Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   3723  | Официальные извинения    365   25591  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    191   37825 

Новая среда обитания

Исторически сначала в сфере бизнеса и гражданского общества, а затем в военной сфере стал широко использоваться пропагандистский или идеологический инструментарий. Он предполагал воздействие посредством различных типов упаковки информационных пакетов (включая не только тексты и образы, но и звуки и даже архитектуру) на ценности, убеждения, предпочтения личности. С легкой руки родственника З.Фрейда Э.Бернейса он получил название «активная пропаганда». Этот метод использовался не только в отношении индивидуумов и небольших социальных групп, но и гигантских групп людей.

В научной литературе отсутствуют всесторонне доказательные оценки эффективности пропаганды как отдельного вида противоборств. Однако детальные исследования пропагандистских машин, использовавшихся в XX веке, показывают, что в реальности эффективность, безусловно, присутствовала, но не была решающим образом высока. Люди, особенно с высшим образованием и развитым рациональным мышлением, быстро учились «двойничеству». Эффект «двойничества» проявлялся, когда внешне человек демонстрировал преданность тем или иным идеалам и установкам, а внутренне оставался при своем мнении и тщательно скрывал его, опасаясь за свою жизнь или благополучие.

Постепенно стало очевидно, что массовое использование пропаганды связно решающим образом не с ее высокой эффективностью, а с возможностью при минимальных затратах охватывать максимальные массы аудитории, а также безальтернативностью пропаганды в арсенале социогуманитарных методов.

В 1951 г. Дж.Кеннан и фон Нейман с коллегами впервые предложили термин «информационных войн» как особого рода пропаганды. В таких войнах наряду со смыслом и содержанием особый акцент делается на способы передачи информации, методы ее кодирования и возможности преодоления помех. Ознакомившись с материалами группы, Президент США Д.Эйзенхауэр создал в 1953 г. впервые в истории Америки официальную структуру информационной войны и пропаганды – Информационное Агентство Соединенных Штатов Америки (ЮСИА) [9].

В основу работы Агентства были положены доклады корпорации РЭНД. Например, в 2006 г. был рассекречен доклад «Организационное оружие. Исследование большевистской стратегии и тактики» [10]. Уже второй доклад «Информационные войны красных: Вилли Минценберг, Коминтерн и сталинская пропаганда» еще ждет своего опубликования [11].

С момента создания Агентство приступило к использованию инструментария информационных противоборств, разработанных рабочей группой РЭНД. Основное внимание было уделено радиопередачам. Соединенные Штаты запустили крупномасштабное вещание «Голоса Америки», «Свободы», «Свободной Европы» не только на русском, но и на других языках народов СССР. Вещание было скоординировано с Би-Би-Си Британии. Фактически те же американцы создали в Германии «Немецкую волну». Именно на радиопропаганде с 50-х годов вплоть до крушения СССР были сосредоточены основные усилия и ресурсы стран блока НАТО и, прежде всего, США.

Бумажная продукция пропагандистского назначения отошла на второй план. Серьезных усилий США и их союзники в этой сфере не предпринимали. Напротив, они старались ограничить поступление в СССР книг антисоветского содержания. Главной целью было побудить самих граждан перепечатывать единичные попавшие в страну запрещенные книги и развивать «самиздат».

 

2

После развала СССР Соединенные Штаты максимально перенесли информационное противоборство внутрь России, оказав помощь в развитии телеканалов, радиостанций и печатных изданий. Еще в преддверии президентской кампании 1996 года США во главе с президентом Б.Клинтоном отправили в Россию группу лучших американских политтехнологов - специалистов по избирательным технологиям. В значительной мере их деятельность, включавшая организацию таких непривычных в России зрелищ, как совмещение выступлений Б.Н.Ельцина с гастролями популярных поп-групп и исполнителей, мощнейшая телереклама и т.п., способствовала победе Б.Н.Ельцина в президентских выборах 1996 года [12]. Успех американских политтехнологов и специалистов по информационным войнам укрепил Запад в высокой оценке подобных методов противоборства.

Со второй половины нулевых годов стали неуклонно обостряться российско-американские отношения. В решающей степени это было связано с попытками руководства России восстановить информационный суверенитет страны и постепенно начать преследовать на международной арене национальные интересы.

В этих условиях все большее число военных, представителей разведывательного сообщества, политтехнологов, профессионалов информационных коммуникаций стали высказываться за необходимость существенного расширения инструментария противоборств. Наиболее ясно эту позицию еще в середине нулевых годов высказал один из наиболее популярных американских генералов П. Ван Рипер.  В публичных выступлениях и в ходе анализа маневров Министерства обороны США он обратил внимание, что информационные потоки воздействуют прежде всего на сознание, а не на поведение. В качестве недостатков американской информационной политики он указал на отсутствие понимания иных - не западных - культур, игнорирование национальных, конфессиональных и иных местных традиций, увлечение телевидением и печатными СМИ в ущерб интернету, работу, прежде всего, на массу, а не на отдельные группы [4].

Начиная примерно с 2012 г. в США и отчасти в Британии на всех уровнях, включая федеральную власть, разведсообщество, бизнес, университеты и науку в целом, начался интенсивный поиск нового инструментария.

2015 год ознаменовался принятием Стратегии национальной безопасности США – 2015. В ней изложены основные направления политики безопасности, главные угрозы и риски для США и методы их опережающего отражения [2]. Еще до принятия Стратегии в США на межпартийной основе одобрена и начала реализовываться Третья стратегическая инициатива инвестиций и инноваций [2]. Инициатива, провозглашенная бывшим Министром обороны США Ч.Хейгелом, содержит три ключевых принципа.

Во-первых, признано, что в экономике США нет больше разделения на гражданский и военный сектора. Весь бизнес и наука страны отныне работают на национальную безопасность. Во-вторых, сделан вывод, что любая высокая технология имеет тройное – гражданское, военное и криминальное-  применение. И наконец, в-третьих, и это, возможно, самый недооцененный вывод: США впредь решили сделать упор на создание вооружений, которые, с одной стороны, могут обеспечить глобальное доминирование, с другой – не могут быть скопированы или воспроизведены любой иной страной мира [3].

В последнее время рядом авторов был сделан вывод, что на эту роль может претендовать поведенческое оружие и соответствующие программно-аппаратные комплексы и платформы [1]. Поведенческие войны базируются, как и положено любому серьезному феномену, на «трех слонах», покоящихся на одном устойчивом «ките». В качестве слонов выступают, во-первых, программно-аппаратные средства, во-вторых, беспрецедентные поведенческие архивы, аккумулированные в вебе и других сетях, и, в-третьих, различного рода высокие гуманитарные технологии, так называемый хай-хьюм. Что же до «кита», то в данном случае это психофизиологическая сущность человека, связанная с функционированием его организма и энергетикой мозга.

Первые две составляющие описаны достаточно подробно. Остановимся на высоких гуманитарных технологиях, или хай-хьюм. Пока мир говорит об экспоненте информационных технологий, в США происходит большой взрыв хай-хьюма. Он связан с инструментальным овладением достижениями нейронаук, социальной психологии, поведенческого знания, практического опыта рекламы и PR и т.п.

 

3

В информационных противоборствах когнитивное воздействие в основном нацелено на резкое понижение уровня информационной осведомленности субъектов воздействия, скачкообразном повышении уровня их интеллектуальной неуверенности и формирование недоверия к любым источникам информации.

В последние годы было разработано и с успехом использовано в различных сегментах всемирной паутины несколько высокоэффективных инструментов когнитивного противоборства. В их числе необходимо, прежде всего, выделить информационный пузырь, который впервые открыл и описал американский программист Эли Парайзер [5]. Алгоритмы поисковых машин настроены таким образом, чтобы в поисковой выдаче содержались материалы, наиболее подходящие субъекту поиска, исходя из истории его предыдущих поисковых запросов, текстов электронных писем, контактов в сети. Благодаря интернет-пузырю поисковые машины к середине десятых годов превратились в высокоэффективную систему пропаганды и игнорирования отличных от авторов поисковых запросов мнений.

Вскоре обнаружилось, что информационный пузырь присутствует и в социальных сетях. Они определяют за пользователей, какие посты им показать. Алгоритмы анализируют наши предпочтения - лайки, репосты, комментарии - и на их основе формируют особенную ленту новостей для каждого аккаунта. Так происходит снова и снова. В итоге из ленты постепенно исчезают точки зрения, которые мы не разделяем. Вместо того, чтобы расширять горизонты познания и знакомить пользователей с альтернативной точкой зрения, социальные сети по всей планете загоняют своих пользователей в клиентов в сообщества, где присутствуют только единомышленники.

С 2016 г. сначала в лексикон социальных инженеров, специалистов по интернет-кампаниям, а затем и в словари медиа, а, в конце концов, в повседневный язык вошло слово «постправда». Поскольку интернет-аналитики уловили тенденцию сокращения времени пребывания пользователя на одном ресурсе (если в 2000 г. оно составляло в среднем 1,4 минуты, то в настоящее время – чуть менее 25 секунд), они подсказали политтехнологам возможность размещать на страницах социальных сетей и сайтов любую нелепицу, даже без ссылок на первоисточники, главное - близкую по духу пользователям того или иного интернет-сообщества либо группы в соцсетях.

«Post-truth» стало словом 2016 года по версии Оксфордского словаря. Оно описывает такие «обстоятельства, в которых объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям» [6]. Предполагается, что в эпоху постправды люди верят в то, во что хотят верить, и идут за авторитетами вместо того, чтобы доверять цифрам.

Наряду с интернет-пузырями и постправдой, все шире и активнее в когнитивных противоборствах используются фейки. Они в основном изготавливаются на материале фото- и кинопродукции.  Согласно данным американских экспертов по семантике интернета, в настоящее время до 30% видеопродукции политического содержания изготовлено с применением программных средств генерации фейков. Использование фейков позволяет реализовать хотя бы одну из целей когнитивных атак. Менее продвинутая публика воспринимает фейковую информацию в качестве правдивой, а лица с более высоким уровнем образования и критического мышления, встречаясь даже не ежедневно, а ежечасно с фейками, теряют всякое доверие к любым, в том числе качественным ресурсам в интернете как источникам актуальных и проверенных знаний. 

Отдельный сегмент фейков составляют так называемые дипфейки. В их основе находится технология замены лиц. Количество контента с использованием дипфейков в интернете растет быстрыми темпами. Если в начале 2019 г. в интернете было 7 964 видео с использованием дипфейков, согласно отчету стартапа Deeptrace, то всего через девять месяцев эта цифра подскочила до 14 678 [13]. С тех пор их количество продолжало расти. Хотя это впечатляет, сегодняшняя технология дипфейков все еще не совсем соответствует подлинным видеоматериалам—присмотревшись внимательнее, обычно можно сказать, что видео не является настоящим. Но технология совершенствуется с захватывающей дух скоростью. Эксперты предсказывают, что в скором времени дипфейки будут неотличимы от реальных изображений.

В настоящее время в процессах информационного взаимодействия участвует боты. Боты — это программы, которые управляют фейковыми аккаунтами в соцсетях. При этом они имитируют поведение настоящих пользователей: подписываются на других юзеров, лайкают, репостят, оставляют под чужими постами заготовленные комментарии. Особенно много их в Twitter - по некоторым данным, около трети всех аккаунтов.

Внедрение ботов является доминирующим фактором подавления качества сетевой информации. Боты даже не нацеливаются на влиятельных пользователей, а наносят максимальный урон, выбирая среди людей случайные жертвы. При использовании ботов расчет идет не на изменение общественного мнения, не на оказание действительных результативных воздействий, например, на итоги различных выборов, а на хаотизацию политического сознания, перевод экстремистских и фундаменталистских сил из режима болтовни и демонстраций в режим активных столкновений с идеологическими противниками и полицией.

 

4

В 2017–2020 гг. на практике было отработано использование метода «стимулированного усиления социальных действий» (Stimulated Amplification of Social Actions — SASA). [7] Суть метода – в следующем. В социальные интернет-сообщества с уровнем сплоченности не ниже среднего вбрасывается искусно изготовленный контент. Он должен в обязательном порядке быть распознаваемыми членами сообщества. Затем с помощью агентов внутри сообщества запускается оживленная дискуссия, в которой формируются различные точки зрения на контент. Затем на арену выходит инфлюенсер – влиятельное и популярное в тех или иных сегментах соцсетей лицо с большим количеством подписчиков и последователей. У каждого инфлюенсера есть своя аудитория, которая ему доверяет. Он подводит своего рода итоги дискуссии и выносит вердикт, что называется, с нормативной трактовкой содержания или главного смысла контенте. После того, как достаточно замкнутое сообщество в рамках эффекта эхо-камеры [8] консолидируется вокруг мнения инфлюенсера, на арену выходит официальное лицо, формулирующее действия, которые должны осуществить члены сообщества в соответствии с выводами инфлюенсера и достигнутым общим консенсусом.

Принципиально новым в использовании метода стало, начиная со второй половины 2019 г., применение в качестве поставщиков контента для группы, переводимой из режима дискуссии в режим активных действий агрессивного экстремистского характера так называемых киберписателей, созданных в виде приложения GPT-2, а затем GPT-3 - третьего поколения алгоритма обработки естественного языка от компании OpenAI. [14].

Киберписатель, будучи порожденным глубоким машинным обучением, на порядок продуктивнее, точнее и, что называется, интеллектуальнее обычного бота – генератора фейковых новостей. Помимо прочего, превосходство проявляется в следующем: в отличие от генераторов фейковых новостей, эффект от киберписателя куда долгосрочней и главное, продуктивней.

Про фейковые новости в нашем перегруженном информацией мире быстро забывают. Так что максимум, что от них остается через месяц, — мусор путаных воспоминаний в головах массового потребителя информации.

Киберписатель работает принципиально иначе. Он генерирует не фейковые новости, а комментарии, цель которых утопить комментарии против содержательных основ пропагандируемых идей, а также усилить воздействие комментариев в поддержку пропагандируемых идей. Фейковые новости способны лишь на временное искажение представлений людей о реальном ходе событий, их движущих силах и возможных последствиях. Они как бы искажают картину восприятия человека об окружающем его ландшафте, по которому он движется.

Действие киберписателя куда фундаментальней по последствиям: киберписатель как бы изменят мотивацию людей, делая для них привлекательным навязываемое им направление движения. Результаты работы киберписателя - рост числа сторонников пропагандируемых идей и их радикализация. Растет эмоциональный накал против тех, кто хочет идти иным путем.

Бот-писатель с искусственным интеллектом уже сегодня генерирует осмысленные действия, не отличимые от написанных людьми, особенно со средним интеллектом или имеющим мировосприятие, характерное для радикальных, фундаменталистских и экстремистских групп.

*   *        *

Долгое время Интернет был символом свободы, открытости и гласности. Теперь все изменилось. Стараясь угодить интересам пользователей и рекламодателей, а также преследуя определенные цели, крупнейшие интернет-компании и социальные платформы творят для каждого человека уникальную информационную вселенную. Их программные коды изучают нас и показывают только то, что, по их мнению, нам важно. В результате мы перестаем видеть полную, объективную картину мира — перед нами лишь один из ее вариантов, лишенный других точек зрения, «нарисованный» под нас и способный оказывать на нас влияние.

 Добро пожаловать в новую среду обитания.

 

Литература

1.Ларина Е., Овчинский В.. Кибервойны ХХI века. О чем умолчал Эдвард Сноуден, М., Книжный мир, 2014

 2. Ларина Е., Овчинский В.. Мировойна. Все против всех. Новейшие концепции боевых действий англосаксов, М., Книжный мир, 2015

 

3. Ларина Е. С., Овчинский В.С., НОВАЯ ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ США И ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ВОЙНЫ, Информационные войны, №3 (35) 2015,

http://media.wix.com/ugd/ec9cc2_5ef84c90678043e389fdfa73126b8683.pdf (дата обращения 08.04.2021)

 

4. Мейер К., Дэвис С., Живая организация, М., Добрая книга, 2007

 

5. Парайзер Эли.  За стеной фильтров. Что Интернет скрывает от вас? /; пер. с англ. А. Ширикова. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2012

 

6. "Постправда" стала словом года по версии Оксфордского словаря, https://www.bbc.com/russian/news-37995176 (дата обращения 08.04.2021)

 

 

7. Khrennikov Andrei, Constraints on quantum information field and “human gain medium” making possible functioning of social laser, https://iopscience.iop.org/article/10.1088/1742-6596/880/1/012017/pdf (дата обращения 08.04.2021)

 

8. Matteo Cinellia, Gianmarco De Francisci Moralesb, Alessandro Galeazzic, Walter Quattrociocchid,and Michele Starninib. The echo chamber effect on social media, https://www.pnas.org/content/pnas/118/9/e2023301118.full.pdf (дата обращения 08.04.2021)

 

9. Nicholas J. Cull, The Cold War and the United States Information Agency: American Propaganda and Public Diplomacy, 1945–1989, Cambridge University Press, 2009

10. Philip Selznics. Project RAND. The organizational weapon. A Study of Bolshevik Strategy and Tactics https://www.rand.org/content/dam/rand/pubs/reports/2006/R201.pdf (дата обращения 08.04.2021)

 

11. Sean McMeekin, The Red Millionaire: A Political Biography of Willy Münzenberg, Moscow's Secret Propaganda Tsar in the West, 1917-1940, Yale University Press, 2004

 

12. Timothy J. Colton, Yeltsin: A Life, Basic Books, 2011

 

13. Toews Rob. Deepfakes Are Going To Wreak Havoc On Society. We Are Not Prepared., https://www.forbes.com/sites/robtoews/2020/05/25/deepfakes-are-going-to-wreak-havoc-on-society-we-are-not-prepared/?sh=457fb2417494 (дата обращения 08.04.2021)

 

14. Vincent James. OpenAI has published the text-generating AI it said was too dangerous to share, https://www.theverge.com/2019/11/7/20953040/openai-text-generation-ai-gpt-2-full-model-release-1-5b-parameters (дата обращения 08.04.2021)

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha