Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    6   7523  | Официальные извинения    654   47831  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    211   49433 

Россия и Запад: сравнительный анализ трудового законодательства начала XX века. Часть III. Страхование, пенсионная система, медицинское обеспечение

Зарплата капиталистических рабочих определяется, прежде всего, издержками производства и воспроизводства их рабочей силы, то есть расходами на жизнь рабочего, его детей или семьи в целом. Это связано с тем, что единственным источником средств существования капиталистического рабочего является его зарплата. Возникновение других побочных доходов подрывает этот механизм, и зарплата опускается ниже издержек на производство и воспроизводство рабочей силы.

Отсюда следует, во-первых, что до освобождения капиталистического пролетария от значительного уровня побочных доходов он не приобретает своей капиталистической сущности, и, во-вторых, что под действие данной закономерности попадает и такой «побочный доход» рабочего, как оплата потери его трудоспособности со стороны общественной и частной благотворительности. Зная о таковой, предприниматели не заинтересованы повышать зарплату индивидуального и совокупного рабочего или в прямой, или в косвенной форме через выплату пособия по нетрудоспособности. Чтобы возместить материальные потери, причиненные рабочему несчастными случаями и профессиональными заболеваниями, предприниматели должны покрывать расходы на лечение, возмещать потерю заработка или обеспечивать существование тех лиц, которых содержал погибший рабочий.

Таким образом, расширение понимания капиталистами феномена издержек производства (за счет включения в их состав расходов на вознаграждение рабочих за потерю их трудоспособности) составляет важнейший элемент формирования капиталистических отношений. Как же проходил этот процесс в разных странах в конце XIX – начале ХХ века?

 

Пенсии и страхование

 Самый прогрессивный закон действовал с 1898 года в Новой Зеландии. В 1896 г. в парламент Новой Зеландии был внесен законопроект о пенсии престарелым. Он вызвал резкое противодействие, но во многом благодаря влиянию и искусной дипломатии премьер-министра Ричарда Седдона стал в ноябре 1898 г. законом, установившим пенсии по старости для лиц, достигших 65 лет и проживших в стране не менее 25 лет [14, с. 38; 13, с. 143-147].

Далее в Англии 1 августа 1908 г. был издан закон о пенсиях всем старикам, лишенным минимума средств существования, по которому, каждый старик, достигший 70 лет, не ограниченный в правах и не опороченный по суду, бывший 20 лет английским подданным и доказавший, что его заработок или доход ниже 31 ф. и 10 шиллингов в год, имел право на пенсию из казны [28, р. 22-25]. Наивысшая пенсия – 5 шиллингов в неделю; для имеющих ежегодный доход в 21 фунт эта пенсия понижалась до 4 шиллингов в неделю и, постепенно уменьшаясь, составляла 1 шиллинг для располагающих доходом в 28 фунт 17,5 шиллингов [2, с. 112].

Первый английский специальный закон 1880 г. по организации страхования рабочих от несчастных случаев определял, что получивший увечье рабочий «получает такие же права на вознаграждение, как если бы он не был рабочим предпринимателя и не состоял у него на службе» [29, р. 23]. В 1897 году в Англии был издан новый закон, по которому владелец предприятия признавался обязанным вознаградить рабочего, потерявшего вследствие несчастного случая заработок на 2 и более недели (или убитого) [35]. Дела решались путем судебного процесса, причем бремя доказательства возлагалось на ответчика. Принцип профессионального риска не был проведен; предприятие, доказавшее вину пострадавшего, освобождалось от ответственности. Действие закона первоначально распространялось на копи, железные дороги, фабрики, заводы, строительные и ремонтные работы и на все предприятия, пользовавшимися машинами, приводимыми в движение не силою человека и животных. В 1900 году закон был распространен и на земледелие [36]. Закон 21 декабря 1906 года вновь расширил сферу применения постановлений о вознаграждении увечных и включил в нее наиболее резко выраженные профессиональные болезни: отравлении ртутью, белым фосфором, свинцом и т. д. [18].

Закон 1911 г. о государственном соцстраховании установил всем лицам наемного труда от 16 лет и старше право на получение пособия по болезни. Для этого требовалось еженедельно уплачивать взносы: мужчинам 4 пенса, женщинам 3 пенса, фабрикантам 3 пенса за каждого наемного работника. Остальную часть компенсировало государство. Мужчины пособие получали в течение 26 недель в размере 10 шил. в неделю, а женщины – 7 шил. и 6 пенсов, при условии, что к ним не поступал дополнительный доход свыше 26 фунтов в год, и что они не получали средства от других лиц. Через 26 недель при условии, что их трудоспособность не восстановилась, им назначалось пособие по инвалидности в размере 5 шиллингов [16, с. 512].

В 1908 г. в Новой Зеландии был принят закон о компенсации рабочим за увечья, полученные на производстве. Несчастные случаи, которые могли произойти с рабочими, рассматривались в качестве рисков, неизбежных для любого предприятия, а значит, в любом случае создаваемых предпринимателями. После протестов буржуазии правительство учредило бюро страхования от несчастных случаев на производстве с обязательным приобретением страховых полисов производственными предприятиями. Впоследствии был принят специальный акт о страховании от производственного травматизма, который запретил предпринимателям использовать на страховые взносы вычеты из зарплаты рабочих. В соответствии с этим актом правительством были учреждены три страховые компании для ведения исключительно этого бизнеса. Возникшая система охватывала все сферы экономики и обеспечивала надежную защиту наемных работников от производственных рисков [13, с. 89-90].

В Германии страхование на случай инвалидности и старости было нормировано законом 1889 г. (дополнен в 1899 г.) [27]. Управление делами страхования, сосредоточенное в 31 областной, 5 железнодорожных и 4 горных кассах, было основано не на самоуправлении, а на бюрократических началах. Недовольный мог обратиться в особый суд, в котором в равном числе участвовали представители и рабочих, и предпринимателей. Общее наблюдение за страхованием лежало на имперском бюро. Страхование распространялось на всех наемных рабочих и мелких служащих в промышленности, в сельском хозяйстве, в транспортном и торговом деле, на домашнюю прислугу и даже на домашних учителей и учительниц.

Были застрахованы все, получавшие не свыше 2.000 марок в год. По величине содержания они были разбиты на 5 классов, и рабочий каждого класса путем наклейки гербовых марок на особые карты уплачивал еженедельно от 14 до 36 пфеннигов. Такую же сумму уплачивал за рабочего и служащего предприниматель. Право на старческую пенсию имел по достижении 70 лет каждый, кто уплачивал взносы в течение 30 лет. Трудовой год приравнивался к 47 рабочим неделям; отдельный рабочий за 30 лет должен был сделать 1410 взносов. Для получения права на инвалидную ренту необходимо было делать, начиная с 18 лет, взносы в течение 5 лет. В качестве инвалида получал помощь тот, кто вследствие болезни или слабости, происшедшей не от несчастного случая, лишился не менее 2/3 своего обычного заработка. Сама рента складывалась из двух частей: первая и большая часть уплачивалась из средств, получаемых страховыми учреждениями путем ука­занных взносов; вторая же, равная для всех случаев 50 маркам в год, приплачивалась государством из общебюджетных средств. Вместе с этой приплатой рента, смотря по разряду, колебалась от 110 до 230 марок в год.

В 1905 г. общее число страхуемых на старость и инвалидность составляло почти 14 миллионов человек. Общее число рент, назначенных лишь в одном 1904 г. была равно 162 тыс. (из них лишь около 12 тыс. «на старость» и 150 тыс. «инвалидных»). Общее число пенсионеров этого вида страхования в 1904 г. составило приблизительно 833 тысяч человек, а общая денежная сумма рент, им выплачиваемых, превзошла 102 миллионов марок; сумма же накопленных капиталов (необходимых для покрытия все возрастающих платежей) превысило миллиард марок.

Германский закон 1871 г. признал владельцев предприятий ответственными за последствия несчастных случаев, произошедших по вине или оплошности их служащих и рабочих. Германское законодательство первым потребовало, чтобы каждый предприниматель обязательно вступал в промышленное товарищество взаимного страхования от несчастных случаев и за свой счет страховал бы своих рабочих. Германское обязательное страхование от несчастных случаев было введено законом от 6 июля 1884 г., в который были внесены значительные дополнения в 1886, 1887 и 1900 годах [17; 23; 24; 34; 33]. Оно было построено на началах профессионального риска, на коллективной профессиональной ответственности промышленников за все несчастные случаи и на началах самоуправления страховых предпринимательских организаций [16, с. 511].

Все рабочие Германии являлись обязательно застрахованными от несчастных случаев. Круг страхуемых захватывал иногда не только рабочих, но даже мелких, работающих вместе с рабочими предпринимателей. Осуществлялся этот вид германского страхования при помощи 66 промышленных и 48 сельскохозяйственных и лесных страховых товариществ; кроме них, функционировало еще несколько специальных касс для состоящих на службе у казны почтовых и железнодорожных рабочих и ряд коммунальных и провинциальных страховых учреждений для лиц, не входящих собственно в состав промышленных рабочих и служащих.

Промышленные страховые товарищества охватывали целые отрасли промышленности или во всей Германии, или в больших районах империи. Они имели в крупных центрах автономные отделения. Сельскохозяйственные товарищества организовывались по округам. Каждый предприниматель обязательно становился членом специализированного товарищества, состоявшего исключительно из промышленников. Правление выбиралось членами из своей среды. Выборные от рабочих больничных касс принимали участие (в равном числе с выборными от товариществ) исключительно в выра­ботке правил и постановлений о мерах предосторожности при работе.

Общий надзор за этой отраслью страхования рабочих, как и за другими, лежал на Имперском страховом бюро. Оно состояло из членов: а) назначенных Императором и Германским Союзным Советом и б) избираемых, в равном числе, от работодателей и от рабочих. Все расходы по страхованию от несчастных случаев лежало исключительно на предпринимателях, но зато в их же руках находилось и все ведение дела. Лишь в одном товариществе – горном, которое сложилось самостоятельно до издания закона 1884 года, были сохранены ранее существовавшие особенности и, между прочим, участие рабочих в управлении делами. Ежегодные взносы промышленников исчислялись в соответствии с платежами, которые должны было произвести товарищества. Пенсии пострадавшим в размерах, указанных законом, назначались правлениями товариществ (или их отделений). Неудовольствия рабочих, далеко нередкие, разбирались особым судом, состоявшим из двух членов от рабочих и двух от предпринимателей под председательством назначаемого правительством лица.

Страхование от несчастных случаев в Германии оплачивало: 1) в определенном размере расходы на погребение и пенсии вдове и родственникам в случае смертельного исхода несчастного случая, 2) пенсию и расходы на лечение оставшемуся в живых потерпевшему, начиная с 14-ой недели после несчастного случая и 3) небольшое, в 162/з% от заработка, добавочное пособие пострадавшему от несчастного случая сверх получаемого им от больничной кассы с 5-ой по 14-ю неделю лечения. Пособия оставшимся в живых увечным за первые 13 недель после несчастного случая выплачивались больничными кассами.

Тому, кто был застрахован от несчастного случая, но не состоял членом больничной кассы (таких было свыше 5 миллионов) пособие за первые 13 недель выплачивалось хозяином. Так как 2/3 средств больничных касс слагались из взносов рабочих и лишь 1/3 из взносов хозяев, то перенесение расходов по несчастным случаям, оставлявшим лишь кратковременные последствия, на больничные кассы являлось нарушением общего принципа профессионального риска, возлагавшего ответственность за несчастные случаи на предприятие.

Германское страхование от несчастных случаев распространялось на всех рабочих и служащих, получающих до 3000 марок в год (закон 1900 года) и достигших 16-летнего возраста. Нормальная полная рента была равна двум третям заработка пострадавшего. Если потерпевший, лишенный способности к труду, требовал особого ухода, то рента могла быть повышена до размера полного заработка. Однако при расчете ренты полностью принимался во внимание лишь годовой заработок не свыше 1500 марок; сумма же свыше 1500 марок принималась в расчет только в 1/3 части. Так, для получавшего 2000 марок нормальная полная рента=2/3 (1500+1/3 500 марок) =1100 марок 65 пфеннигов. При частичной постоянной потере способности к труду рента выдавалась пропорционально этой потере, определяемой согласно экспертизе врачей и сложившейся практике, правилам и таблицам. Пока увечный, не нашел себе работы, его рента могла повышаться до полной. Расходы на медицинское пособие (после 13 недель болезни), а равно и расходы на приобретение различных необходимых механических приспособлений (бандажи, искусственные ноги, очки и т. п.) осуществляли страховые товарищества.

В случае смертельного исхода, кроме расходов на погребение (до 50 мар.), вдова получала до замужества ренту, равную 20% заработка, каждый ребенок до 15 лет – 15% (по закону 1900 г. до 20%), но при условии, чтобы рента всей семьи не превышала бы 60% заработка. При вторичном замужестве вдове выдавалось единовременное пособие, равное ее трехгодичной ренте. Мать и отец получали ренту лишь по удовлетворении претензии жены и детей. Законодательство Германии ограничивало выдачу пособий из больничных касс 26 неделями (этот срок в некоторых случаях был продлен до года).

В случае болезни рабочие имели право 13 недель, а с 1903 г. – 26 недель лечиться бесплатно с сохранением половины зарплаты. Государство брало на себя все расходы по лечению, а выплата страховки осуществлялась через больничные кассы, которые накапливали средства в следующей пропорции: 1/3 от предпринимателей и 2/3 от рабочих [16, с. 511].

Специальный французский закон от 9 апреля 1898 года «Об ответственности за несчастные случаи работников во время их работы», дополненный в 1899 и 1902 годах, устанавливал материальную ответственность предпринимателя за всякий несчастный случай, произошедший вследствие работы. Если хозяин вносил за рабочих членский взнос в общество взаимопомощи, страхующее своих членов от несчастных случаев, он избав­лялся от материальной ответственности, которая в этих ситуациях перелагалась на общество. Во Франции функционировала также и национальная страховая касса, в которой тоже велись операции по страхованию. Но страхование было не обязательно, и в основе своей французский закон остался на почве личной материальной ответственности предпринимателя на началах профессионального риска.

Пенсия потерпевшему исчислялась в процентах от его полного заработка, но не свыше 2400 франков. Полная потеря трудоспособности обусловливала ренту в 2/3 заработка; частичная – такую долю последней суммы, которая соответствовала степени потери способности к труду. При смертельном увечье вдова получала 20% от высшей пенсии, один ребенок (законный) – 15%, 2– 25%, три ребенка – 35%, 4 и более – 40%. Рента на детей уплачивалась до шестнадцатилетнего возраста, причем вдова с детьми в общей сумме получала не свыше 60% заработка покойного. При временной неспособности к труду потерпевший получал 1/2 заработка, если только перерыв в работе продолжался более 4 дней. Закон этот применялся на фабриках, мануфактурах, заводах, верфях, на предприятиях морского и водного транспорта, в каменоломнях, на всех предприятиях, где употреблялись взрывчатые вещества и машины, приводимые в движение не силою людей или животных, не исключая и сельского хозяйства [26, с. 124-133].

Швейцарский закон 1881 г. утверждал (ст. 2): «хозяин фабрики является также ответственным, если и без всякой провинности служащих или рабочих в помещении фабрики, вследствие ее действия, произойдет телесное повреждение или смерть служащего или рабочего, если только он (хозяин) не докажет, что несчастие произошло от внешних сил или от действий и про­ступков третьих лиц, из числа которых исключаются служащие и рабочие, или по собственной вине пострадавшего или убитого», и далее (ст. 3) «В производствах, порождающих опасные болезни, предприниматель отвечает за ущербы, наносимые рабочим и служащим болезнью, если можно проследить, что болезнь произошла именно от известной фабричной работы».

Закон требовал от рабочего одного: выяснения по суду, что несчастие произошло с ним при работе; его иск признается подлежащим удовлетворению, пока владелец фабрики не докажет, что печальный случай произошел исключительно вследствие строго определенных причин (вина третьих лиц, вина исключительно самого потерпевшего, непреодолимая сила); доказать же это для фабрики иногда было почти столь же трудно, как раньше трудно было рабочему доказать вину фабрики. Огромное облегчение положения потерпевшего рабочего, предъявлявшего иск по швейцарскому закону, по сравнению с прежними условиями, стало очевидно. Закон 1881 г., распространенный с 1887 г. на все работы, предоставлял определение размера вознаграждения потерпевшего суду с тем, однако, условием, чтобы капитализированная выдача не превышала 6000 франков и шестилетнего заработка потерпевшего [2, с. 91-92].

В Австрии еще до введения страхования на предпринимателей были возложены по отношению к больным рабочим некоторые обязанности. Они должны были предоставлять рабочим бесплатное содержание в больницах в течение первых 4-х недель болезни. Закон 1852 г. гарантировал и лечение, и пособие горнорабочим. Но лишь закон 1888 г. о больничном страховании дал всему вопросу действительно широкую основу.

Австрийское страхование охватывало главным образом рабочих горной, обрабатывающей, строительной, транспортной промышленности. Оно не ра­спространялось на лесных и земледельческих рабочих (относя сюда и мелкие сельскохозяйственные заводы) и на состоящих на постоянном жаловании рабочих и служащих государственных и общественных учреждений и заводов. Австрийские больничные кассы оказывали врачебную помощь всем заболевшим в течение 20 недель; кроме того, они в течение этого срока выплачивали с первого дня болезни пособие в размере 60% от заработка и выдавали также пособие на похороны (двадцатидневный заработок). Кассы оказывали врачебную помощь и увечным, но суммы, израсходованные на это, им возмещались за счет страхования от несчастных случаев. Существовали, как и в Германии, различные независимые и вспомогательные кассы.

Каждый рабочий указанных отраслей промышленности обязательно должен был застраховаться. Если он не состоял по своему желанию членом независимой кассы (без участия предпринимателей), то он записывался в специальную (горную, фабричную и т.п.) кассу или, при неимении соответствующей специальной, в окружную. Кассы управлялись общим собранием, состоящим как из членов-рабочих, так и из предпринимателей. Общее число голосов той и другой стороны распределялось пропорционально действительным суммам взносов, но предприниматели не могли иметь более 1/3 голосов.

Все окружные кассы входили членами в один из 7 территориальных союзов страховых касс, образующих общие запасные фонды и преследовавших другие хозяйственные цели. Размер членских взносов при основании касс определялся в размере 2% от заработка рабочих, хотя впоследствии, постановлением общего собрания, он мог быть поднят до 3%; хозяева же уплачивали половину того, что вносили рабочие и мелкие служащие. Со служащих же, получающих свыше 1200 гульденов в год, хозяева удерживали их долю (3–41/2%) полностью и никаких приплат к их взносам не делали. Для разбора претензий существовал особый третейский суд.

В 1901 г. в Австрии числилось 2889 больничных касс почти с 2.600.000 застрахованных. Число заболеваний (обращений в кассу) по различным категориям касс составляло от 38 до 82 на каждую сотню застрахованных. Общая сумма доходов австрийских больничных касс определялась в сумме 51,8, а общая сумма расходов – в 48,4 миллионов крон. На помощь заболевшим из последней суммы приходилось 42,2 миллиона крон, а именно 24,8 миллиона на денежную помощь больным, 1,2 на погребение и 16,2 миллиона крон на медицинскую помощь. Больничные кассы имели дело лишь с острыми, излечи­мыми болезнями. Потому законодательство Австрии ограничивало выдачу пособий из больничных касс 20 неделями [2, с. 109-110].

Австрия последовала примеру Германии и ввела обязательное страхование от болезни и от несчастных случаев, но, не решаясь ввести обязательное страхование на случай старости и инвалидности, ограничилась изданием закона 16 мая 1892 г. о «зарегистрированных кассах», представляющих переходную к нему ступень. Учреждение этих касс необязательно, но участие в них избавляет от обязательства страховаться в кассах страхования от болезней. Главная задача касс заключается в обеспечении своим членам помощи в случае болезни, но, вместе с тем, подчиняясь издаваемым правительством на этот предмет правилам страховой техники, они страхуют своих членов на случай инвалидности и старости; кроме того, они могут выдавать своим членам пособия при безработице и на поездки для приискания работы, и устраивать читальни и библиотеки. Таких касс к 1900 г. было 84; из них действовали 72, с 84730 членами; при общей сумме прихода в 1248381 и расхода в 919962 кроны к концу года кассы имели 1671419 крон различных фондов [4, с 196].

В России по закону от 3 июня 1886 г.  было запрещено взимание с рабочих платы за врачебную помощь. Однако закон не заключал в себе указания на продолжительность лечения, и на практике сложился только двухнедельный курс лечения больных рабочих. Устав о промышленности разрешал расторжение договора найма в случае обнаружения у рабочего заразного заболевания. Такие больные получали расчет и удалялись с предприятия без всякого лечения.

Все рабочие, заболевшие вследствие своих профессиональных занятий, имели право взыскать с хозяев свои убытки на общем основании по ст. 658, 650 и 683 Свода законов гражданских [12]. В этом случае при доказательстве в суде, что его болезнь или увечье произошли по вине предпринимателя (вследствие его деяния или упущения), ему возмещались расходы на лечение, на попечение о нем во время болезни, на содержание в течение болезни его семьи, а также расходы на похороны. Парадокс состоял в том, что фабрично-заводские рабочие вынуждены были доказывать вину заводоуправлений, а рабочие на железных дорогах и пароходах могли этого не делать, так как презумпция виновности лежала на управлениях.

 По «Правилам о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств, в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности» от 2 июня 1903 г. [7], владельцы промышленных предприятий обязаны были лечить увечных рабочих бесплатно или возмещать им расходы на лечение: выдавать пособие на все время их болезни в размере половины заработка; выдавать разницу между пособием и пенсией в случае получения последней; выдавать 30 рублей на похороны взрослого рабочего и 15 рублей – малолетнего. Такие обязанности предприниматель нес, если увечный рабочий утратил трудоспособность более, чем на 3 дня, и если причиной несчастного случая не был злой умысел потерпевшего или грубая неосторожность. В результате сложилась ситуация, при которой кратковременность заболевания, злой умысел или грубая неосторожность могли быть установлены только позднее, а медицинская помощь требовалась немедленно. В итоге решение о предоставлении медицинской помощи отдавалось на откуп администрации предприятия. Кроме того, при продолжительном рабочем дне и тяжелых условиях труда грубая неосторожность становилась их прямым следствием.

Очень серьезным недостатком закона от 2 июня 1903 г. являлось то, что медицинская помощь и пособие предоставлялись только тем рабочим, которые утратили трудоспособность вследствие несчастного случая, исключая в качестве причины профессиональные заболевания, что выглядело явным регрессом по сравнению с законом и положением о горнозаводских людях казенных горных заводов от 8 марта 1861 г.

Распространялся новый закон на предприятия фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности, оставляя вне своего воздействия сельскохозяйственных и строительных рабочих, а также торговых приказчиков. Все эти категории по-прежнему должны были пользоваться ст. 658 и 660 Свода законов гражданских. На многих крупных предприятиях бесплатную медицинскую помощь стали оказывать не только рабочим, но и членам их семей. Вместе с тем в практику медицинской помощи все более стал входить такой способ лечения рабочих, как лечение на дому вместо отправки в больницу. Под влиянием революции 1905-1907 гг. между рабочими и предпринимателями начали заключаться особые соглашения по вопросу страхования, которые вносились в договора найма. При этом в качестве договаривающейся стороны предприниматели выступали не только индивидуально, но и коллективно.

Дальнейшее развитие медицинской помощи и выдачи пособий заболевшим проходило на основании закона от 23 июня 1912 г. «Об обеспечении рабочих на случай болезни» [9], который, наконец, реализовал идею государственного страхования рабочих, поставленную на повестку дня еще несколько десятков лет до этого. Действие данного закона распространялось на все фабрично-заводские, горные, железнодорожные, судоходные по внутренним водам и трамвайные предприятия, в которых постоянно были заняты не менее двадцати рабочих и применялись паровые котлы или машины, приводимые силами природы или животных, или вообще без машин, но с постоянно занятыми рабочими в количестве не менее тридцати.

Медицинская помощь оказывалась теперь в виде первоначальной помощи при внезапных заболеваниях и несчастных случаях, амбулаторного лечения, родовспоможения и больничного лечения с полным содержанием больных. Она сопровождалась бесплатной выдачей лекарств, перевязочных средств и других необходимых медицинских принадлежностей. Предоставлялась за счет средств владельца предприятия участникам больничной кассы, учрежденной при предприятии. С этой целью он мог сам содержать лечебное заведение или заключать соглашения об их устройстве с владельцами других предприятий, с больничными кассами, с частными лечебными заведениями. Он также мог (как и сама больничная касса) договариваться с городскими и земскими общественными управлениями об использовании их учреждений за плату по суточной стоимости содержания и лечения больного, установленной присутствием по делам страхования рабочих на два года вперед.

Больничные кассы обязаны были выдавать своим участникам денежные пособия по случаю болезни или увечья, влекущих за собой утрату трудоспособности, при родах – беременным и роженицам и в результате смерти на погребение. В первом случае пособие выплачивалось в размере до 2/3 заработка заболевшего участника, если на его иждивении находились жена или не достигшие 15-летнего возраста дети (законные или внебрачные), братья или сестры, круглые сироты или родственники в прямой восходящей линии; от четверти до половины заработка – при всяком ином семейном положении.

В случае болезни денежные пособия выдавались с четвертого дня и по день выздоровления, но не более 26 недель; при повторных заболеваниях – в совокупности не более 30 недель в течение года. Пособие по случаю родов выдавалось беременным участницам кассы в течение 2 недель до родов и роженицам – в течение 4 недель в размере от половины до полного заработка участницы. Размер денежного пособия по случаю смерти устанавливался в пределах от 20 до 30-кратного дневного заработка умершего участника кассы.

23 июня 1912 г. вышел закон «О страховании рабочих от несчастных случаев» [9]. Его действию подчинялись все фабрично-заводские, горные, железнодорожные, судоходные по внутренним водам и трамвайные предприятия, в которых постоянно были заняты не менее двадцати рабочих и применялись паровые котлы или машины, приводимые силами природы или животных, или вообще без машин, но с постоянно занятыми рабочими в количестве не менее тридцати.

Страхование рабочих и по новому закону предусматривалось только от несчастных случаев. Профессиональные заболевания по-прежнему оставались под действием общих законов.  Страхование осуществлялось за счет владельцев предприятий в страховых товариществах, участниками которых они являлись. Вознаграждение уплачивалось пострадавшему в виде пособия или пенсии, а членам его семьи – в виде пенсии.

Если пострадавший был участником больничной кассы, учрежденной на основании положения об обеспечении рабочих от болезни, то пособие выплачивалось в размере 2/3 его заработка с начала 14 недели со дня несчастного случая или по день восстановления трудоспособности, или, в случае назначения пострадавшему пенсии, по день, с которого начинались пенсионные выплаты. Пострадавшему рабочему, не состоявшему в больничной кассе, пособие выплачивалось со дня несчастного случая: в течении 13 недель – в высшем размере, установленном в положении о больничных кассах и по истечении 13 недель – в размере и порядке, установленных выше.

Для установления размера пособия во внимание принимался средний поденный заработок пострадавшего, умноженный на количество рабочих дней в течение времени, за которое причитается пособие. Пенсия назначалась в случае постоянной утраты трудоспособности: при полной утрате в размере двух третей годового содержания пострадавшего, а при неполной – в размере той доли двух третей годового содержания, которая соответствует степени утраты трудоспособности.

Страховое товарищество было обязано возместить расходы на лечение причиненной несчастным случаем болезни, если пострадавшему не была предоставлена бесплатная медицинская помощь, но в размере не свыше таксы, установленной на два года вперед присутствием по делам страхования рабочих. В случае смерти пострадавшего, последовавшей от несчастного случая не позднее двух лет со дня этого случая или же позднее двух лет, если лечение производилось в течение этого времени, товарищество было обязано возместить издержки на погребение и назначить пенсии членам семейства умершего.

Местности, на которые распространялось действие нового закона, разделялись на страховые округа, границы которых устанавливались советом по делам страхования рабочих. Для каждого округа учреждалось отдельное страховое товарищество, в состав которого входили все предприятия, независимо от рода их деятельности.

Реальные пенсии рабочих по инвалидности были невелики. На частных предприятиях пенсия в среднем составляла 23-27 рублей в год [11, с. 59], на казенных – около 35 руб. оклада [1, с. 86] и полной выплаты – в среднем 52 рубля [11, с. 59].

Итак, в России по закону от 23 июня 1912 г. [5] была введена обязательность страхования на частных заводах, то есть на 11 лет позже, чем на казенных [3]. К лету 1914 г. своим правом на страхование фактически воспользовались 54% рабочих промышленности России, к апрелю 1916 г. – 62% [15, с. 366]. И по этому закону пенсии по старости на частных предприятиях не предоставлялись. На казенных же заводах для такой пенсии (в размере половины прежней зарплаты) требовалось безупречно отработать 35 лет, и понятно, что число таких рабочих было невелико. Например, на Урале к 1914 г. таких насчитывалось 863 человека [11, с. 59]. Надо отметить, что на некоторых частных горных заводах Урала такая пенсия была предусмотрена. Так, по данным, собранным Пермским губернским земством, в 1893-1897 гг. на заводах графа С.А. Строгонова в среднем в год рабочим выплачивалось 442 пенсии, на заводах Демидовых – 2 361 [6].

 

Охрана здоровья рабочих 

Со страхованием рабочих от несчастных случаев и производственных болезней тесно переплеталась деятельность по охране их здоровья. 

В Англии отдельные, ранее действовавшие постановления были сведены в одно целое актом 1878 года, который в 3-й статье устанавливал общий принцип: «фабрики и мастерские должны содержаться в чистоте; воздух в них должен быть свободен от всяких испарений и зловонных газов, происходящих от стоков для нечистот... Они не должны быть переполнены народом настолько, чтобы теснота могла бы вредно отражаться на здоровье рабочих. Они должны быть вентилируемы так, чтобы сделать безвредными газы, пары, пыль и т.н. выделения, вредные для здоровья».

Параллельно с этим мы встречаем некоторые детальные указания. Так требовалось, чтобы рабочее помещение, если оно покрашено масляной краской, обмывалось бы водою с мылом не реже одного раза в 14 месяцев, а если его стены покрашены обыкновенными водяными белилами, то белились бы не реже 1 раза в тот же срок. §§ 5 и 7 того же закона устанавливали требование ограждений опасных частей машин, трансмиссий, шлифовальных кругов, подъемников, а также чанов, котлов и всяких резервуаров, вблизи которых приходится ходить или работать детям или подросткам [30, р. 42-48].

В 1883 г. были изданы правила для производства свинцовых белил [20]; в 1891 г. введено требование, обязывающее каждую вновь возникающую фабрику после 1 января 1892 г. с 40 и более рабочих получать удостоверение от санитарного органа о достаточности противопожарных мероприятий [31, р. 169]. В то же время закон уполномочил министра внутренних дел признавать определенные производства опасными и относительно них главный фабричный инспектор имел полномочия, близкие к тем, которые по закону 1878 года принадлежали инспекции по отношению ко всем фабрикам.

Акты 1895, 1901 гг. и другие предписывали (отчасти развивая прежние законы) устанавливать ограждения подъемников, маховых колес, трансмиссий; вагонетки и движущиеся части машин должны были обеспечиваться приспособлениями, предупреждающими ущемление рабочих. Чистка машин на ходу была воспрещена женщинам и детям; последних нельзя было допускать в пространство между движущимися частями машин. Были установлены требования испытания паровых котлов. В случае особой опасности данной машины или данного помещения суд по представлению фабричного инспектора мог воспретить пользование ими или окончательно, или впредь до принятия необходимых мер.

Требовалось обеспечить определенное количество воздуха на каждого рабочего: для нормальных работ 260 куб. ф., для сверхурочных – 400 куб. ф. Министр внутренних дел получил право в известных случаях эти нормы повышать, представляя, однако, подобное свое распоряжение за 40 дней до вступления его в силу на усмотрение обеих палат.  По закону 1901 г. каждый врач, имевший в своей практике случаи отравления свинцом, фосфором, мышьяком или ртутью, вызванные условиями промышленного труда, сообщал об этих случаях фабричному инспектору. Данные врачебной практики послужили основанием для целого ряда санитарных предписаний фабричной инспекции [22].

Во Франции по вопросу охраны здоровья рабочих особое значение имели законы 1892 и 1893 гг. Первый из них утвердил общие требования к чистоте, вентиляции, освещению рабочих помещений и о соблюдении общих условий безопасности. Изданный в развитие этого закона декрет воспрещал участие детей, подростков и женщин в целом ряде работ и операций, представлявших особую опасность. Декрет же 10 марта 1894 г., опубликованный во исполнение закона Закон от 12 июня 1893 года «О здоровье и безопасности рабочих на промышленных предприятиях», устанавливал более подробные требования относительно соблюдения чистоты в рабочих помещениях (ежедневную уборку помещения мокрыми щетками или тряпками), относительно минимального кубического содержания воздуха, о вентиляции, об устройстве и содержании отхожих мест, о воспрещении принятия пищи в рабочих помещениях, об ограждении двигателей и опасных частей, о смазке машин и безопасной одежде рабочих, о пожарной безопасности и т. д.

Была установлена также обязательность правил, вырабатываемых каждым заведением, относительно мер предосторожности при работах [19, р. 625-630]. Были изданы подробные правила для производства так называемой швейнфуртской зелени, и последовательный ряд постановлений, касающихся свинцово-белильных заводов, окончившийся полным воспрещением с 1907 года (по закону от 11 июля 1903 года «О гигиене и безопасности работников в коммерческих и государственных учреждениях) употребления этой краски при малярных работах. Надзор за исполнением законов и декретов, охраняющих жизнь и здоровье рабочих, лежал во Франции на фабричной инспекции [26, р. 149].

В области охраны здоровья рабочих германский устав о промышленности требовал (§ 120 а): «Предприниматели обязаны так устраивать и содержать мастерские, аппараты, машины и орудия и вести все производство, чтобы здоровье и жизнь рабочих были бы ограждены от технических опасностей настолько, насколько это только возможно по существу производства. Особенно должно заботиться о достаточном освещении, о чистоте, воздуха и вентиляции, об удалении пыли, паров, вредных газов и различных отбросов. В той же мере необходимо устраивать предохранительные приспособления, ограждающие рабочих от повреждений, которые могут быть причинены машинами и их движущимися частями и от других опасностей, обусловленных особенностями производства или рабочего помещения, а также от пожара. Должны быть составлены и объявлены рабочим правила о порядке произ­водства и о поведении рабочих, соблюдение которых обязательно требуется в видах безопасности».

В целом ряде производств предъявлялись совершенно определенные требования относительно принятия тех или иных мер. Право издания соответствующих постановлений принадлежало в Германии Союзному Совету, который мог в опасных производствах вводить сокращенный рабочий день и устанавливать определенные перерывы для отдыха для всех категорий рабочих (§120 германского промышленного устава). Гораздо многочисленнее по­становления Совета о мерах предосторожности при работах: специальные правила для заводов свинцовых красок и продуктов (1903 г.), для свинцово-плавильных заводов (1905 г.), для типографий и словолитен (1897 г.), для цинковых заводов (1900 г.), для фабрик, изготовляющих изделия из вулканизированного каучука (1902 г), для мастерских, в которых производились окраска и лакирование различных предметов (1905 г.), для цикорных фабрик (1907 г.), для производства хромовых солей (1907 г.).

Когда Союзный Совет почему-либо не издавал особых правил для ведения работ в какой-либо отрасли промышленности, регламентировать которую по местным условиям оказывалось необходимо, соответствующие постановления могли быть изданы правительством одного из союзных государств или даже местною административною властью. Но прежде издания такого постановления обязательно запрашивалось мнение во этому вопросу страхового промышленного товарищества. Закон о страховании рабочих от несчастных случаев предоставил им в этом отношении широкие права. Правила, выработанные товариществами, по утверждении их Имперским Центральным страховым бюро, были обязательны для всех членов и для рабочих, работавших на их промышленных заведениях. Неисполнение правил каралось существенными штрафами (для рабочих до 6, для фабриканта до 1000 марок с правом товарищества повысить страховой взнос).

Постановления многих товариществ были весьма обширны и детальны. Выработанные предпринимателями совместно с представителями рабочих, эти постановления имели значительную практическую ценность и часто, иногда с большими подробностями, устанавливали способы ограждения опасных частей аппаратов и машин. Для мелких фабрикантов, не имевших возможности принимать личное участие в делах товарищества, правила по охране жизни и здоровья рабочих являлись принудительным постановлением, изданным нередко без их прямого участия, и на практике были равнозначны закону [25, s. 119-120].

Швейцарский закон 1877 года установил, что ради охранения безопасности рабочих должны быть принимаемы все меры, пригодность которых доказана опытом и которые могут быть применены сообразно современному состоянию науки и техники данного производства. Согласно статьи 3 закона предприниматель для открытия фабрики мог получить предварительное разрешение кантональной власти лишь после рассмотрения проекта и чертежей предприятия. При этом предпринимателю могли предъявить определенные условия. Если на фабрике, получившей в свое время разрешение, возникала опасность работ и принятого способа производства для жизни и здоровья рабочих или окрестного населения, то власти должны были распорядиться о переустройстве фабрики в определенный срок; при неисполнении этого требования владелец подвергался взысканию, и фабрика могла быть закрыта. Тот же закон уполномочивал Союзный Совет на издание подробных правил для отдельных производств [2, с. 82].

Печальной особенностью российского фабричного законодательства являлось отсутствие законодательных актов (за исключением горного устава), регулирующих охрану труда рабочих. Регламентация деятельности по обеспечению безопасности работ осуществлялась административными инструкциями и различными обязательными постановлениями.

До 1899 года в этом плане широкими полномочиями пользовались фабричные и горнозаводские присутствия. Ими был издан ряд правил, действующих на территории отдельных губерний или районов, подчиненных отдельным горным управлениям. Однако в 1899 году данная компетенция была отнесена к ведению Главного по фабричным и горнозаводским делам присутствия [10], что затормозило принятие общих постановлений по многим вопросам в силу громоздкости нового учреждения и заблокировало инициативу местных присутствий.

Итак, формирование медицинского обеспечения и страхования рабочих от потери трудоспособности, свойственных капиталистической эпохе, прошло долгий и трудный путь. В России законы, обеспечивающие рабочих, потерявших трудоспособность утвердились позже, чем в других промышленно развитых странах. То, что было очевидно специалистам и прогрессивным чиновникам России после изучения западного опыта еще в 80-е годы XIX века, не могло пробиться к своему воплощению долгие десятилетия из-за противодействия крупной российской буржуазии и ведомственной несогласованности. Но, в конце концов, под давлением рабочего класса к предпринимателям и высшей бюрократии пришло понимание того, что издержки производства обязательно должны включать расходы на вознаграждение рабочих за потерю их трудоспособности, и что это составляет важнейший элемент формирования капиталистических отношений. Но это осознание пришло слишком поздно: рабочий класс России уже выбрал революционный путь решения своих социальных проблем.

Литература

1. Алферова Е.Ю., Юдина Л.С. Социальное страхование рабочих Урала (конец XIX – начало 1917 г.) // Социально-экономическое и правовое положение рабочих Урала в период капитализма.  Свердловск, 1990.

2. Быков А.Н. Фабричное законодательство и развитие его в России. СПб.: Тип. «Правда», 1909.

3. Временные правила о пенсиях рабочим казенных горных заводов и рудников, утратившим трудоспособность на заводах и рудничных работах от 15 мая 1901 г. // ПСЗ РИ. Собр. 3-е. Т. XXI. Отд.I. № 20087.

4. Дементьев Е.М. Фабричное законодательство // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1902. Т. XXXV. С. 176-206.

5.  Закон от 23 июня 1912 г. «О страховании рабочих от несчастных случаев» // ПСЗ РИ. Собр. 3-е. Т. XXXII. Отд. I. № 37447.

6. Материалы к выяснению вопроса об обеспечении горнорабочего населения Пермской губернии в продовольственном отношении / Статистическое отделение Пермской губернской земской управы. Пермь: Тип. Губ. зем. управы, 1900. С. 196-218.

7. ПСЗ РИ. Собр. 3-е. Т. XXIII. Отд. I. № 23060.

8. ПСЗ РИ. Собр. 3-е. Т. XXXII. Отд. I. № 37446.

9. ПСЗ РИ. Собр. 3-е. Т. XXXII. Отд. I. № 37447.

10. Положение о Главном по фабричным и горнозаводским делам Присутствии от 7 июня 1899 г. // ПСЗ РИ. Собр. 3-е. Т. XIX. Отд. I. № 17122.

11. Постников С.П., Фельдман М.А. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900-1941 гг. М.: РОССПЭН, 2009.

12. Свод законов Российской империи: В 16 т. СПб., 1912. Т. X. С. 70, 71, 73.

13. Семенова Л.Н. Политика социального реформизма в Канаде, Австралии, Новой Зеландии на рубеже ХIХ–ХХ вв. Минск: Экоперспектива, 2008.

14. Стефанчук Л.Г. История Новой Зеландии. ХХ век / Институт востоковедения РАН. М.: ИВ РАН, 2015. С. 37.

15. Фалькова Ж.З. Страхование рабочих накануне и в годы Первой мировой войны (до февраля 1917 г.) // Первая мировая война 1914-1918. М.: Наука, 1968.

16. Чикалова И.Р. У истоков социальной политики государств Западной Европы // Журнал исследований социальной политики. 2006. Т. 4. № 4. С. 501-524.

17. Bekanntmachung, betreffend die Unfallversicherungspflicht von Arbeitern und Betriebsbeamten in Betrieben, welche sich auf die Ausführung von Bauarbeiten erstrecken. Vom 27 Mai 1886 // Deutsches Reichsgesetzblatt. 1886. № 17. S. 190

18. British Workmen's Compensation Act of 1906 // Bulletin of the Bureau of Labor. Washington: Government printing office. 1908. January. Vol. XVI. 16. № 74. P. 144-158.

19. Bulletin d'inspection du travail. Ministère du commerce, de l'industrie, des postes et télégraphes. Paris: Imprimerie Nationale. 1894. № 3.

20. Factory and Workshop Act (1883; White Lead Act) // Rowe D. J. Lead Manufacturing in Britain: A History. Routledge library editions: environmental and natural resource economics, 1983. Chapter 7.

21. Factory and Workshop Act 1895 // The Factory Acts, by the late Alexander Redgrave, C.B., her majesty ҆s Chief inspector of Factories. Sixth Edition. London: Shaw & Sons, 1895. P. 197-242.

22. Factory and Workshop Act of 1901 // Full text of «Factory and Workshop Act, 1901» Электронный ресурс. URL: https://archive.org/stream/b22416365/b22416365_djvu.txt

23. Gesetz, betreffend die Unfall- und Krankenversicherung der in land- und forstwirthschaftlichen Betrieben beschäftigten Personen. Vom 5 Mai 1886 // Deutsches Reichsgesetzblatt. 1886. № 14. S. 132-178

24. Gesetz, betreffend die Abänderung der Unfallversicherungsgesetze. Vom 30 Juni 1900 // Deutsches Reichsgesetzblatt. 1900. № 26. S. 335-535.

25. Gewerbeordnung für das Deutsche Reich. Strasbourg: Gebmieler, 1892.

26. Histoire du droit du travail par les textes. Tome 1. 1999. № 8.

27. Invalidenversicherungsgesetz. Vom 13. Juli 1899 // Deutsches Reichsgesetzblatt. 1899. № 33. S. 393-462.

28. Old age pensions act, 1908, with notes, together with the statutory regulations and official circulars issued by the Local government boards of England, Scotland, and Ireland, and financial instructions of the Treasury. London: Sweet & Maxwell, limited, 1908.

29. Ruegg A. A Treatise Upon the Employers' Liability Act, 1880 (43 & 44 Vict. C. 42). London: Butterworths, 1882.

30. The Factory and Workshop Act of 1878 // The Factory & Workshop Act, 1878: With Introduction, Copious Notes, and an Elaborate index. Second edition. By Alexander Redgrave. London: Shaw & sons, Fetter Lane & crane court, Law printers and publishers, 1885.
31. The Factory Act 1891 // The Factory and Workshop Acts, 1878 to 1891: With Introduction, Copious Notes, and an Elaborate index. Second edition. By Alexander Redgrave, С.В., Late Her Majesty's Chief Inspector of Factories, &-c., and Jasper A. Redgrave, One of Her Majesty's Inspectors of Factories. London: Shaw & sons, Fetter Lane & crane court, Law printers and publishers, 1893. Р. 165-194.

32. The Law relating to Factories and Workshops. Second Edition. London: Knight & Co, 1901.

33. Unfallversicherungsgesetz. Vom 6 Juli 1884 // Deutsches Reichsgesetzblatt. 1884. № 19. S. 69-111.

34.Verordnung über die Inkraftsetzung des Gesetzes, betreffend die Unfallversicherung der bei Bauten beschäftigten Personen, vom 11. Juli 1887, und des Gesetzes, betreffend die Unfallversicherung der Seeleute und anderer bei der Seeschiffahrt betheiligter Personen, vom 13 Juli 1887. Vom 26 Dezember 1887 // Deutsches Reichsgesetzblatt. 1887. № 50. S. 537

35. Workmen's Compensation Act of 1897 // The law relating to factories and workshops: (the Factory and workshop act, 1901) (1 Edw. 7, ch. 22.) With appendix containing the special rules under the factory acts, 1891 & 1895. The Truck acts, 1831-1896, the Shop hours acts, 1892-1895, with notes. The text of the Workmen's compensation acts, 1897 & 1900 etc. etc. etc. London: Knight, 1901. Р. 385-399.

36.Workmen's Compensation Act of 1900 // The law relating to factories and workshops: (the Factory and workshop act, 1901) (1 Edw. 7, ch. 22.) With appendix containing the special rules under the factory acts, 1891 & 1895. The Truck acts, 1831-1896, the Shop hours acts, 1892-1895, with notes. The text of the Workmen's compensation acts, 1897 & 1900 etc. etc. etc. London: Knight, 1901. Р. 399-400.

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha