Официальные извинения    78   12624  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    144   27433  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    735   75370 

РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ В РАМКАХ БРИКС

БРИКС играет важную роль в построении многополярной системы международных отношений, в которой высшими ценностями являются демократия и уважение норм международного права. Сейчас на первый план среди наиболее перспективных сфер сотрудничества выходит область информационно-коммуникационных технологий (ИКТ).

Перспективной целью участия России в БРИКС является поэтапное формирование общего информационного пространства участников объединения. Уфимская декларация, принятая 9 июля 2015 года на VII Саммите БРИКС, который прошел под девизом «Партнерство стран БРИКС – мощный фактор глобального развития», провозглашает многостороннее сотрудничество участников объединения в сфере ИКТ по таким направлениям, как трансграничный обмен информацией, оперативная координация мер по противодействию киберпреступлений, многостороннее взаимодействие по вопросам реагирования на угрозы и инциденты в области информационной безопасности, выработка международных принципов и норм обеспечения безопасности в киберпространстве [8].

Внедрение ИКТ в международный диалог не только имеет абсолютные преимущества, но и несет ряд серьезных рисков и угроз. В соответствии с Концепцией председательства Российской Федерации в межгосударственном объединении БРИКС в 2015-2016 годах, одними из важнейших приоритетов являются продвижение интересов национальной безопасности России, общих интересов безопасности БРИКС, укрепление международной безопасности.

В Концепции подчеркнуто, что, несмотря на существующий эффективный механизм диалога на уровне высоких представителей участников организации по вопросам национальной безопасности, внимание государств должно быть акцентировано на укреплении международной информационной безопасности, интернационализации управления Интернетом, а также создании единого свода правил ответственного поведения участников БРИКС в киберпространстве. Первым шагом в направлении перевода взаимодействия членов БРИКС в практическую плоскость должно стать создание унифицированной нормативно-правовой базы в форме межправительственного соглашения о сотрудничестве [3].

 

Россия и Китай – за безопасное киберпространство

В области обеспечения безопасности в киберпространстве российская позиция имеет множество точек соприкосновения с китайской. Для России она является неотъемлемой частью системы общенациональной безопасности. Этот тезис закреплен в ряде государственных нормативно-правовых актов – в «Концепции внешней политики РФ» [2], «Стратегии развития информационного общества РФ» [7], «Доктрины информационной безопасности РФ» [6]. Китай разделяет данный подход, расценивая угрозы в информационной среде в качестве угроз своей национальной безопасности.

Китай поддерживает стремление России развивать международное сотрудничество на данном направлении в рамках БРИКС. С момента появления и распространения Интернета на территории КНР компартия жестко контролирует и ограничивает национальный сегмент ресурсов информационного пространства.

В силу географической близости и выстраивания двусторонних отношений по линии стратегического партнерства Россия и Китай видят необходимость в формировании единого безопасного и независимого киберпространства. Одной из наиболее эффективных площадок реализации данной идеи выступает БРИКС, задачей которой является унификация законодательств государств-участников в области урегулирования международных споров в информационном пространстве.

БРИКС, будучи относительно молодой организацией, быстро смогла стать одним из самых влиятельных акторов международных отношений, стремящимся к созданию полицентричного миропорядка. Россия преследует цель поэтапной трансформации организации из диалогового форума по решению ограниченного круга проблем в полноформатный механизм стратегического многостороннего взаимодействия по актуальным вопросам международных отношений. Китай, будучи одним из самых влиятельных акторов современных международных отношений, реализуя свои национальные интересы посредством продвижения концепции киберсуверенитета, способен оказать огромное влияние и даже изменить устоявшиеся правила игры в области международного киберпространства, которое характеризуется высокой степенью изменчивости.

Разработка нормативно-правовой базы для создания единого информационного общества БРИКС с эффективными механизмами многостороннего сотрудничества по противодействию киберугрозам может стать прецедентом для закрепления в международной правовой традиции концепции киберсуверенитета.

 

Перспективные направления взаимодействия в рамках БРИКС

Одним из направлений взаимодействия России и Китая на арене БРИКС стало укрепление связей между крупными медиа для оперативного обмена информацией и опытом. Это будет способствовать улучшению взаимопонимания, повышать информированность населения о внутренних делах и культурных особенностях стран.

Плюрализм и возможность знакомства с альтернативными точками зрения – это один из признаков многополярного мира, создать который стремится БРИКС. Кроме этого, по мнению заместителя главного редактора China Daily Гао Аньмин, «позиции наших стран, особенно России и Китая, недостаточно освещаются в мировых СМИ из-за сложившегося мирового порядка, где доминируют развитые экономики. Мир очень разносторонний, а сейчас на рынке СМИ доминируют развитые страны. Но ведь развивающиеся страны тоже должны высказывать свою волю, а не следовать чужой». Гао Аньмин призвал коллег объединить усилия для участия в совместных многосторонних проектах, в том числе и по созданию единого информационного пространства, чтобы мировое сообщество увидело позицию государств-членов БРИКС [1].

Сегодня на данном направлении существует проблема, заключенная в недостатке связей и механизмов взаимодействия иностранных СМИ для создания единой полномасштабной информационной среды. В качестве возможных путей преодоления данной недоработки предлагаются идеи по созданию международной группы журналистов, специализирующихся исключительно на новостях БРИКС, а также двусторонних проектов с последующим подключением иных государств, прототипом которых стали проекты, реализуемые совместно российскими и китайскими медиа.

Саммит БРИКС 2015 года сделал первые шаги в этом направлении, – кроме уфимской декларации были подписаны меморандумы о намерении создать новостную ленту и радио БРИКС. «Я был поражён уфимской декларацией, которая отражает позиции всех пяти стран по широкому ряду вопросов. Однако, на мой взгляд, этот документ не получил должного отражения в западных СМИ. Мы могли бы начать работать в этом направлении, чтобы представить более полное освещение данного документа, рассказать миру о нашей уникальной позиции и наших ценностях», - подытожил Гао Аньмин [1].

Еще одним направлением стал проект по созданию объединенной киберполиции БРИКС, предложенный на X Саммите БРИКС в 2018 году и закрепленный в итоговой декларации. По мнению А.Манойло, «реальные проблемы в плане обеспечения информационной безопасности и защиты от операций информационной войны есть у всех, даже у Китая, стремящегося отгородиться от этих угроз своими «Золотыми щитами» и сравнительно недавно принятым новым законом о кибербезопасности 2016 года, копирующем «пакет Яровой». При …высокой степени накачанности кибермускулатуры у России, Китая, Индии, Бразилии и ЮАР по-прежнему остаются проблемы, связанные с обеспечением безопасности и защитой …суверенитета, которые …невозможно решить на национальном уровне» [4].

Создание объединенной киберполиции станет наднациональным коллективным механизмом по предупреждению и предотвращению киберугроз, к которым относят информационный терроризм, информационные войны и хакерские атаки. Проблемным местом является определение подведомственности данной структуры, рамок сферы деятельности и полномочий, вопросы финансирования и управления.

Решение основной массы проблем в области противодействия транснациональной киберпреступности члены БРИКС, как уже отмечалось выше, видят в создании единой информационной среды, обеспечением безопасности которой должна заняться система наднациональных органов. Сейчас существует проект создания пятикомпонентной структуры, в которую должны войти:

  • Совет коллективной информационной безопасности БРИКС, выполняющий функцию центрального стратегического органа, в который должны войти высшие должностные лица государств объединения, руководящие вопросами обеспечения национальной информационной безопасности в своих странах;
  •  Центр обеспечения кибербезопасности БРИКС, отвечающий за технологическое развитие единого информационного пространства и предупреждение киберугроз, одним из подразделений которого должна стать киберполиция;
  • Центр информационной политики и коммуникаций БРИКС, отвечающий за многосторонние информационные акции и связи с международной общественностью;
  • Информационное агентство БРИКС, в которое войдут представители СМИ всех пяти стран-членов организации, отвечающие за продвижение интересов БРИКС на мировой арене и освещение актуальной информации о деятельности организации;
  • Научно-исследовательский институт проблем безопасности БРИКС, проводящий научно-исследовательскую работу и реализацию межгосударственных программ в области международной безопасности в киберпространстве [5].

 

Выбор модели информационного пространства

В 2014 году на открытии Первой Всемирной Интернет-конференции, также известной как Саммит Учжэнь, председатель КНР Си Цзиньпин призвал мировое сообщество уважать независимость государственного контроля в Интернете. Он отметил, что государства имеют полное право избирать путь развития и регулирования Сети внутри своих границ. Концепцию уважения различных моделей управления Интернетом, право наций на развитие, использование, управление Интернетом Си Цзиньпин определил понятием «киберсуверенитет» [9].

Его оформление в самостоятельную концепцию произошло на следующей конференции путем обнародования Декларации «Киберсуверенитет: теория и практика» [10]. Она включает разделы, посвященные сущности китайского киберсуверенитета, принципам реализации концепции мировым сообществом и практическим результатам введения данного механизма.

Власти КНР считают, что данная концепция может быть применена в качестве международной нормы регулирования мирового киберпространства. Китай активно продвигает идею о ее применении при создании единого информационного пространства стран БРИКС. Тем не менее, одной из основных трудностей является отсутствие понятия данного нового для науки международных отношений термина и отсутствие его международно-правового оформления.

Киберсуверенитет можно определить как механизм управления ИКТ, при котором правительства имеют суверенное право контролировать ИКТ в пределах своих границ, включая политическую, экономическую, культурную, технологическую и иные виды деятельности. При этом китайская концепция киберсуверенитета не предполагает разделение общего киберпространства на отдельные сегменты, а способствует созданию безопасного «киберсообщества с общей судьбой», в котором государства смогут осуществлять свои права по управлению Интернетом на принципах равенства, справедливости, сотрудничества, мира и верховенства права, не боясь вмешательства извне,[10].

Идея создания суверенного информационного пространства активно обсуждается и в России. Отечественное законодательство в области защиты информации активно модернизируется для создания независимой инфраструктуры для обеспечения бесперебойного и безопасного функционирования Интернета на территории страны. Созданием автономного Рунета правительство стремится обезопасить государство от возможного «отключения» России от Всемирной сети, которое расценивается как покушение на суверенитет и вмешательство в киберпространство суверенного государства. Россия активно поддерживает идею Китая по апробации концепции киберсуверенитета на практике при создании единого свободного и безопасного киберпространства стран БРИКС, в том числе чтобы иметь возможность в перспективе использовать ее (полностью или частично) в реалиях российского сегмента Интернета.

Существует вопрос легитимности применения данной концепции в киберсреде стран БРИКС, что указывает на пробелы в международном праве, регулирующем взаимоотношения в Интернете. Однако КНР и Россия не откажутся от идеи реализации концепции киберсуверенитета регионально и в дальнейшем будут продолжать искать сторонников, чтобы заручиться поддержкой на международной арене.

            В перспективе концепция киберсуверенитета может стать основой формирования международно-правовой базы, регулирующей отношения государств в области киберпространства.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. БРИКС на пути к единому информационному пространству // Официальный сайт председательства Российской Федерации в БРИКС. 2015. Режим доступа: http://www.brics2015.ru/news/20151009/558322.html (дата обращения: 29.05.2020).
  2. Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В. В. Путиным 30 ноября 2016 г.) // Официальный сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации. 2016. Режим доступа: https://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents//asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/2542248 (дата обращения: 18.05.2020).
  3. Концепция председательства Российской Федерации в межгосударственном объединении БРИКС в 2015-2016 годах // Официальный сайт председательства Российской Федерации в БРИКС. 2015. Режим доступа: http://www.brics2015.ru/russia_and_brics/20150301/15383.html (дата обращения: 24.05.2020).
  4. Манойло А. Сотрудничество стран ШОС и БРИКС в информационной сфере может содействовать росту доверия в отношениях России и Запада // Официальный сайт BRICS information portal. 2018. Режим доступа: http://infobrics.org/post/27324 (дата обращения: 27.05.2020).
  5. Страны БРИКС подписали соглашение о создании объединенной киберполиции // Официальный сайт Национального комитета по исследованию БРИКС. 2018. Режим доступа: http://nkibrics.ru/posts/show/5b746b0862726905347b0000 (дата обращения: 25.05.2020).
  6. Указ Президента Российской Федерации от 05.12.2016 г. № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» // Официальный сайт Президента России. 2016. Режим доступа: http://kremlin.ru/acts/bank/41460 (дата обращения: 25.05.2020).
  7. Указ Президента Российской Федерации от 09.05.2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы» // Официальный сайт Президента России. 2017. Режим доступа: http://kremlin.ru/acts/bank/41919 (дата обращения: 25.05.2020).
  8. VII саммит БРИКС. Уфимская декларация // Официальный сайт Президента России. 2015. Режим доступа: http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/YukPLgicg4mqAQIy7JRB1HgePZrMP2w5.pdf (дата обращения: 18.05.2020).
  9. China internet: Xi Jinping calls for «cyber sovereignty» // Official website BBC News. 2015. Available at: https://www.bbc.com/news/world-asia-china-35109453 (accessed: 26.05.2020).
  10. 网络主权:理论与实践 (Cyber sovereignty: Theory and Practice) // Official website World Internet Conference. 2019. Available at: http://www.wicwuzhen.cn/web19/release/201910/t20191021_11229796.shtml (accessed: 29.05.2020).
комментарии - 0
Мой комментарий
captcha