Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   3717  | Официальные извинения    365   25559  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    191   37807 

Корсиканский сепаратизм

Истоки «корсиканской проблемы»

«Единая и неделимая» республика — это понятие, рожденное революцией 1789 года и до сих пор определяющее административное, территориальное и до известной степени национальное устройство Франции. Такой «якобин­ский» подход к государству означает полную централизацию управления с максимальным сосредоточением вла­сти в Париже, отсутствие админи­стративно-территориального деления по национальному признаку, соедине­ние понятия подданства с понятием национальности. Любой гражданин Франции считается по национально­сти французом, а не представителем того или иного этноса.

Истоки «корсиканской проблемы»Долгие усилия жестко централизован­ного государства привели к повальной «франкизации» национальных мень­шинств, самобытность и культурно-лин­гвистические особенности которых ни­когда не признавались. Повсеместно — в администрации, школе, церкви, военных структурах — господствует француз­ский язык. Жертвой подобной ассими­ляционной политики стал и француз­ский департамент Корсика.

Значит ли все это, что проблемы на­циональных меньшинств во Франции исчезли? Вовсе нет. Особенно остро эти проблемы в наши дни проявились именно на Корсике, что объясняется совокупностью многих факторов — географических, историко-культур­ных, этнических, демографических и, конечно, экономических. Достаточно сказать, что указанный регион дол­го оставался самым бедным во Фран­ции — доход на душу населения в по­слевоенные годы был здесь примерно на треть ниже среднего по стране.

Террористические акты в начале 1991 года (взрывы принадлежащей «чужакам» собственности) возродили, особенно в Париже, забытые кошма­ры и страх, что корсиканский знак «R» станет таким же зловещим символом насилия, как «IRA» в Ольстере и «ETA» в Стране Басков, что развитие событий на острове пойдет по сицилийскому образцу. Именно по такому образцу — ибо на Корсике активизация сепара­тистского движения отнюдь не отмени­ла старого закона кланов, по которому продолжают жить мафиозные структу­ры. Здесь законы клана в полной мере проявляют себя в таких вопросах, как землепользование, крестьянская жизнь, собственность, кровная месть за нане­сенное оскорбление. Клановое мыш­ление, «нормальная» преступность, на­силие как метод борьбы за свои права слились на Корсике воедино, создав в итоге «горючую смесь».

Стремясь смягчить остроту «корси­канского вопроса», французская элита в последнее время подает сигналы о го­товности к определенным подвижкам в государственном устройстве. 14 ап­реля 2007 года в интервью телеканалу «France 3» участник президентской кам­пании Оливье Безансено сообщил, что «благоприятно настроен в отношении возможности проведения институци­ональной реформы, которая оконча­тельно гарантирует корсиканскому на­роду право на самоопределение».

В свою очередь, выступая в 1996 го­ду по радио, Раймон Барр решительно заявил: «Если корсиканцы хотят незави­симости, они ее получат!» Однако сколь­ко-нибудь серьезного значения своему заявлению бывший премьер-министр явно не придавал, оставив в стороне на­копившиеся проблемы острова.

Между тем корсиканская проблема продолжала сохранять сугубо марги­нальные позиции в рамках француз­ского политического дискурса. Хотя ни для кого не секрет: достаточно ма­ло-мальски значительного «всплеска» корсиканской активности, и проблема острова снова станет центральной те­мой широких общественных дискус­сий. Деятельность террористов, пред­выборные манипуляции, уходящие на остров из Парижа масштабные финан­совые потоки снова окажутся в центре общефранцузской повестки дня.

Сегодня позиция республиканской и централистской элиты Франции по «корсиканскому вопросу» в обобщен­ном виде может быть сформулирована так: «Если корсиканцы хотят сохранить себя под сенью Республики, они долж­ны внести свой вклад в установление на острове подлинной законности. То есть восстановить на Корсике правовое государство, не ограничиваясь одними только аплодисментами и речами в честь Конституции и нации. У корси­канцев нет другого выхода из сущест­вующего положения, помимо интегра­ции во французское общество».

Остается, однако, вопрос: являются ли корсиканцы французами? Вопрос не праздный — он в стране, и особенно на самой Корсике, всегда стоял довольно остро. Напомним, что географически остров находится от Франции дальше, чем от Италии (170 и 83 километра со­ответственно).

С античных времен Корсика входила в сферу влияния различных сре­диземноморских держав: Этрурии, Великой Греции, Карфагена, Рима, Пизы, Арагона, Генуи и, наконец, Франции. В 1769 году ос­тров на пятнадцать лет оказался под властью французской короны. Апло­дисменты со стороны «просвещен­ного» общественного мнения в отно­шении Корсики были вызваны тем, что корсиканские города постепенно изменяли свои названия на европей­ский манер (Корсика вместо Корсика-на), а родившиеся в этих краях герои проявляли себя на полях сражений за независимость будущих Соединенных Штатов (например, Паскаль Паоли).

В XVIII веке на острове началась война за независимость. Сначала была провозглашена монархия, затем — республика. Национальный лидер Па-оли считал, что Корсика слишком мала, чтобы оставаться независимой. Поэтому, когда Франция выкупила ос­тров у Генуи (1768 год), а затем предо­ставила корсиканцам те же права, что и жителям континентальной Франции (1789 год), Паоли отступил.

Однако уже в 1794 году остров вос­стал против режима монтаньяров и пе­редал себя в руки Англии. В 1796 году, после крушения конституционной мо­нархии в Париже, при активном уча­стии итальянской армии, руководи­мой самим Бонапартом, Корсика была завоевана и снова стала французской.

Если считать всех родившихся на ос­трове (или тех, у кого там родился отец), общее число корсиканцев составляет 400 тысяч человек. Две трети из них живут вне Корсики. Лишь 72 процента населения — коренные жители, ос­тальные — иммигранты из Алжира и других бывших французских колоний или иностранные рабочие (на Корсике насчитывается 13 процентов — самая высокая цифра во Франции). Корси­канцы постепенно утрачивают свою «чистокровность», 82 процента из них заключают браки с жителями конти­нентальной части страны. Карьеру они делают во Франции беспрепятственно и в самых различных сферах, особенно на государственной службе.

Национал-регионализм против «государственной унификации» В то же время существует огромное количество фактов, подтверждающих значительное отличие Корсики от ос­тальной Франции. В целом отношения между континентальной Францией и островом можно охарактеризовать как «интеграцию без ассимиляции». К нача­лу нынешнего столетия манеры, особен­ности поведения и сама логика острови­тян-корсиканцев по-прежнему заметно отличаются от образа жизни, утвердив­шегося в континентальной Франции. В сравнении с Лотарингией и Франш-Конте (и еще раньше — Савойей), кото­рые стали французскими в том же XVIII веке, Корсика сохранила практически все характерные для нее отличия.

Присутствие французского госу­дарства на Корсике характеризует­ся явным бессилием перед местными обычаями, которые многочисленным путешественникам или функционерам представляются экзотическими. В нача­ле XIX века, в период Реставрации, ко­миссар Констан отмечал: «Иностранец, попавший сюда, неизменно спрашивал, где он находится — во Франции или в Африке, и могут ли законы, активно применяемые одной из наиболее циви­лизованных наций, подойти к агрессив­ным нравам народа, живущего в горах в соответствии со своими обычаями».

Своими действиями французская администрация нередко ставила под сомнение способность управлять та­кими сложными территориальными сообществами, как Корсика. Она ока­залась неспособной остановить на­силие и произвол со стороны кланов, обеспечить полноценное действие на острове французских законов.

Среди аргументов, наиболее часто выдвигаемых с целью обоснования необходимости разрыва между Кор­сикой и континентальной Францией, фигурирует утверждение о «неподъ-емности» для национального бюджета финансовых средств, выделяемых на поддержку острову.

По словам корсиканского экономи­ста Шарля Веллутини, «в XIX веке раз­вернулись весьма оживленные дебаты о "цене" острова — тема, которая еще полностью не ушла с современной по­литической сцены». В начале ХХ века «тигр Клемансо» предлагал продать Корсику «любому желающему» за один «символический» франк. Публикуя по­священную этому вопросу статью под заголовком «Весомые подарки нашим корсиканским друзьям», журнал «Капи­тал» замечал: «Они платят меньше пода­тей, меньше налогов и в изобилии полу­чают бюджетные субвенции».

Подобные суждения порождают мифы о полутора миллиардах помощи, ежегодно направляемых государством «острову Красоты». Такие цифры, пе­риодически появляющиеся в СМИ для демонстрации «чрезвычайно высокой» цены Корсики, не подкрепляются ре­альными данными. В 2003 году, напри­мер, совокупная сумма финансовой помощи Республики острову дейст­вительно составила 1,525 миллиарда евро. Эта сумма, однако, представляла собой совокупные публичные расхо­ды островной провинции, которую со­ставили также европейские субвенции, расходы государства и другие статьи. Субвенции же Корсике собственно Республики равнялись 402 миллионам евро — не более четверти от суммы публичных расходов.

Аналогична ситуация со «Специаль­ной инвестиционной программой», включенной в качестве статьи 53 в за­кон от 22 января 2002 года. Она пред­полагала направление 2,15 миллиарда евро на Корсику в течение пятнадцати лет с целью преодоления отсталости в области развития инфраструктуры и логистики. Эта сумма неоднократно приводилась во французской печати с целью подчеркнуть «непомерную цену» острова для налогоплательщи­ков. При этом почему-то игнорировал­ся тот факт, что треть итоговой суммы (700 миллионов евро) формируется за счет бюджетов территориальных ор­ганов Корсики — наиболее скромных по своим возможностям во всей Фран­ции.

Так ли на самом деле тяжела и не­подъемна «корсиканская ноша» для Республики? В период с 1993-го по 1996 год остров действительно пережил пе­риод длительного экономического спада, который стал следствием его чрезмерной зависимости от индуст­рии туризма, усугубленной девальва­цией итальянской лиры. Социальные последствия этого кризиса были очень тяжелыми. Упали доходы домохо-зяйств, безработица увеличилась с 9 до 16 процентов, на 5 процентов пре­высив общенациональный показатель. Но главный источник переживаемых Корсикой трудностей находился все же в политической плоскости.

В результате нерешенности ключе­вых проблем развития на Корсике в наши дни активизировалось движение за автономию, использующее насиль­ственные методы. Из каждых 100 кор­сиканцев в начале 1980-х годов десять высказывались за автономию, двое — требовали полной независимости.

Предыстория движения за самоопределение

Возникновение движения за само­определение Корсики неразрывно свя­зано с историческими особенностями ее присоединения к Франции. Купив остров подобно тому, как приобретают стадо баранов, Франция стала в XVIII веке его юридическим собственником. 15 мая 1768 года в Версале был подпи­сан договор, согласно которому Гену­эзская республика уступала остров на десять лет за годовую ренту в 200 тысяч ливров. Однако, чтобы управлять им, Франции предстояло сначала умиро­творить его жителей. Проблема состо­яла в том, что Корсика к этому моменту уже де-факто являлась... независимой.

С 1755 года ее генерал-губернато­ром стал уже упоминавшийся Паскаль Паоли — один из наиболее блестящих умов своего времени. Приветствуемый просвещенной Европой, он превратил Корсику в своеобразную лабораторию для политических инноваций: офи­циально была провозглашена свобода совести, а Конституция формально ут­верждала принцип разделения властей. В 1770 году Паоли основал университет, бесплатный и открытый для всех жела­ющих. Он пытался всячески развивать остров, осушая болота, возводя мосты и дороги, построив для нужд торгов­ли новый морской порт (Лиле-Руссе). Корсика, уже сложившаяся к этому мо­менту как национальное государство, имела собственные знамя и гимн, чека­нила свою монету. Однако к началу мая 1769 года она перестала существовать как самостоятельное политическое це­лое: в результате нескольких лет боевых действий милицейские формирования Паоли потерпели поражение от армии Людовика XV в битве при Понте Нову.

В итоге политической самостоя­тельности Корсики был положен ко­нец. Окончательно ее присоединение к Франции было утверждено лишь 20 лет спустя, в 1789 году. Все это время на ос­трове продолжали тлеть очаги сопро­тивления. И первые контакты населе­ния с «пришельцами», «врагами» никак не сулили последним теплого приема. Проявлявшаяся в соответствии с нра­вами эпохи свирепость комиссаров французских монархов по отношению к населению острова неизбежно вызы­вала ожесточенное сопротивление ок­купантам. Использовавшиеся при этом карательные средства против инсурген­тов были вполне традиционными для того времени. Было приостановлено правосудие, множились коллективные казни «бандитов» — в действительности остававшихся верными идеалам Пао-ли корсиканских патриотов. Жертвами террора становились семьи повстан­цев, их жены и дети. В 1770 году один из главных «усмирителей» Корсики граф Марбеф требовал, чтобы все «бандиты», взявшие в руки оружие, были «повешены на первом же дереве без всякого суда».

Однако миссия французов на остро­ве не сводилась только к беспощадно­му террору. Стимулы для развития по­лучило сельское хозяйство, орошались земли, строились дороги. Но в памяти народа запечатлелись жестокие дей­ствия французских властей. В созна­нии корсиканцев надолго сохранился образ Франции как «свирепой силы».

Рассматривая остров как обычную колонию, Париж видел в корсиканцах просто «враждебную нацию». Даже На­полеон, «первый корсиканец во влас­ти», направлял на остров ревностных функционеров, которые установили режим тотального террора, всячески поддерживая массовые депортации и расправы без суда над корсиканцами. В период Реставрации для корсикан­ских товаров были установлены неве­роятно высокие таможенные пошлины (а для импортируемых на остров това­ров, наоборот — низкие), что наносило колоссальный ущерб местной коммер­ции. Подобные меры, остававшиеся в силе до 1912 года, буквально задушили корсиканскую торговлю и ремесла.

При этом Франция упорно игнори­ровала любые корсиканские жалобы и акции протеста, не забывая, однако, ис­пользовать остров как «электоральную площадку» на общенациональных вы­борах. Для этого партийные лидеры из Парижа вступали в сговор с местными нотаблями и выборными функционе­рами, которые, пуская в ход свое персо­нальное влияние, обеспечивали голоса корсиканцев в пользу ангажировав­ших их политических сил. В результа­те на острове утвердился клиентарный и закрытый тип власти, игнорировав­ший публичные механизмы и базовые принципы Республики.

Сама же Франция продолжала экс­плуатировать остров в квазиколони­альном стиле. Так, в период Первой мировой войны многие тысячи моло­дых корсиканцев, едва говоривших по-французски, были мобилизованы во французскую армию и использовались в самых жестоких сражениях. Многие из них сложили там свои головы. Это не помешало корсиканцам собрать в 1916 году на нужды армии 5 милли­онов франков — больше, чем какой-либо другой французский регион.

Есть в истории Корсики еще один яркий факт, упорно игнорируемый официальной французской историо­графией. В 1943 году первым среди всех французских департаментов остров провозгласил свободу от режима Виши. Еще 4 декабря 1938 года корсиканцы единодушно провозгласили свое при­соединение к Франции, произнеся зна­менитую «клятву Бастии»: «Перед лицом всего мира, всей нашей душой, перед ли­цом нашей славы, наших могил, наших колыбелей. Мы клянемся жить и умереть французами». Это было тогда преобла­дающим настроением корсиканцев в противовес небольшой группе своих со­отечественников, продолжавших вдох­новляться ирредентистскими идеями.

Однако Республика не ответила корсиканцам взаимностью. В начале 1950-х годов на острове стали один за другим закрываться заводы, цены на продукты и товары первой необходи­мости явно превышали покупательную способность большинства корсикан­цев, дорожная сеть так и не претерпела никаких изменений со времен Напо­леона III. Население Корсики сократи­лось с 237 тысяч человек в 1936 году до 160 тысяч в 1950-х годах.

Правда, некоторые перемены все же происходили. Два века спустя пос­ле покорения остров наконец привлек внимание Республики. В 1949 году пуб­лике впервые был представлен план развития Корсики, требовавший, од­нако, значительной доработки. И лишь 2 апреля 1957 года была принята спе­циализированная программа регио­нального развития. Она предполагала качественный подъем аграрного сек­тора, развитие транспорта и делала особый акцент на развитие туристиче­ской индустрии. Однако деятельность государственного агентства, призван­ного способствовать реализации этих начинаний, никак нельзя было назвать успешной.

Между тем продолжалась дискри­минация корсиканцев в сфере языка. Принятый в 1951 году закон Деиксонне исключал преподавание корсиканско­го в школьных классах, рассматривая его в качестве «иностранного языка». Добиться официального возвращения корсиканского языка в систему обра­зования удалось лишь в 1974 году.

Подобная политика дискриминации не могла не вызвать соответствующей реакции населения. Манифестации с подачей петиций, митинги с предосте­режениями в адрес правительства, дру­гие проявления недовольства накаляли обстановку. 11 марта 1960 года Корси­ка была охвачена всеобщей забастов­кой, в ходе которой коммерсанты и чи­новники закрыли свои офисы, чтобы выразить протест против закрытия же­лезнодорожной ветки Бастия—Аяччо, жизненно важной для острова. Заба­стовка проходила под лозунгом «Кор­сика говорит правительству: сдержите свои обещания. Мы не хотим ничего другого!». В ходе очередной поездки на остров генералу де Голлю пришлось публично заявить об отмене прави­тельственного решения. И Корсика со­хранила свою железную дорогу.

Однако, несмотря на вынужденные уступки Парижа, корсиканцы в начале 1960-х годов все еще жили под грузом накопившихся нерешенных проблем. Между тем причины для недовольства продолжали накапливаться. Экономи­ка не развивалась, а средняя зарплата оставалась ниже, чем на континенте. Более того, в апреле 1960 года прави­тельство приняло решение о созда­нии на острове экспериментальной подземной ядерной базы, что грозило непредсказуемыми последствиями для экологии. И лишь массовые акции про­теста заставили парижские власти от­казаться от этого решения.

В результате создания во Франции в 1964 году 21 экономического региона Корсика была механически присоеди­нена к региону Прованс—Лазурный Берег, что не принесло ей никаких ре­альных экономических выгод.

В начале 1970-х лидеры корсикан­ского движения перешли на автоно­мистские позиции. Скольжение кор­сиканского общества в указанном направлении — в значительной мере результат того запоздалого шока, ко­торый был вызван вторжением темпов XX века в замедленный ритм жизни на острове. Вслед за войной пришло об­нищание, началась массовая эмигра­ция. Однако вопрос об обособлении почти не ставился — настолько силен был республиканский патриотизм корсиканцев, тем более что патриар­хальные структуры островного сооб­щества под сомнение не ставились.

Даже наиболее радикально настроен­ные корсиканцы в начале 1960-х годов оставались всего лишь регионалистами. В конце 1967 года была создана партия «Корсиканское автономистское дейст­вие» (Action regionaliste corse) во главе с братьями Симеоне, двумя медиками из Бастии, целью которых была пропаган­да идей регионализма и призывы к насе­лению Корсики бороться за автономию. Однако в1971 году, после обнародования программы организации, правительство Франции разработало сценарий проти­водействия регионалистам, который предполагал «ускорить размывание кор­сиканской культурной идентичности» и «обеспечить быстрыми темпами пре­обладание на острове некорсиканско­го населения».

В ответ на это активисты автономистского движения обнародо­вали 7 января 1973 года заявление, кото­рое обвиняло правительство Франции в том, что оно «стремится разрушить корсиканский народ, подавляя его всеми возможными средствами». Ответом на действия Парижа стали ненасильствен­ные акции гражданского неповинове­ния. Французское государство реагиро­вало на эти проявления репрессивными акциями против «мятежников». Начался новый период в новейшей истории Кор­сики — период пепла и крови. Тем са­мым французское государство открыло «ящик Пандоры» корсиканского поли­тического насилия, дав сторонникам не­зависимости мощнейшие политические козыри и аргументы.

5 мая 1976 года радикальные сепара­тисты из Фронта национального осво­бождения Корсики (ФНОК) весьма ярко отметили свое появление на европейской сцене вооруженного насилия. В 1978 году ФНОК атаковал радар на базе ВВС в Солензаре. В 1981 году боевики Фронта заложили взрывчатку в аэропорту Аяччо, жертвой которой стал один турист.

Как показал, однако, опыт, все после­дующие покушения и убийства так и не побудили французское правительство наладить на острове надлежащее уп­равление и восстановить там торжест­во общефранцузских законов.

Попытки конструктивного решения «корсиканского вопроса»  С тех пор как остров был присоеди­нен к Франции, он так по-настоящему и не нашел своего места в ее националь­ной системе. Республика действовала здесь не лучше монархических режи­мов — центр всегда проявлял колеба­ния в выборе политического статуса для Корсики и фактически мирился с ее эко­номическим отставанием. Официаль­ная Франция не знала, какую из двух ли­ний принять: просто распространить на Корсику все французские законы или же искать для нее какой-то особый подход?

Сменявшие друг друга в Париже правительства, не способные сделать принципиальный выбор, поддава­лись искушению не вмешиваться в ход жизни на острове. И лишь очередной взрыв насилия заставлял их действо­вать, в первую очередь увеличивая по­ток субсидий и дотаций, дабы купить спокойствие корсиканцев. Но меха­ническое соединение этих двух под­ходов — политического и экономиче­ского невмешательства и финансового «орошения» — все больше и больше усугубляло нездоровую ситуацию. Жи­тели острова теряли последнее уваже­ние к Французской Республике. Ее все больше рассматривали как «корову», которую можно бесконечно доить.

Чтобы понять суть корсиканской проблемы, следует учитывать осо­бенности менталитета корсиканцев. Прежде всего, они гордятся тем, что являются корсиканцами. Это умона­строение рождает убежденность в том, что принадлежность Корсики к Фран­ции — удача в первую очередь для самой Франции, а вовсе не наоборот. Во-вто­рых, корсиканцы в большинстве своем привязаны к родной земле сильнее, чем, быть может, жители других регионов Франции. У корсиканцев всегда сохра­няется убеждение, что они составляют «корсиканский народ», хотя многим людям на континенте это представляет­ся в лучшем случае удивительным, в худ­шем — несоразмерным с реальностью. И наконец, трагическая и беспокойная история острова сформировала слож­ное, закрытое, жесткое, не чуждающееся насилия общество, вместе с тем очень чувствительное к любой несправедли­вости.

Государство запоздало пыталось ре­агировать на активность сторонников независимости, используя как «кнут», так и «пряник». 12 декабря 1974 года была создана специальная межминистерская комиссия для решения проблем остро­ва, однако ее работа не принесла замет­ных результатов. Органы юстиции в те­чение 1970—1980-х годов провели ряд показательных политических процес­сов над арестованными активистами ФНОК. На приговоры их к значитель­ным срокам заключения корсиканские индепендантисты ответили еще более интенсивными бомбовыми атаками.

Усталость от беспрецедентного тер­рора, все более явно ощущавшаяся жи­телями Корсики, привела, однако, к тому, что на сцену стали выходить по­литические организации, предпочитав­шие бороться за самоопределение ост­рова мирными средствами. К их числу относилось образовавшееся в 1980 году Корсиканское движение за самоопре­деление, которое сумело организовать целый ряд манифестаций и других пуб­личных акций протеста. Своеобразным пиком террористического движения, оттолкнувшим от ФНОК немалое чис­ло жителей Корсики, стало убийство префекта острова Франсуа Эриньяка. В этой ситуации многое зависело от действий французского правительства, которое все предшествующие годы ос­тавляло «корсиканскую проблему» в за­пущенном состоянии.

В 1984 году социалист Пьер Жокс сменил социалиста Гастона Деффера на посту министра внутренних дел. Ему понадобилось около двух лет, чтобы разобраться во всех сложностях корси­канской проблемы и осознать, насколь­ко трудны пути ее разрешения. После переизбрания на президентский пост в 1988 году Франсуа Миттерана Жокс от­правился на Корсику, а затем, заручив­шись поддержкой президента, высту­пил с призывом «проявить чуткость» в отношении корсиканской проблемы.

Ключевым положением в программе Жокса стало определение «корсикан­ский народ», из-за которого вспыхнула острая полемика. Французам, сторон­никам централизованной системы, это признание самобытности показалось недопустимой уступкой: а почему в та­ком случае нет понятий «бретонский народ», «эльзасский народ» и т. д.?

В конце концов программа была спущена на тормозах, одновременно оказалось сорванным и перемирие с сепаратистами. Рано утром 12 сен­тября 1990 года жителей Бастии раз­будили взрывы бомб, подложенных к зданиям четырех банков. За этим по­следовали еще два взрыва пластиковых бомб. Так снова проявил себя ФНОК. Постепенно цели его становились все более конкретными — борьба против «колонизации» острова, в первую оче­редь — туристической индустрии. Это и понятно: каждое лето сюда приез­жают на отдых 1,5 миллиона человек. Туризм стал основным источником до­ходов и развития для Корсики.

На фоне обострения ситуации в Париже своим чередом шли полити­ческие баталии вокруг предложенной Жоксом программы предоставления Корсике более широкой автономии. Проходили они в условиях непонима­ния большинством французов требо­ваний корсиканцев. Вот как объяснил причину этого автор книги «Корси­канский комплекс» Г.-К. Кулиоли, сам корсиканец: «Существует глубокое культурное различие между областя­ми Севера и средиземноморскими районами страны. Во Франции еще с эпохи крестовых походов возобладала культура Севера. К тому же это единс­твенная европейская страна с очень централизованной системой, ее поли­тические деятели никогда не понима­ли стремления к автономии».

Процесс обретения Корсикой авто­номного статуса занял немало време­ни (октябрь 1989-го — май 1991 года), 

ибо натолкнулся на ряд конституци­онных проблем. Впервые часть терри­тории метрополии должна была полу­чить специфические институты, даже специфическое право.

Создавая новую территориальную административную единицу, Жокс ссы­лался на статью 72 Конституции, разре­шающую образование такой единицы, и руководствовался примером Фран­цузской Полинезии. Речь шла об авто­номии в рамках республики, это позво­ляло обойти препятствие, каким стала бы необходимость обосновать введе­ние особых правил в «обычном» реги­оне. С другой стороны, подчеркивалась цель правительственного проекта — дать будущим корсиканским автоном­ным институтам средства и рычаги для того, чтобы помочь развитию экономи­ки острова, на которой неблагоприятно сказываются его географическое поло­жение и демографический спад.

При разработке документа развер­нулась напряженная борьба крайних точек зрения вокруг условий «террито­риальной связи», то есть льготных тари­фов морского и воздушного транспорта, связывающего остров с континентом.

Правительственный проект для Корсики поднял вопрос, который всегда был предметом спора между «якобинцами»-централизаторами и «жирондистами»-федералистами: до­пускает ли провозглашаемый в статье 2 Конституции принцип неделимости республики, чтобы какая-либо часть территории метрополии располагала специфическими институтами?

Важную роль в разрешении спора сыграл Конституционный совет — го­сударственный орган, контролирую­щий соответствие проектов законо­дательной власти конституционным нормам. Совет заявил, что простое упоминание в законе о «корсиканском народе» противоречило бы Консти­туции, согласно которой население республики представляет собой еди­ный французский народ.

В итоге эта статья была одобрена (309 голосами, в основном социалистов и коммунистов, против 263-х) в сле­дующей формулировке: «Французская Республика гарантирует корсиканско­му народу — составной части француз­ского народа — право на сохранение его культурных особенностей и на за­щиту его специфических социальных и экономических интересов, если они не наносят ущерба национальному един­ству и целостности Франции».

Так, в 1991 году Корсика становится новым территориальным образовани­ем. Исполнительная и законодатель­ная власти (Исполнительный Совет и Собрание) здесь четко разделены: если представители первой власти избира­ются в представительные учреждения, они не могут оставаться в исполни­тельных структурах. Исполнительная власть обладает правом приостанавли­вать действие актов Собрания, продол­жительность его сессий строго ограни­чивается. Собрание может отправлять в отставку Совет лишь при условии, что тут же изберет взамен его новый состав. Однако у председателя Совета нет права распускать Собрание. Данное право принадлежит лишь французско­му правительству, которое в свою оче­редь может воспользоваться им лишь в том случае, если «нормальное функ­ционирование Собрания представля­ется невозможным». Таким образом, единственной гарантией стабильности власти в автономии может быть про­чное большинство в составе Собрания.

Закон 1991 года обязывает цент­ральные учреждения страны консуль­тироваться с Собранием по всем во­просам, касающимся «специфического устройства» Корсики, оговаривает ее «культурную идентичность».

Новый статус Корсики не идет ни в какое сравнение со статусом традици­онных регионов Франции. Он соиз­мерим только с тем, каким располага­ет после принятия соответствующего закона (1984 год) Французская Поли­незия. Однако между ними есть сущес­твенное различие. Заморская терри­тория в Тихом океане обладает всеми полномочиями, за исключением тех, которые ограничительно резервиру­ются за французским государством. На Корсике же ситуация прямо противопо­ложная: здесь территориальная власть располагает полномочиями лишь в тех конкретных вопросах, которые закон передает ей. Все другие остались в ком­петенции Парижа. В то же время полно­мочия, переданные Корсике в резуль­тате двух этапов «административной централизации» (1983 и 2004 годов), привели к усложнению системы управ­ления островом и усилению бюрокра­тизации, оставив вопрос о «гражданс­ком мире» в подвешенном состоянии.

Сама по себе автономия Корсики не может решить стоящих перед ней проб­лем. Она лишь создает новые возмож­ности для модернизации ее экономики, обновления политической культуры ее жителей, формирования демократи­чески ориентированной и социально ответственной местной политической элиты. Будут ли эти возможности ре­ализованы? Это зависит от расклада политических сил во Франции, где либералы, выступающие за широкие рыночные свободы, противостоят консерваторам—«государственникам», сторонникам традиционно сильной централизованной власти. В конечном счете все зависит от зрелости полити­ческих сил на самом острове.

На какое-то время после учрежде­ния автономии на острове насилие там прекратилось. Но затем доступ к рычагам власти и ее кормушкам при­вел к разброду в рядах националистов. Их движение ныне грешит мафиоз­ным уклоном, законы на острове по­стоянно попираются. Вкладываемые в корсиканскую экономику государст­венные средства используются во мно­гих случаях неэффективно и часто просто разворовываются. На Корсике вновь льется кровь. С начала 1995 года в столкновениях между корсикански­ми националистами разного толка по­гибло уже более десятка человек, среди них — несколько руководителей со­перничающих организаций.

Таким образом, корсиканский сепа­ратизм является по своей сути контр-модернизационным и традициона­листским явлением, порожденным тем, что Франция, вместо распространения на остров своих ценностей и устано­вок, продолжала эксплуатировать его как колонию, сохранив к своей выгоде традиционные клиентарные структу­ры власти и отношения. При этом оче­видно, что, в отличие от многих совре­менных регионов Европы, Корсика не в состоянии модернизировать свою эко­номику и интегрироваться в европей­ское пространство, минуя Францию.

Корсиканский сепаратизм (инде-пендантизм), в отличие от действи­тельно массового движения за ад­министративную, политическую и этноязыковую автономию, не имеет прочных перспектив и корней в корси­канском обществе. У национал-радика­лов сепаратистского толка отсутствуют как реалистическая и конструктивная социально-экономическая програм­ма, так и сам план построения полно­ценного корсиканского государства. Именно поэтому национал-радикалы и индепендантисты не оказывают се­годня существенного влияния на по­литическую жизнь острова.

Решение «корсиканской пробле­мы» видится в нахождении механиз­мов реинтеграции Корсики в единое политическое, правовое, культурное и социально-экономическое простран­ство Французской Республики при ува­жении к национально-региональной специфике острова.

комментарии - 2680
phoebend60 10 сентября 2021 г. 5:14:14

Nude Sex Pics, Sexy Naked Women, Hot Girls Porn
http://jappornstars.allproblog.com/?macie

36c breasts porn unblocked mexican porn website babygotback porn bondage cartoon porn free classic garter belt porn

faithmi1 10 сентября 2021 г. 11:45:47

Best Nude Playmates & Centerfolds, Beautiful galleries daily updates
http://topxxx69.com/?estefania
you porn animal sex kristen price porn free drunk redhead porn videos golden oldies movie porn bogas brothers porn star pink s tube

vernafn60 10 сентября 2021 г. 14:32:24

New super hot photo galleries, daily updated collections
http://west.salem.voyeur.porn.miyuhot.com/?jolie
britney spears porn lookalike free 3gp messy porn top 50 free porn toons porn stars skye free fat ass porn movies

malindafx4 10 сентября 2021 г. 15:24:47

Teen Girls Pussy Pics. Hot galleries
http://firstsexforteen.hotblognetwork.com/?devin

porn free movie clips porn old people and teens nude females in porn videas very very young porn pics adult modeling porn in michigan

joanncw16 11 сентября 2021 г. 16:24:48

Enjoy our scandal amateur galleries that looks incredibly dirty
http://shemaleclubs.bloglag.com/?maritza

free dogystyle porn porn tube com xl download free horse porn e hd porn search engines porn mate

kayegr1 12 сентября 2021 г. 16:13:04

My new hot project|enjoy new website
http://buffcolordress.instasexyblog.com/?alissa

deepthroat anal porn videos mature girls free porn iroke porn porn ipod quicktime free cick seduces friend porn

sherrybq69 14 сентября 2021 г. 6:51:48

Girls of Desire: All babes in one place, crazy, art
http://cutawaycollars.bloglag.com/?aimee

rule34 porn el tigre comic porn janie jones porn shoot older ebony women porn best female porn star

eddiexl3 14 сентября 2021 г. 13:23:38

Sexy teen photo galleries
http://p2ppornsites.hotbustyporn.miaxxx.com/?maeve

free hardcore porn teacher celeberty porn tube porn death fetish retro porn magazines loren porn

alejandraob60 14 сентября 2021 г. 19:38:41

Sexy photo galleries, daily updated collections
http://one.two.porn.bloglag.com/?kaylynn

mom and son sex stories porn tierny porn spanish speaking porn porn pregant adult quality free adult porn tubes

leighoc60 15 сентября 2021 г. 6:13:07

New hot project galleries, daily updates
http://latina.sex.alexysexy.com/?riley
secret underground young girls porn oprn you never wish you saw free male porn jovonnie videos free muture red head porn movies free porn clips open door

jimra11 17 сентября 2021 г. 13:44:00

Girls of Desire: All babes in one place, crazy, art
http://milf.sex.springfield.miaxxx.com/?tamara
porn story website zaley zane porn black in wife porn rich wrangler porn exgirlfriend picrures porn

richardie4 18 сентября 2021 г. 0:07:55

Sexy teen photo galleries
http://angelmastporn.allproblog.com/?reese

sickest free porn porn old vidios life like porn dolls hot teen porn tubes mormon missionary ladies hidden camera porn

cristinaya2 18 сентября 2021 г. 15:55:50

Enjoy daily galleries
http://veryhotmilfporn.miyuhot.com/?alaina

porn videos humilation shemale free plummer chicks porn ashoka tano porn galleries gilligan porn sexy amazon porn

lornaww2 19 сентября 2021 г. 4:54:08

Young Heaven - Naked Teens & Young Porn Pictures
http://xblognetwork.com/?devyn
joyce tang porn animal and humam porn 80 s style porn video watch porn tv shows shii arisugawa porn

clarecw3 19 сентября 2021 г. 5:25:50

Hot sexy porn projects, daily updates
http://ponrvideodvd.danexxx.com/?ally

real amateur college porn porn actress looks young porn german galleries ashley sage porn access 6 girls on guy porn tube

sherriebq60 19 сентября 2021 г. 8:40:00

New super hot photo galleries, daily updated collections
http://mundys.corner.hotnatalia.com/?adrienne
isabella porn free video interacial lesbian porn sexy porn beach clips crystal porn videos hard core porn vidieos

Georgecah 20 сентября 2021 г. 20:56:12

太達數位媒體


https://deltamarketing.com.tw/

lolitasr69 20 сентября 2021 г. 23:00:14

Daily updated super sexy photo galleries
http://lesbian.webcam.bloglag.com/?paula

interacial vintage porn athena porn life series jenna jordan porn free ooops wrong hole porn free codi milo porn

Tempomos Lor 22 сентября 2021 г. 3:42:13

As a rule, having asked a question of installation of a [url=https://stairsprom.ru/uslugi/self-supporting-fencing/]stairs[/url] in the house, owners don't assume that the ladder and its protection are two absolutely different products. Well, if the same company, like us, is engaged in the arrangement of turnkey facilities and can offer to make a ladder and metal fences on it in one set, but in practice it is rare. Therefore, before any owner of the stairs in the house the question arises: how to make it safe, we guarantee the best conditions for cooperation thanks to our own production, high potential design office and focus on long-term mutually beneficial partnership. Here you can buy not only standard fencing for stairs, but also design, made to order and is amazingly cheap. New construction technologies, developing rapidly, allow to use light, modern, reliable and weightless structures. Stair railings made of stainless steel are such that the price thereof is acceptable. Railings made of reliable material: an important structural element, part of the design of the building, the guarantors of safety and easy descent and ascent the stairs. Protections for ladders which are offered by our company differ in reliability, resistance to various aggressive influences and faultless appearance. In addition, their manufacture takes into account all kinds of standards and requirements relevant to this group of products. It is difficult to imagine a building in which there will be no stair railings, the presence of which increases the convenience, safety when moving. Note that today for the manufacture of construction offers a large selection of elements with which it is possible to quickly perform the installation of the structure, which for many years will last without losing the original qualities. Manufacturing and installation of stainless steel stairs is inexpensive compared to designs from other materials with equal quality characteristics. However, stainless steel is much more popular material-it is easy to handle, combine with other materials, install and care for the finished product

pattiuk2 24 сентября 2021 г. 1:56:22

Sexy pictures each day
http://xxxmalegay.xblognetwork.com/?elise

dads and daurter porn robin ossimina porn porn pic tube arcihe porn pics step family porn tube

Мой комментарий
captcha