Официальные извинения    78   12624  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    144   27433  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    735   75370 

ПОВЫШЕНИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ СЛОВЕНИИ КАК НАСТОЯТЕЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

Князев Юрий Константинович, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН

 

Опыт Словении в деле повышения ее внешнеэкономической конкурентоспособности представляет немалый интерес с учетом трех факторов: 1) достигнутых страной успехов в социально-экономическом развитии (она занимает лидирующие позиции в этой области среди постсоциалистических государств Европы), 2) ее сравнительно небольших размеров и 3) ее статуса как одного из полноправных членов Европейского союза из числа вступавших в него после 2004 г. стран Центрально-Восточной Европы.

С точки зрения международной конкурентоспособности важнейшее значение имеет ограниченность словенского внутреннего рынка, недостаточного для оптимального экономического развития и поэтому обреченного на интеграцию в мировое пространство. По состоянию на конец 2019 г. словенское население численностью около 2 миллиона 96 тысяч человек проживало на территории 20 тысяч 273 квадратных километров. Узость внутреннего спроса заставляет страну постоянно заботиться о том, чтобы предлагаемые ею внешнему миру товары и услуги были конкурентоспособными на иностранных рынках. Это требует поддержания на сравнительно высоком технологическом и рентабельном уровне отечественного производства и сферы международных услуг с тем, чтобы экспортируемые товары и услуги были приемлемы для иностранных потребителей по соотношению цена-качество.

 

Значение и современное состояние внешнеэкономических связей Словении

Как и большинство малых стран, Словения имеет обширные внешнеэкономические связи и глубоко вовлечена в мировое, преимущественно европейское хозяйство. Об огромной роли внешней торговли в воспроизводственном процессе свидетельствует то, что в 2017 г. отношение объема экспорта товаров к ВВП составляло 55%, по совокупному экспорту товаров и услуг этот показатель был равен 70%, по сумме экспорта и импорта товаров – 105%, по объему внешней торговли товарами и услугами – 112%.

Показатели внешней торговли Словении в последние четыре года были противоречивыми. Прирост экспорта товаров и услуг после максимальных 10,5% в 2017 г. снизился в следующем году до 6,1%. В 2019 г. динамика товарного экспорта замедлилась до 3,8%. Динамика импорта была аналогичной, отличаясь от показателей экспорта на несколько десятых процентного пункта. Товарный экспорт Словении составил в 2019 году почти 32 млрд.евро, импорт – 30,7 [5, s. 3]. 

В 2019 г. второй год подряд имело место замедление номинального роста экспорта товаров в страны зоны евро. Товарный экспорт в страны ЕС увеличился всего на 3,6%. Быстрее рос экспорт фармацевтических и других медицинских изделий, а также автомобилей и транспортного оборудования. Существенно замедлился также импорт из государств Евросоюза - с 10,2% до 3%. Это в первую очередь относится к инвестиционным товарам и промежуточным изделиям для сборки готовой продукции.

Географическая структура словенской внешней торговли существенно не меняется. Экспорт товаров в ЕС составил в 2018 г. 77%, в 2019 г. – 78%. Больше всего повысился экспорт в Германию и Италию, на которые пришлось более половины всего прироста (53%). Импорт из этих двух стран увеличился на 10%. Вместе с Австрией их доля в общем приросте импорта из ЕС составила 46%. Как и в 2018 г., на долю всех стран ЕС пришлось в 2019 г. 79% словенского импорта.

За 2018 г. экспорт словенских товаров в Россию составил 798,5 млн евро, или 94,3% от уровня 2017 г. Импорт из России достиг 523,3 млн евро, увеличившись на 38,2%. Сальдо по обмену товарами в пользу Словении резко уменьшилось до 2,3 млн евро против 178,8 млн в 2017 г. [4, s. 6,7]. В 2019 г. товарный экспорт в Россию увеличился на 12,1%, в то время как импорт продолжил рост еще более высоким, чем год, назад, темпом – 46% [5, s. 6].    

Заметно увеличился в 2018 г. экспорт транспортных и туристических услуг, который по объему намного превосходил их импорт. Первое место по объему занимали пассажирские перевозки, второе – транспортировка грузов. Прирост экспорта услуг в 2019 г. замедлился до 7,3% по сравнению с предыдущим годом. Снизился рост предоставляемых транспортных, строительных и даже туристических услуг. Затормозился также рост импорта услуг до 4,1%. Профицит в торговле услугами составил в 2019 г. 2826 млн евро. 

Приведенные данные свидетельствуют о резком ухудшении в 2019 г. результатов внешнеторговой деятельности. Замедление темпов роста внешней торговли Словении усугубилось в I кв. 2020 г. еще до распространения коронавируса, о чем говорят данные табл. 1. Прирост экспорта в январе на 3,8% сменился в марте падением его объема на 9,7%, а в целом за первый квартал – снижением на 2%. 

 

Таблица 1. Динамика товарного экспорта и импорта Словении в I полугодии 2020 г. (в % к предыдущему периоду 2019 г.)

 

Январь

Январь-февраль

Январь-март

Март

Апрель

Январь-июнь

Экспорт

103,8

103,9

98,0

90,3

64,5

86,5

Экспорт в ЕС

103,6

102,4

95,9

87,0

59,4

84,0

Импорт

103,8

99,3

98,0

88,2

58,6

84,3

Импорт из ЕС

103,0

98,6

95,9

87,6

54,8

82,9

Источники: Ekonomski odnosi Slovenije s tujino. Januari, februari, marec, april, junij 2020. S. 6.

 

В апреле 2020 г. произошел обвал внешней торговли Словении примерно на 40%. Затем торговые связи начали постепенно восстанавливаться, и по итогам первого полугодия 2020 г. объем товарооборота оказался только на 15% ниже, чем в предыдущем году.

Как по экспорту, так и по импорту падение темпов в торговле со странами ЕС опережало в период январь-апрель 2020 г. соответствующие показатели совокупной внешней торговли Словении. Это говорит о том, что существенным фактором замедления общей внешнеторговой динамики стал нараставший в последнее пятилетие кризис в ЕС [2], который вначале проявлялся в основном во внутренней политике и международных отношениях, а в конце концов негативно отразился и на развитии экономики. При этом и восстанавливалась торговля со странами ЕС в мае-июне также медленнее, чем с миром в целом.

 

Особенности внешнеэкономической интеграции и необходимость увеличения вклада отечественного производства

  Небольшая словенская экономика неизбежно ориентируется на экспорт, стремясь занять наиболее выгодное место в международном разделении труда. Хотя в этом деле Словении удалось достичь неплохих результатов, по конкурентоспособности ее продукция значительно отстает от производимой в экономически развитых странах, с которыми приходится соревноваться на мировых рынках. Отдавая себе в этом отчет, словенские специалисты внимательно изучают современный мировой опыт и стремятся использовать его для повышения конкурентоспособности экспортируемых товаров и услуг. 

Словения прочно интегрирована в европейскую экономику и считает это большим достижением. Страна позиционирует себя как своего рода мастерскую, в сотрудничестве с которой заинтересованы другие страны подобно автомобилистам, нуждающимся в содержании и ремонте своих транспортных средств. Не претендуя на ведущую роль в производстве и сбыте своей конечной продукции, словенцы предпочитают подстраиваться под условия и требования более сильных иностранных производителей, выполняя нужные им услуги и снабжая их промежуточными изделиями, запчастями, деталями и узлами для сборки механизмов мировых брендов. Встраиваясь в зарубежные производственные и сбытовые цепочки, словенские предприниматели обеспечивают выпуск и реализацию в основном промежуточных изделий на мировых рынках, оказывая одновременно разные коммерческие, транспортные, строительные и иные услуги, необходимые их иностранным партнерам для ведения бизнеса по всему миру. Занимая эту выгодную нишу в международном разделении труда, Словения в то же время стремится оптимизировать получаемые результаты с целью извлечения еще большей выгоды для страны и действует ради этого в разных направлениях. Одним из них стало в последнее время исследование получаемого страной эффекта от торговли промежуточными изделиями для выявления новых возможностей для повышения доли именно отечественных производителей в реализуемых на мировом рынке товарах.    

В истекшие пару десятилетий в мировой торговле произошел сдвиг в сторону резкого увеличения обмена промежуточными изделиями, участвующими в глобальных цепочках создания добавленной стоимости. На них уже приходится две трети мирового товарооборота. Статистические данные говорят о небольшом и даже сокращающемся влиянии этого мирового тренда на словенскую экономику, ее конкурентоспособность и финансовые результаты. С 2000 по 2017 гг. отношение совокупного словенского экспорта (товаров и услуг вместе) к ВВП выросло с 50% до 70%. Значительное повышение этого показателя сопровождалось увеличением, после вступления Словении в ЕС и присоединения к зоне евро, доли промежуточных изделий в экспорте товаров, что свидетельствует о повышении степени вовлеченности страны в мировой процесс межстрановой вертикальной фрагментации производства.

На Германию приходится 19% словенского экспорта, на Италию – 10%, Австрию - 9%, Францию и Хорватию – по 5%, Венгрию – 3%, на прочие страны ЕС – 20%, на Россию и США – по 2%, на азиатские страны – 2%, на прочие страны мира – 23% [3, s. 12]. Словенский экспорт в наиболее важные страны в основном состоит из продукции обрабатывающих отраслей. Более развитые государства ЕС представляют собой производственные хабы, переправляющие словенскую часть экспортируемой продукции в США и страны Азии.

Как и любая малая страна, Словения вынуждена импортировать не только полуфабрикаты, но и первичное сырье, переработка которого также дает прирост добавленной стоимости. По сравнению с сельским хозяйством, добывающей промышленностью и сферой услуг, обрабатывающая промышленность имеет более фрагментарное производство. Там самая высокая степень вертикальной специализации. Поэтому ее доля в экспорте страны, хоть и свидетельствует о высокой степени ее включенности в международную производственную интеграцию, тем не менее, не отражает подлинного участия в глобальных цепочках создания добавленной стоимости (ГЦДС). Для уточнения такого участия необходимо избавиться от двойного счета добавленной стоимости и не учитывать импортированную часть в экспортируемой продукции. Полученный таким образом показатель наиболее точно выражает степень участия страны в ГЦДС. Этот показатель, как правило, ниже для малых открытых стран, сильно зависящих от импорта, в сравнении с более крупными и располагающими собственным сырьем государствами.

Динамика степени участия Словении в ГЦДС свидетельствует о том, что словенская доля стала расти после вступления страны в ЕС в 2004 г., упала в кризисном 2009 г., вновь росла до 2012 г. и стабилизировалась в 2013-2014 гг. на уровне немногим более 60% совокупного экспорта, и в ней 60% приходилось на импортосодержащие продукты и только 40% на товары полностью отечественного производства. Словенский экспорт преимущественно ориентируется на продукцию обрабатывающего сектора с доминированием импортной компоненты. В сфере услуг (транспорт, оптовая торговля, электроснабженческие сети, строительство) в наибольшей мере сочетаются импортосодержащие и полностью отечественные компоненты. Фармацевтика в меньшей мере участвует в  ГЦДС из-за ее ориентированности на выпуск конечной продукции. Но она имеет большую долю импортной компоненты, как и металлургия, металлообработка, автомобилестроение, резиновая и пластмассовая отрасли, химическая промышленность, компьютерная, деревообрабатывающая, мебельная, бумажная, текстильная, пищевая отрасли, составляющие основу словенского экспорта. Гораздо меньше импортная составляющая в розничной торговле, научно-технической сфере, сельском и лесном хозяйстве, программировании, телевидении, страховании, здравоохранении, государственных услугах, доля которых в экспорте незначительна.

Общий показатель доли ПДС в экспорте на уровне 63% мало что говорит о конкурентоспособности этой продукции и приносимой Словении  пользе. Исключение импортируемой добавленной стоимости из стоимости финальной продукции позволяет уточнить степень участия страны в межстрановой вертикальной специализации. Часть словенского экспорта из-за двойного счета почти полностью заносится в актив страны, хотя реально является экспортом иностранных партнеров. С учетом этого ухудшается реальная позиция Словении в межстрановой специализации и в экспорте промежуточной продукции. При таком подходе обнаруживается, что самую высокую долю ПДС имеют фармацевтика и производство транспортного оборудования, где более 60% экспорта приходится на отечественную добавленную стоимость. Самую низкую долю отечественной добавленной стоимости (28%) имеет автомобилестроение с глубоко фрагментированной продукцией. Наибольшие сравнительные преимущества перед развитыми странами ЕС Словения имеет именно в фармацевтике и производстве транспортного оборудования, а в сравнении с «новыми» членами ЕС – в производстве компьютерных компонентов, электронике и оптике.

Доля отечественной добавленной стоимости в словенском экспорте превышает средний мировой уровень в фармацевтике (на 10 п.п.), транспортном оборудовании (24 п.п.), компьютерном производстве (13 п.п.), текстильной и швейной (3 п.п.), а также мебельной промышленности (1 п.п.). Эта доля ниже среднемирового уровня в металлообработке (-17 п.п.), деревообработке (-23 п.п.), добывающей промышленности (-11 п.п.), производстве резиновых и пластмассовых изделий (-8 п.п.), бумажной промышленности (-18 п.п.), производстве машин и оборудования (-4 п.п.), металлургии (-8 п.п.), химической промышленности (-8 п.п.), пищевой промышленности (- 3 п.п.), производстве электротоваров (-2 п.п.), автомобилестроении (-6 п.п.) [3, s. 22].     

В процессе все большего интегрирования словенской экономики в глобальные производственные цепочки и специализации на производстве промежуточной продукции происходит сокращение доли отечественной добавленной стоимости в совокупном экспорте. В 2000-2014 гг. произошло снижение удельного веса отечественной добавленной стоимости в экспорте страны с 67 до 64%. За это время уменьшилась доля капитала в экспортируемой продукции на 1,8 п.п. и доля труда на 1,2 п.п., в том числе низкоквалифицированного – на 2,2 п.п., средней квалификации – на 1,4 п.п., а участие высококвалифицированного труда выросло на 2,4 п.п.

Словенская промышленность интегрируется в глобальные цепочки в основном посредством Германии, являющейся крупнейшей экономикой ЕС и главным торговым партнером Словении.

Глубоко фрагментированное производство больше подвержено внешним шокам по сравнению с выпуском финальной продукции. Особенно это касается малых и средних предприятий, которым необходима финансовая и деловая поддержка для обеспечения их большей устойчивости в кризисных условиях.

Растущая вертикальная специализация при сохранении импортной зависимости экспорта требует от внешнеторговой политики не только обеспечения доступа Словении к внешним рынкам, но и большей открытости экономики и стимулирования иностранных инвесторов, осуществляющих трансфер на словенскую территорию прямых иностранных инвестиций (ПИИ), новых знаний и технологий. Поскольку углубленная интеграция в ГЦДС менее выгодна при использовании низкоквалифицированной рабочей силы, необходимы дополнительные программы повышения квалификации и переквалификации занятых работников и более эффективная политика подготовки молодых кадров.

 

Более активное привлечение иностранного капитала

В отличие от других стан ЦВЕ Словения привлекает сравнительно мало прямых иностранных инвестиций. Она не создает особых благоприятных условий для их притока в страну, не открывает для них свободных зон и не стимулирует иностранных инвесторов более низкими налогами и другими льготами. По закону компании с иностранной собственностью обладают одинаковыми с местными предприятиями правами и обязанностями. Поэтому ежегодные поступления и накопленный объем ПИИ не столь велики, как у других стран ЦВЕ.

Объем накопленных ПИИ в Словении на конец 2017 г. составил 13,7 млрд евро. По сравнению с предыдущим годом он увеличился на 5,4%. Приток ПИИ за 2017 г. был равен 842,5 млн евро. Направлялся он в основном в обрабатывающие отрасли и сферу финансов и страхования. Чистый словенский долг по линии ПИИ сократился за год на 148,6 млн евро.

Больше всего ПИИ в 2017 г. поступило из Австрии, Люксембурга, Швейцарии, Германии и Нидерландов. Вкладывались они в основном, помимо вышеуказанных сфер, в торговлю и ремонт автомобилей. Люксембург, Нидерланды, Кипр и подобные им оффшорные страны, из которых поступают ПИИ в больших объемах, являются посредниками в экспорте инвестиций, а сами реально вкладывают за границей не так уж много собственных средств. Так, из поступивших в страну из Люксембурга накопленных ПИИ по состоянию на 2017 г. в размере 1558,9 млн. евро. люксембургским инвесторам принадлежало только 280,5 млн.. По Нидерландам соответствующие объемы составляли 1071,5 и 457,6 млн. евро, по Кипру – 228,5 и 129,0 млн.. Другие страны, наоборот, реально вкладывают ПИИ гораздо в большем объеме, чем непосредственно из них поступающих средств. Это значит, что принадлежащие им инвестиции вкладываются формально через другие государства и отражаются в национальной статистике последних. Так, из Германии в 2017 г. поступило в Словению 1151,9 млн. евро, а объем принадлежащих ей ПИИ составил 1988,5 млн.. У США, у которых соответствующие объемы ПИИ были равны 19,3 и 1812,2 млн. евро, у Японии – 47,1 и 317,9 млн. евро, у Россия – 176,1 и 537,7 млн. евро. Десятью крупнейшими инвесторами собственных ПИИ в Словению в 2017 г. были Австрия (2036,8 млн. евро), Германия (1989,5), США (1812,2), Италия (1292,9), Хорватия (702,3), Франция (667,9), Россия  (537,7), Нидерланды (457,6), Великобритания (356,1) и Япония (317,9 млн. евро) [9, s. 25].    

Предприятия, получившие ПИИ, составляют 1,5% их общего числа (не считая финансовых посредников). На обрабатывающие отрасли приходилось 25,8% таких предприятий и половина от всей численности занятых. Их доходность  (8,1%) была примерно на среднем для стран ЕС уровне.  Норма прибыли от ПИИ составила 5,7% и была выше среднего за 2009-2017 гг. показателя (5,4%). Предприятия с иностранным капиталом получили в 2017 г. прибыль в размере 1066,3 млн. евро. Реинвестировано из прибыли было 340,2 млн. евро, на 206,4 млн. меньше, чем за год до того. Эти предприятия получили на одного работника больше прибыли и добавленной стоимости в сравнении со средним по стране уровнем. Зарплата на них превышала этот уровень на 10,1% [9, s. 11-12].

По объему накопленных ПИИ, составляющему 32% ВВП, Словения отстает от других стран ЦВЕ. Он примерно на 25% меньше среднеевропейского уровня и сильно уступает рекордсменам в этой области Чехии и Венгрии (соответственно 72 и 67%). Более низкую, чем у Словении, норму накопленных ПИИ имеет только Германия. Ежегодный прирост ПИИ в Словении в посткризисный период также невелик. Их общий объем увеличился после 2009 г. на 9 п.п., тогда как в других странах ЕС прирост был существенно выше, а в Чехии составил рекордные 24 п.п. В развитой и самодостаточной Германии объем накопленных ПИИ вырос за этот период всего на 2 п.п. [9, s. 16]. 

Словенские прямые зарубежные инвестиции (ПЗИ) составили на конец 2017 г. 5,9 млрд. евро, увеличившись на 2,9% по сравнению с предыдущим годом. Более четверти этой суммы находится в их опосредованной собственности, то есть она оформлена как собственность местных бизнесменов. Непосредственно словенским собственникам принадлежит 72,6% всех ПЗИ. Основная их часть (60,8%) приходится на четыре страны бывшей Югославии. В пятерку стран с наибольшими объемами инвестиций из Словении входит и Россия.

Приблизительно треть общей суммы словенских ПЗИ вложена в обрабатывающие отрасли промышленности. Более половины этой суммы предприятия инвестировали в те виды деятельности, которыми они постоянно занимаются, и поэтому могли сами оборудовать и наладить производство в зарубежных странах [9, s. 12].

Общая прибыль словенских инвесторов за рубежом составила в 2017 г. 116,6 млн. евро. Норма прибыли составила 2,7% и была выше средней за 2010-2017 гг., равной 2,2%. Из полученной прибыли было реинвестировано за границей 31,8 млн. евро. В Словению было переведено по линии ПЗИ за 2017 г.  в общей сложности 280,3  млн. евро.

Словения имеет значительно меньший, чем у развитых стран ЕС, объем накопленных прямых инвестиций за рубежом – 14% ВВП при среднем по ЕС уровне в 60%. Прирост словенских ПЗИ за послекризисные годы составил 2 п.п. против 27 п.п. в целом в ЕС. Словения является чистым импортером прямых инвестиций с объемом превышения импорта над экспортом в размере 19% ВВП, в то время как это превышение составляет 61% ВВП у Чехии и  5,1% ВВП у Словакии [9, s. 17].

Таким образом, Словения отстает от других стран ЦВЕ как по объему накопленных ПИИ, так и по темпам их прироста в последнем десятилетии. Это подтверждает своевременность предложений ряда словенских экспертов о необходимости усилить стимулирование притока ПИИ с целью повышения их роли в переоснащении отечественного производства современными высокотехнологичными инновациями и в обеспечении стабильного экономического роста. Это позволило бы повысить включенность словенского бизнеса в международные производственные цепочки.

 

Необходимость географической диверсификации внешнеэкономических связей

В условиях исчерпания потенциала Евросоюза как обширного рынка для словенского экспорта все острее ощущается необходимость географической диверсификации внешнеэкономических связей. В выступлении на деловой конференции «Экспортируем умнее – как повысить объем словенского экспорта» 16 октября 2019 г. министр иностранных дел Словении М. Церар поддержал дальнейшую диверсификацию словенского экспорта и уменьшение его зависимости от ЕС, на который, по его словам, приходится почти 80% внешней торговли страны. Он упомянул, что за прошедший год 14 словенских делегаций посетили страны Европы, Азии и Африки, а также были проведены заседания смешанных комиссий по сотрудничеству с Украиной, Египтом, Россией и рядом других государств. М. Церар высказал пожелание, чтобы в будущем Словения торговала не только с ближайшими соседями, и добавил, что было бы большой ошибкой не использовать деловые возможности в других частях света [6].

Наиболее перспективным считается азиатский вектор внешнеторговой экспансии, а среди азиатских стран предпочтение отдается сотрудничеству с Китаем. В беседе с министром иностранных дел КНР во время его визита в Словению М. Церар констатировал укрепление сотрудничества между двумя странами в политической и экономической сферах. Он назвал Китай важнейшим торговым партнером Словении в Азии, занимающим 13-е место в общем списке. С 2013 г. товарооборот между двумя странами увеличивался на 15% ежегодно и достиг в 2018 г. 1,3 млрд. евро. М. Церар заверил, что Словения будет содействовать превращению порта Копер в удобные ворота проникновения китайских фирм в регион ЦВЕ. На 2020 г. запланировано взаимное проведение китайско-словенских дней науки и инноваций. Министры обсудили также вопросы сотрудничества в рамках соглашения между государствами ЦВЕ и Китая, известного под названием «Проект 17+1» [7].

Тенденция расширения экономических связей с другими регионами мира характерна для всех стран ЦВЕ. За последние годы произошли некоторые сдвиги в их внешней торговле со странами Азии, Африки, Северной и Латинской Америки. Удельный вес африканских стран во внешней торговле государств ЦВЕ колебался незначительно и в 2018 г. был равен 1,03% общего объема их товарооборота. Доля Африки в импорте стран ЦВЕ увеличилась в меньшей степени. Удельный вес африканских государств в импорте Центрально-Восточной Европы повысился с 0,5% в 2005 г. до 0,8% в 2018 г., то есть на 0,3 п.п..

Доля Латинской Америки практически стагнировала на уровне 1% (в 2018 г. - 0,93%). Регион Северной Америки увеличивал свою долю во внешней торговле стран ЦВЕ, хотя и довольно медленными темпами, и достиг в 2018 г. 2,61%.

С 2007 г. доля азиатских стран в экспорте Центрально-Восточной Европы неуклонно росла быстрыми темпами вплоть до 2013 г., увеличившись в общей сложности на 1,83 п.п. В 2014-2017 гг. доля Азии в экспортных потоках стран ЦВЕ увеличивалась более медленно и достигла около 7% в 2017 г.

Доля Азии в импортных закупках стран ЦВЕ начала заметно расти с 2011 г.  довольно быстрыми темпами и увеличилась с 16,91% до 18,81% в 2017 г.. За 2005-20018 гг. доля Азии в совокупном импорте стран ЦВЕ повысилась с 14% до 19%, или на 5 п. п..  Произошло это в значительной мере за счет увеличения удельного веса Китая с 2,7% до почти 5%, то есть на 2,3 процентного пункта.

В 2018 г. роль Азии во внешней торговле стран ЦВЕ еще больше выросла. Ее удельный вес в их совокупном товарообороте достиг 12,97%. Хотя в экспортных поставках доля азиатских стран незначительно сократилась до 6,34%, импортные потоки из государств Азии составили 19,34% совокупного импорта стран ЦВЕ.

Таким образом, географическая диверсификация торгово-экономических связей государств ЦВЕ осуществляется преимущественно за счет стран Азии, благодаря, в основном, растущей доле Китая во внешней торговле указанных стран. И Словения занимает в этом деле лидирующие позиции.

Товарооборот Словении со странами Азии после застоя в 2015 г. в следующем году увеличился на 9,7%, а в 2017-2018 гг. возрастал на 11,1% ежегодно. Динамика экспорта  и импорта была не столь однозначной. После снижения объема импорта в 2015 г. на 5% он чуть-чуть увеличился в следующем году, но в 2017 г. вырос на 8% и в 2018 г. еще на 15,6%. Если в 2015  г. и 2016 г. экспортная экспансия Словении в азиатские страны осуществлялась поступательно и сравнительно высокими годовыми темпами (11,5 и 24,4% соответственно), то в 2017 г. прирост экспорта снизился до 15,9%, а в 2018 г. – до скромных 4,9%. Следовательно, торговля с Азией хоть и увеличивается, но как экспорт, так и импорт подвержены ежегодным конъюнктурным колебаниям и не приобрели должную стабильность. 

Крупнейшим азиатским внешнеторговым партнером Словении является Китай, объемы торговли с которым в последнее пятилетие постоянно увеличивались. Двусторонний товарооборот вырос за 2011-2017 гг. на 76,5%. Наибольшая доля этого прироста приходится на 2014-2017 гг., когда он составил 47,4%. Темпы роста особенно ускорились в 2017г.: по экспорту они составили 21,2, а по импорту 22,3%. Экспорт повышался более медленными темпами, чем импорт, что сказалось на увеличении дефицита Словении в торговле с Китаем до 512 млн. евро в 2017 г. [1].

 

Конкурентоспособность Словении в международной финансовой системе

 Международная конкурентоспособность любой страны не сводится только к комфортным для нее возможностям реализации за рубежом отечественных товаров и услуг. Сбыт экспортируемой продукции упрощается или затрудняется условиями финансового и юридического сопровождения соответствующих трансакций. Большое значение имеет также имидж государства как добросовестного плательщика за импортируемые товары и услуги и как надежного кредитополучателя, способного обслуживать внешнюю задолженность. В этом плане Словения признается в мире выгодным деловым партнером.

Экспортная экспансия и сокращение расходов за рубежом способствовали в 2018 г. росту профицита текущего счета платежного баланса Словении на 297 млн. евро. Увеличение профицита произошло в основном благодаря выросшему положительному сальдо в торговле услугами на 430 млн. евро [4, s. 1]. Профицит текущего счета в 2019 г. составил почти 3,2 млрд. евро, увеличившись на 370 млн. евро по сравнению с предыдущим годом и достигнув рекордного по отношению к ВВП уровня – 6,6% [8].

Валовая внешняя задолженность страны на конец декабря 2018 г. составляла 42,6 млрд. евро, на 1,2 млрд меньше, чем за год до того. В наибольшей мере задолженность снизилась у государства (на 1 млрд. евро). Банковские долги тоже уменьшились на 0,4 млрд. евро, долг Банка Словении – на 0,2 млрд.. Задолженность других секторов повысилась на 0,4 млрд. евро. На государство приходилось 49% совокупного долга страны, на банки – 16%, остальная часть – на нефинансовые организации. Чистый внешний долг страны был равен 6,4 млрд. евро, он сократился за год на 3,3 млрд. евро.. Чистый долг государства составлял 16 млрд. евро, тогда как другие сектора были чистыми кредиторами [4, s. 2].

В 2019 г. в динамике показателей внешней задолженности Словении произошли заметные сдвиги. По состоянию на конец 2019 г. валовой внешний долг страны вновь увеличился на значительную сумму в 1,6 млрд. евро и достиг 46 млрд.. или 93,7% ВВП. Одновременно выросли платежные требования Словении к зарубежным партнерам до 43,9 млрд. евро. В основном они повысились благодаря увеличению массы иностранных акций и облигаций в собственности словенских банков и предприятий, а также валютных накоплений населения. В результате изменения соотношения между платежными обязательствами и требованиями чистая задолженность Словении снизилась на 2,4 млрд. евро и составила на конец 2019 г. исторически минимальную сумму в 1,1 млрд. евро [5, s. 2].

Эти данные говорят о достаточно прочном финансовом положении страны во внешнем мире, которое способствует решению задачи дальнейшего повышения ее конкурентоспособности как на мировых рынках, так и в плане укрепления позиции Словении в системе международных заимствований и обслуживания внешней задолженности. Сравнительно благоприятное состояние в этой области может сыграть позитивную роль в преодолении неожиданной рецессии, наступившей вследствие временной приостановки хозяйственной активности в 2020 г. из-за коронавируса, но решающее значение будет иметь способность страны с наименьшими потерями выйти из этого кризиса.

  

Список литературы

1. Азиатский вектор в экономической стратегии стран Центрально-Восточной Европы. М.: ИЭ РАН. С. 291-292.

2. Князев Юрий. Кризис в ЕС и страны Центрально-Восточной Европы // Свободная мысль. 2019. № 2. С. 81-94..

3. Damjanović Milan, Banerjee Biswajit. Structure and competitiveness of the Slovenian economy in the world of increasing production fragmentation. Delovni zvezki Banke Slovenije / Bank of Slovenija working papers. 2/2018.

4. Ekonomski odnosi Slovenije s tujino. December 2018.

5. Ekonomski odnosi Slovenije s tujino. Januar 2020.

6. https://www.gov.si. Noviсe MZZ. 16. 10. 2019.

7. https://www.gov.si. Noviсe MZZ. 14. 12. 2019.

8. Letno poročilo 2019. Banka Slovenije. Maj 2020. S. 19.

9. Neposredne naložbe / Direct investment – 2017 . Banka Slovenije. Oktober 2018.

 

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha