Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    7   23042  | Официальные извинения    962   96914  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    231   78011 

Новая антироссийская элита

Ценность коллективного труда о политических элитах в странах Центральной и Юго-Восточной Европы в ясном представлении тенденций, преимущественно русофобских, во внешней политике большинство (хотя и не всех) стран региона. Глубинная память тех стран и народов, которых они представляют, не забывает о том, что та Европа, «возвращение» в которую они столь настойчиво прокламировали, была в ХХ веке местом возникновения двух мировых войн.

 Мы рассмотрим политиков в данном  ракурсе, не сдерживая себя в оценочных суждениях, как это приходится делать авторам: их коллективная монография издание все-таки академическое. Для этого поделим элиту на действующих политиков; находящихся в отставке, но влияющих на политический климат своих стран; наконец, ушедших из жизни, в том числе насильственно, - мартиролог достаточно длинен, особенно по сравнению с политиками соседнего западноевропейского региона.

В число первых входят такие тяжеловесы как В. Орбан, М. Земан, а также непотопляемый М. Джуканович и М. Додик, лидер Республики Сербской – труднее замечаемый, но проводящий, несмотря на жесткое давление Запада, взвешенную политику.

Судьбы политиков второй группы, начиная от старейшего И. Илиеску, тоже весьма интересны; лишь некоторые из них готовятся к возвращению на высшие посты, в их числе поляки Д. Туск, а, может, и Я. Качиньский, все еще влияющий на польскую политику – со стремлением сделать ее общеевропейской.

 Нельзя сказать, что политики, которых можно отнести к поколению, если использовать выражение из немецкой грамматики, «плюсквамперфекта», - бывшего завершившегося, совсем ушли из политического бытия. Ультранационализм  Ф. Туджмана и  К. Тудора, лучезарный русофобский «гуманизм» В. Гавела и Ж. Желева вдохновляет и сегодняшних политиков Восточной Европы. Сохраняется  помять о С. Милошевиче, равно как и о З. Джинджиче, сдавшем его на смерть Гаагскому трибуналу и самому погибшему от пули -  как и болгарин А. Луканов. Рассмотрим их судьбы, продвигаясь с севера на юг региона.

Родившийся в 1949 г. Я. Качиньский  до июня 2022 г. занимал пост заместителя председателя правительства и возглавлял Комитет по национальной безопасности и обороне. Он до сих пор верховодит стаей утят-русофобов (по-польски и по-украински качка - утка), определяющих курс внешней политики страны. Это с середины первого десятилетия нового века чреда премьер-министров, включая К. Марцинкевича, самого Я. Качиньского, Б. Шидло, К. Моравецкого; это президент А. Дуда (глава государства с 2010 г.  по 2016 г., Б. Коморовский был членом Гражданской платформы - ГП); это маршал(ка) Сейма – нижней палаты парламента Э. Витек; лишь маршал Сената Т. Гродзкий представляет в элите партию Д. Туска.

Не достигнув 20-летего возраста, Ярослав Качиньский вместе с братом-близнецом Лехом участвовали в протестном студенческом движении,  с 1976 г. в Комитете защиты рабочих, а затем и в «Солидарности». С 1993 г. он - депутат Сейма, будучи таковым, конфликтовал с премьерами и президентами – даже его во многом единомышленниками. Учредил вместе с братом движение «Право и Справедливость» (ПиС) и принялся на этой основе ратовать за создание Четвертой республики – политического выражения католицизма. Гибель Леха в апреле 2010 г. лишь обострила борьбу за такую властную структуру и подобную идеологию. По мнению автора главы, десятилетие после этого – перманентная «моральная революция» (с. 91), конца которой  не видно и сегодня. «Пока ничто не предвещает ослабления позиций ПиС. Даже возвращение в Польшу популярного Туска после окончания его полномочий в качестве главы Европейского совета не изменило такого положения. Я. Качиньский наращивает темп «моральной революции», полный решимости превратить Польшу в бастион на пути «либеральной скверны». Насколько это у него получится, покажет время» (с. 91). Оно пока за Качиньских и их последователей…

А что же упомянутый Д. Туск? 65-летний авторитетный политик, возглавлявший с 2014 по 2019 годы такую громадную наднациональную структуру, как ЕС (полякам бы этим гордиться, но  наоборот: значительная их часть не оставляли соотечественника без мало обоснованных упреков)? Он также участник протестных движений, но создатель также не ушедшей от русофобии партии либерально-демократической ориентации, противостоящей ПиС, премьер Польши после Я. Качиньского и перед его выученицей Б. Шидло. Опыт Туска-политика уникален и может быть востребован избирателями, уставшими и от «права», и от «справедливости» в изводе Качиньских. Характерно, что с конца марта 2022 г. как раз Туск позвал народ к «битве за хлеб», который резко подорожал уже к зиме. Это не может не тревожить поляков, а посему особыми популистами его однопартийцам становиться не нужно.

Политическая элита Чехии представлена портретами трех президентов, занимавших пост главы государства по два раза. Первый – это скончавшийся 10 лет тому назад В. Гавел, второй - не снижающий своей политической активности В. Клаус, третий – М. Земан, по квазиобличительным характеристикам ненавидимых им чешских СМИ, популист и «кремлефил», по профессии прогнозист, а по политическим убеждениям неведомо кто: партии он менял как перчатки.

Нельзя не согласиться  с автором главы, развенчивающим ореол «святости» псевдогуманиста Гавела: в частности, трудно «проигнорировать такой непростительный грех, как его последовательное и неаргументированное русофобство, следы которого до сих пор осложняют чешско-российские отношения» (с. 144).  «Гавелизм»   определяется  как  наивная  и связанная с навыками диссидентства идеология недоверия к политике (при умелом политиканстве), неверия в рынок (с присвоением благоприятных для себя последствий реституции) и полного отождествлении коммунизма с Россией (при отсутствии первого и наличии злобных нападок на вторую как «евроазийскую угрозу»). Вот пророк так пророк – время от времени гласят его сегодняшние почитатели, забывая не очень-то сладкие плоды его активности - распад одного славянского государства и благословения бомбардировок столицы соседнего.

Нынешние гавелисты дошли до  запретов – устами премьер-министра П. Фиалы - постановки «Тапочек» П. Чайковского в Национальном театре, хотя Петр Ильич был как раз этническим украинцем и свою оперу любовно назвал «Черевички», а  Прага была для него  - как и для Моцарта веком ранее – любимым и любящим городом. Да и литературная основа оперы- труд еще одного украинца Н. Гоголя.

Один из наиболее умудренных политиков региона, а то и Европы в целом В. Клаус намного сдержаннее. Он постоянно подчеркивал возможность и даже нужность контактов, причем не только экономических, с Россией и Китаем. И весьма критически относился к НАТО и к Евросоюзу, хотя именно при его президентстве страна стала членом второго: положение обязывает, как не без иронии утверждает автор главы. Клаус все же осуждал унифицирующие  действия этого всеевропейского объединения, руководствуясь прагматичными ориентациями  как экономиста. Он «уже в ходе первого президентства стал общеевропейским политиком, выступая как раз против такого рода общеевропейскости. Он – один из создателей идеологии евроскептицизма, как бы напоминая: ничего хорошего Чехия в составе ли Австро-Венгрии, или в качестве протектората в нацистской Германии… не получала» (с. 149).

Клаус зорче других видел утрату Европой уже не доминирующих, а просто значимых позиций в мире и  прямо писал об этом  в своих трудах. Как раз поэтому в статье для газеты «Млада фронта днес» (11 апреля. 2022 г.) он осудил русофобию и поставил вопрос о причинах смены отношения к Украине: «не служит ли  любовь к ней лишь ширмой», скрывающей «ненависть к России?» И не стоит ли с этим разобраться в ходе переговоров между Россией и Западом  с опорой «на разум и холодный прагматизм?» (Правда, он приписывает такую догадку одному из своих корреспондентов, предохраняясь от залпов отечественных СМИ).

«Переобуваться»  Клаус не спешит и резко отвечает журналистам на призыв отказаться от врученной ему премии и медали в честь А. Пушкина. Все же обвинять его в «кремлефильстве» даже самые «смелые» представители СМИ Чехии не дерзают. А вот рядовые чехи, на наш взгляд, вслушиваются в них с большим вниманием, чем в разнородные русофобские диатрибы. Не дерзнем и мы назвать Клауса «русофилом» - просто констатируем: в главе представлен адекватный портрет политика, любящего свою страну (это не трюизм – любить разумно, да еще свою страну не всякому современному политику дано) и понимающим ее подлинное место в усложняющемся мире.  

Характеризовать сегодняшнее, можно даже сказать, сиюминутное отношение Земана к  России и ее руководству непросто. Да, Земан в апреле 2022 г. утверждал: «РФ напала на Украину. Речь идет об акте неспровоцированной агрессии». Да, он призывал отключить Россию от банковской системы SWIFT. Более того, он одобрил  решение одного из депутатов  наградить В. Зеленского высшим орденом страны Белого льва, а отправки оружия против России не сдерживал. Но все в том же апреле Земан не поддержал радетелей форсированного (под шумок) размещения военной базы США в Чехии, включая воинствующего министра обороны Я. Чернохову; кстати говоря, в апреле 2022 г. именно она сорвала встречу министров обороны стран Вишеградской четверки, заявляя: что для венгерских политиков дешевая российская нефть важнее украинской крови.

Характеризуя элиту Болгарии, автор политического портрета Ж. Желева с особой тщательностью описывает его идейную «инновацию»: отождествление фашизма с коммунизмом, причем второй считался хуже первого – недаром Желев был членом Болгарской коммунистической партии с 1960 г. В отличие от его единомышленника Гавела - наследника немалых капиталов, частично возвращенных вследствие законов о реституции - этот сельский юноша потянулся к философии и для этого стал коммунистом, что не было необычным: иначе и карьеры-то не сделаешь. Но вот позже Желев обосновал вторую «инновацию»: он-де вступил в партию, чтобы разрушать ее изнутри. Свежо предание, вскоре зазвучавшее на самых разных языках.

Он был антисталинистом и в 1956, и в 1961, и в 1965 г., – но в 1966 г. перегнул палку и на 6 лет вернулся в родное село. За это время Желев написал книгу о фашизме, достаточно амбивалентную, она вышла в 1982 г. – и была изъята из продажи. Ее возвращению  в круг чтения благоприятствовало само время, позже выдвинувшее и автора  на лидерские позиции в диссидентстве, содействующее его вхождению во власть и сделавшее его наиболее последовательным борцом с коммунизмом.  Дальнейшие события его жизни – страницы политической истории Болгарии до 1997 г., когда он покинул высший пост. А еще дальше – употребим оксюморон – громкая тишина: книги выходят, а с его авторитетом политика уже не считаются. Желев – яркая звезда интеллектуала, зажегшаяся на политическом небосклоне и берущаяся за дело, в котором мало что смыслит; таков один из основных уроков его жизни. И поэтому, прибегнем к неологизму, «желевизм»  (в отличие от «гавелизма») так и не состоялся. 

Погибший от пули сербский политик З. Джинджич сдал Гаагскому трибуналу С. Милошевича – тоже жертву своеобразного теракта, казалось бы, безупречно юридически оформленного: в тюрьме его лишили жизненно необходимого лечения.  Автор статьи о нем почему-то воздерживается от указания на то, за что убили Джинджича. В главе о Милошевиче сказано, почему ему «всегда будут отдавать должное как мужественному человеку, в одиночку сражавшемуся с толпой ангажированных юристов Трибунала». Толпа юристов – далеко не оксюморон, если учесть, что они презентовали коллективную волю Запада, да еще и поддерживались бандой журналистов, столь же бессудно оправдывавших бомбардировки Белграда.

На противоположном полюсе - политик-долгожитель Мило Джуканович, человек гибкий всегда и для всех. Некоторые ходы этого представителя региональной элиты поражают своей фантастичностью.

Карьерный путь его   таков: от самого молодого в Европе премьер-министра в 1991 г. (в 29-летнем возрасте) до одного самых «умудренных» президентов Черногории в начале 2020-х гг. При его живучести А. Дюма пришлось бы писать роман и «40 лет спустя», а детский сказочник вполне мог бы изобразить Джукановича как волка в шкуре изворотливого зайца. Созданную же им Демократическую партию социалистов (а точнее пересозданную из Союза коммунистов Черногории - Джуканович стал ее членом безусым юношей) можно представить как некий универсальный инструмент Джукановича; сегодня она – орудие злостной русофобии.

Этому чудотворцу удалось превратить народ, часто повторявший «нас с русскими сотни миллионов», в собрание лиц, время от времени гадящий бывшим друзьям. «Безусловно, Мило Джукановича можно назвать выдающимся политическим деятелем своей эпохи. За 30 лет у власти он освоил все приемы политической борьбы: изворотливость, применение двойных стандартов, предательство своих старых союзников, подкуп политиков и избирателей, административное давление». Политик поистине изворотливый, но в рамках  подчиненности ценностям евроатлантизма.

Когда-то президент США А. Линкольн утверждал: можно обманывать часть народа некоторое время, а весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ  все время. С учетом этого Джуканович - европейский политик-рекордсмен, в основном спекулирующий на своих антисербских акциях и опирающийся на устремленность в НАТО и ЕС. Наступило уже четвертое десятилетие его непотопляемости, и трудно дать гарантию, что он уйдет из высшего  эшелона элиты после того, как оставит в 2023 г. пост президента страны. Очень уж успешно он торгует сегодня русофобией. Выдвигать недоказуемые ничем обвинения России (и ее гражданам) и в то же время рассчитывать на ее (их) экономическую поддержку - это надо суметь. Или бросаться в объятия НАТО, на памяти народа и элиты бомбившего Черногорию. Или резать по живому связи Православной церкви Сербии, выделяя махонькую, но «свою» церковь.

Последние известия из Черногории таковы: парламент страны, опираясь на 41 депутата из 80 инициировал процедуру отставки Джукановича с поста президента. Для него же это ситуация, выражаемая логикой: чем хуже – тем лучше. И он ответил в ноябре 2022 г. очередным отождествлением России и СССР, а заодно еще раз обвинил ее в опереточном перевороте 2016 г., якобы направленном против черногорской демократии.

Элита стран региона уже после выхода работы, совпавшего с довольно резкой сменой курса внешнеполитических акций против России, предстала в ракурсе этих отношений как некая целостность. Антирусофобский фронт держат – как и ранее – только сербы и отдельные, да и то не всегда, представители политической элиты Болгарии, Венгрии и Чехии. Слежение за вхождением в русофобский тренд – до высшей  степени его проявления – несомненное достоинство книги. Для исследователей самых различных профилей, да и лиц, принимающих решения, портреты политиков в ретроспективе многое могут объяснить относительно их действий в перспективе.

комментарии - 0

Мой комментарий
captcha