Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    7   23121  | Официальные извинения    964   97300  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    231   78198 

Зачем они лгут? Кривые зеркала истории современной России

Каков бы ни был ход истории, люди делают ее так: каждый преследует свои собственные, сознательно поставленные цели, а общий итог этого множества действующих по различным направлениям стремлений и их разнообразных воздействий на внешний мир – это именно и есть история

Ф. Энгельс [36]

 

Вот уже свыше трех десятилетий Россия движется либерально-рыночным курсом. Наряду с экономикой и политикой перемены глубоко затронули сферу научного знания, но особенно – общественные науки. При этом как наука более всего пострадала история.

Сегодня это особенно наглядно: в ней преобладает подход, который можно назвать «служебной историей». Он нацелен, по сути, на поддержку официальной идеологии и нередко перетолковывает неопровержимые документальные свидетельства на иной лад в угоду текущему политическому моменту. По поводу такой «истории» Н. В. Асонов отмечал: «Ее смысл заключен в изучении политической составляющей нашей жизни, что ведет к ее идеологизации в интересах господствующих сил. А центральной категорией политики, как известно, является власть. Поэтому тема устройства, захвата и удержания власти… красной нитью идет по всей учебной литературе, начиная с истории Древнего мира… Кроме того, будучи самой динамичной из всех социальных сфер, она подчиняет эти сферы влиянию власти…» [1].

В настоящее время «политика памяти», во-первых, предполагает отказ от обсуждения так называемых трудных вопросов истории и, во-вторых, становится агрессивной и наступательной.

Таким образом, оказывается невостребованным бывший прежде основным, если не единственным, подход, предполагавший кропотливую научную работу с достоверными источниками, документами, диалектический подход к историческим событиям, как отдаленным по времени, так и сравнительно недавним. Есть настоящие ученые, ведущие работу, – но тиражи их работ значительно уступают творениям представителей «новой истории». Особенно печально, что это коснулось и нашей страны, а в ней в первую очередь школьного образования – по учебникам, рекомендованным Минобромнауки, у молодого человека создается искусственно модифицированное представление о развитии общества.

 

Либеральный дзен

Одно из ключевых понятий дзен-буддизма – «если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней». Вырвав это положение из контекста, российский неолиберализм принял его на вооружение на свой лад и начал реализовывать на практике. Новая элита, придя к власти, прежде всего занялась новой идеологией – изменением сознания россиян, искоренением прежних представлений о должном и недопустимом, полезном и вредном, в конечном итоге – о моральном и аморальном.

Российский историк Н. А. Гаршин охарактеризовал это явление так: «Идеология, будучи… ценностью вдвойне, крайне подвержена влиянию изменений в символическом пространстве. Являясь, с одной стороны, отражателем реальности, этаким зеркалом (в зависимости от деятельности идеолога обычным или кривым, искажающим реальность), а с другой – инструментом, который конструирует реальность в умах масс, идеология с необходимостью вынуждена работать со смыслами и ценностями, трансформируя, реконструируя и генерируя их в ходе своей "жизнедеятельности"» [6].

Положение об отсутствии государственной идеологии было закреплено в Конституции РФ не в последнюю очередь из-за невозможности сформировать идеологию, которая могла бы сплотить народ, овладеть сознанием каждого россиянина. На практике же место концептуально оформленных идей, отражающих интересы общества, заняло прежде всего отрицание всего советского мировоззрения – социализма, коллективизма, социальной справедливости, всего того, что было основой советского общества.

Правда, президент В.В.Путин высказался об официальной идеологии так: «Идеология, на мой взгляд, в современном демократическом обществе возможна только одна – патриотизм, в самом широком, хорошем смысле этого слова. Это должно быть деполитизировано, но направлено на укрепление внутренних основ Российского государства» [2]. Но, как мы хорошо понимаем, гражданин любой страны должен быть патриотом, даже если речь идет о государстве, проводящем антинародную политику и имеющем антинародную идеологию. Именно поэтому в будущем перед российской элитой стоит задача сформировать такую идейную концепцию, которая объединяла бы всех граждан нашей страны.

Преподаватель средней школы из Пензенской области А. В. Корочаров оценил эту ситуацию: «Сегодня, спустя три десятилетия после распада Советского Союза, российское общество дрейфует в неопределенном направлении, вектор исторического развития отсутствует. И связано это не в последнюю очередь с неспособностью общества ответить самому себе на главные вопросы о своем недавнем прошлом. Например, вопросы о том, чем был СССР, и как относиться к его распаду» [18].

 

«Октябрьский переворот»: большевики – предатели

Новая российская мифология перемешала многое в общественном сознании и исторической памяти народа. Отношение нового российского государства с начала 1990-х к революционным событиям озвучивалось следующим образом: «Великий Октябрь – это разрыв со своим собственным прошлым, …прерывание легитимности самой власти государства…, отказ от всей многовековой истории России» [19].

Выступая в 2014 г. на молодежном форуме на Селигере, президент В. Путин сказал: «Большевики в ходе Первой мировой войны желали поражения своему Отечеству, и, когда героические русские солдаты и офицеры проливали кровь на фронтах Первой мировой войны, кто-то раскачивал Россию изнутри и докачался до того, что Россия как государство рухнула и объявила себя проигравшей – проигравшей стране. Чушь, бред, но это случилось, это полное предательство национальных интересов!» [4].

Таким образом, нынешняя российская идеология (которой, напомним, как бы и нет) готова принять любые постулаты против социалистической идеи, обвиняя организаторов революции буквально в предательстве. Логично, что одним из распространенных либеральных мифов является позаимствованное из западных источников утверждение о том, что революция была совершена на немецкие деньги, а сам В.И.Ленин был германским агентом.

Основанием для таких обвинений стали так называемые «документы Сиссона» – массив из нескольких десятков документов, приобретенных Эдгаром Сиссоном в Петрограде в 1918 г. за 25 тыс. долларов, а затем опубликованных в Вашингтоне по прямому указанию президента Вудро Вильсона. В них содержались, как настаивали публикаторы, достаточные сведения о механизме финансирования большевиков германским Генеральным штабом, а также излагалось содержание директив, которые немецкая сторона якобы давала своим агентам-большевикам.

Пользуясь этими источниками, один из идеологов «перестройки» и развала СССР А. Н. Яковлев был весьма категоричен: «Обнаруживается все больше свидетельств, что октябрьская контрреволюция совершена в основном на кайзеровские деньги, полученные в качестве платы за выход из войны с Германией… Наиболее известным человеком, через которого шло финансирование подрывной работы экстремистской группировки Ленина, был Александр Лазаревич Парвус-Гельфанд» [38]. В дальнейшем подобные утверждения перекочевали не только в телепередачи и Интернет, но и в официальные исторические работы, книги и учебники.

Однако противоречия и несоответствия свидетельствовали, что многие, если не все документы, являются фальшивкой. Недаром в подлинность этих «свидетельств» не верили ни ярый критик Советской России С. П. Мельгунов, ни уверенный в связях большевиков с немцами А. Ф. Керенский, ни известный разоблачитель Бурцев. В результате президент Вильсон закрыл доступ к подлинникам «документов Сиссона», спрятав их в своем личном фонде. Они были случайно обнаружены лишь в 1952 г. при разборке в Белом доме личных архивов президента Гарри Трумэна в одном из давно не использовавшихся сейфов.

Получив доступ к этим документам, исследователи обнаружили множество фактов и свидетельств того, что ключевые для противников Советской власти документы на самом деле являются подделкой. Например, американский (!) историк Дж. Кеннан установил, что как «немецкие директивы», так и «документы из русских источников» были изготовлены на нескольких печатных машинках в одном и тот же месте. Подробно опровержение фальсификации о «немецких деньгах для русской революции» можно прочитать в книге Г. Л. Соболева [29] и статье А. И. Колганова [17].

Приведем еще одно высказывание В.В.Путина. На встрече с молодыми учеными и преподавателями истории он заявил: «Они [большевики] надули общество. Вы сами знаете: земля — крестьянам, фабрики — рабочим, мир — народу. Мира не дали, началась гражданская война, фабрики и землю отобрали. Так что надувательство полное, стопроцентное» [5].

Поддержан тем самым еще один либеральный миф о том, что установление Советской власти и жестокое подавление всех противников привели Россию к Гражданской войне. В действительности власть рабочих и крестьян была установлена быстро и практически бескровно: всего 6 человек погибли во время низложения самозваного («Меня спрашивают: «Кто вас выбрал?» Нас никто не выбирал, ибо, если бы мы стали дожидаться народного избрания, мы не могли бы вырвать власти из рук врага. Пока мы спорили бы о том, кого выбирать, враг успел бы организоваться и победить и вас, и нас. Нас выбрала русская революция» [26]) Временного правительства. Не случайно дальнейшие события в советских учебниках именовались «триумфальным шествием Советской власти».

Не было изначально и никакого подавления противников диктатуры пролетариата. Отнюдь не большевики развязали Гражданскую войну. При установлении Советской власти они не встретили особого сопротивления. Как отмечал И. В. Сталин в интервью писателю Эмилю Людвигу, «когда большевики пришли к власти, они сначала проявляли по отношению к своим врагам мягкость. Меньшевики продолжали существовать легально и выпускали свою газету. Эсеры также продолжали существовать легально и имели свою газету. Даже кадеты продолжали издавать свою газету. Когда генерал Краснов организовал контрреволюционный поход на Ленинград и попал в наши руки, то по условиям военного времени мы могли его по меньшей мере держать в плену, более того, мы должны были бы его расстрелять. А мы его выпустили "на честное слово". И что же? Вскоре выяснилось, что подобная мягкость только подрывает крепость Советской власти. Мы совершили ошибку, проявляя подобную мягкость по отношению к врагам рабочего класса. Если бы мы повторили и дальше эту ошибку, мы совершили бы преступление по отношению к рабочему: классу, мы предали бы его интересы. И это вскоре стало совершенно ясно. Очень скоро выяснилось, что чем мягче мы относимся к нашим врагам, тем больше сопротивления эти враги оказывают» [30].

Так что не жестокость, а как раз благодушие легко пришедших к власти большевиков было их ошибкой. Результатом именно этой ошибки, а вовсе не «красного террора» стали сначала контрреволюционное выступление юнкеров в Петрограде, организованное меньшевиками, затем – вооруженная борьба белоказаков Краснова, выпущенного «на честное слово», который объединился с Мамонтовым, позже – восстание генералов Алексеева, Каледина и Корнилова на Дону. Вскоре оказалось, что за спиной этих белых генералов стояли агенты капиталистических государств – Франции, Англии, Америки, а также Японии. Гражданская война была неразрывно связана с империалистической интервенцией. Советской России пришлось сражаться сразу на нескольких фронтах. Сталин охарактеризовал ситуацию так: «Мы убедились в том, как мы ошибались, проявляя мягкость. Мы поняли из опыта, что с этими врагами можно справиться лишь в том случае, если применять к ним самую беспощадную политику подавления» [30].

Итак, путая объективное и субъективное, забыв очевидные исторические факты, новая российская власть провозгласила Великую Октябрьскую Социалистическую революцию переворотом, направленным против государства и совершенным едва ли не группой террористов ради установления личной власти.

Уже в 2001 г. авторы учебника «Истории России. XX век» для событий 1917-го сконструировали некий собирательный образ, назвав его Великой российской революцией. Захват власти большевиками и сопутствующие этому события именуются здесь всего лишь октябрьским переворотом. Согласно новой исторической концепции, переворот этот являлся социалистическим этапом Великой российской революции, и не рассматривается как отдельная революция: «Руководство большевистской партии политически очень точно отреагировало на поднимающуюся волну революционного нетерпения, ожесточения, вооружив массы соответствующими политическими программами, — резюмировали авторы. – Выступая составляющей частью общего революционного процесса, с каждым месяцем набирая после Февраля силу, революция из столиц решительно шагнула в деревню, окрасившись там в свои специфические тона. Октябрьский переворот ускорил и довел до низшей точки распад государственной власти в России. Бездумно отбросив остатки дореволюционной центральной и местной власти, разрушив зачатки возникавшей после Февраля демократической власти, Советы, претендуя на всю полноту государственной власти, оказались совершенно не готовыми к выполнению новых функций» [15].

Академик Чубарьян так пояснил позиции подобных историков: «Мне всегда казалось, что в отношении революции у нас в обществе уже есть консенсус, но даже среди ученых обнаружились разные мнения. Вначале это было названо "Октябрьский переворот", но после серьезных дискуссий мы пришли к тому, что этот период следует назвать "Великой октябрьской революцией 1917 года", которая заключает в себе процесс, который шел несколько лет, с 1917 до 1921 года, окончания Гражданской войны. Это комплекс революционных событий, в которые органически входят Февральская и Октябрьская революции» [37].

Современное издание подводит закономерный итог: «Если уж пытаться применить термин "переворот", то это надо делать применительно не к Октябрьской, а к Февральской революции: ведь в ходе нее не произошло смены общественного строя, а просто одна буржуазная группировка сменила другую. Тем не менее и здесь уместно говорить о революции, ведь произошла смена формы власти – вместо монархии была установлена буржуазная республика» [7].

 

Кому враждебен социализм: прогрессу или власти?

В статье «Россия на рубеже тысячелетий», опубликованной за день до вступления в должность исполняющего обязанности Президента РФ, Путин писал: «Почти три четверти уходящего столетия Россия жила под знаком реализации коммунистической доктрины. Было бы ошибкой не видеть, а тем более отрицать несомненные достижения того времени. Но было бы еще большей ошибкой не сознавать той огромной цены, которую заплатили общество, народ в ходе этого социального эксперимента. Главное же, пожалуй, в том, что власть Советов не сделала страну процветающей, общество – динамично развивающимся, человека – свободным. Более того, идеологизированный подход к экономике обрек нашу страну на неуклонное отставание от развитых государств. Как ни горько признаваться в этом, но почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту движения, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации» [24].

Сформировавшийся еще при Ельцине и ставший еще более актуальным сегодня властный заказ на антикоммунизм выполняется на государственном уровне как в научной литературе, так и в публицистике, искусстве и, что особенно важно – в образовании, начиная с младшего возраста.

В учебнике новейшей истории для девятых классов декларируется: «"Реальный социализм" оказался тупиковой ветвью развития, и его крушение было лишь вопросом времени. Особенно это стало очевидным, когда после кризисов 1970-х и 1980-х гг. страны Восточной Европы и СССР оказались невосприимчивыми к новым экономическим требованиям и к новой технологической революции из-за ориентации на устаревшие модели развития и консерватизма командно-административной системы, лишавшей людей творческой инициативы и свободы выбора» [3].

Подобные проявления идеологии антикоммунизма носят системный характер. Воспользуемся цитатами из учебников, приведенными в статье А. В. Корочарова [18], подтверждающими это: «имела место невозможность решительных перемен в обществе в рамках существующей общественно-политической системы. Коммунистический режим в силу своих специфических особенностей не мог быть реформирован без того, чтобы не рухнуть» [13. С. 221]; «искусственность такого государственного образования, как СССР, заметная на протяжении всего периода его существования» [13. С. 225]; провозглашение реформ Горбачева «порождением объективного процесса распада… государства» [13. С. 225] либо следствием «глубинных характерных черт советской системы» [14. С. 274]; «еще в брежневское время обнаружилась исчерпанность социализма как общественно-экономической и коммунизма как идейно-политической систем» [14. С. 273].

Аналогично, как кошмар из антиутопий, преподносит прошлое младшим школьникам вышедший в 2019 г. учебник для четвертых классов: «Люди хотели построить справедливое общество для своих детей и внуков. Ради светлого будущего они готовы были терпеть лишения. Трудились днем и ночью, часто в тяжелых условиях, на старом оборудовании. Заработная плата была невысокой. Многие семьи жили в неблагоустроенных квартирах, питались и одевались очень скромно. За нарушение строгой трудовой дисциплины (например, за опоздание), за несогласие с решениями руководства страны и многое другое людей снимали с работы, сажали в тюрьмы, отправляли на каторжные работы в специальные лагеря. Многие из них погибли или потеряли здоровье от голода, холода, болезней, непосильного труда, издевательств охраны. Страдали не только те люди, которых объявили "врагами народа", но и члены их семей. Нет полных данных о численности осужденных и погибших в те годы. Ясно, однако, что речь идет о миллионах безвинно пострадавших людей» [21]. Сопровождается этот текст двумя иллюстрациями, на одной – «обувь заключенных, изготовленная из старых автопокрышек, с деревянной подошвой», другая изображает, как по заснеженной тропе в лесу идет вереница людей в сопровождении всадника и запряженной в сани лошади. Примечательно, что издание разработано в соответствии с требованиями нового ФГОС начального образования.

История не имеет сослагательного наклонения. Предположение, что Российская империя, находясь на подъеме в результате ряда реформ, получила бы в результате Первой мировой войны территориальные и имущественные преференции и закономерно превратилась бы в могучее государство, одну из мировых держав – умозрительно и исторически ошибочно. Поверить в то, что аграрная неграмотная страна совершила бы в условиях первоначального формирования капитализма такой же рывок, какой она сделала при Советской власти, решительно невозможно.

Та Россия, «которую мы потеряли», при царизме не имела ни малейшего шанса на процветание. Для этого не существовало ни экономических, ни политических предпосылок. И. В. Сталин писал: «Россия, старая Россия, сдавала кабальные концессии и получала кабальные займы, стараясь таким образом выбраться постепенно на путь индустриализации… Но это – путь кабалы или полукабалы, путь превращения России в полуколонию. Этот путь… закрыт для нас, ибо не для того мы вели трехлетнюю гражданскую войну, отражая всех и всяких интервенционистов, чтобы потом, после победы над интервенционистами, добровольно пойти в кабалу к империалистам» [31]. И действительно, благодаря новому общественному строю, установленному в результате Великой Октябрьской социалистической революции, этого не случилось.

Подлинная история свидетельствует о катастрофическом положении дел в Российской империи, наступившем в связи с Первой мировой войной. Так, общий сбор зерновых по сравнению с 1913 г. (114,8 млн т) к моменту начала революции упал почти на треть и составил всего 82,4 млн т. Главная причина — нехватка рабочей силы. Ежегодно миллионы крестьян покидали родные села и отправлялись на военную службу. Выполнять тяжелую мужскую работу приходилось женщинам, детям и старикам. Чтобы компенсировать недостаток рук, правительство привлекало к сбору урожая сотни тысяч военнопленных. Но этого все равно было недостаточно. В 1916 г. Николаю II даже пришлось отложить начало очередного призыва до сбора урожая. Острого дефицита и голода в России удалось избежать лишь благодаря прекращению экспорта зерна.

Именно поэтому в 1916 г. указом царя была введена продовольственная разверстка, которая досталась «в наследство» Советскому государству. Так что в дурном свете выставляют себя те историки, кто упрекает большевиков в изъятии у крестьян продовольствия, – как только стало возможным, в марте 1921 г., продразверстка была отменена и заменена продналогом. Восстановление разрушенного Гражданской войной и интервенцией сельского хозяйства в последующие годы было трудным и долгим делом, потому нельзя сравнивать результаты начала 1920-х с прежними, мирного времени, однако уже к середине 1930-х гг. урожайность превзошла показатели Российской империи.

Одним из самых серьезных признаков крайней отсталости царской России было низкое потребление металла на душу населения. В России в 1913 г. на душу населения расходовалось всего около 22 кг черного металла, в то время как в США – 468, в Англии — 200, в Германии — 197, во Франции — 202 кг. К тому же металлургия царской России стояла на очень низком техническом уровне. Маленькие домны, мартены емкостью не больше чем в 30—35 т, ручная загрузка печей, примитивные способы разливки готового металла, плохая подготовка сырья (руды, кокса, известняка) — все это крайне снижало производительность труда. Совершенно другую картину уже через ничтожные по историческим меркам 15 лет представляла черная металлургия СССР, ставшая одной из самых передовых отраслей тяжелой промышленности: вместо карликовых кустарных домен – домны с полезным объемом в 900—1 000—1 300 м3, вместо маленьких мартенов объемом в 18—30 м3 – печи в 75—100—250 м3. Появились огромные прокатные станы — блюминги, обжимающие стальные болванки весом до 15 т каждая. Механизация работ на металлургических агрегатах достигла 60—70% и выше на отдельных этапах производственного процесса.

Таких же успехов достигла советская промышленность в технике производства. На XVIII съезде партии И. В. Сталин говорил: «У нас нет уже больше, или почти нет больше старых заводов с их отсталой техникой и старых крестьянских хозяйств с их допотопным оборудованием. Основу нашей промышленности и земледелия составляет теперь новая, современная техника. Можно сказать без преувеличения, что с точки зрения техники производства, с точки зрения насыщенности промышленности и земледелия новой техникой наша страна является наиболее передовой в сравнении с любой другой страной, где старое оборудование висит на ногах у производства и тормозит дело внедрения новой техники» [32].

Практически сразу после установления Советская власть приняла и в короткое время реализовала не имеющую мировых прецедентов программу ГОЭЛРО, – и было это в стране, до того отапливавшейся чаще дровами, чем углем, и освещавшейся лучиной или в лучшем случае свечами. Уже в 1936 г. доля электроэнергии, применявшейся в промышленности СССР, достигла 81,6%, тогда как в самой технически передовой капиталистической стране, США, она составляла в 1929 г. 76,5%, а в остальных капиталистических странах была еще ниже.

Ключевой показатель экономического развития – ВВП на душу населения - составлял в России в 1900 г. 1237 долларов США при среднем по всему миру 1261 долларе, в то же время у США ВВП был 4091 доллар на душу населения, у Англии – 4492, у Германии и Франции соответственно – 2985 и 2876 долларов, т. е. фактически Россия была бедной страной по мировым стандартам.

Большевики пришли к власти в государстве, разрушенном не только войной и интервенцией, но и бездарным управлением, о котором напрасно сожалеет президент, и превратили его в сверхдержаву. Даже когда Россия была на подъеме после реформ Столыпина, в 1913 г., с которым советская статистика и даже учебная литература долгое время сравнивали советские достижения, она продолжала оставаться аграрно-монархической, промышленно неразвитой страной. Темпы роста советской промышленности за годы первых пятилеток не имеют себе равных в истории развития капиталистического мира. Благодаря этому Советский Союз поднялся к концу второй пятилетки по объему промышленной продукции на первое место в Европе и на второе, после США, в мире. Эти достижения были предметом гордости каждого советского человека, но сегодня они подвергаются остракизму.

Просто напомним: даже накануне распада СССР советская экономика была второй в мире после США, на ее долю приходилась пятая часть мирового промышленного производства. Темпы роста ВВП в 1970–1980 гг. составляли 3,4–4,6%, превосходя показатели большинства капиталистических экономик. В СССР производилось 20 млн т мяса и более 100 млн т молока в год. Производство тракторов достигало 600 тыс. штук в год. Для сравнения: производство мяса в 2015 г. – около 9,5 млн т, молока – 30,8 млн т – в разы меньше, чем в СССР. Производство тракторов не дотягивает до семи тысяч штук в год. Аналогичное падение – практически по всей промышленности, сельскому хозяйству, жилищному строительству и т. д. Рождаемость в СССР в 1990 г. составляла 16,8 новорожденных на 1 тыс. человек, смертность – 10,3 на 1 тыс. человек. В нынешней России в период с декабря 2020-го по ноябрь 2021 г. смертность превысила 2,4 млн человек, или 16,4 на 1 тыс. человек, а убыль населения приблизилась к 1 млн россиян.

Развитие промышленности СССР позволило выйти на международный рынок и экспортировать свои товары даже в развитые страны. Хотя машины и оборудование занимали небольшой удельный вес в экспорте СССР в Англию, США, Францию, Германию, Италию и другие страны первой группы (они поставлялись в основном в развивающиеся страны, но в значительном количестве), номенклатура их была достаточно широкой — станки металлорежущие, кузнечно-прессовое оборудование, энергетическое и электротехническое оборудование, горное и металлургическое оборудование, часы, приборы, телевизоры, инструменты, автомобили и др.. Советский импорт из этих стран состоял из машин и оборудования, различных сырьевых товаров для тяжелой промышленности, а также потребительских товаров и сырья для их производства.

Так что высказывание президента о том, что «то, что мы производили (и руками махать не надо), было никому не нужно, потому что наши галоши никто не покупал, кроме как африканцы, которые должны были по горячему песку ходить» [22], как подтверждает сухая статистика, не соответствует действительности.

Только мечтательный оптимист может говорить о том, что социализм был «тупиковым маршрутом движения», а царизм мог бы добиться невиданных высот и превзойти все созданное в СССР. Зададимся вопросом: почему же на Западе ни один из бежавших капиталистов (а их было много) не смог организовать бизнес, сопоставимый по эффективности с предыдущим российским, и тем более советским?

 

Была ли Великая Отечественная?

Форсированное развитие промышленности, позволившее стране менее чем за два десятка лет вывести свою экономическую и оборонную мощь, утраченную в годы революционных преобразований и Гражданской войны, на совершенно иной качественный уровень, заложило базовую материальную основу будущей победы в Великой Отечественной войне. Без этой основы выиграть самую жестокую войну в истории человечества было бы невозможно, даже принимая во внимание несгибаемую волю, высокое чувство гражданства и духовные силы советского народа.

Роль СССР в Победе признал даже американский президент Франклин Делано Рузвельт: «русские войска уничтожили — и продолжают уничтожать — больше живой силы, самолетов, танков и пушек нашего общего неприятеля, чем все остальные Объединенные Нации вместе взятые» [28]. Подтвердил это и нацистский фельдмаршал Ф. Паулюс на Нюрнбергском процессе: «Советская военная стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство — исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа сидят вот здесь на скамье подсудимых» [33].

На борьбу с фашизмом стали плечом к плечу все народы многонационального Советского Союза. Разумеется, среди самых значимых событий в истории России День Победы занимает особое место. Это главный российский праздник именно потому, что весь народ помнит страшные годы войны, чтит своих героев. Но, хотя в каждой семье есть своя память о войне, о ее участниках, на первый план все же выходит государственная политика памяти. Разумеется, история используется для политических мобилизационных целей — как технология увеличения поддержки власти, хотя выглядит это временами неуместно.

Власть перехватывает низовые инициативы — например, акции «Бессмертный полк», финансирование «патриотического» и «военно-исторического» кино и даже символические действия в виде крестного хода по поводу 295-летия переноса мощей Александра Невского или строительства в парке «Патриот» храма, ступени которого отлиты из металла трофейного оружия Великой Отечественной войны.

Важное место среди таких ритуалов памяти принадлежит ставшим ежегодными Парадам Победы (за участие в которых, кстати, вручают утвержденные по этому случаю медали). Напомним, что при Сталине такой парад был проведен лишь один раз, следующий после него состоялся в 1965 г., далее – в 1985-м. Память крайне важна, но, когда чувство меры отсутствует, великое превращается в фарс. Особенно если учесть некоторые нововведения, и прежде всего разрисованный фанерный куб, которым старательно закрывают Мавзолей Ленина начиная с 2005 г. Но как можно забыть, что на Параде Победы 1945 г. солдаты-победители бросали захваченные фашистские знамена на ступени Мавзолея?! От кого и зачем закрывают Мавзолей фанерками? Точного ответа на этот вопрос нет. Вероятнее всего – для размывания социалистической идентичности у сторонников левых идей или тех, кто еще нетверд в убеждениях. Но нельзя отрицать, что для кого-то это – сакральное метафизическое действие, ритуальный акт переписывания истории.

Нельзя не затронуть и еще один крайне важный вопрос. Бело-сине-красный флаг, который является с 1991 г.  государственным для РФ, впервые установлен Петром I как символ России на международной арене в 1693 г., просуществовал до 1858-го, когда национальным флагом был официально признан чёрно-жёлто-белый флаг, цвета которого совпадали с цветами герба Российской империи, а в 1883 г. был восстановлен Александром III и просуществовал до 1917-го. На каждом параде в последние годы войсковые колонны несут рядом красное знамя Победы с серпом и молотом и российский триколор.

Враждебные России пропагандисты нередко используют фейковые сведения о том, что этот флаг в годы войны использовала Российская освободительная армия (РОА, запрещенная в РФ организация) генерала-изменника Власова. Это не так – на самом деле РОА использовала Андреевский флаг (синий крест на белом фоне). Но достоверно известно, что подразделения РОА поднимали бело-сине-красный штандарт как собственный символ (данные события запечатлены на фотодокументах) на параде во Пскове в июне 1943 г. и в германском Мюнзингене в 1945-м. Были и частные случаи, являвшиеся инициативой самих власовцев – немцы подобное проявление самодеятельности одобряли. Имеются документальные свидетельства, подтверждающие тяготение власовцев к триколору: в весенние месяцы 1945 г. многие подразделения РОА вступали в свои последние бои именно под бело-сине-красными знаменами [23]. И этот факт, конечно, нельзя не учитывать организаторам парадов Победы.

Даже великий праздник Победы либеральные псевдоисторики уже давно трактуют по-своему, особенно в последние десятилетия. Так, они утверждают: в войне Германии и СССР одинаково виноваты оба «диктатора», Гитлер и Сталин; дескать, «не было Великой Отечественной», «воевали нацисты и коммунисты», подталкиваемые обоими вождями. Это повторение мифа, порожденного министром пропаганды фашистской Германии Йозефом Геббельсом. По поводу пакта Молотова–Риббентропа не высказался только самый ленивый из антикоммунистов, хотя открытые источники указывают, что из всех держав, подписавших с Гитлером аналогичные соглашения (Мюнхенский сговор), Советский Союз был последним.

Некий публицист Игорь Эйдман заявляет: «Сохранять память о войне, поддерживать ветеранов безусловно нужно. Но… зачем все эти дорогостоящие ВОВ-обряды, фанатичный "ВОВизм", периодические всплески агрессии против ВОВ-"кощунников"? Религия победы приобретает характер навязываемого обществу тоталитарного культа, ставшего важной частью формирующейся шовинистической государственной идеологии. Вся эта ВОВ-истерия – свидетельство того, что государство в России становится все более идеологизированным, движется от авторитаризма к тоталитаризму» [35].

Может быть, именно потому кому-то в Военно-историческом обществе пришло в голову установить в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) памятную доску Маннергейму, служившему в русской армии до 1918 г. Выжившие блокадники помнят, что именно этот финский маршал был главнокомандующим армии, которая вела изуверскую блокаду Ленинграда. Да, блокаду Ленинграда, а не Санкт-Петербурга. И битва была Сталинградской, а не Волгоградской. Должны настать времена, когда историческая справедливость восторжествует. 

А пока – в школе по программе на уроках литературы изучают произведения Солженицына – фактически преступника, вбросившего в публичный обиход позаимствованные у американских публицистов фейковые цифры количества осужденных при Сталине. В каждом книжном магазине доступны литературные поделки В. Резуна, нагло присвоившего псевдоним «Суворов», с совершенно фантастическими цифрами потерь советских войск во Второй мировой войне. Такими «источниками» искажается вся суть жизни прошлых поколений, наших отцов и дедов. И это модифицирование истории пагубно сказывается на формировании морально-нравственных качеств общества.

Одно из самых абсурдных искажений исторического сознания случилось 26 января 2014 г., когда телеканал «Дождь» устроил опрос «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней», появившийся в эфире программы «Дилетанты». В соцсетях опрос прозвали издевательским. За те недолгие минуты, что он провисел на сайте, вызвал шквал критики. Масса возмущенных откликов заставила канал снять опрос и выступить с извинениями. В данном случае пришлось вмешаться даже Президенту РФ, который заявил: «Я вот на что хотел бы обратить внимание, что хотел бы вспомнить. Ведь это в документах прописано, в их документах, нацистской Германии: часть славянского населения использовать на работах, бо́льшую часть – за Урал, на северные территории. На что это? На вымирание. Речь шла не просто о сохранении государственности, речь шла о сохранении восточнославянского этноса – русских и тех же самых украинцев. Вот о чем шла речь. Когда я слышу, что, может быть, было бы хорошо Ленинград сдать и так далее, мне хочется сказать: "Вы придурки?! Нет? Вас бы никого не было, кто так сегодня рассуждает!" Вот о чем речь» [2]. 

Невдомек либералам-антикоммунистам, что советский народ сражался против гитлеровской Германии и ее союзников именно за свою социалистическую Родину, за реальные завоевания и идеи социализма, которые полностью разделяли. Так самоотверженно плечом к плечу сражался, как невозможно сражаться за «разумный консерватизм», о котором еще будет сказано в этой статье. Глупо думать, что народ поднимется с оружием в руках отстаивать идеи личного обогащения и прибыли, свободу рынка и бытовую стабильность, в конце концов – яхты Усманова, дворцы Ротенберга и «Челси» Абрамовича.

 

Капитализм нравственен и высокоморален?

В последние десятилетия была подвергнута критике и вся система ценностей советских людей. Очевидным образом это прозвучало в выступлении президента Путина на заседании дискуссионного клуба «Валдай» 21 октября 2021 г.: «Большевики после революции 1917 года, опираясь на догмы Маркса и Энгельса, тоже объявили, что изменят весь привычный уклад, не только политический и экономический, но и само представление о том, что такое человеческая мораль, основы здорового существования общества. Разрушение вековых ценностей, веры, отношений между людьми вплоть до полного отказа от семьи – такое было, – насаждение и поощрение доносительства на близких – все это объявлялось поступью прогресса и, кстати говоря, в мире достаточно широко поддерживалось тогда и было модным, так же, как и сегодня. Кстати говоря, также большевики проявляли абсолютную нетерпимость к любым другим мнениям» [8].

В такой оценке на чаши весов поставлены, с одной стороны – уклад жизни, ценности и мораль формирующегося в начале XX в. (не сформированного еще в России, это важно!) капиталистического общества, а скорее именно его верхушки, с другой – те же ценности, но сложившиеся за годы Советской власти и разделяемые всем многонациональным советским народом. Чем же они отличаются? Энгельс писал в 1886 г.: «Стремлению к счастью в наименьшей степени нужны идеальные права. Оно нуждается больше всего в материальных средствах; капиталистическое же производство заботится о том, чтобы огромное большинство равноправных лиц имело лишь самое необходимое для самой скудной жизни. Таким образом, капитализм вряд ли оказывает больше уважения равному праву большинства на счастье, чем оказывало рабство или крепостничество» [36].

Однако предпринимаются попытки оправдать легитимность реставрации капитализма в России, создать теоретическую базу «нового порядка». Опубликованы работы как зарубежных, так и отечественных авторов, провозглашающие превосходство капиталистической морали над «любой другой». Так, профессор из Венгрии Я.Ростовский пишет: «Сейчас вряд ли кто-то будет всерьез утверждать, что коммунизм вообще может работать, и, тем не менее, многие продолжают считать достойным сожаления и даже стыда тот факт, что они вынуждены поступаться принципами и полагаться в заботах о хлебе насущном на систему, основанную на человеческой похоти, жадности, жажде наживы. Я же утверждаю, что капитализм основывается на моральных принципах. Он предлагает обществу моральные ценности, позволяющие выбирать "лучший из худших" путей. Не только экономические, но также социальные и моральные последствия развития капитализма иные, чем любой другой не утопической общественной системы» [27].

Вторит ему воспитанник ВШЭ С. Федюнин: «Возможность существования и успешного укоренения капитализма обусловлена созданием системы моральных ценностей, основанных на плюрализме и постоянной аккумуляции всех моральных альтернатив, предъявляемых социальными группами, которые, в основном, носят критичный в отношении конкретного статус-кво характер», - правда, признавая при этом, что «капитализм как ценностная система не приемлет достижение справедливости по заслугам (т. е. по накатанной колее социальной игры с нулевой суммой при выигрыше одних, заслуженных, и проигрыше других – неудачников в n-м поколении по устоявшемся правилам, в традиционном обществе с его сословными привилегиями; и в социалистическом обществе, определяющем, кто достоин потребления коллективного продукта, а кто должен сгинуть), отвергает получение долгосрочной социальной ренты и обобществление человека по принципу заслуги перед государством (или иным  "верховным" судьей, арбитром), либо социальной группой» [34]. Да, можно согласиться с ним в том, что «капитализм способен подкрепить нравственные устои изменением (участием в нем) моральных ценностей на основе растущих и постоянно совершенствующихся условий человеческой жизни».

Но давайте вспомним, откуда и когда взялось это желание капиталистов менять что-то к лучшему. Оно явилось ответом на проводимые в СССР, а позже и других странах социалистического лагеря социальные реформы. Раскритикованный и оплеванный ныне советский социализм в свое время был серьезнейшим политическим вызовом так называемым развитым государствам.

Председатель партии «Справедливая Россия» С. М. Миронов по этому поводу высказался в свое время так: «Действительно, сегодня во всех наиболее развитых странах каждому гражданину обеспечен некий минимум в сфере образования, здравоохранения, социального обеспечения, который варьируется по странам и в зависимости от экономической ситуации. Но все эти меры обусловлены исключительно мотивами экономической целесообразности, стремлением богатых откупиться от бедных и не допустить в обществе социальной агрессии. Однако в условиях кризиса все эти социальные подачки оказались крайне ненадежными. А бонусы правящему классу выплачивались в полном объеме» [20].

Правящему классу этих стран пришлось не на словах, а на деле обеспечивать гражданам социальные гарантии, сопоставимые с советскими, выравнивать доходы различных групп населения. В Западной Европе стали широко распространяться социалистические идеи. Во многих странах это делали сами социалисты, пришедшие к власти на волне народной поддержки «левых», и добивались на практике стандартов «государства всеобщего благосостояния». То, что об этом сегодня забыли апологеты «разумного консерватизма» – не удивительно, но в любой момент мы можем напомнить им, что социальные пособия, защищенные пенсии и ряд других социальных гарантий пришли именно из Советского Союза.

 

Как антигерои становятся героями

Современная Россия требует новых авторитетов и ориентиров, и они появляются, приобретая полярные знаки по сравнению с прошлым. Но нередко выбор персоналий и их жизненных установок озадачивает, а порой приводит к когнитивному диссонансу.

На вопрос о том «кто из российских мыслителей, ученых, антропологов, писателей Вам самый близкий, для того чтобы для себя самого Вы определили эти ценности, которые потом будут ценностями для всех россиян?», В. Путин ответил: «Я бы не хотел говорить, что только Иван Ильин, но я читаю Ильина, да, книжка лежит у меня на полочке, время от времени читаю. [Николая Александровича] Бердяева я уже упомянул. Другие наши мыслители. Это все люди, которые думали о России, о ее будущем. Конечно, с поправкой на то время, когда они творили, писали, формулировали свои идеи, но все равно мне очень интересен ход их мыслей» [8].

В свое время Ильин и Бердяев были пассажирами знаменитого «философского парохода», на котором выслали за границу специалистов, враждебных Советской власти. Вместе с ними были Евгений Замятин, Питирим Сорокин, Владимир Зворыкин (изобретатель телевидения), Михаил Осоргин, и список этот можно долго продолжать.

Почему же именно Иван Ильин стал своего рода наиболее востребованным, практически официальным философом и указателем ориентиров для дальнейшего пути России? С одной стороны, безусловно, он был большим мыслителем, одним из самых мощных историков философии. Диссертацию он защищал по Гегелю, но в лучших традициях неогегельянства и искал в его работах не основы диалектического метода, а «мировой дух». Работа Ильина так и называлась «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» (даже В. И. Ленин в свое время приказал не трогать Ильина, сказав, что человек, который так пишет о Гегеле, ценен, пусть он и не «наш»).

Но, с другой стороны, — это публицист, теоретик Белого движения, идеолог антикоммунизма, писавший тексты для юнкеров и белых мигрантов, объясняя при этом, что текст – это некая сознательная примитивизация, чтобы молотком вбивать мысли в головы. Его «Работы о русской государственности и духовности» считаются сегодня приемлемыми и вполне достойными цитирования первым лицом, а спорные тексты о фашизме, к которым Путин публично не обращается, просто замалчиваются, будто их и не существовало. Но одно тесно связано с другим: тезисы о духовности и русском государстве включают в себя личные весьма положительные оценки режимов Гитлера, Муссолини, Салазара и Франко, которые представлялись философу противоядием против социализма.

Так, в статье «О фашизме» И. Ильин писал: «Фашизм возник как реакция на большевизм, как концентрация государственно-охранительных сил направо. Во время наступления левого хаоса и левого тоталитаризма – это было явлением здоровым, необходимым и неизбежным. Такая концентрация будет осуществляться и впредь, даже в самых демократических государствах: в час национальной опасности здоровые силы народа будут всегда концентрироваться в направлении охранительно-диктаториальном. Так было в древнем Риме, так бывало в новой Европе, так будет и впредь. Выступая против левого тоталитаризма, фашизм был прав, поскольку искал справедливых социально-политических реформ. Эти поиски могли быть удачны и неудачны: разрешать такие проблемы трудно, и первые попытки могли и не иметь успеха. Но встретить волну социалистического психоза – социальными и, следовательно, противо-социалистическими мерами – было необходимо. Эти меры назревали давно, и ждать больше не следовало» [11].

В другой статье он писал: «фашизм мог и не создавать тоталитарного строя: он мог удовлетвориться авторитарной диктатурой, достаточно крепкой…, чтобы а) искоренить большевизм и коммунизм и б) предоставить религии, печати, науке, искусству, хозяйству и некоммунистическим партиям свободу суждения и творчества в меру их политической лояльности». Гитлера он восхвалял за то, что тот «остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе. Пока Муссолини ведет Италию, а Гитлер ведет Германию — европейской культуре дается отсрочка» [10].

Можно проследить в работах Ильина как ненависть к либеральной демократии и народовластию как таковому, так и его преклонение перед идеей «национального вождя» или даже «национального диктатора», который не может быть объектом критики со стороны «любящих его» русских людей: «И кто не любит беззаветно своего национального вождя, и не верит ему, и не верит в него, — тот не посылает ему своего сердечно-волевого луча верности, силы и вдохновения, тот не "аккумулирует" к нему или в него, и потому жизненно и творчески теряет его; именно потому персону вождя и Государя враги всегда пытаются обессилить и подорвать подозрениями, насмешкой, очернением и клеветою» [12].

Кстати, любопытен пассаж философа по поводу выборов в России: «Во всех случаях, где участковый начальник видит, что негодные элементы не отведены, а ценные элементы отведены, он обязан обжаловать производство перед губернским и городским начальником и добиться повторения процедуры. Там, где будет обнаружено сплоченное коммунистическое большинство и его успешные интриги, участок может быть оставлен совсем без избирательного списка… Цель и задача выборов — отбор лучших — должны быть властно подсказаны народу национальной диктатурой… Не считаю ни целесообразным, ни зиждительным предоставление выборного производства на воле случая, пустого количества и закулисной интриги… Надо отказаться от слепой веры в количество собранных голосов и в его политическое значение» [9].

Наконец, президент Путин в последние годы выбрал в качестве направляющей для России идеи обсуждавшийся в работах И. Ильина «разумный консерватизм», - правда, упоминал и о «здоровом консерватизме», «умеренном консерватизме» и «консерватизме оптимистов». Видимо подразумевалось, что существует неразумная/нездоровая/неумеренная/пессимистическая версия консерватизма, которая не пойдет России на пользу: «Консервативный подход не бездумное охранительство, не боязнь перемен и не игра на удержание, тем более не замыкание в собственной скорлупе. Это прежде всего опора на проверенную временем традицию, сохранение и приумножение населения, реализм в оценке себя и других, точное выстраивание системы приоритетов, соотнесение необходимого и возможного, расчетливое формулирование цели, принципиальное неприятие экстремизма как способа действий» [8].

Можно предположить, что в данном случае консерватизм – это способ сохранить статус-кво, но в том числе и прежде всего – власть. Потому и оценивать его следует не как идеологическую концепцию, а лишь как политический инструмент в решении ежедневных задач. Разумеется, как один из многих важных инструментов, но модернизация исторического сознания в интересах власти занимает важнейшее место.

 

* * *

Приведенная нами цитата о «кривом зеркале, искажающем реальность» из статьи Н. А. Гаршина заставляет задуматься. Нельзя допустить, чтобы жизнь становилась галереей кривых зеркал. Режиссер Н. Шорина высказалась так: «Комната смеха – это система кривых зеркал, уродливо искажающая человеческие черты. Мы смеемся, видя свое отражение, не замечая того, что уродство становится нашей сутью» [25].

Пусть лучше все будет, как в светлой повести Льва Кассиля о мальчишках, сражавшихся на великой войне: «Чему до сих пор служили мои зеркала? Послушно отражали в себе красоту и показывали людям их недостатки. Но красота и безобразие существуют и помимо моих зеркал. Нет, я напрягу ум, буду работать с утра до вечера и с вечера до утра, но добьюсь, чтобы мои зеркала сами делали мир прекраснее. Я хочу, чтобы в людях отражалось все, что я вдохну в зеркало своим трудом, своей любовью. Ибо на свете нет, говорят, силы, которая не уступила бы труду, если человек избрал свое дело по любви и вложил в него душу» [16].

Государственное переформатирование отношения к прошлому, переписывание истории продолжается, и направлено оно в конечном счете на социализацию новых поколений в русле обывательского консьюмеризма (вспомним высказывание одного из бывших министров образования о «квалифицированном потребителе»). Однако – не поголовно, мы это точно знаем и видим. И есть все основания надеяться, что не необратимо.

Власти бесполезно ждать, пока вымрут люди, воспитанные в советское время, потому что среди молодых людей появляется все больше разделяющих социалистические идеалы и готовых бороться за них. Так или иначе, но государственный аппарат будет вынужден считаться с этим. И, самое главное, – навязывание россиянам буржуазно-консервативной идеологии и борьба с советскими идеологией и системой ценностей входят в прямое противоречие с принципами, провозглашенными Конституцией.

Литература

1. Асонов Н. В. История как наука // Власть. 2018. Т. 26. № 2. С. 45.

2. Большая пресс-конференция Владимира Путина // Официальный сайт Президента РФ.2019. 19.12. — http://kremlin.ru/events/president/news/62366 (дата обращения: 15.03.2022).

3. Всеобщая история : Новейшая история : 9 класс : учебник для общеобразовательных организаций / Сороко-Цюпа О. С., Сороко-Цюпа А. О. М. ; под ред. А. А. Искендерова. М. : Просвещение, 2018. С. 239.

4. Всероссийский молодежный форум «Селигер-2014» // Официальный сайт Президента РФ. 2014. 29.08. — http://kremlin.ru/events/president/news/46507 (дата обращения: 16.03.2022).

5. Встреча с молодыми учеными и преподавателями истории // Официальный сайт Президента РФ. 2014. 05.11. — http://kremlin.ru/events/president/news/46951 (дата обращения: 16.03.2022).

6. Гаршин Н. А. Феномен идеологии в контексте кризиса символического // Философская мысль. 2017. № 7.

7. Евдокимов А. Октябрьская правда против либеральной лжи // Накануне.ru. 2019. 08.11. – https://www.nakanune.ru/articles/115606/ (дата обращения: 15.03.2022).

8. Заседание дискуссионного клуба «Валдай» // Официальный сайт Президента РФ. 2021. 21.10. – http://kremlin.ru/events/president/news/66975 (дата обращения: 16.03.2022).

9. Ильин И. А. Какие выборы нужны России? // Ильин И. А. Национальная Россия: Наши задачи. М. : Алгоритм, 2018.

10. Ильин И. А. Национал-социализм. Новый дух // Возрождение (Париж). 1933. 17.05. — http://iljinru.tsygankov.ru/works/vozr170533full.html

11. Ильин И. А. О фашизме // Ильин И. А. Национальная Россия: Наши задачи. М. : Алгоритм, 2018.

12. Ильин И. А. Творческая идея нашего будущего // Ильин И. А. Собрание сочинений : в 10 т. М. : Русская книга, 1998. Т. 7.

13. История : Всеобщая история : 11 класс : учебник для общеобразовательных организаций : базовый уровень / А. А. Улунян, Е. Ю. Сергеев ; под ред. А. О. Чубарьяна. М. : Просвещение, 2014.

14. История России: начало XX — начало XXI века : 10 класс : учебник : базовый уровень / О. В. Волобуев, С. П. Карпачев, В. А. Клоков. М. : Дрофа, 2020 (серия: Российский учебник).

15. История России. XX век / Боханов А. Н., Горинов М. М., Дмитренко В. П. ; под ред. А. Н. Сахарова. М. : АСТ, 2001.

16. Кассиль Л. Дорогие мои мальчишки. М. : Издательский дом Мещерякова, 2015.

17. Колганов А. И. Миф о «немецком золоте» // Свободная Мысль. 2011. № 12.

18. Корочаров А. В. Распад СССР в современных учебниках // Свободная Мысль. 2021. № 1.

19. Космач В. А. Великая российская революция 1917–1922 гг. и ее последствия: опыт сравнительно-исторического анализа // Метаморфозы истории (Псковский государственный университет). 2014. № 5. С. 418–419.

20. Миронов С. М. Идеологическое соревнование между капитализмом и социализмом только начинается // Вестник МГИМО-Университета. 2010. №1 – https://cyberleninka.ru/article/n/ideologicheskoe-sorevnovanie-mezhdu-kapitalizmom-i-sotsializmom-tolko-nachinaetsya (дата обращения: 15.03.2022).

21. Окружающий мир : 4 класс : Часть 1 / Поглазова О. Т., Ворожейкина Н. И., Шилин В. Д. М. : Ассоциация XXI век, 2019.

22. Пленарное заседание Государственной Думы. 8 мая 2012 года // Официальный сайт Президента РФ. 2012. 08.05. — http://kremlin.ru/events/president/news/15266 (дата обращения: 16.03.2022).

23. Под каким флагом на самом деле воевали власовцы // Русская семерка. 2018. 14.12. – https://russian7.ru/post/pod-kakim-flagom-na-samom-dele-voevali/ (дата обращения: 17.03.2022).

24. Путин В. В. Россия на рубеже тысячелетий // Независимая газета. 1999. 30.12.

25. Режиссер Н. Шорина о фильме «Комната смеха». – http://animator.ru/db/?p=show_film&fid=3426 (дата обращения: 17.03.2022).

26. Речь члена Временного Комитета Государственной думы П. Н. Милюкова на митинге в Таврическом дворце об образовании Временного правительства. 2 марта 1917 г. // Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 03.03.

27. Ростовский Я. Моральные основы капитализма // Бизнес & Общество. 2019. 21.08.  https://www.b-soc.ru/pppublikacii/moralnye-osnovy-kapitalizma/ (дата обращения: 15.03.2022).

28. Рузвельт Ф. Д. Беседы у камина. М. : ИТРК, 2003.

29. Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота». СПб. : ИД «Нева» ; М., ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2002.

30. Сталин И. В. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом // Сталин И. В. Сочинения. М. : Государственное издательство политической литературы, 1951. Т. 13.

31. Сталин И. В. О хозяйственном положении и политике партии // Сталин И. В. Сочинения. М. : Государственное издательство политической литературы, 1952. Т. 8. С. 123.

32. Сталин И. В. Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б). М. : Государственное издательство политической литературы, 1939.

33. Сталинградская битва. Хроника, факты, люди : в 2 кн. М. : Олма-Пресс, 2002. Кн. 1.

34. Федюнин С. Н. Капитализм: свободный обмен как способ этической коммуникации // Бизнес. Общество. Власть. 2013. № 16.

35. Эйдман И. Религия победы // Радио «Свобода». 2015. 08.09. – https://www.svoboda.org/a/26995931.html (дата обращения: 13.03.2022).

36. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2. М. : Политиздат, 1961. Т. 2.

37. Чубарьян А. О новом учебнике истории // Накануне.ru. 2013. 30.10. — https://www.nakanune.ru/articles/18265/ (дата обращения: 15.03.2022).

38. Яковлев А. Н. Сумерки. М., 2003. С. 112–113.

комментарии - 1
Ильгиз 16 августа 2022 г. 17:52

Мы говорим да социал-демократии, мы говорим нет марксизму!

Марксизму, коммунизму, консерватизму - бой!


Мой комментарий
captcha