Официальные извинения    1   1034  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   3771  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    335   10613 

Под маской революции. Технологии социальной деструкции в геополитической борьбе за будущее

 1  516

ХХ в. явил миру множество примеров насильственной смены госу-

дарственной власти. Их можно разделить на два вида: 1) преследующие

 

цели смены господствующей идеологии и экономических порядков, то

 

есть революции, и 2) направленные только на замену правящей эли-

ты — перевороты, путчи, иностранные вторжения (интервенции).

 

В ХХI в. противодействие государств и блоков приобретает характер

 

невидимой «гибридной войны», в которой акцент делается на примене-

ние не традиционных видов вооружений, направленных на физическое

уничтожение живой силы и материальных ценностей, а на иные виды

 

чувствительного воздействия на противника, в том числе информаци-

онного, экономико-правового, финансового, социально-психологиче-

ского и иного характера, которое по своим последствиям равно при-

менению вооруженной силы и позволяет целенаправленно проводить

 

социальную деструкцию массового сознания населения и дезоргани-

зовать социальные, экономические, финансовые, правоохранительные

 

и даже военные институты страны- мишени.

Адекватный анализ социально-исторических и психосоциальных

 

процессов (в том числе революций) возможен только в контексте из-

учения больших систем (каковой является сам социум), что стало воз-

можным благодаря развитию концепции информационно-гологра-

фических экранов (ИГЭ) — функциональных систем, организованных

 

в иерархию в процессе их развития (системогенеза) — от простых

 

форм к более сложным, от «косной» к «живой» материи. Социум рас-

сматривается как ИГЭ мета-уровня системной организации. Аксиомой

 

саморегуляции больших систем является их устойчивость — активное

 

противодействие энтропии с помощью энергетических, информаци-

онных и пластических ресурсов. Естественные диссипативные про-

цессы в макросистемах способствуют системогенезу, а не препятст-

вуют ему.

 

В отличие от «классических» форм смены власти, используемые в

 

настоящее время методы деструкции социума маскируются спонтан-

ными, стихийными процессами, своего рода «социальной самодеятель-

ностью». В то же время появление и распространение «пособий по орга-

низации революционной деятельности» [7] говорит о «технологизации»

 

смены власти [3. С. 121]. Развитие концепции «сетецентрических войн»

[6] выводит на первый план когнитивные и поведенческие технологии.

 

Основной задачей нашего исследования является выявление и описа-

ние новых когнитивных и поведенческих технологий, используемых

 

для деструкции социума.

Исследование носит лонгитюдный характер, его методологической

 

основой являются теория систем и концепция информационно-голо-

графических экранов.

Описываемые тренды использования когнитивных и поведенческих

технологий впервые зафиксированы в начале века, но оформились

 

в 2016–2017 гг. Первый тренд в этом ряду — инфантицид 2.0, т. е. ис-

пользование смерти и страданий детей как способа деструктивного

 

воздействия на общественное сознание и формирование негативного

отношения к правящему режиму.

Первая линия инфантицида 2.0 — дети как объект терактов. Начало

преступлениям подобного рода положил теракт 1–3 сентября 2004 г.

в Беслане. Средства массовой коммуникации трое суток непрерывно

 

транслировали ход антитеррористической операции, нагнетая эмоцио-

нальное напряжение. Непрерывный показ детских страданий в течение

 

трех суток привел к возрастанию у зрителей стрессорных психоэмоци-

ональных реакций, поэтому в жертвы этого теракта необходимо доба-

вить большое количество людей (отсроченные, косвенные жертвы), ко-

торые умерли в момент трансляции теракта и в течение последующей

 

недели от обострения различных хронических, прежде всего сердечно-

сосудистых заболеваний.

 

В число жертв теракта в Беслане надо включать не только 186 детей,

 

13 сотрудников правоохранительных органов и 117 родственников де-

тей, но и многие тысячи скоропостижно скончавшихся по всей стране.

 

Даже для 2004 г., богатого на разнообразные виды терактов, террористи-

ческая атака на детей в массовом социальном сознании оставалась аб-

солютно неприемлемой. Так казалось до 23 мая 2017 г., пока в Манчесте-

ре после рок-концерта в результате самоподрыва террориста-смертника

 

не погибло 22 подростка.

Вторая линия инфантицида 2.0 связана с развитием «новых медиа»,

 

социальных сетей, мессенджеров, занявших основную нишу источни-

ка оперативных новостей для социально активных жителей «развитых»

 

стран, которые доверяют им много больше, чем традиционным СМИ.

 

Размещение в этих средствах реальных или постановочных фото- и ви-

деоматериалов, связанных со смертью и страданиями детей, направле-

но на формирование негативного отношения к конкретным правящим

 

элитам и, как правило, должно эмоционально оправдывать агрессивные

 

действия, как это было в Ливии и Сирии. Особенно яркий пример — ме-

дийное сопровождение «химической атаки» в Хан-Шейхуне (провинция

 

Идлиб, Сирия).

Третья линия инфантицида 2.0 — использование в деструктивных

 

целях технологий альтернативной реальности. В докладе «Будущее об-

разования: глобальная повестка» [2] в разделе 3.4 «Тотальность игры»

 

сказано: «...наиболее успешными являются игровые развивающие транс-

медийные продукты длительного пользования, “взрослеющие” вместе

 

с ребенком и позволяющие ему решать новые задачи; в перспективе

 

именно “длинные” игры, существующие в виде шоу, дополненной ре-

альности и других медиа, станут одним из основных форматов детского образования... С проникновением дополненной реальности школы смо-

гут достраивать свои образовательные процессы многопользователь-

скими играми, организующими разновозрастные группы вокруг разных

 

типов заданий, а образование происходит исподволь, в процессе реше-

ния задач... уже с начала 2020-х гг. виртуальные миры будут массово

 

использоваться как “пространства передержки” и профессиональной

 

переквалификации — как дешевая альтернатива системам переподго-

товки при центрах занятости. В перспективе те же подходы могут ис-

пользоваться и для проработки травматических переживаний и снятия

 

дисфункционального поведения у большого числа условно-нормальных

людей — “миры психодрам”, в которых люди совместно будут играть

и проживать жизненные истории, могут стать рабочей альтернативой

групповой терапии не только в формате клинической психотерапии, но

и как часть образовательной траектории» [2. C. 108].

 

3

 

Используемые в современной «гибридной войне» Alternate Reality

 

Games — игры в альтернативной реальности, ключевым аспектом кото-

рых является принцип TINAG (This is not a game — «это не игра»). Их

 

участники до конца сомневаются в игровом характере происходящего.

Это гигантские многопользовательские головоломки, своеобразный

 

«микс» ролевых и компьютерных игр, флешмобов, мистификаций. Пер-

вым подобным игровым ресурсом, сочетающим виртуальные и реаль-

ные действия игроков, направленные на деструкцию государства, стала

 

«Большая игра. Сломай систему» (www.rusigra.org, адрес регистрации

сайта — г. Чикаго, США) [4], ресурс, который в установленном законом

порядке был признан экстремистским и закрыт.

По сюжету «Большой игры» «земляне» (представители белой расы,

 

а фактически — ультрарадикальные националисты) должны: 1) си-

стемно причинять ущерб «пришельцам» (представителям кавказских

 

и азиатских народов, прежде всего — мигрантам из государств Средней

 

Азии); 2) системно имитировать причинение вреда органам государст-

венной власти (в терминах игры — «системе»). В последнем случае ак-

цент делался на таких объектах, как избирательные участки и здания,

 

занимаемые силовыми структурами. Участникам игры предлагалось за

 

плату и в реальной действительности совершать определенные дейст-

вия на первых шести уровнях игры. Характерно, что задания седьмого

 

уровня рассылались игрокам, прошедшим шестой уровень, на личные

почтовые ящики. Иными словами, в режиме игры осуществлялся подбор

 

и отсев кандидатов, реальные вербовки и неявные вовлечения в реаль-

ную экстремистскую и террористическую деятельность.

 

На сайте «Большая игра. Сломай систему» были размещены:

 

— инструкции по изготовлению муляжей взрывных устройств, ради-

оуправляемых гирлянд из больших петард («Самопал своими руками»);

 

— фотоотчеты игроков о реально совершенных действиях.

 

57

ПОД МАСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

К уголовной ответственности в Российской Федерации привлечен

ряд лиц именно в связи с непосредственным участием в «Большой игре»

и фактическим выполнением действий, подпадающих под ту или иную

статью Уголовного кодекса.

 

Анализ сайта «Большая игра. Сломай систему» позволил сделать сле-

дующие выводы:

 

— во-первых, сайт был создан за рубежом с участием носителей рус-

ского языка (использование молодежного сленга) и английского языка.

 

— во-вторых, сайт охватывал аудиторию не только в России, но и в

Восточной Украине.

 

— в-третьих, сайт был рассчитан на молодежную аудиторию, исполь-

зовался как инструмент для количественного и качественного опреде-

ления репрезентативной группы, потенциально готовой к насильствен-

ным действиям в отношении представителей и органов власти.

 

Ультранационализм использовался лишь в качестве ширмы или «спу-

скового механизма». Основная цель сайта — запуск механизма эскала-

ции насилия в отношении властных структур. В качестве территорий-

мишеней объективно фиксировались крупные областные центры, хотя

 

«знаки Сварога» встречались и в столицах.

На сайте использовались технологии, ранее применявшиеся в ходе

 

«оранжевой революции» на Украине и «тюльпановой революции» в Кир-

гизии:

 

— театрализованные, карнавальные эффекты; расчет на основную

 

движущую силу — молодежь (фактически устанавливаются потенциаль-

ные группы активистов);

 

— акцент на националистической мотивации; создание эффекта то-

тального присутствия (вследствие размещения знаков и надписей в хо-

рошо просматриваемых публичных местах, на денежных знаках);

 

— использование таких приемов, как шельмование публичных лиц,

 

создание так называемых черных списков (подробно описано в посо-

бии Дж. Шарпа по организации «бархатных революций», которые ак-

тивно использовались в Югославии и на Украине) [8];

 

— настоятельно рекомендовалась тактика «пчелиного роя», т. е. орга-

низация множества «мелких укусов», каждый из которых незначителен,

 

но их массовость и системность могут дестабилизировать структуры,

обеспечивающие общественный порядок;

— пошаговые действия, подводящие к готовности прямого насилия

в отношении государственной власти (например, разлить и поджечь

бензин на входе в избирательный участок), а также различных групп

 

граждан (забросать петардами торговый киоск, предварительно подпе-

рев дверь).

 

Проект «Большая игра. Сломай систему» представляется частью под-

готовки более масштабного проекта, направленного на дестабилизацию

 

ситуации не только в нашей стране и камуфлированного под ультрана-

ционалистическое молодежное движение. Его дальнейшую реализацию

 

мы увидели сначала на Евромайдане 2013–2014 гг., потом — в политиче-

ской практике Украины.

 

58

ИГОРЬ СУНДИЕВ

 

4

 

Взрывной рост популярности социальных сетей, появление множе-

ства сетевых контркультур, сетевого фольклора и множества сленгов

 

породили особую форму — ARG суицидальной направленности. Все, кто

 

проводил «интернет-расследования», а также «интернет-историки» дати-

руют появление «ВКонтакте» сети «групп смерти» — f57, εκρε  ́ ψυχε ́,

 

«Море китов», «Тихий дом» самоубийством Рины Паленковой (настоя-

щее имя Рената Камболина, 16-летняя студентка колледжа из Уссурий-

ска) в ноябре 2015 г.

 

Незадолго до самоубийства Рина опубликовала свое селфи на фоне

поезда с подписью «Ня.Пока». А вскоре легла на железнодорожные пути.

 

На наш взгляд, триггером кампании стала книга «50 дней до моего само-

убийства», написанная «Стейс Крамер» (Анастасией Хохловой из Астра-

хани) и выпущенная издательством АСТ.

 

Книга написана очень понятным для девочек-подростков языком.

Она является камертоном, по которому настраивается психологическое

состояние подростка для последующих суицидальных действий. Но

книга — это только начало. После нее у подростка появляется желание

больше узнать на эту тему, как и было запланировано. В игре в «синие

киты» 50 заданий, в книжке — 50 дней...

Создатели «киберсекты» «f57» совместили мифологию нетсталкинга1

 

с темой суицида и начали раздавать квесты подросткам. Задания — раз-

гадать таинственные шифрограммы, сделать и прислать тематический

 

фан-арт и сигны, найти определенный контент в Сети. И, наконец, при-

слать фотографии с изрезанными венами или организовать в Periscope

 

прямую трансляцию собственного «самовыпила». Все это быстро транс-

формировалось в ARG (Alternate Reality Games) — игры в альтернатив-

ной реальности. За основу были взяты старые игры на тему нетсталкин-

га — «Инсайдеры», «Тихий дом», «Семеро», «1642». Для большего антуража

 

игрокам присваивались номера — именно в такой последовательности

они якобы должны были «посетить Тихий дом». И, чтобы ARG выглядела

 

реалистично, размещали на стене репосты со страничек настоящих са-

моубийц, подписывая номерами. Новых адептов вербовали через рекла-

му в пабликах с депрессивным содержанием и развивали собственные

 

проекты вроде «δεлый киτ» и «Скорби, душа моя» — группы, где подрост-

ки делились своими психологическими проблемами.

 

Анализ количества и возрастных характеристик подписчиков наибо-

лее популярных суицидальных сообществ в социальной сети «ВКонтакте»

 

(«Синий кит», «Разбуди меня в 4.00», «Алиса в стране боли») показал, что на-

ибольший интерес к «группам смерти» проявляют пользователи 15–16 лет.

 

1

«Нетсталкинг» (англ. net stalking — интернет-сталкерство, назойливый поиск в Сети) — поиск

в Сети мистики, теорий мирового заговора, прячущихся в коде Всемирной паутины, и подобной

криптофантастики. Основная концепция данного «верования» заключается в том, что в недрах Сети

существует «глубинный Интернет», содержащий различную страшную для человеческого сознания

информацию. Чем глубже погружаешься в Сеть, тем больше соприкасаешься с мистическим миром,

где цифры, формы и смыслы теряют свое значение. Самый нижний с лой — тот самый «Тихий дом»,

куда, согласно данной концепции, уходят души мертвых и уже не возвращаются.

 

59

ПОД МАСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

«Куратор» искал потенциальных «игроков» по размещенным на их

страницах записям с такими хэштегами, как #синийкит, #морекитов,

 

#куратор, #кураторжду и др. Такая форма вовлечения в «игру» свиде-

тельствует о желании потенциального игрока принять в ней участие.

 

Мотивы могут иметь традиционный для подростковых самоубийств

 

характер (отсутствие заботы со стороны родителей, неразделенная лю-

бовь и т. п.).

 

Количество выполняемых «игроком» заданий, как правило, составля-

ло 50; но имеются свидетельства, что их может быть значительно мень-

ше. Это может зависеть от личностных особенностей «игрока» и ситуа-

тивных факторов, оказывающих влияние на принятие им решений.

 

Задания можно разделить на несколько групп.

 

Первая направлена на побуждение нанесения «игроком» себе телес-

ных повреждений — в основном речь идет о порезах, иногда имеющих

 

специфическую форму: кита, имени, слова. «Куратор» требует от игрока

фотоотчета о выполнении задания.

 

Вторая группа оказывает деструктивное влияние на сознание «игро-

ка». «Куратор» обязывает игрока вставать в ночью, когда родители спят,

 

и просматривать определенные аудиовизуальные материалы, реже — фо-

тоизображения, прослушивать специально подобранные музыкальные

 

композиции. Аудиоматериалы в основном относятся к стилю «ambient»,

 

который характеризуется наличием угнетающих однообразных моти-

вов без использования членораздельного вокала; а там, где вокал все же

 

имеется, он повествует об отсутствии смысла жизни, боли, предательст-

ве, утратах. Аудиовизуальные материалы и фотоизображения представ-

лены преимущественно шок-контентом (съемки хирургических опе-

раций, несчастных случаев, убийств, казней заложников и плененных

 

террористами2

 

) и депрессивно-угнетающим контентом (сюрреалисти-

ческие мрачные изображения, музыкальные клипы в стиле «ambient»).

 

Третья группа направлена на выполнение «квестовых» заданий в оф-

лайне: сделать «селфи» на высокой крыше или башне строительного

 

крана, пробежать перед приближающимся транспортным средством,

уйти из дома на определенное время. Последние две формы заданий

 

получили названия «беги или умри» и «24hourschalenge» соответст-

венно. Данная группа заданий призвана снизить страх «игрока» перед

 

смертельно опасной деятельностью, притупить инстинкт самосохране-

ния. А форма заданий, связанная с уходом из дома, ведет к обострению

 

конфликта «отцов и детей», что подкрепляет постулируемую «курато-

ром» идеологему о том, что игрока и его переживания может понять

 

только «куратор», и, как следствие, лишь «куратор» может помочь «игро-

ку» найти выход.

 

Четвертая группа заданий обеспечивает «куратору» контроль над

 

«игроком». Есть свидетельства о попытках выйти из игры, но для несо-

вершеннолетнего это оказывалось не просто. Данная группа заданий

 

2

Аккаунт социальной сети «ВКонтакте» под никнеймом «Рина Паленкова» содержал и записи

убийств, совершенных террористами.

 

60

ИГОРЬ СУНДИЕВ

направлена на получение «куратором» компрометирующей и личной

 

информации «игрока». Это могут быть обнаженные и иные «нелицепри-

ятные» фото, данные о месте жительства «игрока», его родственниках и

 

друзьях. Иногда «куратор» просит «игрока» перейти по определенной

 

ссылке для просмотра каких-либо материалов для определения IP-адре-

са точки доступа «игрока» в Интернет. В случае отказа «игрока» от даль-

нейшего выполнения предписаний «куратора» полученные сведения

 

используются для угроз и шантажа в виде обещаний причинить физиче-

ский вред близким и самому «игроку».

 

Пятую группу назвать таковой можно весьма условно, поскольку она

 

включает в себя лишь одно задание — непосредственно совершение су-

ицида.

 

При общении с «игроком» «куратор» акцентирует внимание на одино-

честве «игрока» в своих переживаниях, невозможности игрока «найти

 

свой путь» без помощи «куратора», на единственном счастье — возвра-

щении в «Тихий дом». В данном случае «кураторы» используют свойст-

венный современной молодежи страх не найти свой путь в жизни [5].

 

Социологи не первый год говорят о перенасыщении социальных сетей

 

деструктивным контентом, направленным на формирование у подрост-

ковой аудитории ощущения «ненужности», «никчемности» и отсутствия

 

перспектив развития.

 

Кроме того, в суицидальных сообществах были применены манипу-

лятивные техники, например, лишение сна — многократно апробиро-

ванные руководителями деструктивных сект и организаторами мошен-

нических психологических тренингов [1. C. 12].

 

Описанный механизм психологического воздействия «кураторов» на

 

подростков в игровой интерактивной форме проявил себя с некоторы-

ми отличиями в разных регионах страны. Он грамотно и изощренно

 

учитывает психологические особенности современных детей. Это сви-

детельствует о тщательно разработанном сценарии проведения данной

 

акции и существовании организационной базы для его проведения.

 

5

 

«Группы смерти» распространены не только в России и странах СНГ,

но и за рубежом. Закономерности их «сетевого поведения» в различных

странах имеют схожие тенденции, что видно на приведенном графике

 

(см. рис. 1). Для анализа с использованием АПК «Демон Лапласа» автора-

ми были взяты наиболее ассоциируемые с «группами смерти» иденти-

фикационные маркеры, а именно «f57», «синий кит» и их производные,

 

и переведены на португальский, английский, арабский языки. Сбор дан-

ных проводился в социальной сети Twitter.

 

Кривые, характеризующие португальский, испанский, английский

и арабский языковые сегменты Сети, имеют одну и ту же дату начала

 

вброса. Более того, «арабская» и «португальская» кривые схожи по фор-

ме, хоть и различны по значениям.

 

Еще больше сходство «португальской» и «испанской» кривых (см. рис. 2).

 

61

ПОД МАСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

 

Рис. 1. Результаты анализа распространения идентификационных маркеров

в социальной сети «Twitter» (португальский, англоязычный и арабский сегменты)

 

Рис. 2. Результаты анализа распространения идентификационных маркеров

в социальной сети Twitter (португальский и испанский сегменты)

Данные особенности достаточно красноречиво говорят о наличии

централизации при организации информационного вброса о «группах

смерти» с использованием ботов, а также факторе внешнего контроля и

управления поддержанием интереса к феномену «групп смерти».

 

Как показала практика «групп смерти», игры в альтернативной ре-

альности могут использоваться не только в развлекательных или рек-

ламных, но и в деструктивных целях. Если можно убедить человека

 

покончить с собой, то что мешает сделать финальным заданием игры,

 

например, подрыв объекта критической инфраструктуры или отравле-

ние водозаборного узла, как это было в «Большой игре»?

 

62

ИГОРЬ СУНДИЕВ

Вероятно, в ближайшее время мы столкнемся с краудфандинговыми

 

преступлениями или даже краудфандинговым террором. Разведка, ре-

когносцировка местности, перевозка и доставка грузов, логистика — все

 

эти необходимые для совершения теракта функции можно делегиро-

вать ничего не подозревающим игрокам. Человек думает, что участвует

 

в интерактивном квесте, — а на деле используется террористами. Техно-

логия ARG подразумевает анонимность организаторов (так называемых

 

кукловодов) и непредсказуемость сценария, что открывает безгранич-

ные возможности для манипуляции.

 

Создатели ARG могут вовлекать в свои игры психологически уязви-

мых людей. В случае с «f57» игроками стали депрессивные подростки,

 

которых организаторы находили в специфических тематических груп-

пах. Форумы и социальные сети позволяют найти человека по любым

 

заданным параметрам и вступить с жертвой в переписку. Прямой фи-

зический контакт не нужен, игроком можно управлять удаленно. В этом

 

кроется еще одна особенность игр в альтернативной реальности: уже не

 

ты находишь ARG, а ARG находит тебя. В ARG могут оказаться вовлече-

ны посторонние люди и структуры: журналисты, блогеры, сотрудники

 

правоохранительных органов, активисты общественных организаций,

озабоченные родители. Они могут не планировать участвовать ни в

чем подобном, но случайно «провалиться» в так называемую «кроличью

нору»3

 

— по работе, из праздного любопытства или родительской озабо-

ченности.

 

6

 

Еще одна линия инфантицида 2.0 — #онижедети — технология ис-

пользования детей в протестной активности, порожденная Евромай-

даном и информационными возможностями «новых медиа». Наиболее

 

наглядный пример в нашей стране — протестные акции 26 марта 2017 г.

Цель –добиться появления московской (питерской) «детской небесной

сотни», после чего медийное давление не позволит никому из правящей

элиты участвовать в избирательном процессе. Попутно — использовать

детей в провокациях против представителей власти — a la «мальчик на

Арбате читает стихи» или «хоровое детское чтение Конституции на

Красной площади».

Инфантицид преследует три цели.

 

1. Демографическая обстановка в нашей стране только начала ста-

билизироваться, поэтому любые акции, направленные на физическое

 

уничтожение детей или их психологическое травмирование, — это рас-

чет не только на то, что эти дети станут жертвами и в последующем не

 

смогут стать активными членами общества, но и на то, что нынешние

потенциальные родители не станут заводить детей из-за страха за их

судьбу. Как результат — удар по демографической стабильности.

3

 

Кроличья нора (англ. — rabbit hole), или начало тропы (англ. — trailhead) — сообщение, веб-

страница или некая подсказка, которая вовлекает в игру.

 

63

ПОД МАСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

2. Мощнейший травмирующий удар по общественному сознанию.

3. Создание рекрутинговой базы террористических и экстремистских

организаций.

Следующий новый тренд — ингамаси, т. е. одиночка или небольшая

группа террористов, действующих автономно в выборе времени, места

(как правило) и орудий уничтожения. В основе тренда ингамаси лежат

постоянно совершенствующиеся сетевые и поведенческие технологии.

 

Главный принцип ингамаси — человек должен сам созреть для соверше-

ния теракта, сам выбрать доступное для себя оружие, место и время. «По-

могают» в созревании бевика-ингамаси и выборе средств «собеседники»

 

по социальным сетям.

 

Первичный отбор бойцов-ингамаси ведется в автоматическом режи-

ме по месту, роли, степени и направленности уже имеющейся радика-

лизации. После уточнения психологического профиля на основе тех-

нологий «больших данных» начинается индивидуальная подготовка

 

(«накачка») к действию конкретного персонажа, приуроченного либо

к конкретной дате, либо как ввод в общее поле «насыщающего террора»4

в стране-мишени. Технология ингамаси начала активно формироваться

на основе использования локального опыта палестинской «интифады

 

ножей», но современные информационные возможности сетевых тех-

нологий быстро вывели ее на глобальный уровень.

 

Практически одновременно технология ингамаси стала развивать-

ся и в русле радикального ислама, и в русле ультранационализма (фа-

шизма). Первый крупный двойной теракт в стиле ингамаси совершил

 

А. Брейвик 22 июля 2011 г. в Осло и на острове Утейа, в результате кото-

рого погибли 77 человек и 151 — получили ранения.

 

В 2016 г. в технологию ингамаси добавился новый способ «уничто-

жения неверных (биомусора)» — использование тяжелых грузовиков,

 

врезающихся в праздничную толпу.

В нашей стране характерным для ингамаси терактом можно считать

 

нападение на приемную ФСБ в Хабаровске 21 апреля 2017 г., в результа-

те которого погибли сотрудник ФСБ и переводчик. Нападавший, 18-лет-

ний А. Конев, был ликвидирован. Существенен ряд предшествующих

 

фактов: в общении с собеседниками по соцсетям он за сутки до теракта

 

сообщал, что «собрался в последний путь», а ранее — участвовал в сете-

вой игре, где подробно разбирался сценарий нападения на приемную

 

ФСБ.

 

Важный момент: ингамаси нельзя отождествлять с суицидальным тер-

рором: значительная часть боевиков-ингамаси в странах Европы либо

 

успевали скрыться с места преступления, либо спокойно сдавались по-

лиции.

 

4

 

Насыщающей террор — доступный относительно бедному и технологически отсталому субъек-

ту деструктивного действия метод ведения войны против страны богатой, технологически развитой

 

и благополучной. Он заключается в проведении многочисленных террористических атак сначала

против мирного населения, а затем, спустя относительно длительный промежуток времени, против

объектов критической инфраструктуры.

 

64

ИГОРЬ СУНДИЕВ

 

7

 

Высокая скорость разработки новых деструктивных технологий, их

 

«купажирование» затрудняют возможность выработки эффективной го-

сударственной концепции их противодействию в традиционном кон-

тексте. Необходимо искать концептуально новые формы борьбы с со-

знательной деструкцией социума.

 

Как показывает мировой опыт, тактически противодействовать де-

структивным технологиям в «гибридных войнах» можно и нужно по

 

двум основным направлениям. Первое связано с тем, что в когнитив-

ном и поведенческом оружии основу составляет информационная

 

компонента. Соответственно, противодействие ему должно быть ин-

формационным. Второе направление — контроль и минимизация ин-

фраструктурной и ресурсной баз субъектов применения деструктивных

 

технологий. В первую очередь речь идет о пробелах в законодательстве

государства, дающих возможность использовать эти технологии и не

позволяющих правоохранителям эффективно с ними бороться. Кроме

 

того, это организационные ресурсы субъектов, использующих деструк-

тивные технологии: от отдельных инсургентов и террористов до вирту-

альных и реальных социальных организаций — как отечественных, так

 

и зарубежных. Ни одна террористическая организация (а именно они

являются видимыми субъектами «гибридных войн») не может обойтись

 

без финансовых ресурсов. Выявление каналов финансирования означа-

ет контроль и нейтрализацию возможности использования деструктив-

ных технологий.

 

Стратегическое противодействие обязательно предполагает разра-

ботку концептуально новых форм борьбы с сознательной деструкцией

 

социума.

 

Литература

1. Амелина Я. «Группы смерти» как угроза национальной безопасности России : аналитический

доклад / Кавказский геополитический клуб. М. : Издатель А. В. Воробьев, 2017.

2. Будущее образования: глобальная повестка : доклад. 2016. –http://edu2035.org/pdf/GEF.Agenda_

ru_full.pdf (дата обращения 25.07.2017).

3. Пономарева Е. Г., Рудов Г. А. «Принцип домино»: мировая политика на рубеже веков. М. :

Канон+, 2016.

 

4. Сундиев И. Ю., Смирнов А. А. Теория и практика социальной деструкции (на примере «цвет-

ных революций»). М. : Институт экономических стратегий, 2014.

 

5. Тридцать фактов о современной молодежи: исследование Сбербанка и Validata // Young Space. — http://

youngspace.ru/faq/issledovanie-molodezhi/sberbank-issledovanie-molodezhi/ (дата обращения: 17.06.2017).

6. Arguilla J., Ronfeld D. The Advent of Netwar. Santa-Monica (CA) : Rand, 1996.

7. Marighella C. Mini-Manual of the Urban Guerrilla. Montreal (QC) : Abraham Guillen Press, 2002.

8. Sharp G. The Methods of Nonviolent Action. Boston : Porter Sargent, 1973.

комментарии - 1
JamesskiBE 20 октября 2018 г. 7:50:52

Заказать seo поисковую оптимизацию сайта, Заказать услуги по продвижению сайта По всем возникшим вопросам Вы можете обратиться в скайп логин [b]pokras7777[/b] [url=http://seoprofisional.ru/index.php?route=product/category&path=75][b]Аренда выделенных серверов по приемлимым ценам[/b][/url] Раскрутка сайта под ключ

Мой комментарий
captcha