Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    7   23121  | Официальные извинения    964   97302  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    231   78198 

Кремлевские жители

Повседневная жизнь Московского Кремля, начиная с 1918 года, когда
он становится резиденцией власти, чрезвычайно интересна, но практически
не изучена. И главной причиной этому стало практически полное отсутствие
документальных материалов. Изучение повседневности ограничивалось
изучением и анализом немногочисленной мемуарной литературы, которая
создавалась многими годами позже происходивших событий, и зачастую
противоречащие друг другу. Но в настоящее время выявлены и будут
вводится в научный оборот уникальные архивные документы – Книги
прописок Московского Кремля за период 1918 – 1960-х годов. Эти
уникальные книги позволяют совершенно иначе взглянуть на кремлевскую
жизнь первых десятилетий советской истории. Предлагаем уважаемым
читателям публикацию о жизни в Кремле на основании уникальных
архивных материалов.


12 марта 1918 года после переезда правительства из Петрограда
в Москву Советское руководство начало въезжать в весьма плотно
заселенный Московский Кремль. Многие помещения в Кремле были заняты
прижившимися там с давних пор людьми.


Переезд правительства еще больше увеличил плотность населения
Кремля. Новые власти не особо церемонились. Секретарь ВЦИК В.А.
Аванесов, прибыв в Москву ранее поезда с народными комиссарами и
другими сотрудниками, в тот же день (11 марта 1918 года) пишет записку
коменданту Кремля А.Я. Стрижаку (занимал эту должность до приезда
советского правительства в Москву): «Предлагаю принять самые энергичные
меры для подыскания помещений для сотрудников Советских Народных
Комиссаров. С этой целью даются полные полномочия на реквизицию
пустующих помещений в Москве».


Документально засвидетельствовано, что уже 12 марта 1918 года,
на следующий день после приезда в Москву Советского правительства,
В.И. Ленин вместе с Я.М. Свердловым и Н.К. Крупской посетил Кремль.
Новый глава государства внимательно осмотрел его территорию и здания,
проявив особый интерес к сохранности дворцовых ценностей, сокровищ
Грановитой и Оружейной палат, Патриаршей ризницы и библиотеки.
19 марта 1918 года Ленин переехал из гостиницы «Националь», где он
первоначально остановился, в Московский Кремль. За ним сюда же въехали
другие советские руководители и служащие, разместились аппараты высших
органов государственной власти.


В здании Сената (здание Судебных установлений) расположились
ВЦИК и Совет Народных Комиссаров. Этот уникальный памятник
архитектуры, выполненный М.Ф. Казаковым в стиле зрелого московского
классицизма (ХVIII в.), стал называться зданием Рабоче-Крестьянского
правительства, а так как все здания в Кремле имели свои номера, то имелось
и второе, внутрикремлевское название — корпус № 1.


В течение 1918 и 1919 годов на территории Кремля также находилось
множество учреждений и организаций: Наркомпрос, Наркомюст, приемные
ВЦИК и СНК, Казачий отдел, Комендантское управление, 1-й Автобоевой
отряд ВЦИК, Особый гараж Совнаркома (впоследствии — Гараж особого
назначения), 1-е Московские Советские пулеметные курсы (с 1921 г. — 1-я
Советская объединенная военная школа РККА имени ВЦИК) и др. В Малом
Николаевском дворце по решению Управления делами Совнаркома РСФСР
расположился Кремлевский клуб, названный после смерти Я.М. Свердлова
его именем.


Заселение Кремля новыми хозяевами происходило быстрыми темпами,
к тому же он и ранее не был безлюден. Здесь испокон веков жили
в монастырях монахи и монахини, также проживали многочисленные
придворные и дворцовые служащие.


Естественно, у новых жильцов старые вызывали раздражение. «Целый
квартал, тянувшийся от Спасских ворот до площади перед колокольней
Ивана Великого и от плаца до здания Судебных установлений, был застроен
тесно лепившимися друг другу двух трех этажными домами и домишками,
заселенными до отказа. Полно было жильцов и в небольших зданиях,
расположенных во дворе Кавалерского корпуса. Что это был за народ, пойди
разбери…». Тем не менее первое время и тем и другим пришлось
сосуществовать .


Новые жители «Кремлевского холма» заняли все хоть сколько-нибудь
пригодные для проживания помещения. Это и знаменитые архитектурные
памятники — Большой Кремлевский, Теремной и Потешный дворцы, Сенат,
и не дошедшие до настоящего времени — Малый (Николаевский) дворец,
Кавалерский, Офицерский, Гренадерский, Кухонный и Синодальный
корпуса, старая Оружейная палата, корпуса у Спасских ворот и у
Кремлевской стены между Боровицкими и Троицкими башнями, флигели у
Спасских ворот, Боровицкая и Спасская гауптвахты. Проживали в
Константиновской, Тайницкой и других башнях, во всех кремлевских
соборах и монастырях, при действующих церквях и даже в колокольне Ивана
Великого. Например, в здании Рабоче-Крестьянского правительства, в
котором находилась квартира В.И. Ленина, более 260 жильцов занимали
полуподвал.


Большинство высших советских руководителей расположились в
Кавалерском корпусе, который находился на Дворцовой, или, как ее
переименовали большевики, Коммунистической улице. В разные годы здесь
жили И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий, Г.Е. Зиновьев, К.Е. Ворошилов,
А.Д. Цюрупа, В.Д. Бонч-Бруевич, М.И. Калинин, В.М. Молотов,
А.И. Микоян и другие. С конца марта 1918 года здесь же проживал
В.И. Ленин с женой и младшей сестрой, им были выделены две квартиры.
Кавалерский корпус соседствовал с Большим Кремлевским дворцом —
выдающимся памятником архитектуры и последним масштабным дворцовым
комплексом Европы, построенным в XIX веке придворным архитектором
К.А. Тоном. До революции во дворце в специальных служебных помещениях
проживали дворцовые служащие, но с появлением новой власти заселялись
практически все пригодные для жилья дворцовые помещения, в том числе и
часть представительских и собственных императорских апартаментов.
Вот список только некоторых, наиболее заметных жильцов. В Детской
половине дворца находились квартиры семей Я.М. Свердлова, А.И. Рыкова
(в 1919–1924 гг.), В.В. Осинского, на Собственной половине — К. Цеткин,
в Белом (Фрейлинском) коридоре поселились Л.Б. Каменев, Д.И. Курский,
С.Д. Петропавловский, Г.С. Сосновский, Д. Бедный, в Желтом коридоре —
В.Р. Менжинский. Ф.Э. Дзержинский с супругой прописались в нижних
апартаментах дворца; так называемые верхние апартаменты дворца
занимали: 2-й этаж — А.В. Луначарский, 3-й этаж — К.Б. Радек
и Е.Д. Стасова.


Состав кремлевских жильцов часто менялся — кто-то приезжал, кто-то
съезжал, квартиры постоянно перераспределялись. Например, И.В. Сталин
сменил несколько адресов на кремлевской территории. Его первая квартира
находилась на 2-м этаже Кавалерского корпуса, куда он прописался уже
спустя несколько дней после переезда Советского правительства в Москву.
Вместе с ним в Кремль переехала жена Н.С. Аллилуева. В первой квартире
Сталин и Аллилуева прожили недолго. Следующим местом их жительства
стала одна из фрейлинских комнат Большого Кремлевского дворца.
В январе 1921 года благодаря содействию В.И. Ленина супруги смогли
переехать в более комфортные помещения в Потешном корпусе, в которых
ранее проживала И.Ф. Арманд , именно здесь в 1932 году Н.С. Аллилуева
покончила с собой. Тяжело переживавший смерть жены, Сталин сначала
переехал в Потешный дворец в квартиру на 3-м этаже, поменявшись местом
жительства с Н.И. Бухариным. А спустя несколько лет для него оборудовали
квартиру на 1-м этаже в здании Рабоче-Крестьянского правительства (корпус
№ 1), которую он занимал вплоть до своей смерти. Правда, с годами он все
большее предпочтение отдавал даче в Волынском («Ближняя дача»),
построенной после смерти Аллилуевой, и в Кремле последние годы жизни
практически не ночевал.


Достаточно быстро из Кремля выселили монахов, монашек, других
священнослужителей и большую часть бывших придворных служащих.
Оставшихся уплотнили и вселили новых людей. Уже к середине лета 1918
года в Московском Кремле постоянно проживало более 1100 человек, 450 из
которых появились здесь после революции. Только в Большом Кремлевском
дворце к концу 1918 года официально прописались 59 человек. За 1919 год из
Кремля выселили более 1000 человек, прописав в него четыре сотни новых
жителей. К концу 1920 года в Кремле официально проживало более 2100
человек.


В рабочие дни и без того густонаселенный Кремль становился
особенно многолюдным. Количество советских служащих вместе с
постоянными жителями Кремля доходило до 5 тысяч человек. Кроме этого,
ежедневно в Кремль приходили многочисленные посетители. В то время в
учреждениях Кремля работало 2238 человек, на пулеметных курсах,
курсанты которых охраняли территорию, училось более 1200 человек.
В среднем ежемесячно для прохода к проживающим в Кремле и посещения
кремлевских учреждений выписывалось 4000 пропусков. Например, в 1919
году было выдано более 40 тысяч пропусков.


После окончания Гражданской войны, при постепенном налаживании
общей социально-экономической ситуации в стране, темпы прироста новых
жильцов в Кремле снизились. В июле 1925 года была создана комиссия ЦК
РКП(б) по охране ответственных работников и жилищному вопросу
в Кремле и домах ВЦИ К, которую возглавил К.Е. Ворошилов. На первом же
заседании она приняла решение о начале переселения из Кремля части
ответственных работников из числа «не требующих особо бдительной
охраны».


Однако этот процесс не носил массового характера, и общее
количество жителей Московского Кремля увеличивалось. Например,
решением комиссии в Московский Кремль вселили М.П. Томского (вместо
выселенных П.И. Стучки и А.П. Карпинского), К.Е. Ворошилова (вместо
В.Д. Бонч-Бруевича, А.Н. Винокурова, П.Н. Лепешинского), Н.И. Бухарина.
Если в начале 1926 года количество жителей составляло 1257 человек, то
в конце года в Кремле было прописано 1509 человек.


Заметно число жителей Московского Кремля начало сокращаться
с декабря 1927 года. Происходило это постепенно, определенными этапами,
к концу очередного года. С начала 1930-х годов число кремлевских жителей
заметно уменьшилось. Например, в течение 1931 года из Кремля было
выписано 177 человек, прописанными оставалось 659 человек, 12 из которых
проживало в Большом Кремлевском дворце (в апартаментах и Детской
половине). Хотя в Кремле по-прежнему появлялись новые жители, например
в июле 1931 года на Детскую половину Большого Кремлевского дворца
вселился Л.М. Каганович с семейством, в дальнейшем темпы выселения
только нарастали. Уже в 1932 году прописанными в Кремле оставалось 565
человек, а в Большом Кремлевском дворце, согласно книге прописки,
официально был зарегистрирован только один человек (из числа
обслуживающего персонала). Прежде всего территорию Кремля покидали
ответственные работники, которым не полагалась охрана, семьи
сотрудников, работавших в аппаратах ЦИК Союза ССР, ВЦИК, Совнаркома,
шоферов и самокатчиков из Кремлевских гаражей, рабочие, сторожа и т.п.
Как правило, покидавшие Кремль жильцы переселялись компактно,
в зависимости от занимаемой должности и ведомственной принадлежности,
в специально подготовленные для них дома. Особенно резкое сокращение
кремлевского населения произошло после декабря 1934 года, когда был убит
С.М. Киров. Так, к июню 1935 года в Московском Кремле осталось только
374 жителя, не считая охраняемых лиц и их семей, начальников охраны,
личной охраны, военнослужащих, проживающих в офицерском общежитии
в Арсенале и семейном общежитии около кремлевской теплостанции, и части
обслуживающего персонала. И это количество продолжало сокращаться.
К январю 1936 года помимо охраняемых и лиц вышеуказанных категорий
в Кремле проживали 92 семьи.


Громкие политические процессы и массовые репрессии второй
половины 1930-х годов вылились в коренную ротацию высокопоставленных
кремлевских жильцов. После 1935 года из Кремля была выселена целая
плеяда представителей высшей партийной номенклатуры, подвергнувшихся
репрессиям: Л.Б. Каменев, Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, М.П. Томский и др.
Всего в период 1936–1939 годов из Кремля было выписано 463 человека.
В то же время по-прежнему появлялись и новые жители. В середине
тридцатых годов получил квартиру в Кавалерском корпусе секретарь ЦК
ВКП(б) А.А. Андреев, в Синодальном корпусе — нарком внутренних дел
Н.И. Ежов. После избрания первым секретарем Ленинградского обкома и
горкома ВКП(б) в специально выделенной для него квартире в Кавалерском
корпусе временно останавливался А.А. Жданов, когда приезжал в Москву.
Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о переселении из Кремля в 1938
и 1939 годах командного и начальствующего состава УКМК и всех
вольнонаемных рабочих и служащих. На территории Кремля разрешалось
остаться только «командирам, военкомам и начальникам штабов Полка
специального назначения и Отдельного офицерского батальона, начальнику
военной пожарной команды, командиру химического взвода, начальнику
отдела службы управления коменданта, начальнику особого отделения
НКВД и начальнику телефонной станции Кремля». В то же время
сохранялась практика проживания в Кремле комендантов, руководителей
личной охраны, некоторых представителей обслуживающего персонала.
В частности, после назначения в 1935 году на должность коменданта
в Кремле получил прописку П.П. Ткалун, а в 1939 году Н.К. Спиридонов,
после его назначения комендантом Московского Кремля также переехал
жить на его территорию.


В годы Великой Отечественной войны в Московском Кремле были
прописаны и имели квартиры многие высшие государственные и партийные
руководители: И.В. Сталин — в корпусе № 1; К.Е. Ворошилов — в
апартаментах Большого Кремлевского дворца; Л.М. Каганович — на Детской
половине Большого Кремлевского дворца; В.М. Молотов, А.И. Микоян, М.И.
Калинин, Н.А. Вознесенский, А.А. Андреев, А.А. Жданов — в Кавалерском
корпусе.


Кроме них с семьями во время войны в Московском Кремле проживало
еще 68 семей (239 человек) персональных пенсионеров (Д.И. Ульянова —
брата Владимира Ильича Ленина, С.С. Дзержинской — жены
Ф.Э. Дзержинского, В.Р. Менжинской — жены В.М. Менжинского,
З.Г. Павлуцкой-Орджоникидзе — жены Г.К. Орджоникидзе,
О.Е. Аллилуевой — матери жены И.В. Сталина и многие другие).
В Кремле в это время также проживали семьи руководителей
комендатуры Московского Кремля и ее подразделений (коменданта Кремля
Н.К. Спиридонова, его заместителей П.Е. Косынкина, Ф.И. Конкина,
Н.С. Шпигова, командира Полка специального назначения
Т.Ф. Евменчикова, командира Отдельного офицерского батальона
И.К. Запорожца и др.). Место жительства здесь имели также несколько
сотрудников личной охраны советских вождей и обслуживающего персонала
с семьями. Кроме того, на территории Кремля были общежития, в которых
проживало несколько десятков холостых офицеров из ряда подразделений
кремлевского гарнизона. Вплоть до 1953 года такой состав кремлевских
жителей сохранялся.


В июле 1955 года решением Президиума ЦК КПСС был открыт
свободный доступ (по билетам) в Московский Кремль. В 1958 году отменили
входную плату для прохода на кремлевскую территорию. Таким образом,
Московский Кремль стал возрождаться как крупнейший музейный комплекс.
В этих условиях вопрос о дальнейшем постоянном проживании в нем был
предрешен, тем более что стоящий тогда во главе партии и государства 1-й
секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев никогда здесь не проживал.
Первыми покинули Московский Кремль в мае 1955 года А.И. Микоян
и В.М. Молотов. В течение 1955–1957 годов из Кремля были выписаны
А.А. Андреев и Л.М. Каганович. В 1958–1960 годах из Кремля выехали
семьи умерших руководителей Советского государства —
Ф.Э. Дзержинского, Г.К. Орджоникидзе, других персональных пенсионеров,
а также руководителей ряда подразделений комендатуры. В конце 1959 года
закрылось общежитие для холостых офицеров Полка специального
назначения и Отдельного офицерского батальона в Кремлевском Арсенале.
Главным долгожителем Московского Кремля можно считать
К.Е. Ворошилова, который проживал в нем с 1925 по 1962 год, то есть более
37 лет.


С середины 1920-х годов и вплоть до открытия для широкой публики
в середине 1950-х Кремль представлял собой абсолютно изолированный
от посторонних «город в городе». Если в первые годы советской власти на
его территорию еще можно было попасть на экскурсию, например, некоторое
время для посещения была открыта парадная часть Большого Кремлевского
дворца, то со временем и это стало затруднительным. Сначала для
посещений полностью закрыли дворец, экскурсии в Оружейную палату
проводились, но с каждым годом и туда попасть становилось все сложнее.
После передачи в 1938 году Оружейной палаты в состав Управления
коменданта Московского Кремля провести в ней экскурсию можно было
только по заявке учреждения или предприятия, при этом количество групп
строго ограничивалось.

Прийти и просто прогуляться по Московскому Кремлю в то время
было невозможно. За десятилетия на территории этого закрытого
от посторонних глаз «города» сложился уникальный уклад жизни, который
видоизменялся в зависимости от нужд его жителей и особенностей
исторических условий. Здесь за высокими красными стенами было удобно
работать. Но еще одной из важнейших сторон функционирования Кремля
являлось создание комфортной инфраструктуры и безопасной среды
обитания, обеспечение должного уровня продовольственного обеспечения
и медицинского обслуживания не только для представителей высшего
партийно-государственного руководства, проживавших в Кремле, но и для
всех его жителей.

комментарии - 0

Мой комментарий
captcha