Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   2892  | Официальные извинения    320   21969  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    182   35177 

Иран в условиях американских санкций и пандемии

Развитие Ирана в течение 41 года  исламской государственности трудно назвать стабильным. Крайне неспокойным стал и период президентства Хасана Роухани, избранного в 2013 г. в расчете на его прагматический и даже реформаторский подход к политике. Глубокий кризис, в котором оказался Иран в результате долгих лет односторонних и международных (из-за развития ядерной программы) санкций, привел не только к осложнениям в отношениях с мировым сообществом, но и к тяжелому экономическому кризису, грозившему ростом нестабильности в стране и недоверия к исламскому правлению. С 2015 г. кризисная ситуация стала углубляться из-за падения цен на нефть.

   Высшее духовенство сделало ставку на Х. Роухани, представителя духовенства и либерального крыла иранских политиков, который периодически входил в состав высших органов власти, а главное — в Высший Совет национальной безопасности и, будучи его членом, от лица иранского правительства вел переговоры об иранской ядерной программе с западными странами.  Именно Роухани, не только имевший опыт переговоров по ядерной тематике, но и нацеленный на расширение связей с мировым сообществом как необходимый фактор социально-экономического развития страны, став президентом ИРИ в 2015 г., начал переговоры с «шестеркой» стран  (члены СБ ООН плюс Германия) об условиях снятия с Ирана санкций. В июле того же года в Вене был подписан  Совместный Всеобъемлющий План Действий (СВПД) – политическое соглашение этих стран относительно иранской ядерной программы, позднее одобренное Советом Безопасности ООН.

       Иран брал на себя обязательства допускать МАГАТЭ ко всем объектам ядерной программы, в течение 15 лет обогащать уран не выше 3,67% и иметь его в своем распоряжении не более 300 кг, перепрофилировать завод в Фордо в технологический центр. 18 октября 2015 г. Евросоюз и США законодательно оформили процесс снятия санкций, и с 16 января 2016-го они начали отменяться. Первыми официальными визитами Х. Роухани после этого стали  поездки в Италию и Францию, в январе же с визитом в Иран прибыл глава Китая. Результатом стало подписание многомиллиардных соглашений с этими странами, и, как следствие, подписание меморандумов и соглашений с компаниями разных стран. Динамика экономического развития Ирана изменила свой тренд на положительный.

Таблица 1

Динамика ВВП и инфляция в 2012-2020 гг. (%)

Годы

ВВП

Инфляция*

2012

-7,7

30,6

2013 (при высоких ценах на нефть)

-0,3

34,7

2014 (при высоких ценах на нефть)

+3,2

15,6

2015 (заключение СВПД)

-1,6

11,9

2016 (отмена санкций)

+12,5

9,1

2017

+3,7

9,6

2018 (выход США из СВПД)

-5,4

31,2

2019

 -6,5

41,0

2020 (оценка МВФ)

 -5,0

30,5

2021 (прогноз МВФ)

  +3,2

30,0

*по потребительским ценам

Источник: [15. P. 146, 151]

 

В результате оживления экономики после подписания СВПД политика реформаторского правительства Х. Роухани получила поддержку большинства населения, в т.ч. и программа демократизации общества (открытость деятельности  религиозных фондов, компаний КСИР[1]).  

Быстро стал восстанавливаться и расти экономический потенциал Ирана, значительно возросло его политическое влияние в регионе, что вызвало особую настороженность не только Израиля, но и Саудовской Аравии с ее большим анклавом шиитского населения.

  Однако ситуация резко изменилась после выхода США из международного договора в мае 2018 г.  Д. Трамп фактически развязал экономическую войну против Ирана, с завидным постоянством вводя в отношении него все новые и новые санкции. Администрация Трампа добивалась заключения вместо СВПД нового договора, в котором содержались бы более жесткие ограничения для Ирана — и не только в отношении ядерной программы, но и относительно развития ряда военных технологий, изменения политики в отношении Израиля, ограничения поддержки зарубежных исламских движений. Х. Роухани, вновь одержавший победу на президентских выборах 2017 г., начал терять популярность по мере ухудшения экономической ситуации в стране. 

       Не оправдались надежды Ирана и на помощь европейских стран, которые осудили выход США из СВПД. С их точки зрения,  этот договор обеспечивал контроль над ядерной программой Ирана. А Иран, не получая реальной поддержки от Запада,  стал угрожать снижением своих обязанностей по СВПД. Чтобы обезопасить торговые операции с Ираном в обход американских санкций, 31 января 2019 г. Британия, Франция и Германия создали Инструмент для поддержки торговых обменов — INSTEX  (Instrument for Supporting Trade Exchanges). Его создание и деятельность, лишенная четких критериев противостояния санкциям, критически воспринимались не только оппонентами Х. Роухани, но и его сторонниками. Так, в мае 2019 г. глава Комиссии по национальной безопасности и внешней политике меджлиса Ирана выразил сомнение по поводу внедрения платежного канала. По его словам,  европейцы показали, что «они не являются независимыми субъектами» [25].

       Для такого заявления были все основания, т.к. сколько-нибудь значимого прорыва в финансовой блокаде этот механизм не произвел, главным образом, из-за сильного противодействия США. Уже на этапе его создания госдепартамент США выступил с угрозами лишить подержавшие INSTEX фирмы доступа к американской финансовой системе и возможности вести бизнес с США или американскими компаниями. В феврале 2019 г. на мюнхенской конференции по безопасности вице-президент США Майкл Пенс заявил, что европейским партнерам  «пора перестать подрывать санкции США»,  «пора выйти из иранской ядерной сделки и присоединиться к экономическому и дипломатическому нажиму» на Иран [10].

В  самом Иране для операций с INSTEX была создана аналогичная организация под названием Special Trade and Finance Instrument (STFI). Организация открыта для расширения. По состоянию на июль 2020 г. в INSTEX насчитывалось 7 участников (дополнительно присоединились Бельгия, Дания, Нидерланды и Норвегия). Россия также выразила заинтересованность в получении доступа к ней [27].  Но  первую сделку удалось осуществить только в конце марта 2020 г.,  в разгар докатившейся и до Ирана пандемии. Сделка эта была использована для оплаты и ввоза в Иран медицинских товаров из Европы. В конце декабря 2020 г. постоянный представитель Ирана в ООН Маджид Тахт-Раванчи заявил, что даже через два года после своего создания INSTEX по-прежнему «должна доказывать свою эффективность» [9] .

Экономический   коллапс

Даже не успев восстановиться после отмены санкций, страна вновь столкнулась с запретами на вывоз нефти и ряда товаров, пользующихся спросом на мировом рынке. В том числе - на закупки товаров, необходимых для промышленности, а также валюты и золота, которые Иран мог бы использовать для оплаты импорта. Под санкции попали иранские банки, а также банки и страховые компании других стран, осуществлявшие экономические связи с иранскими компаниями — и государственными, и частными. Санкции распространялись на отдельные отрасли (например, металлургию), компании, даже на отдельных лиц. Они вводились различными правовыми способами: и указами президента, и решениями Конгресса, и постановлениями различных министерств.

       Одной из главных целей санкционной политики Д. Трампа стало «обнуление» нефтяного экспорта Ирана. В конце 2018 г. США предоставили полугодовое разрешение приостановить действие санкций, но в определенном объеме и только для восьми стран — Греции, Италии, Китая, Тайваня, Турции, Южной Кореи, Индии и Японии.  Надежды на продление исключений для этих стран не оправдались, санкции были распространены на все страны. В результате добыча нефти в Иране снизилась с 3,6 млн барр/ сутки в 2018 г. до 1,9 млн барр/сутки в июне 2020 г. Это самый низкий показатель добычи нефти за  последние 40 лет. Экспорт, по разным оценкам, сократился до  0,3-0,5 млн барр/сутки вместо 2,3-2,5 млн барр./сутки в среднем в предыдущие годы.

       В сложном положении оказался не только Иран, но и страны-импортеры иранской нефти. Они были вынуждены отказаться от закупок нефти, хотя и  не полностью.  Надо сказать, что введенные США санкции не затрагивают совместные проекты в Иране, а, скажем, у некоторых  китайских компаний есть доля собственной добычи. Например, когда из-за санкций  Иран покинула французская «Тоталь», которая имела свою долю в добыче, то  ее место заняла китайская компания. Дело в том, в контракте с «Тоталь» имелся абзац, по которому китайская компания CNPC получала право заменить французскую компанию в случае ее ухода.

Китай в 2019 г. также согласился увеличить добычу на иранских нефтяных месторождениях группы Западный Карун, включая Северный Азадеган, управляемый CNPC, и Ядаваран, управляемый китайской Sinopec. Для Ирана освоение месторождения Западный Карун крайне важно, т.к. оно является совместным с Ираком, и с помощью китайских компаний он может к концу 2021 г. увеличить долю извлекаемых ресурсов на этом месторождении с 5% до 25%.

       Иран и Китай, возможно,  из-за осложнения своих отношений с США, уже после введения Д. Трампом антииранских санкций вновь вернулись к Соглашению, которое было подписано еще в 2016 г., т.е. сразу же после отмены международных санкций. Это Соглашение рассчитано на 25 лет и предусматривает 400-миллиардные инвестиции Китая в Иран. В конце августа 2019 г. министр иностранных дел Ирана М. Зариф побывал в Китае, и в это Соглашение были внесены уточнения. 280 млрд долл. Китай инвестирует в одну только нефтяную и нефтехимическую промышленность Ирана. А 120 млрд долл. предназначены для развития инфраструктуры. Китаю также предоставлено право «первого выбора» в торгах на новые нефтегазовые месторождения. По новым условиям Соглашения Китай может платить Ирану не только в юанях, но и в валютах, которые он получает от ведения бизнеса в Африке и странах СНГ. Китай, таким образом, не только получает допуск к иранским месторождениям, но одновременно решает и задачу реализации своей инициативы «Один пояс — один путь», рассчитывая модернизировать транспортную инфраструктуру для продвижения своих товаров. 

Оценки экспорта иранской нефти в 2020 г. сильно различаются. Так, агентство Рейтер называло цифру 1,5 млн баррелей в день за счет роста ее  поставок в Китай [4]. Другие страны, в т.ч. такие крупные покупатели иранской нефти как Индия и Турция, после мая 2019 г. прекратили ее импорт. Конечно, «обнулить» нефтяной экспорт Ирана Трампу не удалось, в т.ч. и за счет роста объемов нелегальной торговли. И, тем не менее, валютные поступления от экспорта нефти резко сократились как из-за падения объема продаж, так и цен на сырую нефть.

С этой точки зрения весьма показательны данные  платежного баланса Ирана. К сожалению, сведений  за весь 2020 г. иранская статистика не дает, однако тенденцию сокращения можно отчетливо проследить по данным за последние три года[2]  (таблица 2).

Таблица 2

Экспорт Ирана (млн долл.)

Годы

Экспорт нефти

Ненефтяной экспорт

Экспорт, всего

1396 (2017-2018)

65 818

32 324

98 142

1397 (2018-2019)

60 735

32 655

93 390

1398 (2019-2020)

29 016

30 375

59 391

В т.ч. 2 кв.2020 г.

3 865

5 073

8 938

Источник: [11].

         Особенно сильным было сокращение нефтяного экспорта в  апреле-июне 2020 г., т.е. после майского отказа Д. Трампа продлить разрешение на торговлю основным импортерам иранской нефти.

       Замедление темпов развития экономики негативно сказалось и на ненефтяном экспорте — из-за сокращения промышленного производства и финансовых санкций, осложнивших оплату экспортируемых иранских товаров.

        Сокращение доходов вело к инфляции, превысившей в 2019 г. 40%, в т.ч. за счет увеличения денежной массы. Например, в июне 2020 г. денежная база страны почти на 9% превышала показатели  предыдущего года [13]. Инфляция стала расти и после резкого падения курса национальной валюты вскоре после выхода США из СВПД и наложения новых санкций, включавших в себя запрет на продажу Ирану валюты. Если в мае 2018 г., т.е. до введения санкций, обменный курс иранского риала  составлял 65 тыс. за долл., то уже в сентябре превысил 180 тыс. риалов. Центральный банк попытался остановить рост инфляции, введя фиксированный курс риала. Это на некоторое время  приостановило  рост обменного курса, но затем были введены строгие ограничения на обмен и на вывоз валюты. При планировании бюджета на 2021/2022 г. брался в расчет курс в 220 тыс. риалов, на «черном рынке» он превышает официальный курс в 6,5-7 раз. 

       Высокой остается безработица, которая летом 2020 г. составила 9,5%,  среди молодежи от 15 до 24 лет —23,1%, а среди наиболее трудоспособной части населения (от 18 до 35 лет) — 16,9%. Наиболее высокий процент безработных характерен для этнических провинций – Чахармахаль и Бахтиария (16,3%), Хузестан (15,3%), Керманшах (15,2%), Луристан (14,7%), Систан и Белуджистан (13,2%), где наиболее часты антиправительственные выступления [23. P. 3, 4, 8].

       Иран реально оценивает негативное влияние санкций на экономику, в принципе соглашаясь с прогнозами Всемирного банка и МВФ. Но разброс оценок иранскими экспертами падения ВВП на 2020 г.  был велик, от: -4,2% до -17,5%. Такие  различия в оценках зависели от размеров помощи, которую государство могло реально оказать экономике.

   Правительство Рафсанджани, столкнувшись с наращиванием санкций, стало активно использовать не только лозунги концепции «экономики сопротивления», выдвинутой аятоллой Али Хаменеи еще до подписания СВПД, но и проводить политику поощрения отечественных производителей, в т.ч. за счет передачи частным компаниям государственной собственности. В условиях ухода с иранского рынка и из крупных энергетических и инфраструктурных проектов большинства зарубежных компаний государство продолжило строительство различных по мощности НПЗ и нефтехимических заводов, чтобы полностью обеспечить страну высококачественным бензином собственного производства и расширить ассортимент экспортируемой нефтехимической продукции.

Заработал газопровод в Ирак, был построен железнодорожный мост в Астаре (через реку Астара-чай) в рамках реализации проекта международного коридора «Север-Юг», по этому же проекту  в 2020 г. началось строительство автомобильного моста через Астара-чай. Так как остро стоял вопрос о продовольственной безопасности, были повышены закупочные цены на пшеницу, проводились работы по благоустройству деревень, особенно в области электрификации, газификации, снабжения населения питьевой водой. В настоящее время население страны имеет доступ к базовым услугам — почти на 100% к электроэнергии  и к чистой питьевой воде. Газифицированы все города и  85% всех домов в деревнях.

       Оказывалась поддержка малому и среднему бизнесу, значительные привилегии были даны не только свободным экономическим зонам, но и специализированным свободным зонам, а также промышленным паркам.

              Нельзя не отметить, что за время пребывания Х. Роухани во главе правительства рос индекс человеческого развития:

2013г.- 0,785

2015г.- 0,789

2016г.- 0,799

2017г.- 0,799

2018г.- 0,798.

И ныне Иран уверенно входит в группу стран с высоким уровнем ИЧР.

       При этом коэффициент неравенства населения невысок, всего 11,3%. Это достигнуто, главным образом, за счет низкого уровня неравенства в продолжительности жизни (9,2%) и особенно в образовании (всего 5%). Государству удалось в исламский период осуществить прорыв в повышении уровня медицинского обслуживания и образования, в т.ч. среди женщин. К концу 2018 г. доля женщин свыше 25 лет, имевших среднее и высшее образование, составляла 72% [2. С. 316-317].

 

Не только санкции, но и  коронавирус

Уже  в феврале 2020 г. Иран столкнулся не только с санкционным давлением США, но и с коронавирусом. Ограничительные меры стали ужесточаться  с середины марта, после того, как Иран вышел на второе место после Китая по  числу инфицированных. В условиях все расширяющихся санкций сама пандемия сначала подавалась в иранских СМИ как результат использования США биологического оружия. Наряду с созданным под руководством президента Штабом по борьбе с коронавирусом  по указу духовного лидера была создана  Ставка армии и КСИР  по противодействию COVID-19. В указе духовного лидера как верховного главнокомандующего говорилось, что такое участие военных рассматривается как своеобразное учение по обороне в условиях биологической атаки [6]. Все ограничительные меры по закрытию школ, спортивных и культурных центров, а также промышленных предприятий и торговых центров согласовывались с высшим духовенством. Оно согласилось и с необходимостью ограничения общественных молитв, вплоть до закрытия мечетей в периоды обострения пандемии. Особенно болезненным был отказ от пятничных молитв, которые имеют в условиях ИРИ не только религиозный, но и политический характер.

       Многие предприятия были переведены на выполнение заказов по производству медицинских масок, дезинфицирующих средств, больничных кроватей, тест-систем на основе собственных разработок. Государство предоставило субсидии на организацию этих производств. Властям удалось обеспечить 90-процентный охват населения медицинской помощью. Борьба с последствиями коронавируса и стихийных бедствий потребовала средств, которые и без того были ограничены из-за санкций и падения цен на энергоносители.

       Принята программа помощи в объеме более 4 млрд долл. тем предприятиям малого и среднего бизнеса (с числом занятых до 50 человек), которые сохранили занятость на своих предприятиях. Министерство труда в виде займа выделяет на каждого сохраненного работника 690 долларов. Ссуда в 920 долл. выплачивается и каждому лишившемуся работы сотруднику в  случае закрытия предприятия.  Согласно данным соцопросов, проведенных в начале и середине апреля 2020 г. в Тегеране, 64,4% жителей заявили, что им требуется государственная помощь из-за экономических трудностей, вызванных эпидемией. Уже в середине года опросы показали, что  сокращение доходов городских семей в 4 раза превышало сокращение доходов сельского населения, а потребительские расходы горожан возросли более чем на 40% [3. С. 129-140].

       Правительство обратилось к коммерческим государственным и частным банкам с просьбой о финансовой помощи для создания фонда  борьбы с коронавирусом. Правительство также обратилось к лидеру страны Али Хаменеи за разрешением использовать 1,1 млрд долл. из Фонда национального развития, в который поступает 30% доходов от нефтяной отрасли. Иран попытался взять кредит у МВФ в размере 5 млрд долларов, но решение  не было принято из-за противодействия  США и ряда организаций по защите прав человека под предлогом отсутствия прозрачности использования данного займа [7. C. 10].

       Несмотря на принимаемые меры, число зараженных с момента появления коронавируса по состоянию на 14.01.2021 г. превысило 1,3 млн человек (из 83 млн проживающих в Иране). Сделано более 8,4 млн тестов. Смертность - 4,3% от заболевших, или более 56 тыс. человек [24]. В декабре 2020 г. начался первый этап испытаний вакцины от коронавируса, которая была испытана на животных и получила одобрение ВОЗ. 8 января 2021 г.  Али Хаменеи запретил ввоз в страну вакцин от коронавируса из Британии и США, т.к. они могут испытывать свою вакцину на других народах [5].

       В то же время Али Хаменеи заявил, что если в других странах появится вакцина, которой можно доверять, то проблем с ее приобретением не будет.

 Как «бодались»  Иран и США в прошедшем году

       Противостояние Ирана и США стало нарастать после 8 января 2018 г., когда Д. Трамп объявил о введении первых санкций в отношении Ирана. В ожидании поддержки Европы, которая, получив одобрение России и Китая, длительное время формировала INSTEX, Иран занимал выжидательную позицию. Значимые ответные шаги он начал предпринимать после того, как Д. Трамп отказался в апреле 2019 г. продлить льготы для импортеров иранской   нефти, а в мае того же года ввел полный запрет на ее закупки. В ответ Иран объявил о поэтапном сокращении своих обязательств по СВПД (каждый из этапов был рассчитан на два месяца).  Так как главной целью этого Соглашения была приостановка всех разработок, которые могли бы привести к созданию ядерного оружия, Иран стал постепенно увеличивать число работающих центрифуг и повышать уровень обогащения урана. Шаг за шагом были расконсервированы мощности в трех основных центрах ядерной программы Ирана — в Натанзе и в Фордо, располагавших ко времени заключения СВПД двадцатью тысячами центрифуг, и в Араке с его заводом по  производству тяжелой воды.

       Первые акции, предпринятые извне против этих объектов, последовали уже осенью 2019 г., когда компьютеры в Натанзе подверглись вирусной атаке и из строя были выведены  газовые центрифуги, с помощью которых обогащается уран. В Иране это было расценено как израильская диверсия, согласованная с США.

     В ответ на иранские действия США расширили перечень компаний и лиц, против которых вводились санкции. Этот список все чаще пополнялся не столько компаниями и лицами, ведущими торговые операции с Ираном, сколько компаниями и лицами, связанными с КСИР.  Со своей стороны КСИР все более активно действовал в Сирии и Ираке, укрепляя связи с шиитскими формированиями и усиливая свое влияние там. К началу 2020 г. участились случаи военного противостояния, но не на территории Ирана. В конце 2019 г. американская авиация сбросила бомбы на расположения шиитских группировок в Сирии и Ираке. В ответ 31 декабря была предпринята попытка нападения на посольство США в Багдаде. Вашингтон расценил это как  инициативу Ирана, и конкретно — иранского генерала Касема Солеймани, командующего войсками «Кодс»[3]  в составе  КСИР.

В ночь со 2 на 3 января 2020 г. в результате американского обстрела колонны машин вблизи аэропорта в Багдаде К. Солеймани погиб. Убийство харизматичного генерала вызвало новый виток противостояния, причем не только с США, но и с Израилем, т.к. сразу же после гибели К. Солеймани  премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху заявил, что полностью поддерживает этот акт США [1. С. 267].

       И уже 5 января Иран выступил с официальным заявлением об ограничении своих обязательств по СВПД, в котором указал, что в рамках пятого этапа по сокращению своих обязательств ИРИ отказывается от ограничения количества центрифуг. И что ядерная программа  Ирана больше не будет подпадать под какие-либо ограничения, включая мощности по обогащению, уровень обогащения, объем обогащенных материалов, а также исследования и разработки. При этом Иран продолжит сотрудничество с Международным агентством по атомной энергии, а в случае отмены санкций будет готов вернуться к своим обязательствам по СВПД [17]. Именно это заявление подстегнуло процесс создания INSTEX, но не остановило политики принятия новых американских санкций. В ожидании ответных мер со стороны Ирана за убийство К. Солеймани Д. Трамп даже пригрозил разбомбить 52 цели в Иране, включая памятники культуры, но затем это заявление было дезавуировано госсекретарем.

     В апреле 2020 г. Иран запускает свой первый военный спутник. В июле на ядерном заводе  в Натанзе происходит взрыв, за ним последовал пожар на военном заводе в Парчине (рядом с комплексом "Коджир", на котором, по мнению экспертов американского Центра стратегических и международных исследований, налажено производство ракет), затем пожары на судах в Бушере  (поблизости от Бушерской АЭС) и в одной из клиник страны, взрыв на электростанции, на заводе по производству сжиженного газа и т.п. Не только иранские СМИ, но и американская «The New York Times», квалифицировали взрыв в Натанзе как израильскую диверсию [8]. В качестве реакции на эти теракты Иран возобновил работу на заводе по обогащению урана в Фордо и довел уровень обогащения урана на нем до 4%.

       Несмотря на вводимые Д. Трампом санкции, ход предвыборной кампании в США давал Ирану казавшуюся, впрочем, призрачной надежду на его уход и изменение американской политики.

Но в  конце ноября 2020 г. был убит ведущий иранский физик-ядерщик Мохсен Фахризаде, который возглавлял управление по исследованиям и инновациям Министерства обороны Ирана и был одним из разработчиков ядерной программы страны. Иран заявил, что прямую ответственность за убийство ученого несет Израиль. Даже американские СМИ признавали, что за убийством стоит Израиль [14].

       В ответ на это убийство парламент принял закон, который не только разрешал правительству сокращать  обязательства Ирана  по СВПД, но и обязывал развивать ядерную программу. Закон получил название «Стратегический план действий по отмене санкций». Он  предусматривал пошаговую стратегию для Ирана, чтобы заставить Запад пересмотреть свою политику санкций с помощью активизации ядерной деятельности. Закон разрешил повысить уровень обогащения урана до 20%, т.е. до уровня, позволяющего получить ядерное оружие и производить в год не менее 120 кг урана, обогащенного до 20%. И разрешал ввести в эксплуатацию по 1 тыс. дополнительных центрифуг на ядерных объектах в Натанзе и Фордо в течение года, если другие страны не начнут выполнять свои обязанности по СВПД. [26].

Вновь возникла крайне опасная ситуация, усугубленная приближающейся годовщиной со дня гибели К. Солеймани. И когда в середине декабря  более 20 ракет упало в Багдаде в районе, в котором расположено посольство США,  Вашингтон заявил, что за атакой стояли «поддерживаемые Ираном ополченцы». В Персидский залив была введена американская атомная подводная лодка «Джорджия»,  в регион направлены бомбардировщики B-52. 

        Иранская пресса сообщала в те дни о получении разведывательных данных, свидетельствующих, что США замышляют сфабриковать предлог для войны с Ираном. Стараясь разрядить обстановку, министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф выступил с заявлением, что Иран  не стремится к войне [18]. По словам пресс-секретаря правительства, Иран «четко заявил США и всем остальным, что мы не начнем никакой войны, прямо или косвенно» [19].

Санкции изменили баланс политических сил.

       Уже после выхода США из СВПД баланс политических сил в Иране стал меняться в пользу консервативных кругов. Противоречия в иранском обществе нарастали по мере ухудшения экономической ситуации.  Участились  выступления против закрытия предприятий, задержек зарплат и выплат социальных пособий. В конце 2019 г. после объявления о повышение цен на бензин протестные выступления охватили практически всю страну. В ходе массовых протестов звучали не только экономические требования, но  и политические лозунги, в том числе направленные против исламского режима. Для их подавления были привлечены силы КСИР, т.к. полиция в ряде городов не могла справиться с выступлениями, нередко перераставшими в массовые беспорядки. Правительство реформаторов, приложившее немало усилий для подписания СВПД, теряло поддержку.

Выборы в меджлис в феврале этого года показали полное поражение реформаторского крыла. Новый спикер парламента бывший мэр Тегерана М. Б. Галибаф, в отличие от Али Лариджани, не  склонен к компромиссам в отношениях с западными странами и неоднократно заявлял, что ведение переговоров с США бесполезно и даже губительно для Ирана.

       Оппозиция правительству Роухани все более усиливала свое влияние, в т.ч. из-за террористических акций против К. Солеймани и М. Фахризаде. Пандемия резко обострила негативный эффект от санкций.  Все чаще в стране начали пользоваться термином «форупашие незам» – медленное разрушение режима.

       Выборы нового президента назначены на июнь 2021 г. По иранскому законодательству президент не может быть избран на третий срок подряд, но у Х. Роухани и его сторонников позиции в политическом дискурсе и без того  очень слабы. Высока вероятность прихода к власти консервативного крыла духовенства и тесно связанной с ним военной элиты, в первую очередь руководства КСИР. Санкции США против воинских подразделений и компаний КСИР и  его наиболее значимых фигур только укрепляли имидж Корпуса как самого решительного борца против иностранного насилия.

Пока сдерживающим фактором является духовный лидер – рахбар Али Хаменеи, высшее государственное лицо в структуре власти, прагматично перетасовывающий колоду политических сил в зависимости от ситуации внутри и вне Ирана. Для него, как и для высшего духовенства страны, главной задачей является  сохранение сложившегося режима и основных направлений политики, способствующих проведению независимого курса.

В январе 2021 г. он заявил, что «Иран не настаивает и не торопится с возвращением США в СВПД, но имеет логичное требование отмены санкций и возврата отмененных прав страны. Если санкции будут сняты, возвращение США в СВПД будет иметь смысл… Без отмены санкций это может даже нанести ущерб стране» [20].  Надежды на изменение политики США Иран не может не связывать с приходом новой администрации, особенно в связи с тем, что во время избирательной кампании будущий президент недвусмысленно намекал на возможность перемен в отношениях с Тегераном.

        10 января 2021 г. меджлис принял закон, объявляющий о начале предвыборной кампании и  об обязанностях Наблюдательного Совета по отбору кандидатов не только на пост президента, но при проведении дополнительных выборов в Совет экспертов и в меджлис [15].  Нужно иметь в виду, что основную массу избирателей составляет молодое поколение, более ориентированное на связи с мировым сообществом, с европейскими странами.

       Особенно сложными для иранских властей и избирателей, по всей вероятности, окажутся  выборы в местные советы, более тесно связанные с  населением. На их результатах в значительной мере отразятся настроения городских улиц, которые становятся все более значимым фактором общественной жизни и определяют политический ландшафт страны.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. 40 лет  Исламской Республике Иран. М.2020.

 2. Доклад о человеческом развитии 2019. ООН, 2020.

3. Дунаева Е.В., Мамедова Н.М. Иран в 2020 году – под гнетом санкций и пандемии. // Восток (Orience). 2020. №6.

4. Иран пообещал 2 миллиона баррелей в день при снятии санкций. —https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/iran-poobeshchal-2-milliona-barreley-v-den-pri-snyatii-sankciy-1029867282 (дата обращения: 06.12.2020).

 

5. Лишающие лекарств, дарящие вакцины! —https://russian.khamenei.ir/news/4659 (дата обращения: 08.01.2021).

 

6. Предпринятые меры правительством Ирана по противостоянию коронавирусу.  Посольство ИРИ в РФ. —

https://russia.mfa.gov.ir/ru/newsview/592915/ (дата обращения: 15.10.2020)

 

7. Страны Ближнего Востока: экономическое развитие в период глобального кризиса (в условиях пандемии COVID-19 и падения цен на нефть). Аналитический бюллетень ИВРАН (июнь 2020 г.). М., 2020. С.10.

 

8. Таинственные взрывы: кто мешает Ирану получить ядерное оружие — https://www.gazeta.ru/politics/2020/07/14_a_13152265.shtml (дата обращения: 14.07.2020).

9. Тахт-Раванчи.  INSTEX должен доказать свою эффективность. —https://parstoday.com/ru/news/iran-i122130  (дата обращения: 20.12.2020).

10. Шитов А. "INSTEX — это дедолларизация". Как "евротройка" бросает вызов США ради сделки с Ираном. — https://tass.ru/opinions/6134800 (дата обращения:19.02.2019).

11. Central Bank of IRI. Economic Trends 1399(2020-2020), N100. P.14.

 

12. Central Bank of IRI. Economic Trends 1399(2020-2020), N99. P.3.

 

13. CBI net foreign assets rise 4.5%. — https://www.tehrantimes.com/news/456469/CBI-net-foreign-assets-rise-4-5

14. Fakhrizadeh assassination deliberately intended to hinder return to JCPOA: historian. — https://www.tehrantimes.com/news/455541/Fakhrizadeh-assassination-deliberately-intended-to-hinder-return (дата обращения: 06.12.2020).

15. Guardians Council Permitted to Assess Presidential Candidates’ Plans. —https://financialtribune.com/articles/national/107021/guardians-council-permitted-to-assess-presidential-candidates-plans (дата обращения: 11.01.2021).

16. IMF. World Economic Outlook: A Long and Difficult Ascent. October 2020. P. 146, 151.

17. Iran Announces Final Step in Reducing JCPOA Commitments. —http://irangov.ir/detail/332945 (дата обращения: 5.01.2020).

18. Iran stands ready to confront any U.S. adventurism. — https://www.tehrantimes.com/news/456455/Iran-stands-ready-to-confront-any-U-S-adventurism (дата обращения: 01.01.2021).

19. Iran to Respond Firmly If US Triggers War: Spokesman. —http://irangov.ir/detail/355167  (дата обращения: 06.012021).

20. Leader: Sanctions Against Iran Must Be Swiftly Removed. —https://financialtribune.com/articles/national/106954/leader-sanctions-against-iran-must-be-swiftly-removed  (дата обращения: 04.01.2021).

21. Some 10.2m villagers to enjoy drinking water by August. —https://www.tehrantimes.com/news/456475/Some-10-2m-villagers-to-enjoy-drinking-water-by-August (дата обращения: 02.01.2021).

22.Spokesman Rules Out Fresh Talks between Iran, US. —http://irangov.ir/detail/355661 (дата обращения:13.01.2021).

23. Statistical Centre of Iran.  A Selection of Labour Force Survey Results- Summer, the Year 1399 (21 June-21 September 2020). P. 3, 4, 8.

24.Total Corona virus Cases in Iran.  — https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения: 16.01.2021).

25. Under US Pressure Over INSTEX.  —https://financialtribune.com/articles/business-and-markets/98127/french-finance-minister-europe-under-us-pressure-over-instex?utm_source=email&utm_medium=mail&utm_campaign=newsletter (дата обращения: 22.05.2019)

26. Uranium Enrichment to 20% Purity Initiated at Fordow. —https://financialtribune.com/articles/national/106907/uranium-enrichment-to-20-purity-initiated-at-fordow (дата обращения: 04.01.2021).

27.  Veazey Hugo. Instrument in Support of Trade Exchanges (INSTEX). —  https://rdc.com/sanctions-screening/blog/instrument-in-support-of-trade-exchanges-instex/ (дата обращения: 12.08.2020).

 



[1] Корпус стражей исламской революции — самая технически оснащенная часть вооруженных сил Ирана, имеющая в своем составе ракетные войска.

[2] Иранский календарный и финансовый год начинается 21 марта.

[3] Силы специального назначения, преимущественно для действий за пределами Ирана.

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha