Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    72   2209  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    180   6910  | Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   9207 

Современная государственная пропаганда: исторические корни

Степень изученности темы государственной пропаганды, новизна и актуальность данной книги

Новая книга авторов является учебно-профессиональным изданием. В 2010 году этот же авторский коллектив подготовил и издал книгу «Образы России в мире». Несмотря на то, что предмет и объект данных книг отличаются, новое издание воспринимается как логическое продолжение исследования о сложившемся образе России, ее традициях, убеждениях и их восприятии как в нашей стране, так и за ее пределами.

Рецензируемая книга – это в первую очередь учебное пособие. Авторы снабдили ее обширным научно-справочным аппаратом и ссылками на многообразные источники; приводится обширный список литературы, связанный с пропагандой и информационными войнами. При этом стоит отметить прямое влияние на авторов идей культовой книги одного из создателей и теоретиков специальности «Связи с общественностью» и основателем науки PR Эдварда Бернейза «Пропаганда», впервые изданной в США в 1928 году. В ней автор небезосновательно утверждал, что «история – это оружие» («Historyisaweapon») [3].

В свое время, фундаментальное исследование Бернейза убедительно доказало, что такое явление, как пропаганда, практически не подвержено изменениям и находится вне зависимости от уровня политического и социально-экономического развития страны. Принципиально меняются лишь формы распространения и обеспечения коммуникаций, а так же методы и методики пропаганды. Сама же система и практика распространения определенных идей с целью их воздействия на массовое сознание и общественное мнение (англ. publicopinion) практически не подвержена эволюции. Этот же вывод подтверждают и данные, собранные В. В. Барабашем, Г. А. Бордюговым и Е. А. Котеленец.

Именно поэтому авторы вполне обоснованно обращают особое внимание на формы распространения и обеспечения коммуникаций пропагандистского контента, посвящая их описанию и изучению отдельные разделы издания: 2.2 «Электронный и информационный суверенитет страны: компоненты и способы обеспечения», 3.2 «Техническое обеспечение информационных конфликтов».

Еще одним фундаментальным трудом, который несомненно оказал сильное влияние на авторов рецензируемой книги, стало исследование Жака Элиля «Пропаганда: формирование человеческих отношений» [5]. Эта книга еще в 1970-х годах была переиздана в США на английском языке, однако, в русском переводе в нашей стране она так и не была выпущена. Много лет назад Элиль описывал базисные характеристики пропаганды как социального международного явления, а также исследовал аспекты, связанные с проблемой правдивости фактов, их изложения, подачи и интерпретации. Аналогично и вполне справедливо поступают В. В. Барабаш, Г. А. Бордюгов и Е. А. Котеленец. Среди прочего, их книга выглядит своевременной и актуальной потому, что в разгар тяжелейшего гражданского конфликта на Украине в своей четвертой главе авторы специально обращаются к проблеме информационного освещения этого конфликта и пропагандистского противостояния в его рамках. Помимо собственной аналитики, российские исследователи приводят отрывки из публикаций периодических изданий, а также материалов, отражающих разные точки зрения и подходы к подаче информации. Например, в книге публикуется «Рецепт информационной войны для ополченцев Донбасса от блогера Егора Просвирина» (1. С. 329-332); текст Елены Деревянко, вице-президента Украинской PR-лиги под названием «Как проводить информационную политику военного времени» [1. С. 338340] и др. материалы. В заключительной части рецензируемого учебного пособия, в разделе «Мифическое в «информационных войнах», излагается точка зрения Глеба Павловского «Историзация и политизация идеологии: две стороны мифа» [1. С. 372-377]; приводится материал Дмитрия Андреева «На информационном фронте без перемен: невыученные уроки холодной войны» [1. С. 377390] и мн. другие.

Книга «Государственная пропаганда и информационные войны», дизайн и верстку которой подготовил С. П. Щербина, богата иллюстративным материалом, отсылающим к знаковым визуальным элементам и символам пропаганды, а также воспроизводит наиболее яркие и запоминающиеся агитационные и пропагандистские плакаты, карикатуры и иллюстрации военных времен. Эта информация отсылает читателя к двум другим известным трудам: не переведенной на русский язык монографии североамериканского исследователя СССР и России Виктории Боннелл «Иконография власти: советские политические плакаты в эпоху Ленина и Сталина» [6], а также относительно новому отечественному изданию «Русский плакат. Избранное» составленному А. Е. Снопковым, П. А. Снопковым и А. Ф. Шкляруком, с текстом Т. Н. Толстой, опубликованному в Москве в 2010 году [3]. Эти достаточно разные по содержанию книги объединяет важная для пропаганды визуально-графическая и семиотическая составляющие, без которых невозможно эффективное функционирование самого механизма пропаганды.

 

Определение понятия «пропаганда»: к вопросу об объекте и предмете исследования и изучения

В начале своей книги авторы дают следующее определение объекта своего исследования: «Пропаганда – распространение взглядов, фактов, аргументов и других сведений, в том числе заведомо ложных, для формирования общественного мнения или иных целей, преследуемых пропагандистами» [1. С. 9].

Отказавшись от идеи сравнивать приведенное определение с многочисленными дефинициями других авторов, хотелось бы обратить внимание на некоторые аспекты. Во-первых, на этимологию термина (лат. propaganda— «подлежащее распространению», от лат. propago— «распространяю»). Во-вторых, на справедливый тезис одного из основателей науки об «Общественных связях» Эдварда Бернейза [4], который, апеллируя к происхождению слова «пропаганда», настаивал на его изначальной нейтральности. Вывод, сформулированный Бернейзом, состоял в том, что «пропаганда» — это общий термин, подразумевающий феномен массового распространения определенных идей и информации по специальным каналам и при помощи продуманных методов (например, повторения или эмоционального нагнетания). То, что В. В. Барабаш, Г. А. Бордюгов и Е. А. Котеленец называют «заведомо ложными» сведениями, Э. Бернейз предлагал отделять другим, специально обозначенным термином: к слову «пропаганда» он добавлял в этом случае префикс “im-”, имеющий в английском языке одно из значений противопоставления, оппозиции (англ. «not, oppositeof»; например: immobile – «немобильный»; impersonal – «безличный»). Однако, предложенный Бернейзом термин «impropaganda» не прижился в профессиональной среде.

Первая и Вторая мировые войны, ставшие временем применения широчайшего спектра пропагандистских методов, многие из которых В. В. Барабаш, Г. А. Бордюгов и Е. А. Котеленец блестяще описывают в своей книге, способствовали тому, что понятие «пропаганда» стало ассоциироваться с навязыванием социуму выгодных государствам информационно-пропагандистских фактов, аргументов и сведений. То есть, «пропаганда» в современном видении – негативная (в общественном сознании) деятельность, связанная с манипуляцией, агрессивным воздействием на потребителя информационных ресурсов.

При этом необходимо иметь в виду, что реально существует и «добросовестная» или «тематическая» пропаганда, например, пропаганда здорового образа жизни, антиалкогольная пропаганда или пропаганда определенных философских или эстетических взглядов (пропаганда авангардизма, постмодернизма, сюрреализма, поп-арта, которые, впрочем, вполне могут расцениваться и как негативно-агрессивное воздействие на массовое сознание) и так далее.

Еще один вопрос, который относится к области массовых коммуникаций, связан с тем, как именно и в какой степени пропаганда влияет на формирование общественного мнения (последний термин у В. В. Барабаша, Г. А. Бордюгова и Е. А. Котеленец выглядит неразрывно связанным с понятием «пропаганды»). Между тем, важность этого явления очевидна, хотя бы потому, что именно книга «Общественное мнение» (PublicOpinion) известного американского журналиста XX-го века Уолтера Липпманна впервые изданная в США еще в 1922 году, явилась отправной точкой для развития практики связей с общественностью (PR) как самостоятельной области деятельности [7].

В России PR как профессиональная сфера деятельности стала формироваться после распада СССР в начале 1990-х годов. При этом мы не учитываем агрессивную практику PR воздействия на позднее советское общество, так как оно исходило от внешних источников. Фактически в нашей стране PR-индустрия (в том числе и система вузовского образования в этой области) находится лишь на этапе формирования, становления и развития. Ставить знак равенства между понятиями «PR» и «пропаганда» в корне неверно, но формально у обоих явлений существуют общие черты и характеристики, и прежде всего – наличие конкретного заказчика распространения информации с целью формирования общественного мнения, а также системного массированного воздействия на умонастроения и эмоциональную сферу массовых аудиторий.

Сложность работы с рецензируемым учебным пособием отчасти вытекает из его достоинств: большого многообразия понятийного аппарата, описания смежных явлений и похожих феноменов. Помимо изучения самой пропаганды, авторы подробно пишут об информационных войнах [1. С. 25; С. 148; С. 178; С. 181; С. 205; С. 241 и мн. др.], идеологии [1. С. 193; С. 242; С. 378], стереотипах и стереотипизации [1. С. 48; С. 59; С. 112; С. 149; С. 154; С. 210; С. 222; С. 241; С. 243; С. 252; С. 368; С. 392; С. 397], архетипах [1. С. 45; С. 207; С. 215], эмоциональном воздействии [1. С. 54; С. 109; С. 331], PR [1. С. 67], общественном мнении [1. С. 144; С. 146; С. 158; С. 201; С. 312], лидерах общественного мнения [1. С. 19; С. 32; .С. 114; С. 178; С. 396], гражданском обществе [1. С. 337], формировании имиджа [1. С. 124; С. 241; С. 242], мифах и мифотворчестве [1. С. 207; С. 215; С. 372; С. 378], а также многих других аспектах, например, связанных с информационным сопровождением во время войн, эффективности пропаганды и ее методах (например, о юморе и сатире [1. С. 39; С. 53]) и прочем.

Еще раз стоит отметить, что такое разнообразие исследуемых смежных проблем и явлений – несомненное достоинство этой фундаментальной работы, однако, одновременно напрашиваются вопросы, требующие формулированию четких ответов на них. Среди таких вопросов, ответы на которые желательно получить в учебном пособии, можно предложить следующие: в чем суть той или иной идеологии, как именно (при помощи каких каналов форм и методов) эта идеология распространялась (пропагандировалась) в том или ином обществе или государстве, какие средства агитации и коммуникации при этом использовались (например, плакаты, фильмы и др.) и т.п.

При этом, следует признать, что рецензируемая книга глубока и публицистична. Читатель, несомненно, получит удовольствие от правильного литературного русского языка, которым она написана, а также стиля изложения и подачи материала. Два автора – Г. А. Бордюгов и Е. А. Котеленец, – профессиональные историки, дающие в книге богатый фактический материал. Это особенно ценно для специалистов в области массовых коммуникаций, на которых и рассчитано рецензируемое учебное пособие. Особенно это важно для бакалавров, магистров, аспирантов обучающихся по профильным специальностям. Подобный подход еще более значим, так как он позволяет восполнить пробелы в области конкретного исторического образования. Богатый фактологический материал и публицистическая манера изложения материала – несомненные достоинства, которые, несомненно, вызовут к книге живой интерес. Как уже было отмечено выше, несомненной заслугой авторов стало и то, что они, не делая своих прогнозов, дали описание методов информационной войны в Донбассе в самый разгар военных действий (2014 – 2015 годы). Эта книга об истории современности, она – своеобразный мост, соединяющий прикладную PR-деятельность, социальную психологию, журналистику с ее злободневными проблемами со сферой академической исторической науки, той, которую исследуют и преподают в вузах. Изучая рецензируемую книгу, заинтересованный читатель узнает и задумывается о так называемых «войнах памяти» [1. С. 345], кибервойнах [1. С. 372], «магии чисел и магии авторитетов» как технологии воздействия и манипуляции [1. С. 32], «революции достоинства» [1. С. 303] и о многом другом. Помимо образовательных функций, книга вдохновляет на дальнейшие самостоятельные размышления и исследования в этой области, подталкивает читателя к продуктивной цивилизованной полемике. И в этом несомненная заслуга авторов учебного пособия.

 

О чем не написано в книге «Государственная пропаганда и информационные войны».

Книга В. В. Барабаша, Г. А. Бордюгова и Е. А. Котеленец подтверждает общеизвестный факт: пропаганда и PR – комплексные и междисциплинарные области научных знаний и феномены. Однако она не дает точного и полного ответа на вопрос, чем они принципиально отличаются друг от друга. Вполне вероятно, что поиск отличий между ними не входил в планы и замыслы авторов, однако, игнорировать ответ на этот вопрос можно лишь до определенного предела. В связи с этим важно отметить, что пропаганда, в отличие от практики связей с общественностью (PR), – это односторонняя коммуникация, по определению не предполагающая активной обратной реакции и связи с аудиторией (англ. feedback).

С общепринятой точки зрения, пропаганда – это активное, массированное навязывание единой точки зрения значительной части социума. Если сформулировать суть явления еще точнее, речь идет о навязывании позиции заказчика информационных услуг, будь то коммерческая организация, харизматическая личность, государственная структура, политическая партия или общественное объединение. Пропаганду и пропагандистов не интересует обратная реакция аудитории, ее мнение по поводу навязываемого контента. Но специалиста по PR это должно волновать обязательно. Существует профессиональная шутка о том, что реклама – это любовь за деньги, а PR – любовь бесплатная. Серьезный смысл этого отчасти провокационного заявления в том, что PR работает с общественно значимыми PR-поводами (пусть иногда и искусственно создаваемыми), которые были либо стали важны для значительной части социума. Именно поэтому на грамотно подготовленные PR-мероприятия целевая аудитория должна обращать внимание и быстро реагировать, цивилизованно (ненасильственно) выражая свое общественное мнение.

Пропаганда – односторонне распространение определенной информации, фактов, сведений и оценок по подготовленным каналам с помощью специальных методов и методик. В отличие от PR, пропаганда не предусматривает и блокирует читательский и зрительский отклик, четко контролируя информацию и заведомо планируя необходимую реакцию на нее (восприятие фактов).

Еще два момента, на которые стоит обратить самое пристальное внимание. Первый – это проблема лжи, дезинформации, распространения заведомо ложных взглядов, фактов, аргументов и других сведений. Применительно к деятельности в области связей с общественностью это именуют «черным PR». И в мирное, и в военное время, клевета, ложь, дезинформация, распространение заведомо ложной информации – преступления, которые требуют общественного осуждения, а социум и закон должны этому способствовать и строго за этим следить. Склонность к преувеличению и искажению информации, неумышленной (бесполезной) лжи – это тот этап, через который люди разных культур проходят в детстве. «Врунишка» – уменьшительно-ласкательный эпитет по отношению к ребенку, который уличен во лжи. Лжец – это уже оскорбление взрослого. Таким образом из этого следует, что некоторые пропагандисты и PR-специалисты – профессиональные лжецы.

Любой образованный человек, которому в детстве читали книги о добре и зле, понимает, что так быть не должно. И сказка В. Губарева, и одноименный советский фильм «Королевство кривых зеркал» (1963 год), как и многие другие произведения культуры, литературы и искусства учат человечество самоценности правды и справедливости. Это – архетипы человеческой культуры, на которых держатся общества, в том числе и российское. Поскольку русские часто повторяют поговорку о том, что «нечего на зеркало пенять, коли рожа крива», начинать надо не с пропаганды, которая является всего лишь отражением той или иной существующей идеологии, а с позитивного «белого» PR.

Второй момент, на который стоит обратить самое пристальное внимание как –ученых-исследователей, так и преподавателей высшей школы: пропаганда, впрочем, как и PR совсем не обязательно связаны с политикой, экономикой и информационными войнами. Теоретически и практически может существовать пропаганда (от лат. «распространение») добра, справедливости, уважительного отношения к старшим поколениям и людям с ограниченными возможностями и многое другое. Так что государственная пропаганда явление многоплановое, причем далеко не всегда имеющее негативный характер, и этот факт требует самого серьезного и всестороннего научного осмысления.

 

Литература

 

1. Барабаш В. В., Бордюгов Г. А., Котеленец Е. А. Государственная пропаганда и информационные войны. Учебное пособие. М.: АИРО-XXI, 2015.

2. Барабаш В. В., Бордюгов Г. А., Котеленец Е. А. Образы России в мире. Учебное пособие. М.: Ассоциация исследователей российского общества, 2010.

3.Русскийплакат. Избранное / Сост. А. Е. Снопков, П. А. Снопков, А. Ф. Шклярук. Автор текста Т. Н. Толстая. М.: Издательство «КОНТАКТ-КУЛЬТУРА», 2010.

4. BernaysE. Propaganda. New York: Horace Liveright, 1928.

5. Ellul J. Propaganda: The Formation of Men’s Attitudes. New York: Vintage Books, 1973.

6. Bonnell E. Victoria. Iconography of Power: Soviet Political Posters Under Lenin And Stalin. Oakland (California): University of California Press, 1999.

7. Lippmann W.PublicOpinion. San Diego (California): Harcourt, Brace books, 1922.

комментарии - 3
Liliam 6 мая 2017 г. 22:18:31

I feel so much happier now I unesrdtand all this. Thanks!

Kert 8 мая 2017 г. 6:02:54

<a href="http://pxulab.com">Haujallleh!</a> I needed this-you're my savior.

Mimosa 10 мая 2017 г. 8:50:42

Your's is a point of view where real incgilleente shines through. http://pkmphdiu.com [url=http://tugqntu.com]tugqntu[/url] [link=http://xtteyl.com]xtteyl[/link]

Мой комментарий
captcha