито: «Я хотел выиграть лишь потому, что не верил в коммунизм. Моя вера: если ты талантлив, значит, способен заработать больше денег, чем тупица. А русским запрещали по-настоящему жить своей мечтой. Они оказались солдатами, а не хоккеистами… И это была большая политика. Капитализм против коммунизма. Знаете, как мы ненавидели коммунистов? Мы не имели права проигрывать» (С. 128).

Однако то, что для канадского хоккеиста было слабостью советской команды, автор книги считает проявлением ее силы. Он утверждает, что советские спортсмены действительно видели себя бойцами, солдатами своего народа и свой страны. Вот, например, как А.А. Замостьянов описывает советских спортсменов, прибывших на свою первую Олимпиаду в Хельсинки (1952), которую именует «олимпиадой фронтовиков»: «Советские спортсмены прошли фронтовую школу, еще до войны они получили солдатское воспитание – принципам ГТО… Спортсмены в годы Великой Отечественной не уронили чести, сражались как герои. Увы, «немногие вернулись с поля». И вот команда уцелевших героев прибыла в Хельсинки…» (С. 52 – 53).

В этой команде каждый был как на подбор – ни одной чревоточинки. Вот, например, каким у А.А. Замостьянова предстает знаменитый советский тяжелоатлет А.Н. Воробьев, бронзовый призер Хельсинки (1952), чемпион Мельбурна (1956) и Рима (1960): «…волжский богатырь Аркадий Воробьев был и остается примером спортсмена-интеллектуала, сознательного, а не конъюнктурного коммуниста. Величайший полутяж, двухкратный олимпийский чемпион, фронтовик, за спортивными победами не забывавший профессии врача. Воробьев стал и доктором медицинских наук, и ректором малаховского института физкультуры» (С. 68). Там же и в том же духе А.А. Замостьянов пишет о прошедших немецкие концлагеря тяжелоатлете И.В. Удодове, гимнасте В. Чукарине и борце Я. Пункине, ветеранах Великой Отечественной войны гимнасте Г. Шагиняне, стрелке А. Богданове, боксере С. Щербакове, блокаднике гребце Ю. Тюкалове и др. (С. 53 – 59).

А вот и логичное заключение об итогах Олимпиады-52: «А что же сыны Третьего рейха? Ни одной золотой медали не завоевали в Хельсинки немцы и австрийцы. Ни одной! Война разрушила тевтонскую доблесть и спесь, а ведь немцы, бесспорно, – превосходные спортсмены. Вдумаемся в эти факты – и нам станет яснее фантастическая доблесть советской команды. Спортсмены с четырьмя буквами – СССР! – на свитерах совершали невозможное, преодолевали себя, не обращали внимания на судейские ошибки, забывали о ранах и увечьях…» (С. 61). Таким образом, в интерпретации А.А. Замостьянова, олимпийские победы предстают прямым продолжением главной победы – в Великой Отечественной войне; для автора они – воплощение несокрушимого духа народа-победителя.

Подобных примеров в первой части книги («Мы хотим всем рекордам…») (С. 12 – 156), посвященной анализу главных особенностей советского спорта как системы подготовки спортсменов-победителей, не счесть. Об эффективности этой системы, по мнению автора, говорят хотя бы отзывы представителей противоположной стороны: «Русские атлеты будто не росли, а вылуплялись из щедро финансируемой спортивной машины, всегда уже полностью сформировавшиеся, каменные, монолитные. Они раз за разом ставили на колени самую богатую нацию на свете, к тому же помешанную на спорте, – и до сих пор эта нация не может оправиться от того впечатления» («Вашингтон таймс», 2004 год) (С. 18).

Что в «сухом остатке»? По данным автора, в советское время наши спортсмены брали 25 – 35 процентов от общего числа золотых медалей; ныне же (при неизмеримо увеличившемся финансировании) россияне получают не более 3 – 4 процентов «мирового золота» (С. 14) (правда, А.А. Замостьянов признает, что к этой цифре следует прибавить еще и медали высшей пробы, полученные олимпийцами из других постсоветских государств, что делает цифру несколько более внушительной, но не меняет сути дела).

Разница действительно впечатляет. И все же, шаг за шагом принимая аргументы автора рецензируемой книги, чем дальше, тем в большей степени ощущаешь односторонность нарисованной им картины. Нет, я вовсе не подозреваю А.А. Замостьянова в сознательном искажении реальности, дело в другом: увлеченный пафосом тех уже далеких побед, он хотя и признает наличие иной стороны у описываемого им явления, но делает это крайне неохотно, как бы вскользь. В итоге, советский олимпизм 1950 – 1980-х годов в его изображении предстает недостижимым идеалом, а сами соревнования оказываются своеобразными олимпиадами нашего детства в том же смысле, в котором кинорежиссер А. Габрилович некогда говорил о «футболе нашего детства» (1984). Автор смотрит на советских олимпийцев снизу вверх, глазами восхищенного ребенка. И хотя большинство из них несомненно заслуживали такого взгляда, однако система в целом представляла собой гораздо более сложное явление. Черты кризиса проявились в ней даже раньше, чем рухнул советский строй.

Действительно, откуда, например, взялась малоприятная история с открытым письмом замечательного советского хоккеиста Игоря Ларионова, опубликованного в разгар перестройки в ее главном рупоре – журнале «Огонек»? То письмо было направлено против легендарного советского тренера В.В. Тихонова и содержало обидные, незаслуженные обвинения в его адрес (С. 131). Чем оно было? Прискорбным эпизодом? Но ведь Ларионов был отнюдь не одинок, что признает и сам автор книги: «Как обычно, словеса о демократии камуфлировали истинное намерение – убежать в НХЛ, пока время не вышло. А там – миллионные контракты. Вот так и умирал советский хоккей» (С. 132).

«Машина» советского спорта была еще вполне на ходу. Так откуда же взялись подобные настроения у людей, крайне тщательно отобранных и воспитанных советской действительностью? И откуда взялись феномены Корчного (между прочим, бывшего «нашего» шахматиста) и Каспарова? А ведь и ими дело не ограничивалось. С готовностью принимая все плюсы советской системы подготовки спортсменов, и прежде всего – ее доступность (в том числе – в материальном плане), высказывая искреннюю благодарность «партии и правительству», многие олимпийские «звезды» разительно менялись, достигнув действительно высоких результатов.

Что греха таить: лишь немногие нашли в себе силы встать выше принципа «коммунист до первого личного капитала». Показательно, что автор лишь мельком рассматривает казус одного из первых советских спортсменов, павшего жертвой «звездной болезни» – футболиста Э. Стрельцова (С. 109 – 112). Между тем именно в то время, на рубеже 1950 – 1960-х годов, казавшийся незыблемым советский аскетизм дал первые трещины. В то время даже абсолютно ортодоксально мыслящий легендарный Лев Яшин на вопрос о любимом блюде ответил «Омар в майонезе», тогда как сам Н.С. Хрущев в аналогичном случае скромно ответил: «Борщ».

Чем известнее и состоятельнее становились «звезды», чем больше вкушали они «заграничной» жизни, тем меньше они желали мириться с прессингом мощнейшей индустрии советского спорта, ориентированной на достижение успеха любой ценой. Можно ли осуждать их за это? Сложный вопрос. Тем более, что, по мере того, как большой спорт становился индустрией, он влек за собой все большую опасность для здоровья спортсменов. Приведу лишь один пример из числа тех, о которых А.А. Замостьянов не говорит ни слова.

Уже в 1960-е годы неотъемлемой частью подготовки будущих олимпийцев становится «большая химия». Насколько можно понять из открытых публикаций на этот счет, советские спортсмены не были ни инициаторами, ни рекордсменами в употреблении допинга; «зараза» шла от конкурентов, но ведь им надо было соответствовать. Причем на этом настаивали даже функционеры со славным олимпийским прошлым. Вот, например, что вспоминает ведущий научный сотрудник НИИ спорта Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма, профессор С.К. Сарсания о кануне Олимпиады в Мехико (1968 год): «И вот во время сборов в Дубне Воробьев вызывает меня лично. Разговор проходил сугубо официально. Воробьев достал из стола флакон без этикетки с таблетками и сказал мне: «Доктор, вот эти таблетки вы будете давать спортсменам». С этого и начались мои исследования». Поясню: речь идет о венгерском препарате «неробол», содержащем вещество метандиенон (см. А. Антонов. Допинг в СССР. – «Железный мир». 2013. №11 (http://ironworld.ru/articles/11623/)).

С учетом сказанного, становится понятным, почему у С.К. Сарсания образ выдающегося ветерана-олимпийца, «волжского богатыря» А.Н. Воробьева сильно отличается от приведенной выше восторженной характеристики А.А. Замостьянина: «Воробьев был ярым противником ОФП в тренировке тяжелоатлетов, считал это впустую потраченным тренировочным временем. Поскольку он был человеком достаточно одиозным, он заявил, что мы пойдем другим путем. И добился разрешения проводить свои исследования отдельно от других сборных. «Единственное, что нас интересует, – говорил он. – Это время, необходимое для временной акклиматизации, рассчитанное до дня». Сборная по тяжелой атлетике должна прибыть в олимпийскую деревню ни днем раньше установленного срока, чтобы спортсмены не «перегорели», томясь в ожидании своих выступлений и болея за наших спортсменов, представителей других видов спорта» (Там же).

К концу 1980-х годов «химизация» спорта осуществлялась уже в промышленных масштабах (см. например: А. Якимов. Как победить допинг? – «Лыжный спорт» (http://www.skisport.ru/doc/read.php?id=227); G. Tétrault-Farber. Traces of Soviet Doping Culture Linger in Russia. – «The Moscow Times». 2013. 06.12; Г. Родченков. Допинг и борьба с ним: итоги двадцатого века. – «Легкая атлетика». 2000. № 11 – 12 и др.). В связи с этим резонно предположить существование прямой зависимости между осознанием спортсменами-профессионалами растущей степени опасности для их здоровья, с одной стороны, и выдвижением ими все более высоких требований в том, что касалось материального обеспечения, с другой. И дело здесь было не только в допинге: просто сам феномен большого спорта был и оставался западным изобретением, изначально ориентированным на коммерческие принципы. Рано или поздно железная хватка капитала должна была сокрушить «спорт нашего детства», в том числе – и его олимпийскую составляющую.

Однако, даже приходя к такому пессимистическому выводу, все равно испытываешь теплые чувства к тексту А.А. Замостьянова. Ведь, далекий от цели «лакировать» действительность, он в полной мере сумел донести до читателя обаяние «олимипиад нашего детства». Это обаяние – не наигранное, оно – производное от самой сути советского олимпизма, исторический факт, замалчивать который было бы неправильно и нечестно. Чем бы все ни закончилось в финале…

комментарии - 802
Jimmiewat 11 мая 2019 г. 1:51:03

расчетные снеговые и ветровые нагрузки соответствуют СНиП 2.01.07; подъем дома не превышает 3 этажа около высоте этажа (от пола прежде пола) не более 3,0 м; аллюр внутренних несущих стен, перпендикулярных http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2018/02/blog-post_43.html наружным несущим стенам дома, не превышает 12,0 м;

Jimmievam 11 мая 2019 г. 1:51:04

Сущий Брак правил распространяется для проектирование и строительство одноквартирных и блокированных жилых домов http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2018/02/blog-post_43.html высокой энергоэффективности (по СНиП 31-02) со стенами каркасно-обшивной конструкции на деревянном каркасе (кроме — дома) и устанавливает положения, связанные с особенностями конструкции и эксплуатации этих домов.

Jimmieabice 11 мая 2019 г. 1:51:05

В этих домах предусматривается работа регулируемого температурно-влажностного режима и поддержание соответствующего санитарным нормам http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2018/02/blog-post_43.html качества воздуха в помещениях присутствие высокой степени изоляции внутреннего пространства с устройством предпочтительно системы воздушного отопления.

Jimmierhype 11 мая 2019 г. 1:51:05

Перечень нормативных документов и стандартов, для которые имеются ссылки в настоящем Своде правил, приведен в приложении. В настоящем Своде правил использованы термины, определения которых приведены в СНиП 31-02, СНиП 2.08.01 и в других http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2018/02/blog-post_43.html нормативных документах, для которые в тексте имеются ссылки.

JimmieMop 11 мая 2019 г. 1:51:10

Присутствие проектировании домов, не отвечающих перечисленным ограничениям, пролеты и размеры сечения элементов несущих конструкций домов должны определяться сообразно результатам расчетов несущей способности и устойчивости конструкций. В принимаемых расчетных схемах соединения http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2018/02/blog-post_43.html элементов каркаса следует рассматривать якобы шарнирные.

JimmieCew 11 мая 2019 г. 1:51:14

Соблюдение правил, установленных в настоящем документе, быть проектировании и строительстве домов обеспечивает аналогия домов обязательным требованиям СНиП 31-02 по прочности http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2018/02/blog-post_43.html и устойчивости, пожарной безопасности и безопасности при пользовании, обеспечению санитарно-эпидемиологических требований, энергоэффективности и долговечности.

JimmieExerb 11 мая 2019 г. 1:51:17

Около проектировании домов, не отвечающих перечисленным ограничениям, пролеты и размеры сечения элементов несущих конструкций домов должны определяться сообразно результатам расчетов несущей способности и устойчивости конструкций. В принимаемых расчетных схемах соединения http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2018/02/blog-post_43.html элементов каркаса следует судить как шарнирные.

Eugenegreen 11 мая 2019 г. 13:42:44

При проектировании инженерных систем домов следует руководствоваться из пиломатериалов хвойных пород, высушенных и защищенных от увлажнения http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html в процессе хранения.

Eugenedew 11 мая 2019 г. 13:42:57

Пиломатериалы, применяемые ради изготовления других элементов конструкций, не нуждаются в антисептировании, когда выполняется требование. Применяемые http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html материалы должны удовлетворять требованиям распространяющихся для них стандартов либо технических условий (присутствие отсутствии стандарта).

EugeneLinny 11 мая 2019 г. 13:42:57

Дома высотой 1—2 этажа около обшивке их стен и перекрытий гипсокартонными либо гипсоволокнистыми http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html листами в только слой следует считать к зданиям IV степени огнестойкости, класса, присутствие обшивке листами из материалов групп горючести Г2 или Г3 — к зданиям V степени огнестойкости, класса.

EugeneRex 11 мая 2019 г. 13:42:58

Дома высотой 1—2 этажа около обшивке их стен и перекрытий гипсокартонными иначе гипсоволокнистыми http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html листами в безраздельно разряд следует считать к зданиям IV степени огнестойкости, класса, быть обшивке листами из материалов групп горючести Г2 иначе Г3 — к зданиям V степени огнестойкости, класса.

EugeneUtill 11 мая 2019 г. 13:43:01

Около проектировании домов данной системы особое внимание надо уделяться строгому соблюдению требований, изложенных в соответствующих http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html разделах настоящего Свода правил, по защите ограждающих конструкций дома через воздухо- и паропроницания, а также через проникновения грунтовой и атмосферной влаги внутрь конструкций.

EugeneTic 11 мая 2019 г. 13:43:12

разве их конструкции удовлетворяют требованиям настоящего Свода правил к стенам и перекрытиям http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html домов высотой 3 этажа, следует оценивать зданиями III степени огнестойкости, класса конструктивной пожарной опасности.

EugeneVek 11 мая 2019 г. 13:43:16

по настоящему Своду правил присутствие условии соблюдения дополнительных требований нормативных документов, относящихся к строительству http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html в соответствующих условиях.

EugeneBep 11 мая 2019 г. 13:43:20

Дома высотой 1—2 этажа присутствие обшивке их стен и перекрытий гипсокартонными иначе гипсоволокнистыми http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html листами в безраздельно слой следует приписывать к зданиям IV степени огнестойкости, класса, при обшивке листами из материалов групп горючести Г2 или Г3 — к зданиям V степени огнестойкости, класса.

Georgehew 12 мая 2019 г. 2:36:24

а покупные материалы зарубежного производства — техническим свидетельствам. Материалы должны совмещать сопутствующую http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_1.html документацию, включая: сертификаты соответствия, гигиенические заключения (чтобы материалов, включенных в утвержденный Минздравом России перечень материалов, подлежащих гигиенической оценке)

GeorgeCax 12 мая 2019 г. 2:36:32

Применяемые около строительстве плитные материалы для основе древесины, в которых содержание свободного формальдегида http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_1.html превышает 5 мг для 100 г плиты, должны гнездиться обработаны специальными детоксицирующими грунтовками.

GeorgeWoums 12 мая 2019 г. 2:36:34

Около проектировании и строительстве домов допускается наверстывать предусмотренные в тексте настоящего Свода правил материалы другими http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_1.html материалами, обладающими аналогичными свойствами.

GeorgePhemn 12 мая 2019 г. 2:36:35

На строительной площадке надо надевать предусмотрено место ради складирования высушенных пиломатериалов с обеспечением защиты их от увлажнения http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_1.html в процессе хранения.

GeorgeFeell 12 мая 2019 г. 2:36:37

Быть проектировании и строительстве домов допускается наверстывать предусмотренные в тексте настоящего Свода правил материалы другими http://zabor-iz-profnastila-deshevo.blogspot.ru/2017/03/blog-post_1.html материалами, обладающими аналогичными свойствами.

Мой комментарий
captcha