Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   3305  | Официальные извинения    348   23723  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    186   36534 

Попытка достижения нового баланса сил в Ближневосточном регионе Региональная политика пятого правительства Нетаньяху

В последние годы политическая ситуация в Израиле развивалась настолько непросто, что эксперты заговорили о кризисных явлениях в израильском парламентаризме. В 2019–2020 гг. в Израиле прошли три избирательные кампании. По результатам двух досрочных парламентских выборов в 2019 г. лидер основной правящей партии Ликуд (Сплочение) Б. Нетаньяху не смог получить необходимое парламентское большинство и сформировать коалиционное правительство. В результате третьих досрочных выборов в 2020 г. при равновесии сил между Ликудом и левоцентристской партией Кахоль-Лаван (Бело-голубая партия, по цветам государственного флага Израиля. – Т. К.) под руководством Б. Ганца на фоне наступавшей угрозы коронавируса было сформировано чрезвычайное правительство[1].

Особенностью нового, 35-го правительства стало создание широкого двуглавого кабинета, действующего на основе ротации поста премьер-министра. На первые 18 месяцев Нетаньяху сохраняет за собой пост главы кабинета[2]. В соответствии с коалиционным соглашением лидер второй по величине партии Кахоль-Лаван Б. Ганц после ротации в ноябре 2021 г. должен возглавить кабинет министров на оставшиеся 18 месяцев [39]. Это самое громоздкое правительство «национального единства» за всю историю Израиля[3] [32]. Условия создания и специфика состава данного правительства обрекают его на внутрикоалиционные трения и трудности в процессе выработки важнейших государственных решений.

 

Старые и новые проблемы правительства

Кабинету министров предстоит решить сложнейшие задачи внутренней и внешней политики. Некоторые из них являются продолжением основных проблем, нерешенных или нерешаемых в прошлом. В программном документе правительства обозначены такие традиционные задачи, как укрепление национальной безопасности, усилия по достижению мира в регионе. Особое звучание приобрела задача достижения национального примирения в израильском обществе. На необходимость срочного решения этой проблемы указывают провалы последних избирательных компаний 2019 г., выведших Израиль на новый уровень общественного противостояния [39].

Сформированное в экстраординарных условиях коронавируса правительство, обозначенное как чрезвычайное, столкнулось с принципиально новыми задачами, прежде всего, с первостепенной задачей борьбы с вирусом. Оно вынуждено работать в условиях роста безработицы и трудностей кризиса некоторых отраслей экономики, острой внутрипартийной борьбы по вопросам утверждения госбюджета [23].

Резко возросшие трудности населения, связанные с коронавирусом (безработица, к концу апреля достигшая 20% [25]), и рост недовольства Нетаньяху как из-за предъявленных ему обвинений, так и за промахи в борьбе с коронавирусом, стали одной из причин массовых протестов в Израиле[4] [16; 26; 35]. Характерно, что после объявления Байденом победы на американских выборах у демонстрантов появились плакаты «Трамп ушел, Биби следующий!».

К новым внутренним проблемам прибавилась и неопределенность в будущем самого Б. Нетаньяху, так как еще до формирования правительства против него начался судебный процесс по делам о взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием. Из-за коронавируса суд был отложен, что дало возможность Нетаньяху возглавлять правительство. Многие эксперты опасались, что кабинет будет не способен функционировать эффективно, и предрекали скорый правительственный кризис и новые выборы.

 

Региональная политика пятого правительства Нетаньяху

Наиболее острые дискуссии и разногласия в израильском обществе вызвала внешнеполитическая программа правительства. Премьер-министр в качестве первого шага правительства в июле 2020 г. объявил, что, в соответствии с его предвыборным обещанием, еврейское государство должно начать аннексию части территорий (около 30%) Палестинской автономии вдоль Западного берега реки Иордан. Эта идея не была сюрпризом, так как опиралась на базовые положения «мирного плана» президента Д. Трампа[5], обнародованного в начале 2020 г., накануне израильских выборов в 35 Кнессет [3].

Решение о немедленном одностороннем расширении израильского суверенитета на Западном берегу было вызвано в том числе нарастающей тревогой правящих кругов Израиля относительно будущих отношений с США. По мере приближения даты президентских выборов и нарастания критических противоречий в американском обществе в привычно высокий уровень двусторонних отношений входил элемент непредсказуемости. Израильский политический истеблишмент осознавал, что возможное поражение Трампа может наложить негативный отпечаток на отношения с Израилем, привести к изменениям американской политики на Ближнем Востоке. В случае победы Дж. Байдена израильским политикам, возможно, придется готовиться к неоднозначным оценкам их внешнеполитического курса, как это было во время правления Б. Обамы. Кандидат от демократов еще во время предвыборной кампании остро критиковал «мирный план» Трампа и обозначил свое несогласие с идеей немедленной аннексии как противоречащей принципу урегулирования по формуле «два государства для двух народов». Кроме того, Байден объявил о готовности вновь рассмотреть возможности возвращения руководства США к «ядерному договору» с Ираном [45].

Из этого израильским правительством было сделано два основных вывода. Необходимо в кратчайшие сроки максимально использовать все возможности, предложенные «мирным планом» Трампа, поставив палестинскую сторону перед свершившимися фактами, и предложить урегулирование по формуле «мир за мир». Вторая задача, также сформулированная в русле американо-израильской стратегии, – добиться значительного прорыва в отношениях Израиля с прагматичными арабскими государствами, используя их накал противоречий с Ираном.

Своей поспешно декларируемой решительностью «реализовать» предложенные Белым домом возможности наступления на права палестинцев и аннексировать часть палестинских земель Нетаньяху, уверенный в активной американской поддержке, казалось, загнал себя в политическую ловушку. Однако некоторые израильские эксперты не исключают, что для самого Нетаньяху решение об аннексии имело скорее демонстрационный характер [36]. Вопрос о нерешенном статусе Западного берега р. Иордан остается предметом самых сложных дискуссий за всю историю переговорного процесса между конфликтующими сторонами. В ходе ряда международных соглашений [20; 42; 46] (из-за невозможности внести какие-нибудь существенные изменения в статусе этой территории), обе стороны конфликта брали на себя конкретное обязательство не принимать никаких односторонних действий по изменению статуса Западного берега реки Иордан и сектора Газа вплоть до окончательного соглашения по урегулированию конфликта. Это обязательство было подтверждено и в документе Уай Ривер, подписанном непосредственно самим Нетаньяху в 1998 г., и отход от него означал отказ от программного документа, принятого его собственной партией Ликуд.

Как опытный политик, Нетаньяху не мог не предвидеть все политические последствия практического выполнения плана аннексии. Глава правительства, возможно, рассчитывал на внутриполитическую ситуацию, связанную с коронавирусом. Он также учитывал настрой Ганца и его более умеренных сторонников в коалиции против немедленной аннексии[6]. По мнению израильского специалиста Д. Маковского, Нетаньяху использовал присутствие представителей партии Ганца в коалиции, чтобы убедить своих сторонников немедленной аннексии, что из-за давления левоцентристов он не смог выполнить предвыборные обещания [35]. Так и вышло. Именно Ганц «убедил» Нетаньяху отложить выполнение плана аннексии до окончания периода коронавируса. Глава кабинета учитывал не только мнение своих партнеров по коалиции, но и предупреждение руководства министерства обороны Израиля о том, что аннексия может вызвать волнения на территориях ПНА и в Газе [30]. В результате Нетаньяху объявил, что план аннексии откладывается из-за волны коронавируса, накрывшей палестинские земли и угрожающей здоровью солдат Израиля в ходе операции на Западном берегу реки Иордан.

   Причиной этого решения, которое, очевидно, полностью устраивало самого премьер-министра, послужила и ожидаемая им негативная международная реакция на аннексию. Большинство арабских государств региона резко осудили израильские планы. Иордания пригрозила разорвать мирный договор с Израилем от 1994 г. в случае аннексии палестинских территорий. На встрече Организации исламского сотрудничества в июне 2020 г. представители руководства Садовской Аравии, Кувейта, Катара и других ближневосточных стран расценили этот израильский план как опасную эскалацию и грубое нарушение международных норм права, договоров и соглашений, поддерживающих права палестинского народа. Несмотря на определенное улучшение отношений с Израилем, главы арабских монархий Персидского Залива также были вынуждены публично осудить одностороннее решение Израиля аннексировать часть Западного берега [14]. Не стала неожиданностью негативная реакция Евросоюза, лидеры которого потребовали не допустить реализации планов аннексии части палестинских территорий [7].

Трамп еще в августе 2020 г. заявил, что план аннексии в настоящее время не актуален, и Израилю придется с этим согласиться. И, пока ситуация будет оставаться такой же, он не будет поднимать этот вопрос [19]. Президенту в свете нарастающих внутренних трудностей и приближающихся выборов было явно не до проблемы Западного берега. Очевидно, интерес Белого дома к односторонним шагам Израиля снизился также потому, что риски и последствия от аннексии явно перевешивали сомнительные преимущества от его имплементации. Не случайно в связи с этим глава ближневосточной группы администрации, старший советник и зять президента США Дж. Кушнер обратился к премьер-министру Израиля Нетаньяху с просьбой отложить аннексию. А посол США в Израиле Фридман, активный сторонник планов аннексии палестинских земель, посоветовал отложить рискованный план или вовсе от него отказаться в случае поражения Трампа на предстоящих президентских выборах [26].

   Учитывая все обстоятельства, израильское правительство объявило, что вопрос аннексии исключен из сегодняшней политической повестки дня [9]. Израиль официально отказался от немедленной аннексии Иорданской долины и уведомил об этом Палестинскую национальную администрацию (ПНА).

 

Новые шаги Израиля по сближению с арабскими государствами региона

По признанию израильских специалистов, информация о совместном решении руководства Израиля и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) о нормализации двухсторонних отношений прозвучала неожиданно не только для простых израильтян, но и для членов кабинета министров (не говоря уже о палестинцах) [19]. Сам по себе этот факт не был чем-то принципиально новым. Неофициальные связи и торговля между Израилем и ОАЭ начали развиваться еще при И. Рабине после подписания Договоров Осло во время мирного процесса [27]. В последнее десятилетие руководство Израиля активизировало процесс сближения с «прагматичными» суннитскими государствами, пытаясь добиться от них более гибкого подхода к израильским позициям в отношении палестинского вопроса. В 2015 г. Израиль открыл дипломатическое представительство в столице Эмиратов Абу Даби, связанное с Международным агентством по возобновляемым видам энергии (The International Renewable Energy Agency); усилились контакты представителей израильского руководства с верхушкой ОАЭ; израильские атлеты участвовали в соревнованиях во время международной выставки в Dubai’s World Expo 2020 [15]. Элемент неожиданности состоял в том, что соглашение было подписано в момент уже упоминавшегося выше быстрого нарастания внутренних трудностей правительственного курса. На этом фоне соглашение с ОАЭ имело прорывной характер для правительства Нетаньяху. Объединенные Арабские Эмираты стали третьей страной арабского мира после Египта и Иордании, подписавшей мирные договоры с Израилем (в 1979 г. – Египет, в 1994-м – Иордания), согласившейся установить с Израилем дипломатические отношения.

Это соглашение было достигнуто при активном посредничестве администрации Трампа. Согласно совместному коммюнике, ОАЭ и Израиль присоединятся к американской инициативе Трампа «Стратегический план для Ближнего Востока». Американский президент охарактеризовал соглашение как огромный прорыв [1]. Посол США в Израиле Фридман назвал сделку «соглашением Авраама» в честь «патриарха всех трех великих религий»: христианской, мусульманской и иудейской [5], что подчеркивало его всемирное, межцивилизационное значение.

Вскоре за ОАЭ последовал Бахрейн. 15 сентября 2020 г. в Белом доме в присутствии президента Трампа были подписаны соглашения о нормализации отношений и установлении дипломатических связей между Израилем и ОАЭ и Бахрейном.

В октябре 2020 г. Израиль и Судан при посредничестве США также договорились о нормализации отношений. Оба государства «согласились на отмену военного положения между двумя народами», и президент США проинформировал Конгресс о том, что Судан должен быть вычеркнут из списка государств, спонсирующих терроризм, куда на данный момент помимо него включены Иран, Сирия и Северная Корея.

Для израильского правительства договоры с влиятельными арабскими государствами означали еще один шаг по вытеснению проблем палестино-израильского конфликта на периферию интересов региональных арабских стран и внешних акторов. Это был поворотный пункт в израильской региональной дипломатии – Израилю удалось заключить соглашения на базе формулы Нетаньяху: «мир в обмен на мир». До этого мирные договоры с Египтом и Иорданией базировались на принципе территориальных уступок: «земля (территории. – Т. К.) в обмен на мир». До недавнего времени все арабские государства официально отказывались нормализовать свои отношения, пока Израиль не решит вопрос с палестинскими территориями. Чтобы сделать договор более приемлемым для арабских стран, Израиль использовал свое решение о временном отходе от плана аннексии, что сделало возможным дальнейшее сближение с другими арабскими государствами региона. Иордания и Египет приветствовали договоры. Отказ от немедленной аннексии одобрили администрация Трампа, еврейская община США, причем и либеральная, и консервативная ее части, руководство ЕС и других стран. Большинство израильтян также поддержали отмену аннексии и договоры с Эмиратами и Бахрейном.

 

Политические дивиденды установления дипотношений с арабскими странами

В долгосрочной перспективе сближение с влиятельными арабскими государствами соответствует стратегической задаче израильской дипломатии: обеспечить постепенное вхождение в политическую систему региона в качестве активного игрока на ближневосточной сцене. Откровенно произраильская позиция администрации Трампа помогала израильскому руководству добиваться установления некоего нового порядка и нового баланса на Ближнем Востоке. Израиль получил возможность стать реальным центром силы, и, преодолев имидж государства-изгоя, активно влиять на общерегиональные процессы. Целью для Израиля стало преодоление традиционного антагонизма арабских государств региона. На основе сближения с ними Израиль намерен осуществлять эффективное противодействие враждебным региональным государствам (прежде всего, Ирану), претендующим на гегемонию и препятствующим его выдвижению на роль одного из центров силы в регионе [3].

Курс на нормализацию отношений Израиля со странами Персидского залива полностью соответствовал интересам администрации Трампа. Приняв решение понизить американское присутствие в регионе, Белый дом руководствовался принципом минимально необходимого вмешательства. Для защиты своих ключевых интересов США опираются на достаточный набор военных и невоенных инструментов, а также на своих союзников, в первую очередь – на Израиль и «умеренные» суннитские государства. Персидский залив был назван одним из приоритетов «оффшорной стратегии» балансирования США как одна из «ключевых точек», имеющих для них жизненно важное значение [32]. Белый дом при Трампе официально подтвердил свои обязательства защищать Израиль и государства Персидского залива от внешней агрессии и по-прежнему гарантирует безопасность стран Залива, продолжая поставлять им современные виды вооружения.

Заключение соглашений означало успех ближневосточной политики американского президента. Торжественное подписание в Белом доме в присутствии Трампа соглашений между Израилем и ОАЭ и Бахрейном было выгодно потому, что произраильская политика традиционно популярна среди основных групп его электората  – большой части американских евреев и христиан-евангелистов. Американские еврейские организации и объединения евангелических христиан оказывают постоянную поддержку Израилю и его курсу в отношении территорий на Западном берегу[7] [12].

  Президент Трамп, с большим энтузиазмом оценивая возможный прорыв в израильско-арабских отношениях, убеждал своих сторонников, что вскоре все прагматичные арабские государства придут к нормализации отношений с Израилем. Он даже дал понять, что Иран окажется полностью нейтрализован и вынужден будет присоединиться к установлению мира на Ближнем Востоке на американских условиях [17]. Оставим за скобками реалистичность подобных перспектив. Однако в августе 2020 г Кушнер заявил, что США готовы к расширению мира на Ближнем Востоке, призывают отойти от идеологии конфликтов и предлагают начать мирные переговоры с Ираном, если Трамп будет в ноябре переизбран. Кушнер также сказал, что Вашингтон пересмотрит ооновские санкции против Исламской республики, если она откажется от своей ядерной программы, и что американский президент хотел бы встретиться с президентом ИРИ Х. Рухани и другими лидерами [33].

Для Нетаньяху и его правительства это был шанс выбраться из политической ловушки «несвоевременных» планов аннексии. На внутриполитическом фронте сближение с арабскими странами и связанное с этим решение заморозить аннексию принесло Нетаньяху некоторую надежду отойти от имиджа однозначно правого политика, возглавляющего лагерь воинствующих националистов, и расширить спектр своего взаимодействия с центристским лагерем, выступающим вместе с левыми партиями против односторонних действий правительства. Предусматривалось, что сближение с богатыми арабскими государствами повысит международный рейтинг Нетаньяху как политического деятеля, способного вывести страну из состояния региональной изоляции и начать этап активного партнерства на региональном уровне. Нетаньяху преподнес договоры с ОАЭ и Бахрейном как свое личное достижение в области региональной политики, а сами соглашения как лучшие, чем все прежние. Он весьма искусно отодвигал своих главных соперников по коалиции – министра обороны Ганца и министра иностранных дел Ашкенази (оба от Кахоль-Лаван) от процесса подготовки и согласования соглашений [40]. Нетаньяху даже не пригласил их на церемонию подписания в Вашингтоне этих соглашений.

Большинство израильских экспертов расценивают подписанные договоры как стратегическую победу Нетаньяху, поскольку решения о нормализации отношений с Израилем были приняты руководством ОАЭ и Бахрейна, а затем и Судана, несмотря на отсутствие значимых уступок с израильской стороны. Правительство не предприняло ни одного шага по выходу с Западного берега, не эвакуировало ни одного поселенца, не упомянуло о необходимости создания независимого палестинского государства на основе «два государства для двух народов». Единственная «уступка» – важный, но временный отказ от аннексии на Западном берегу. В совместном заявлении, принятом Трампом, Нетаньяху и фактическим лидером ОАЭ Мохаммедом Бин Заядом, содержалось лишь согласие Израиля отложить планируемый суверенитет на районы, указанные в «мирном плане» Трампа, и приложить усилия для расширения связей с другими арабскими государствами и мусульманским миром [10].

Понятна и выгода для Эмиратов и Бахрейна – их отношения с Вашингтоном улучшаются. Договоренности с Израилем выгодны им в экономическом и научном, гуманитарном[8] смысле, а также в плане безопасности [5]. Белый дом, например, ведет переговоры о поставках в ОАЭ боевых самолетов F-35 и беспилотников (Predator and Reaper drones), которые Эмираты стремились заполучить в течение многих лет. На это, очевидно, будет вынужден согласиться Израиль, несмотря на возражения по поводу возможного нарушения принципа качественного военного превосходства (Israel’s Qualitative Military Edge (QME) Израиля над государствами Ближнего Востока [13]. Министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гардаш подтвердил, что переговоры о покупке F-35 успешно продолжаются. Трамп и Кушнер также заявляли о переговорах по этой сделке [40]. У Судана же, благодаря договоренностям с Израилем, с благословения США появилась возможность избавиться от международной изоляции и определения своего государства как террористического.

Несмотря на оптимистические оценки соглашений, остаются нерешенными многие вопросы дальнейшего развития региональной ситуации, в частности, вопрос о том, последуют ли примеру ОАЭ и Бахрейна другие арабские страны, которые традиционно связывали любое движение в сторону сближения с Израилем со значительным прогрессом в урегулировании палестинской проблемы [40]. Еврейское государство надеется на сближение со всеми государствами Персидского залива – с Оманом, Бахрейном, Кувейтом, которые публично одобрили «авраамический договор»[9]. Только Саудовская Аравия пока хранит молчание[15][10].

Серьезный мотив сближения с Израилем – противостояние Ирану. Долгосрочная цель администрации Д. Трампа и израильского руководства - дальнейшее развитие идеи создания регионального антииранского лагеря [2]. В 2018 г. Израилем была предпринята попытка объединения арабских вооруженных сил, которые мыслились американской стороной как Ближневосточный стратегический альянс (The Middle East Strategic Alliance – MESA), уже окрещенный «арабским НАТО», со штаб-квартирой в Эр-Рияде [8]. Предполагаемый альянс должен был, по замыслу его создателей, служить препятствием для экспансионистских планов Ирана и радикального ислама [2]. В экономическом плане планировавшееся финансовое участие арабской коалиции и Израиля в региональных проблемах помогло бы снизить финансовые расходы Белого дома.

У Израиля нацеленность на противодействие Ирану также имела свои политические причины. Отсутствие сбалансированных центров силы в ближневосточном регионе, присущая ему конфликтность являются устойчивой характеристикой региональных отношений [29]. Стремясь упрочить свое место в региональной системе, Израиль в качестве возможного общего мобилизационного фактора избрал стратегию препятствования стремлению любой стране, в данном случае Ирану, играть лидирующую роль в регионе. Поскольку это отвечает интересам американской ближневосточной политики, Вашингтон активно поддерживал и поддерживает непримиримую антииранскую позицию Иерусалима [31].

Израильская стратегия базировалась на идее более активного принудительного сдерживания иранской ядерной программы. Выступая против каких бы то ни было соглашений с ИРИ, Израиль считал, что любая форма договоренности будет воспринята иранским руководством как тактическая победа и в еще большей степени подстегнет его ядерные амбиции и претензии на гегемонию на региональном уровне. Позиция республиканской администрации по иранской ядерной программе полностью совпала с линией Израиля, выступавшего против любого договора с ИРИ, смягчающего режим санкций.

Иран считается основным стратегическим противником Саудовской Аравии и государств Персидского залива, хотя в военном отношении не представляет для них серьезной угрозы, поскольку те имеют подавляющее превосходство в обычных вооружениях [28]. Израиль, обладая мощным военным потенциалом и являясь стратегическим союзником США, имеет возможность служить защитником дружественных арабских режимов от гипотетической иранской угрозы. Общие интересы борьбы с иранской угрозой и террористическими исламистскими организациями способствуют сближению арабских стран с Израилем [22].

Для Ирана соглашение с арабскими странами Залива и перспективы подобных договоров с другими арабскими государствами означает создание враждебного регионального альянса, чьи усилия, направленные против ИРИ, настраивают против него общественное мнение на уровне региона. По мнению Мохаммада Али Абтани, бывшего вице-президента ИРИ, «мы обнаружили себя в ситуации, где наши соседние арабские государства объединяются с Израилем против Ирана». Иранские аналитики также опасаются, что экономический потенциал ОАЭ подорвет иранский бизнес [24].

 

Изменения подходов к решению палестинской проблемы

Соглашения Израиля с государствами Персидского залива и Суданом весьма далеки от решения проблем урегулирования палестинского вопроса. Трудно не заметить важные различия в подходах правительств, заключивших договоренности. В то время как правящие круги Израиля оценивают их как «историческое мирное соглашение», руководители ОАЭ и Бахрейна говорят о «дорожной карте» для развития дальнейших двусторонних отношений. Правительство Нетаньяху настаивает, что планы аннексии не окончательно убраны с израильской повестки дня, а глава ОАЭ объясняет, что данное соглашение является пропалестинским, так как вопрос об аннексии был отложен, и, по своей сути, означает конец аннексии, – и это является условием установления дипломатических отношений с Израилем [19]. Руководство государств Персидского залива, очевидно, будет публично настаивать на этих принципах, так как не может не учитывать настроения своих граждан, продолжающих выступать против нормализации отношений с Израилем.

Наиболее пострадавшая сторона – это палестинцы, наблюдающие, как арабский мир сближается с Израилем, примиряясь с тем, как правящие круги Израиля игнорируют права палестинцев и подрывают их интересы. Они почувствовали себя преданными арабскими государствами, которые фактически признали, что палестинская проблема больше не играет ключевой роли в достижении мира на Ближнем Востоке. Процесс сближения с мусульманскими государствами, по мнению израильских и западных специалистов, означает конец хартумской формуле «трех нет», сформулированной на конференции в столице Судана Хартуме представителями Лиги арабских государств 53 года назад, сразу после окончания войны 1967 г. Эти «три нет» означали: «нет» миру с Израилем; «нет» признанию Израиля и переговорам с ним.

Эмираты и Бахрейн также отошли от мирного плана - «Арабской инициативы» от 2002 г. [11], предложенного королем Саудовской Аравии и одобренного ЛАГ, даже не попытавшись получить что-нибудь взамен для палестинцев. Они оставили палестинцев в ситуации статус-кво, что для тех неприемлемо, даже если угроза аннексии была отложена [12]. Договоры выбили у них главный аргумент: поддержку арабских стран в палестино-израильском конфликте. Палестинцы опасаются, что придется иметь дело с новой политической реальностью на Ближнем Востоке, которая означает конец всех усилий достичь урегулирования на основе создания двух государств. Реакция палестинской стороны была вполне предсказуемой. Рамалла отозвала посла из Эмиратов и отказалась от продолжения переговоров с Израилем [43]. ПНА обратилась к ЛАГ с требованием срочной встречи, чтобы отвергнуть принятые соглашения. Палестинская сторона оценила соглашение с ОАЭ как нарушение единой арабской позиции по палестино-израильскому конфликту, полный отход от арабского консенсуса по палестинской проблеме[12] и назвала обнародование соглашений «черным днем».

При правлении республиканской администрации в США палестинское руководство действовало в ситуации трех неблагоприятных факторов: «мирного плана» Трампа, угрозы (пусть и отложенной – Т.К.) аннексии и опасных для них договоров Израиля с ОАЭ и Бахрейном. Руководство ПНА лишилось своего права вето по вопросу нормализации отношений между Израилем и арабским миром до тех пор, пока не будет решены территориальный вопрос и проблема палестинских беженцев.

В качестве определенной компенсации за предполагаемые уступки Израиль предложил палестинской стороне широкие меры по экономической и технической помощи, помощи в обеспечении порядка на территориях в координации с израильскими силами безопасности. Предусмотрены таже сотрудничество и финансовая поддержка со стороны Эмиратов и Бахрейна (а впоследствии ряда других богатых стран Персидского залива). Правительство Нетаньяху ясно дало понять, что в данный момент Израиль при поддержке Белого дома предоставляет палестинцам единственный и, быть может, последний шанс изменить ситуацию в продолжающемся конфликте. «До недавнего времени, – заявил премьер-министр, – только Израиль вынужден был идти на уступки, давать, замораживать и уходить… Сейчас… палестинцы должны пойти на уступки» [34].

По мнению некоторых израильских специалистов по вопросам урегулирования палестино-израильского конфликта, в региональной ситуации произошли настолько серьезные изменения, что речь может идти о новой парадигме в мирном процессе. По-прежнему очевидно, что единственным реальным решением, позволяющим покончить с палестино-израильским конфликтом, является практическое воплощение идеи двух государств для двух народов на основе создания независимого палестинского государства. Но в сложившейся ситуации для достижения этой цели необходима новая парадигма, поскольку старый принцип двусторонних переговоров уже не работает. Появившаяся возможность создания новой ближневосточной реальности на основе сотрудничества с суннитскими арабскими государствами, по мнению израильской стороны, даст возможность усилить стабильность на Ближнем Востоке, будет способствовать развитию региональной экономики, снижению влияния Ирана и более эффективной борьбе с радикальным исламом, что, в свою очередь, укрепит безопасность Израиля.

Предполагается, что совпадение интересов Израиля и прагматичных арабских государств могло бы предложить новые возможности продвижения идеи двух государств. Новая парадигма должна строиться на отказе от привычных схем переговоров, в ходе которых стороны должны прийти к окончательному решению конфликта. История показала, что израильтяне и палестинцы на базе двухсторонних переговоров не способны прийти к соглашению. Есть надежда, что вовлечение в переговорный процесс ряда влиятельных арабских государств откроет новые пути поэтапного решения основных проблем конфликта. В полном соответствии с ближневосточным «мирным планом» Трампа израильское руководство предполагает, что новый вариант урегулирования будет представлять некую «пакетную сделку», где будут задействованы непосредственные стороны конфликта и региональные государства. Такая формула даст возможность выработки на региональном уровне соглашений по сотрудничеству в области региональной безопасности и экономическому развитию. Главной идеей здесь является финансовое сопровождение всех договоренностей по палестинскому государству со стороны арабских государств, прежде всего, стран Персидского залива.

Правый фланг израильских политических сил надеется, что улучшение отношений с арабскими странами вообще устранит саму необходимость дальнейших переговоров с палестинцами. Но палестинская проблема останется, и Израиль не сможет сохранить свой имидж демократического государства, если откажется решать ее. Многие сторонники палестинского государства в Израиле – представители левого политического крыла, надеются, что прорыв в отношениях Израиля с арабскими странами региона будет необходимым мостом для преодоления существующего тупика [37]. Исторический опыт, считают они, свидетельствует, что те арабские страны, с которыми у Израиля есть дипломатические отношения – Египет и Иордания – играют наиболее активную роль в поддержке палестинских требований, используя свою дипломатию для удерживания обеих сторон конфликта от необдуманных шагов. Египет и Израиль тесно сотрудничали в поддержании перемирия между Израилем и Газой в течение последних полутора лет. Иордания совместно с США играла активную роль в организации израильско-палестинских встреч и обсуждении важнейших вопросов. Недавнее предупреждение короля Иордании Абдуллы II о своем категорическом неприятии планов аннексии сыграло важную роль в том, что этот вопрос был снят с повестки дня. В Израиле рассчитывают, что Эмираты будут играть такую же важную роль в поисках достижения палестино-израильского мира. Высказывается надежда, что арабские государства смогут гораздо эффективнее воздействовать на Израиль напрямую, чем  в условиях неприятия и бойкота еврейского государства [37].

Любые договоренности о мире, исключающие самих палестинцев, не смогут служить достижению мирного окончательного решения конфликта. Израильские договоренности с арабскими странами, возможно, станут фактором, который вернет палестинскую сторону за стол переговоров. Израильские политики считают, что чем больше арабских государств последуют примеру Эмиратов, Бахрейна и Судана, тем больше шансов, что палестинское руководство согласится пойти на соглашения и уступки для достижения мира [44].

После поспешно объявленной победы на президентских выборах 2020 г. кандидата от Демократической партии Дж. Байдена в Израиле стали широко обсуждаться последствия возможной смены администрации для региональной политики правительства Нетаньяху. Конец правления команды Трампа ставит перед правительством Израиля стратегические задачи налаживания плодотворных отношений с новой демократической властью, продвижения двустороннего диалога и координации совместных усилий по проведению региональной и международной политики в интересах двух стран.

Будущий 46-й президент США в прошлом неоднократно подтверждал свою искреннюю дружбу с еврейским государством. Нет сомнений, что сотрудничество в таких областях взаимодействия, как военная и экономическая помощь США Израилю, останется на прежнем высоком уровне. Вместе с тем, будучи последовательным проводником ближневосточной политики демократов и, конкретно, линии экс-президента Б. Обамы, Байден всегда подчеркивал, что теплые отношения с Израилем не означают отказа от критики некоторых аспектов израильской политики, особенно по палестинской проблеме. Байден давал понять, что его администрация будет против расширения поселений и против аннексии части палестинских территорий. Он никогда не скрывал, что признает только одно возможное решение конфликта, которое будет опираться на формулу «два государства для двух народов». В случае прихода к власти его администрация также планирует вновь открыть американское консульство в Восточном Иерусалиме и миссию ООП в Вашингтоне, которые в свое время закрыл Д. Трамп. Еще одним тревожным сигналом для израильтян является план Байдена восстановить участие США  в соглашении с Ираном, подписанном в 2015 г..

Очевидно, что в ближайшем будущем ситуация на палестино-израильском направлении будет слабо предсказуемой. Эта проблема напрямую связана со сложной политической обстановкой в США после президентских выборов и ситуацией в самом Израиле, прежде всего, из-за неопределенности личной судьбы Нетаньяху, что может повлиять на будущее возглавляемого им правительства «национального единства». Возможны также перемены в составе руководства Палестинской автономии и, следовательно, подвижки проводимого им курса.

 

Литература

1. Израиль и ОАЭ при посредничестве Трампа заключили историческое соглашение о полной нормализации отношений / BBC. –https://www.bbc.com/russian/news-53771138 (дата обращения: 13.08.2020).

2. Карасова Т. А. Особенности израильско-американских отношений в период правления правительств Б. Нетаньяху и администраций Б. Обамы и Д. Трампа (2009–2019). М. : ИВ РАН, 2019. С. 286–289.

3. Карасова Т. А. Новые тенденции в региональной политике Израиля (2009–2019 гг.) // Вестник МГИМ(У). 2019. № 12(4). С. 180–200.

4. Карасова Т. А. «Сделка века» Д. Трампа : Приведет ли новый план США к урегулированию палестино-израильского конфликта // Свободная Мысль». 2020. № 4. С. 63–75.

5. Маркус Дж. Анализ. Знаменательный шаг – но вопросы остаются. /BBC. – https://www.bbc.com/russian/news-53771138 (дата обращения: 13.08.2020).

6. Соглашение Израиля и ОАЭ: «историческая сделка» или «обман века»? – https://www.bfm.ru/news/450850 (дата обращения:14.08.2020).

7. Филатов С. Израиль: «аннексия» Палестины объявлена, но отложена. Почему? – https://interaffairs.ru/news/show/26836 (дата обращения: 06.07.2020).

8. Шумилина И. НАТО западное и «НАТО» арабское // Евро-Атлантика сегодня: ближневосточные вызовы / науч. ред. А. И. Шумилин. М. : Международные отношения, 2018. С. 123–124.

9. Хлебникова Л. Р. Дебаты в США и Израиле по проблеме израильской односторонней аннексии Иорданской долины : 31 июля 2020. – https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/debaty-v-ssha-i-izraile-po-povodu-izrailskoy-odnostoronney-anneksii-iordanskoy-doliny/ (дата обращения: 06.07.2020).

10.Ahren R. Upending traditional views on peacemaking, Israel-UAE deal truly heralds new era. 14 August 2020. – https://www.timesofisrael.com/upending-traditional-views-on-peacemaking-israel-uae-deal-truly-heralds-new-era/ (дата обращения: 06.07.2020).

11.Arab peace initiative: full text // The Guardian. 2002. 28.03. – https://www.theguardian.com/world/2002/mar/28/israel7 (дата обращения: 06.07.2020).

12. Baker P., Kershner I., Kirkpatrick D. D., Bergman R. Israel and United Arab Emirates Strike Major Diplomatic Agreement // The New York Times. 2020. 13.08. – https://www.nytimes.com/2020/08/13/us/politics/trump-israel-united-arab-emirates-uae.html (дата обращения: 13.08.2020).

13. Burton G. What the Israel-UAE Agreement Means for Asian Powers // The Diplomat. 2020. 01.09. – https://thediplomat.com/2020/09/what-the-israel-uae-agreement-means-for-asian-powers/ (дата обращения: 01.09.2020).

14. Cafiero G., Fuchs C. West Bank Annexation Plan Tests Gulf-Israeli Relations. – https://consortiumnews.com/2020/06/19/west-bank-annexation-plan-tests-gulf-israeli-relations/ (дата обращения: 19.06.2020).

15. Cook St. A. What’s Behind the New Israel-UAE Peace Deal? – https://www.cfr.org/in-brief/whats-behind-new-israel-uae-peace-deal (дата обращения: 17.08.2020).

16. Coronavirus latest: Thousands of Israelis protest Netanyahu's pandemic response. – https://www.dw.com/en/coronavirus-latest-thousands-of-israelis-protest-netanyahus-pandemic-response/a-54313704 (дата обращения: 20.08.2020).

17. Cortellessa E. Trump says he expects not only Saudis, but also Iran, to make Middle East peace. – https://www.timesofisrael.com/trump-says-he-expects-saudis-as-well-as-iran-to-join-peace-bid-in-middle-east/?utm_source=Breaking+News&utm_campaign=breaking-news-2020-08-19-2371929&utm_medium=email (дата обращения: 20.08.2020).

18. Crowley M. Trump Seeks to Turn Israeli-Arab Accords Into Campaign Gains. – https://www.nytimes.com/2020/09/20/us/politics/trump-israel-arab-election.html (дата обращения: 20.09.2020).

19. Davidovich J. UAE and Israel announce they’re establishing ties; Israel suspending annexation. – https://www.timesofisrael.com/liveblog-august-13-2020/?utm_source=Breaking+News&utm_campaign=breaking-news-2020-08-13-2367256 (дата обращения: 13.08.2020).

20.Declaration of Principles on Interim Self-Government Arrangements. – https://mfa.gov.il/mfa/foreignpolicy/peace/guide/pages/declaration%20of%20principles.aspx (дата обращения: 13.09.2020).

21. Document Retrieval. Wye River Memorandum. – https://peacemaker.un.org/israelopt-wyerivermemorandum98 (дата обращения: 13.09.2020).

22. Existential Threat Scenarios to the State of Israel / Winter O. (Ed.). Memorandum № 203. 2020. September. – https://www.inss.org.il/wp-content/uploads/2020/09/Memo203_e-4.pdf (дата обращения: 18.09.2020).

23. Even Sh., Hadad S.  Where is the War Budget? // INSS Insight. № 1336. 2020 17.06. – https://www.inss.org.il/publication/war-budget/?utm_source=activetrail&utm_medium=email&utm_campaign=INSS%20Insight%20No.%201336 (дата обращения: 18.08. 2020).

24. Fassihi F., Kirkpatrick D. D. The Israel-U.A.E. Deal and the Beirut Blast Both Box in Iran // The New York Times. 2020. 16.08. – https://www.nytimes.com/2020/08/16/world/middleeast/the-israel-uae-deal-and-the-beirut-blast-both-box-in-iran.html (дата обращения: 18.08.2020).

25. Federman J. Political novices drawn to anti-Netanyahu protests in Israel. – https://apnews.com/1c876257b589225938f4c811ff8fe435 (дата обращения: 12.08.2020)

26. Halbfinger D. M., Crowley M. Mixed Signals on Israeli Annexation Reflect Split Among Officials // The New York Times. 2020. 22.06. – https://www.nytimes.com/2020/06/22/world/middleeast/israel-annexation-trump-kushner.html (дата обращения:22.06.2020).

27. Hattis R. S. Israel–UAE deal, who's to thank and what will it lead to? – opinion. – https://www.jpost.com/opinion/israel-uae-deal-whos-to-thank-and-what-will-it-lead-to-opinion-639683 (дата обращения: 23.08. 2020).

28. Hasten J. “World gradually changing its perspective on Israel”. – https://www.israelhayom.com/2020/07/24/world-is-gradually-changing-its-perspective-on-israel/ (дата обращения: 24.08.2020).

29. Heller M. A. Israel as a Regional Power: Prospects and Problems // Regional Powers in the Middle East. The Modern Muslim World / Fürtig H. (ed.) N. Y. : Palgrave Macmillan, 2014.

30. IDF chief warns of possible outbreak of West Bank violence over annexation. – https://www.timesofisrael.com/liveblog-june-23-2020/ (дата обращения: 23.06.2020).

31.Kappel R. Israel: The Partial Regional Power in the Middle East. –https://link.springer.com/chapter/10.1057/9781137484758_8. Springer–2014; Fawcett L. Regional leadership? Understanding power and transformation in the Middle East. – https://www.taylorfrancis.com/books/e/9780203815984/chapters/10.4324/9780203815984-18/ (дата обращения: 18.09.2020).

32. Kenig О. A jumbo-size government? Now? Really? –https://blogs.timesofisrael.com/a-jumbo-size-government-now-really/ (дата обращения: 30.04.2020).

33. Kushner extends US peace offer to Iran, says Trump ready to talk, meet leaders. – https://www.timesofisrael.com/kushner-extends-us-peace-offer-to-iran-says-trump-ready-to-talk-meet-leaders/?utm_source=The+Daily+Edition&utm_campaign=daily-edition-2020-08-20&utm_medium=email (дата обращения: 20.08.2020).

34.Kobi M., Udi D. Israel-UAE Normalization of Relations: At the Expense of the Palestinians? // INSS Insight. № 1368. 2020. 23.08.

35. The Likud Conspiracy: Israel in the throes of a major political crisis. –https://www.middleeastmonitor.com/20200801-the-likud-conspiracy-israel-in-the-throes-of-a-major-political-crisis/ (дата обращения: 01.09. 2020).

36.Makovsky D. Gantz’s Gamble. –  https://www.davidmakovsky.com/articles-collection/gantzs-gamble (дата обращения: 27.03. 2020).

37.Makovsky D., Shapiro D. B. Here’s how Palestinians could benefit from the diplomatic deal between Israel and the United Arab Emirates // The Washington Post. 2020. 09.09. –  https://www.washingtonpost.com/opinions/2020/09/09/heres-how-palestinians-could-benefit-diplomatic-deal-between-israel-united-arab-emirates/ (дата обращения: 09.09.2020).

38.Mearsheimer J., Walt S. The Case for Offshore Balancing. A Superior US Grand Strategy // Foreign Affairs. 2016. № 95 (4).

 39.The New Israeli National Unity Government. May 2020. – http://www.bicom.org.uk/wp-content/uploads/2020/05/New-Govt-FINAL.pdf (дата обращения: 12.09.2020).

40. The 5th Netanyahu Government: An Interim Report. – https.//www.bicom.UK/wp-content/uploads/2020/09/BI (дата обращения: 12.09.2020).

41. Netanyahu discusses annexation plan with Gantz: Report 18 Jun 2020 // Al Jazeera. 2020. 18.06. – https://www.aljazeera.com/news/2020/06/netanyahu-discusses-annexation-plan-gantz-report-200618083806812.html (дата обращения: 04.09.2020).

42. Sharm el Sheikh Memorandum on Implementation Timeline of Outstanding Commitments of Agreements Signed and the Resumption of Permanent Status Negotiations. – https://peacemaker.un.org/israelopt-sharmelsheikhmemorandum99. (дата обращения: 04.09.2020).

43. Siryoti D. Gulf residents excited, Palestinians in shock. https://www.israelhayom.com/2020/09/01/gulf-residents-excited-palestinians-in-shock/ (дата обращения: 09.01.2020).

44. Talmy A. One step closer to compromise. –https://www.israelhayom.com/opinions/one-step-closer-to-compromise/ (дата обращения: 19.08.2020).

45. Wertman O. Israel needs to prepare for the Biden era – opinion. 28.07.2020. – https://www.jpost.com/opinion/israel-needs-to-prepare-for-the-biden-era-636519 (дата обращения: 19.08.2020).

46. The Wye River Memorandum. – https://www.govinfo.gov/content/pkg/WCPD-1998-11-02/pdf/WCPD-1998-11-02-Pg2104.pdf (дата обращения: 23.09.2020).

 



[1] Сформированная в 2020 г. коалиция состоит из партий Ликуд, Кахоль-Лаван, Авода, Дерех-Эрец, Гешер, Еврейский дом, ШАС и Яхдут Авода. Коалиция имеет большинство мандатов в Кнессете 23 созыва: 67 из 120. Это самое большое правительство за всю историю Израиля. В его составе 36 министров и 16 заместителей.

[2] Б. Нетаньяху занимает пост премьер-министра с 2009 г. Это уже пятое правительство, которое он возглавил.

[3] В состав правительства «национального единства» в 1969 г., контролировавшего абсолютное большинство Кнессета, входили 24 министра, а в 1984г., когда широкая правящая коалиция получила 75 депутатских мандатов, – 25.

[4] Для Израиля были характерны политические протесты оппозиции или конкретных представителей израильского общества – религиозных групп, молодежи, левых и т.д.. Сейчас среди протестующих практически нет действующих политиков. Новая волна протестов, направленная, прежде всего, против личности Нетаньяху,  более представительная: на улицу вышли практически все слои израильского населения, и их требования носят широкий характер [25].

[5] Плана администрации Д. Трампа под названием: «От мира к процветанию: пути улучшения жизни израильтян и палестинцев».

[6] Во время предвыборной кампании по плану аннексии оба лидера в правительстве выступили единодушно: и Нетаньяху, и Ганц объединились в принципиальной готовности аннексировать часть палестинских территорий [35; 41]. Однако после формирования кабинета министров Ганц заявил, что он против аннексии, если мировое и региональное сообщество не одобрит это решение, чего, впрочем, наверняка произойти не могло. Ганц считал невозможным аннексию без согласия на это короля Иордании Абдуллы II, который предупредил руководство Израиля, что аннексия вызовет «массовый конфликт» с Иорданией [26].

[7] Однако опросы, проводимые накануне выборов Институтом, изучающим еврейский электорат США, показывали падение популярности Трампа среди американских евреев: 67% опрошенных поддерживали Байдена и только 30% Трампа [12].

[8] Соглашение предусматривает также свободное посещение мусульманами священных мест Иерусалима.

[9] Иран, Катар и Турция критиковали соглашение и намеревались отозвать послов из Абу Даби.

[10] Причиной молчания, по мнению некоторых специалистов, может быть позиция короля Саудовской Аравии, отца кронпринца Мохаммеда бин Салмана, который выступает против нормализации отношений с Израилем [15].

комментарии - 2
TinesyGymn 11 мая 2021 г. 0:06:23

Do not tell me sites where you can see the calendar of events for 2022, found only for [url=https://2021-year.com]2021[/url] year.

TinesyOpiz 11 мая 2021 г. 0:53:31

Do not tell me sites where you can see the calendar of events for 2022, found only for [url=https://2021-year.com]2021[/url] year.

Мой комментарий
captcha