Официальные извинения    1   1034  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   3771  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    335   10613 

Преообразования общественного производства


За четверть века после распада СССР сторонниками социализма проведена огромная работа по анализу причин распада, оши- бок, допущенных руководством страны, недостатков в разработке теории, социальных и экономических последствий распада и путей восстановления Советской власти. Можно констатировать большой прогресс в анализе теоретических положений и исторических фактов. Вместе с тем выявлено и большое разнообразие мнений, зачастую про- тиворечивых, по ряду принципиальных вопросов. Монографии и труды конференций последний лет [2; 17; 19; 21], к которым автор решается дополнить и свои работы [3; 4; 5; 6], позволяют приступить к теорети- ческим обобщениям и выработке практических рекомендаций. Однако необходимо предварительно прояснить вопросы, по которым имеются разногласия. Обоснованию позиции автора по некоторым из них и по- свящается данная статья.

Первая группа вопросов относится к определению самого понятия социализма, стадий его становления и развития. Определение соци- ализма как первой (низшей) фазы коммунизма является слишком об- щим, допускающим различные интерпретации. Так, в СССР официаль- но утверждалось, что социализм построен «полностью и окончательно», и страна находится в стадии перехода к коммунизму. Между тем факт распада СССР свидетельствует, что социализм в СССР находился еще на

«ранней» стадии, не гарантировавшей невозврат к капитализму. Поэ- тому можно и нужно говорить о более высокой, чем была достигнута в СССР, стадии «зрелого» (или «полного») социализма, при которой обес- печивались бы постоянный экономический рост, достижение и превы- шение производительности труда передовых капиталистических стран. В связи с этим мы предлагаем [5], наряду с «переходным периодом от капитализма к социализму», когда еще имеется частнособственниче- ский (капиталистический) сектор экономики с эксплуатацией челове- ка человеком, различать «ранний» социализм и «зрелый» социализм. При

«раннем» социализме уже отсутствуют частная собственность и эксплу- атация, но производительные силы и производственные отношения еще не получили развития, возможного и необходимого при «зрелом» («полном») социализме. Автор с удовлетворением ознакомился с до- кладом В. А. Бударина «Через неонэп к обновленному социализму» [18. С. 125—147], в котором со ссылкой на работы В. И. Ленина называют- ся фактически те же три ступени социалистического прогресса России: переходный период от капитализма к социализму, когда проводилась новая экономическая политика (нэп), последовавший за этим «ранний» социализм, и «полный» (или «зрелый») социализм, который построить не удалось. Аналогичная градация содержится в Рекомендациях конфе- ренции [18. С. 394—404].

Вторая группа дискуссионных вопросов связана с оценкой затрат

труда и ценообразованием. Применительно к социализму дискуссии здесь вызывают вопросы: а) прекращения товарного производства и действия закона стоимости; б) учета сложности (квалификации, качест- ва, результативности) труда при его оплате, оценке производственных затрат труда и установлении цен продукции; в) учета при назначении цен на средства производства и предметы потребления «труда для обще- ства», необходимого для создания фондов общественного потребления, расширения производства и общегосударственных расходов. Наша точ- ка зрения по этим вопросам состоит в следующем:

товарное производство и свойственная ему категория «стоимости» прекращают свое действие (существование) на стадии «зрелого» соци- ализма, а не только при коммунизме, как это считалось в СССР и как полагают сейчас многие;

для учета сложности труда (а не только его продолжительности — как это будет при коммунизме) при социализме приходится исполь- зовать деньги. В связи с этим при социализме (в том числе «зрелом») сохраняется денежное обращение при отсутствии товарного производ- ства;

труд для общества» целесообразно реализовывать через повыше- ние розничных цен на предметы потребления (и платные услуги), по ко- торым они продаются населению, сверх трудоемкости их производства (сверх их себестоимости, или «учетных» цен) с перечислением образу- ющейся разницы в бюджет. На средства производства устанавливаются только «учетные» цены (по себестоимости, или трудоемкости), исполь- зуемые для планирования, оценки эффективности производства и дру- гих экономических расчетов [3; 4; 5; 6].

Еще одна группа вопросов, рассматриваемых в статье, касается пла-

нирования, возможность и эффективность которого зачастую подвер- гается сомнению, оценки деятельности и материального поощрения коллективов предприятий, а также перехода к плановому безоплатно- му продуктообмену. Система хозрасчета предприятий, основанного на максимизации прибыли, которая внедрялась в СССР с конца 1950-х гг., представляется ошибочной, а о прямом продуктообмене (без купли-про- дажи) средствами производства просто забыли под влиянием хозрасче- та. Между тем при «зрелом» социализме хозяйственный расчет должен уступить место производственному учету и контролю, а товарооборот в сфере производства — плановому распределению средств производства.

Процесс перехода от капитализма к коммунизму

Этот процесс, включающий переходный период от капитализма к со- циализму, стадии «раннего» и «зрелого» социализма, многогранен по содержанию, длителен по времени и разнообразен по странам. Он не- избежно приобретает глобальный характер из-за противоречий и про- тивостояния капиталистических стран и расширяющегося содружества стран, вставших на путь строительства социализма. Мы не будем рас- сматривать период перехода от «зрелого» социализма к коммунизму. Однако для показа основных изменений, которые должны произойти в обществе и его экономике при построении «зрелого» социализма, ука- жем главные черты коммунистического способа производства, кото- рые можно считать «общепризнанными»:

полное обобществление средств и продукции производства при

высочайшем технологическом развитии производительных сил и пра- ктически полной ликвидации физического труда;

социальное единство общества — отсутствие классов, государства, юридического права и т. п. Создается система органов самоуправле- ния всех видов деятельности с ротацией руководителей, общественным контролем и др. Система основана на принципах, нормах и правилах коммунистического мировоззрения и коммунистической морали, ко- торые прививаются воспитанием и примером, не требуя оформления в виде законов;

планирование производства всех видов материальных продуктов, услуг и интеллектуальных продуктов на всех уровнях, включая уровень страны (или группы стран). Для планирования, естественно, необходи- мы оценки затрат труда на производство продуктов и услуг; измерение затрат труда в часах (днях, годах) рабочего времени. Совершенствование системы образования, трудоустройства и переква- лификации, а также сокращение рабочего дня по мере общего роста производительности труда приведут к тому, что труд каждого члена коммунистического общества станет одинаково необходим и ценен;

минимизация рабочего времени, как один из главных законов ком- мунистического производства. Он тождественен максимизации свобод- ного времени трудящихся, что часто рассматривают как основную цель производства при коммунизме (мы воздержимся от попытки сформули- ровать основной закон коммунистического производства);

распределение средств производства по планам, а предметов по- требления — по потребностям. Отсутствуют какие-либо акты «купли- продажи», само понятие «товара» и денежное обращение;

главным противоречием коммунизма следует, по-видимому, счи- тать противоречие между постоянно возрастающими потребностями и ограниченными ресурсами и восстановительными способностями на- шей планеты Земля. В связи с этим необходимо ограничивать до разум- ного уровня потребности людей, а с другой стороны — прилагать усилия к защите и восстановлению окружающей среды.

В целом мы рассматриваем коммунизм как общее направление про- гресса человечества, когда после ликвидации эксплуатации человека человеком (на стадии социализма) будет достигнуто изобилие предме- тов потребления, творческий труд станет первой потребностью челове- ка и будут созданы условия для всестороннего развития способностей каждого члена общества. Переход к коммунизму потребует длительного времени, особенно если выяснится невозможность его построения в от- дельной стране или группе стран, т. е. необходимость предварительного распространения социализма по всем странам мира. Поэтому мы не бу- дем фантазировать и пытаться более детально представить особенности коммунистического производства, а сосредоточимся на социализме.

Переходный период от капитализма к социализму достаточно широ-

ко признан и рассмотрен. Ф. Энгельс в «Принципах коммунизма» [23] пишет об этом периоде применительно к свершению социалистиче- ской революции в передовых промышленно развитых капиталистиче- ских странах. В. И. Ленин неоднократно писал о переходном периоде от капитализма к социализму в Советской России (СССР). Дореволюци- онная Россия была в основном аграрной страной с относительно слабо развитой промышленностью. Поэтому рассматриваемый переходный период принял в ней формы, отличные от тех, которые ожидались в передовых капиталистических странах. После окончания Гражданской войны, во время которой вынужденно применялась политика «военного коммунизма», основанного на продовольственной разверстке и карточ- ной системе, была принята новая экономическая политика (нэп). Она предусматривала замену продразверстки продовольственным налогом в сельском хозяйстве и допущение «государственного капитализма» в промышленности и торговле. Продналог был установлен примерно в два раза меньше, чем продразверстка, поэтому у крестьян оставались излишки для продажи на рынке по свободным ценам. Это стимулировало расширение посевных площадей и быстро привело к восстановлению сельскохозяйственного производства, разрушенного мировой и Гра- жданской войнами.

«Государственный капитализм» при ближайшем рассмотрении ока- зался все же частнособственническим. В работе «О продовольственном налоге» [11] В. И. Ленин четко указывает четыре вида государственно- го капитализма, которые он имеет в виду: 1) концессия — договор Со- ветского государства с капиталистом-концессионером; 2) кооперация мелких товаропроизводителей; 3) капиталист — торговец, которого государство привлекает за определенный комиссионный процент для продажи государственных продуктов и скупки товаров мелкого про- изводителя; 4) капиталист — арендатор, которому государство сдает в аренду принадлежащее государству предприятие, промысел, участок леса или земли и т. п. Можно видеть, что все эти четыре вида предпо- лагают частную собственность капиталистов и эксплуатацию ими трудящихся. Позднее Ленин относил к «государственному капитализ- му» также предприятия смешанной формы собственности — с участием частного и государственного капитала.

Следовательно, нэп и «государственный капитализм» в СССР пред- ставляли собой допущение и развитие капиталистического сектора экономики под контролем пролетарского государства для ускорения восстановления разрушенного войной народного хозяйства, последую- щей его индустриализации и подготовки к коллективизации сельского хозяйства. Таким был в СССР переходный период от капитализма к со- циализму. Он оказался довольно коротким — уже в середине 1930-х гг. был ликвидирован последний эксплуататорский класс кулаков и прове- дена коллективизация. Страна вошла в стадию «раннего» (как мы счита- ем) социализма. «Государственный капитализм» не сыграл существен- ной роли в СССР — Советское государство нашло собственные средства для индустриализации страны.

Гораздо более сложным и длительным переходный период получился в

Китае, экономика которого к моменту образования КНР (1949 г.) была значительно менее развита, чем в России в 1917 г. Сначала развитие КНР шло довольно успешно — благодаря помощи СССР — но в 1960-е гг. эта помощь прекратилась. Страна пережила несколько ошибочных кампаний: «создания коммун в деревне», «Большого скачка», «Культур- ной революции», — которые усугубили обстановку. Лишь в конце 1970-х гг. под руководством Дэн Сяопина начали обсуждаться и проводиться серьезные реформы, сначала в сельском хозяйстве, затем в промыш- ленности, науке и др. Главным содержанием реформ были допущение и развитие рыночных отношений и предпринимательства; резкое рас- ширение международных связей («открытости»), включая привлечение иностранных инвестиций; разрешение и поощрение разных видов соб- ственности, в том числе частной и иностранной; предоставление боль- шей самостоятельности государственным предприятиям и др. В целом это означало быстрое расширение частного сектора экономики, т. е.

капиталистического способа производства с эксплуатацией наемного труда и погоней за максимальной прибылью.

Реформы в КНР имеют большую аналогию с нэп и «государственным капитализмом», примененными в СССР в начале 1920-х гг. Дэн Сяопин находился в то время на учебе в СССР и был, конечно, знаком с работами В. И. Ленина по обоснованию необходимости нэпа и «госкапитализма». Однако в КНР потребовались реформы несравненно более глубокие и длительные из-за экономической отсталости, которая дополнительно увеличилась за 1960—1970-е гг., огромного населения и ряда других причин. Сами реформы проходят очень успешно, темпы экономическо- го роста КНР начиная с 1980-х гг. самые высокие в мире. Страна вышла на второе место и скоро обгонит США по абсолютной величине вну- треннего валового продукта (ВВП), но по размерам ВВП на душу населе- ния еще находится на уровне развивающихся стран. Правительство КНР планирует превратить страну в богатое, демократическое, гармоничное социалистическое государство лишь к 2050 г., т. е. описываемый пере- ходный период будет продолжаться там еще несколько десятилетий.

Сходный с КНР переходный период от капитализма к социализму переживает Вьетнам. Однако там — как и в других странах, строящих социализм, — он будет иметь свои индивидуальные особенности, за- висящие от конкретных экономических, природно-климатических и исторических условий страны. Общим признаком этого периода будет одновременное существование социалистического (государственного) и капиталистического секторов экономики. Поэтому этот период еще нельзя считать социализмом.

По окончании переходного периода, т. е. после ликвидации частной собственности и эксплуатации человека человеком, наступает стадия

«раннего», или недостаточно развитого («неполного»), социализма. Не- обходимость выделения такой стадии показал опыт СССР, где социализм провозглашался построенным «полностью и окончательно» с началом перехода к коммунизму. Фактически же вернулись к капитализму. Пре- кратить эксплуатацию человека человеком — эту величайшую социаль- ную несправедливость — необходимо было, конечно, как можно скорее. Однако, как выяснилось, этого еще далеко недостаточно для настоящего социализма.

Четко определить, что из себя представляет «ранний» социализм, до- вольно трудно. Переходный период от капитализма к социализму будет иметь свои особенности в каждой стране. Поэтому «ранний» социализм, построенный к концу этого периода, может быть весьма разнообраз- ным. Мы не будем пытаться представить все это разнообразие. Главной же общей чертой «раннего» социализма является неполное его «созре- вание», еще неполное соответствие «настоящему» («полному») социа- лизму. Следовательно, чтобы составить представление о «раннем» соци- ализме, необходимо определить, что такое «настоящий», «полный» или, как мы будем называть, «зрелый» социализм. В этом и состоял фаталь- ный недостаток в разработке теории социализма в СССР.

Отметим сначала основные черты социализма как «первой фазы» коммунизма, которые можно найти в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина и И. В. Сталина:

обобществление средств и продукции производства, т. е. единая («общенародная») собственность на них. Отсутствует не только частная, но и кооперативная собственность на средства и продукцию производ- ства;

отсутствие разделения общества на классы. Социалистическое об- щество едино по отношению к обобществленной собственности, по правам и обязанностям его членов;

реализация принципа «от каждого по способностям, каждому по труду», на котором, наряду с обобществлением средств производства, основываются социалистические производственные отношения;

достаточно высокие уровни развития производительных сил, об- разования, культуры и сознательности трудящихся, позволяющие реа- лизовать указанный социалистический принцип.

Перечисленные основные черты «первой фазы» коммунизма, кото- рую мы будем отождествлять со «зрелым» социализмом, позволяют уста- новить их отличия от особенностей коммунистического производства, отмеченных в начале данного раздела статьи. Эти отличия обусловле- ны тем, что для «второй фазы» («полного») коммунизма требуются го- раздо более высокие уровни развития производительных сил, а также образования, культуры и сознательности членов общества, чем при

«зрелом» социализме. Коммунистический принцип распределения «по потребностям» не содержит стимула к труду и повышению его произво- дительности. Поэтому переход к этому принципу возможен лишь при очень высоком интеллектуальном развитии членов общества, когда труд становится первой потребностью человека. Следовательно, глав- ным отличием «зрелого» социализма от «полного» коммунизма является распределение предметов личного потребления «по труду», а не «по по- требностям».

Из этого вытекают еще два отличия: 1) необходимость учета сложно- сти (квалификации, качества, результативности и т. п.) труда при со- циализме, что обусловливает использование денег, вместо оценки затрат труда просто рабочим временем (в часах, днях и т. д.) при коммунизме;

при коммунизме прекращается необходимость в использовании де- нег не только при оценке затрат труда, но и при распределении предме- тов личного потребления «по труду». Использование денег, которых не будет при коммунизме, для оценки затрат сложного труда при социализ- ме вызывало в СССР недоразумения и трудности при разработке эконо- мической теории.

Стадия «зрелого» социализма в странах, которые первыми ее достиг- нут, может продлиться несколько поколений или даже веков, особенно если выявится невозможность построения коммунизма в отдельной стране или группе стран в условиях капиталистического окружения. Потребуются не только высочайшее технологическое развитие произ- водительных сил и соответствующее интеллектуальное воспитание чле- нов общества, но и распространение социализма по всем странам мира.

 

Возвращаясь к основным чертам социализма как «первой фазы» ком- мунизма, отметим, что они не охватывают всех сторон социалистиче- ских производственных отношений. Так, классики марксизма не углу- блялись во взаимоотношения предприятий с государством и со своими работниками. С другой стороны, общие положения могут допускать раз- личную их интерпретацию. Если оценить социально-экономическое состояние СССР после 1930-х гг. (после окончания «переходного» пери- ода) в свете этих общих положений, можно убедиться, что социализм в СССР не смог достичь «полной зрелости» и должен классифицироваться как «ранний» социализм.

В наибольшей мере это касается обобществления средств производ-

ства и построения бесклассового общества, о чем твердо говорили все классики марксизма, включая В. И. Ленина и И. В. Сталина. В СССР все время существовала коллективная колхозная (артельная) собственность   в сельском хозяйстве и некоторых видах промысла, хотя Сталин писал о необходимости подъема ее до уровня всенародной собственности [19]. Кроме того, всенародная собственность в промышленности, на тран- спорте и др. имела форму «государственной» собственности, т. е. пере- данной в управление госорганам. При этом не были найдены, законода- тельно и организационно оформлены методы участия в управлении и контроля трудящихся за использованием этой собственности государ- ством. В результате трудящиеся не ощущали себя собственниками, от- носились к ней иногда как к «ничейной», а хозяйственные руководители могли использовать ее в корыстных целях.

Существовали два больших класса: промышленных рабочих и колхоз- ного крестьянства, а также все возрастающий по численности слой работников умственного труда, или интеллигенции, которую называ- ли «прослойкой», или «служащими». Происходил, конечно, рост обра- зовательного и культурного уровня рабочего класса и крестьянства, а также уменьшение противоположностей между городом и деревней, между физическим и умственным трудом. Но для полного объединения этих классов требовалось еще длительное время технологического про- гресса для повышения материального благосостояния и формирования социалистического мировоззрения. С конца 1950-х гг. идеологическая  и воспитательная работа была ослаблена, а порой даже велась в непра- вильном направлении. Не был восстановлен, в частности, партийный максимум на зарплату членов КПСС. Одним из свидетельств этого явил- ся факт формирования «диссидентов» (критиков и противников Совет- ской власти) — в основном из детей обеспеченных семей партийных работников и творческой интеллигенции.

Заслуживает  специального  изучения  -возможность   формирования

при социализме «правящего» класса, состоящего из руководителей пар- тийных, государственных и хозяйственных органов. Наиболее полно процесс формирования «правящего» класса описан Ю. И. Чуньковым [21]. Главная причина этого — объективное противоречие между ру- ководителями и «рядовыми» работниками в социалистических про- изводственных  отношениях:-  при  одинаковом  (равном)  отношении к обобществленным средствам производства «рядовые» работники на- ходятся в подчиненном положении к руководителям [3; 4; 5]. Руководи- тели необходимы для управления производством и государством (пока оно не отомрет). Но, обладая властными полномочиями, они могут зло- употреблять ими. Поэтому необходимы специальные меры по разре- шению этого противоречия (недопущению отрицательных его послед- ствий) — контроль «снизу», ротация руководящих кадров. В. И. Ленин в последних своих работах писал об этом очень категорично. В СССР такие меры не были законодательно и организационно оформлены, что привело к формированию слоя партийно-хозяйственной «номенклату- ры», который можно признать «правящим» классом. Вместо «стирания» (уничтожения) классов при социализме появился новый класс, интересы и действия которого противоречили интересам остальных трудящихся. В КНР понимают эту проблему, и там уже в течение нескольких десяти- летий реализуется смена всего руководящего состава КПК и государства каждые 10 лет с предварительной его подготовкой.

 

Социализм в СССР находился на «ранней» стадии из-за наличия нескольких классов; недостаточной законодательной и орга- низационной закрепленности власти тру- дящихся и их контроля за использованием общенародной собственности; ошибоч- ного (фактически капиталистического) хозрасчета предприятий и ряда других причин, к которым нужно отнести недо- статочную разработанность теории социа- лизма, включая его политэкономию.

Среди других особенностей социализма в СССР, не позволяющих от- нести его к стадии «зрелого», нужно указать на хозрасчет предприятий, основанный на максимизации прибыли, который ошибочно внедрялся с конца 1950-х гг. О несоответствии такого хозрасчета социалистиче- скому производству и катастрофических его последствиях для совет- ской экономики достаточно много и подробно написано, в том числе и автором статьи [1; 3; 4; 6]. Этот хозрасчет стимулировал рост цен (и инфляцию), сделал экономику «затратной», привел к нарушению денеж- ного баланса и дефициту. Он явился одной из главных причин возврата к капитализму.

Таким образом, социализм в СССР находился на «ранней» стадии из-за наличия нескольких классов (включая формирование нового «правящего» класса); недостаточной законодательной и организационной закрепленности власти трудящихся и их контроля за использованием общенарод- ной собственности, находившейся в управлении у государства; ошибоч- ного (фактически капиталистического) хозрасчета предприятий и ряда других причин, к которым нужно отнести недостаточную разработан- ность теории социализма, включая его политэкономию. Последнее было обусловлено пионерным характером строительства социализма в СССР.

Можно говорить о «ранней» стадии социализма в Корейской народно-

демократической республике (КНДР) и на Кубе, где отсутствуют частная собственность и классы эксплуататоров. Однако причины «незрелости» там существенно иные. В КНДР хорошо развиты наука и некоторые от- расли промышленности, что позволило создать ядерное оружие и меж- континентальные ракеты; но имеются большие трудности в сельском хозяйстве и еще низок общий жизненный уровень трудящихся. Куба достигла больших успехов в образовании и особенно — в здравоохра- нении, медицинской науке и технике; однако там недостаточен уровень промышленного развития. В целом эти две небольшие страны являют требующий внимательного изучения пример строительства социализ- ма, несмотря на блокаду, санкции и другие трудности, особенно проя- вившие себя после распада СССР.

У СССР в 1950—1970-е гг. были все условия и возможности для постепен- ного перехода к «зрелому» социализму [5]. И. В. Сталин в последней сво- ей работе очертил (хотя и недостаточно конкретно) направления этого перехода, назвав их «предварительными условиями подготовки перехода   к коммунизму» [18]. Однако Н. С. Хрущев с первых же своих шагов пошел в противоположном направлении, расформировав машинно-тракторные станции (МТС) и обязав колхозы выкупить и самим эксплуатировать сель- хозтехнику; затем добавился хозрасчет с максимизацией прибыли. Глав- ная экономическая ошибка — признание сохранения при социализме категории «стоимость» в ее капиталистической интерпретации.

Оценка затрат труда при капитализме, социализме и коммунизме

Первостепенная роль труда была осознана давно и привела к форми- рованию в XVIII в. основ «трудовой теории стоимости товаров», главным образом в работах Д. Рикардо и А. Смита. Затем фундаментальный вклад в развитие этой теории внес К. Маркс [12; 13; 14]. Трудовая теория стои- мости — ядро классической политической экономии капитализма. Зао- стрим внимание на том, что речь идет о стоимости товаров как особой категории для их количественной оценки и сопоставления при обмене, купле или продаже. Категория «стоимость» как раз и предназначается для оценки затрат труда в капиталистическом товарном производстве.  И способ количественного определения стоимости товара оказывается исключительно сложным. Для этого необходимо организовать рынки товаров, использовать деньги, определять цены товаров.

Согласно трудовой теории, стоимость товара — общественно необ-

ходимые затраты труда на его производство. Прилагательное «общественно необходимые» несет здесь многообразную нагрузку, создающую трудности в количественном определении стоимости: товар должен пользоваться спросом (иметь потребительную ценность), производить- ся в средних условиях или по наиболее распространенной технологии и др. Эта «общественная необходимость» выявляется при продаже това- ра на рынке, где под воздействием конкуренции, спроса и предложения определяется его цена — обычно не совпадающая со стоимостью, откло- няющаяся от нее в ту или другую сторону. Соответствие цен и стоимости достигается лишь в среднем за продолжительные периоды времени.

К. Маркс показал, что в капиталистическом производстве стоимость

товара (p) слагается из трех компонентов:

 

P = c + v + m   (1) ,

 

где: c — затраты овеществленного труда (в  расходуемых  материа- лах, энергии, оборудовании); v — заработная плата наемных рабочих;  m — прибавочная стоимость, присваиваемая капиталистом. Сумма по- следних двух слагаемых (v + m) — затраты живого труда на последней стадии изготовления товара, или вновь созданная стоимость. Следова- тельно, стоимость товара включает как затраты живого труда, так и тру- да, овеществленного ранее в материалах, энергии и т. п., необходимых для производства товара.

К. Марксом раскрыт механизм создания и роста капитала. Он состоит в том, что живой труд рабочего и, соответственно, вновь созданная им стоимость оплачиваются ему не полностью. Заработная плата (v) при капитализме выплачивается лишь в размере «стоимости рабочей силы», т. е. стоимости совокупности предметов потребления и услуг, необхо- димых для поддержания жизни рабочего и его семьи (для воспроизвод- ства рабочей силы). Неоплаченный труд и созданная им прибавочная стоимость (m) достаются капиталисту, владеющему производством. Эта прибавочная стоимость используется затем для множества целей: она служит производственному капиталисту для удовлетворения его личных потребностей и расширения его производства; одновременно ему при- ходится делиться ею с банкирами, землевладельцами, торговым капита- лом и др.

К. Маркс и Ф. Энгельс подробно и убедительно представили многогран- ную картину образования прибавочной стоимости в капиталистическом производстве, преобразования ее в прибыль различных собственников, формирования цен товаров, расширенного воспроизводства капитала и др. Стоимость выступала при этом как специфичная категория товарно- го производства, потребовавшаяся из-за сложности определения затрат труда. Ими был указан ряд изменений, которые должны произойти при обобществлении производства, ликвидации частной собственности и эксплуатации человека человеком, т. е. при переходе к социалистическо- му и коммунистическому производству. Так, отпадет необходимость прибегать к использованию понятия «стоимость» для определения ко- личества общественного труда, заключенного в продукте. 

Маркс в «Критике Готской программы» писал: «В обществе, основан- ном …на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов; столь же мало труд, затраченный на про- изводство продуктов, проявляется здесь как стоимость этих продук- тов, как некое присущее им вещественное свойство, потому что теперь, в противоположность капиталистическому обществу, индивидуальный труд уже не окольным путем, а непосредственно существует как состав- ная часть совокупного труда. …Соответственно этому каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ров- но столько, сколько сам дает ему. То, что он дал обществу, составляет его индивидуальный трудовой пай. Например, общественный рабочий день представляет собой сумму индивидуальных рабочих часов; инди- видуальное рабочее время каждого отдельного производителя — это до- ставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нем. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то ко- личество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов количество предметом потребления, на которое затрачено столько же труда. То же количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме» [15. С.18].

Энгельс в главе IV «Анти-Дюринга» писал еще более четко: «Когда общество вступает во владение средствами производства и применяет их для производства в непосредственно обобществленной форме, труд каждого отдельного лица, как бы различен ни был его специфически полезный характер, становится с самого начала и непосредственно об- щественным трудом. Чтобы определить при этих условиях количество общественного труда, заключающееся в продукте, нет надобности при- бегать к окольному пути; повседневный опыт непосредственно указыва- ет, какое количество этого труда необходимо в среднем. Общество может просто подсчитать, сколько часов труда заключено в паровой машине,  в гектолитре пшеницы последнего урожая, в ста квадратных метрах сук- на определенного качества. И так как количества труда, заключающиеся в продуктах, в данном случае известны людям прямо и абсолютно, то обществу не может прийти в голову также и впредь выражать их посред- ством всего лишь относительной, шаткой и недостаточной меры, хотя   и бывшей раньше неизбежной за неимением лучшего средства, — т. е. выражать их в третьем продукте, а не в их естественной, адекватной, аб- солютной мере, какой является время… Следовательно, при указанных выше условиях, общество также не станет приписывать продуктам ка- кие-либо стоимости. …Разумеется, и в этом случае общество должно бу- дет знать, сколько труда требуется для производства каждого предмета потребления. Оно должно будет сообразовать свой производственный план со средствами производства, к которым в особенности принадле- жат также и рабочие силы… Люди сделают тогда все это очень просто, не прибегая к услугам прославленной “стоимости”» [22. С. 321].

Следовательно, К. Маркс и Ф. Энгельс считали категорию «стоимость» применимой для оценки затрат общественного труда только в капитали- стическом товарном производстве. Об этом же пишет П. Н. Кондрашов,

 

анализируя ошибки в переводе «Капитала», обнаруженные В. Я. Чехов- ским [10]. Главная ошибка состояла в чрезмерно широком использовании слова «стоимость» вместо слова «ценность», которое Маркс имел в виду. Так, следует говорить о «потребительной ценности» (а не «стоимости»), а термин «стоимость» применим лишь в товарном производстве, где он имеет смысл «меновой ценности», т. е. используется для количественного сопоставления ценности товаров при их обмене или продаже.

Для обобществленного производства в этих цитатах говорится об уче- те затрат труда в часах или днях рабочего времени. Здесь необходимо сделать важное уточнение применительно к социализму, когда должна учитываться не только продолжительность труда, но и его сложность. Для оценки и оплаты труда разных видов и разной сложности, а также для последующего учета затрат труда в производстве приходится использо- вать деньги. Деньги служат при социализме не для оценки стоимости то- варов, как при капитализме, а для оценки, оплаты и учета затрат сложно- го труда. Будучи «квитанциями» за выполненный труд, они используются затем для назначения цен продукции, необходимых для планирования, и цен на предметы личного потребления, распределяемые «по труду» за эти

«квитанции». Кратко, это происходит следующим образом:

Труд оплачивается полностью (эксплуатация отсутствует) в со- ответствии с его продолжительностью и сложностью. При этом зара- ботная плата, предназначенная для приобретения предметов личного потребления, является денежным эквивалентом выполненного (затра- ченного) труда.

Затраты труда на производство какого-либо продукта измеряются суммой зарплаты, выплаченной при непосредственном его изготовле- нии (живой труд — v) и при производстве израсходованных материалов, энергии и амортизируемого оборудования (овеществленный труд — c). Эти затраты труда назывались в СССР «себестоимостью». Нам пред- ставляется, что более подходящим термином является «трудоемкость» (производства продукта), т. к. уже не применяется категория стоимости, и в дальнейшем оба термина будут применяться как синонимы.

По «трудоемкости» (или себестоимости) устанавливаются основ- ные («учетные») цены на все виды продуктов (и средства производст- ва, и предметы потребления). Эти «учетные» цены используются при планировании производства, взаиморасчетах между предприятиями, оценке эффективности производства. В зависимости от конкретно- го предназначения цен они устанавливаются по индивидуальной или среднеотраслевой трудоемкости. Таким образом, в отличие от капита- листической стоимости (1) в социалистическом производстве затраты труда на производство продукта (его себестоимость, или трудоемкость l) и его цена определяются непосредственно выплаченной зарплатой без всякой прибавочной стоимости:

 

l = c + v           (2),

 

где затраты овеществленного труда (c) также измеряются ранее вы- плаченной зарплатой.

Для реализации «труда для общества» используется разработанный советскими экономистами достаточно естественный механизм, состо- ящий, как уже отмечалось, в том, что предметы потребления продают- ся населению по более высоким «розничным» ценам, превышающим их себестоимость («трудоемкость»). Следовательно, каждому работнику выполненный им труд оплачивается полностью, но на полученную зар- плату он может приобрести для личного потребления такое количество предметов и услуг, на изготовление которых было затрачено меньшее количество труда, т. е. «на себя» он отработал фактически только часть своего рабочего времени, а остальное время составил его «труд для об- щества». Этот механизм реализации «труда для общества» нами подроб- но описан [5; 6].

Количественная оценка труда разных видов и сложности представля- ет серьезные трудности, т. к. отсутствует объективный критерий такой оценки. Однако при социализме количественные оценки труда разной сложности являются неизбежно необходимыми:

во-первых, для оценки личного вклада каждого в общественно не- обходимый труд и последующего распределения предметов личного по- требления соответственно этому вкладу;

во-вторых, для оценки затрат труда на производство различных продуктов, которые необходимо знать для планирования производства и управления им. При коммунизме, когда будут достигнуты высочайшие уровни механизации, автоматизации и организации труда, когда ис- чезнут различия между физическим и умственным трудом, станет воз- можным оценивать затраты труда просто в часах (днях, годах) рабочего времени. При социализме же необходимо учитывать не только продол- жительность труда, но и его сложность (квалификацию, интенсивность, опасность и др.). Естественным средством или инструментом для оценки сложного труда могут служить деньги, т. е. определенная еди- ница труда приравнивается некоторой сумме денег, и заработная плата является денежным эквивалентом труда, совершенного работником.

При количественной оценке и соизмерении труда разных профес- сий, квалификации и должностей неизбежен элемент субъективности. Приходится использовать несколько критериев: напряженность и опа- сность труда, необходимые образование и опыт, дефицитность про- фессии и др. Многие из этих критериев трудно оценить количественно. Неоднозначными (неопределенными) являются, как правило, ранжи- рование критериев или присвоение им «весов». Для установления таких оценок труда необходимы научно-исследовательские работы, обследо- вания, замеры, опросы. Методики оценок труда и сами оценки должны постоянно совершенствоваться по мере накопления опыта и изменения условий. В результате постепенно может быть выработана методология оценки и оплаты труда различных видов и сложности. Она может быть субъективной и не вполне совершенной, — но без нее нельзя обойтись. В СССР такая методология и система органов по труду и зарплате (включающая НИИ) были созданы. Предполагалось, что оплата труда трудящихся осуществляется в соответствии с его «количеством и качеством». Но в теоретическом плане была допущена непоследовательность: нужно было четко признать, что затраты труда при социализме могут измеряться выплаченной зарплатой. Это естественное и логичное ут- верждение исключительно важно для политэкономии социализма.

При социализме затраты труда измеряются с учетом его сложности. Для этого используются деньги, разрабатывается методология оценки (в деньгах) труда разных профессий, квалификации и должностей, и зар- плата становится денежным эквивалентом труда. Труд оплачивается полностью, и затраты живого и овеществленного труда на производство всех видов продукции измеряются зарплатой с определением их трудо- емкости. «Труд для общества» реализуется путем повышения розничных цен на предметы потребления и платные услуги сверх их трудоемкости. При коммунизме затраты труда будут измеряться в часах (днях, го-

дах) рабочего времени для производства того или иного продукта.

Рассмотрим теперь роковую ошибку, допущенную в СССР с конца 1950-х гг., которая состояла в признании сохранения при социализме категории «стоимость» в виде выражения (1) и в возврате к хозрасче- ту предприятий, основанному на максимизации прибыли. До начала 1950-х гг., (как это зафиксировано в учебнике 1954 г. [16]) цены на сред- ства производства (продукцию группы «А») устанавливались по себе- стоимости (трудоемкости) — по выражению (2); а в розничные цены на предметы потребления (продукцию группы «Б») вводилась надбавка («налог с оборота») для реализации «труда для общества». Эта правиль- ная тенденция в ценообразовании была нарушена, стоимость по выра- жению (1) начали трактовать как «общественно необходимые затраты труда», в которых дополнительная стоимость (m) понималась как «труд для общества». Такая трактовка «стоимости» предполагала получение предприятиями прибыли, что привело к возврату разновидности хоз- расчета, применявшейся в начальный период нэпа, — к капиталистиче- скому коммерческому расчету, имеющему цель получение максималь- ной прибыли.

Несоответствия категории «стоимость» и хозрасчета с максими-

зацией прибыли социалистическому производству состоят в следующем [4; 6]:

Использование категории «стоимость» с ее прибавочной (или до- полнительной) стоимостью (m) предполагает неполную оплату труда и образование прибыли у предприятий. Это противоречит социалисти- ческому принципу оплаты «по труду».

Интерпретация дополнительной стоимости (m) у продуктов про- изводства как «труда для общества» означает, что этот «труд для об- щества» совершают только работники производственной сферы, что труд работников непроизводственной сферы оплачивается полностью. Такое «неравноправие» работников производственной и непроизводст- венной сфер не имеет обоснований.

Следствием этих двух несоответствий является отсутствие те- оретически обоснованной методики количественного назначения до- полнительной стоимости (m) у конкретных продуктов производства.

Цены по выражению (1) устанавливались неправильно, что приводило к ошибкам в планировании.

Стремление к максимальной прибыли предприятий противоречит

всем законам социалистического производства. Практически это ведет к нарушению целостности экономики, необоснованному повышению цен на продукцию, затруднениям в планировании и другим отрицатель- ным последствиям.

В результате сначала произошел спад темпов развития советской эко- номики, затем — материальная и финансовая разбалансированность, дефицит предметов потребления, очереди, спекуляция, недовольство трудящихся. Ориентация на сохранение категории «стоимость» и ком- мерческий хозрасчет предприятий стали одной из причин возврата  к капитализму.

От рыночной экономики к плановой

Рынок и план можно  рассматривать  как  главные  особенности  (и отличия) капиталистической частнособственнической экономи-  ки и обобществленной социалистической и коммунистической. Ры- нок — непременный атрибут товарного производства, каким является капиталистическое производство. Представляя собой площадку, где встречаются конкурирующие друг с другом производители товара и его покупатели, рынок выполняет важные функции по регулированию про- изводства:

устанавливает цену товара, от которой зависят прибыль или убыт- ки конкретных производителей;

выявляет избыточность или дефицитность баланса предложения и спроса на товар, т. е. целесообразные объемы его производства;

путем сопоставления норм прибыли и дефицитности балансов на рынках различных товаров определяется эффективность расширения или сокращения производства конкретных товаров (направления «пе- реливов» капитала из отрасли в отрасль).

Таким образом с учетом стремления производителей к максимальной прибыли рынок регулирует капиталистическое производство. Однако это регулирование осуществляется «постфактум» — -после того, как вы- явились несоответствия в ценах товаров и объемах их производства с соответствующими потерями. Если несоответствия велики, происхо- дят кризисы «перепроизводства», требующие структурной перестройки экономики. Кризисы ведут к спаду производства, росту безработицы, банкротствам и другим последствиям.

Монополизация производств, «слияния» и «поглощения» предприятий привели в XX в. к появлению крупных корпораций, -в том числе тран- снациональных (ТНК). Это сделало рынки некоторых товаров моно- польными с неоправданным повышением цен и монопольными прибы- лями производителей. В ряде случаев потребовалось госрегулирование монопольных компаний. С другой стороны, укрупнение и интеграция производств (особенно вертикальная интеграция) позволяют снижать издержки и цены, лучше прогнозировать спрос потребителей и расши- ряют сферу планирования (с отдельного предприятия на объединение из множества предприятий). В ряде отраслей (например, автомобиль- ной), где товары одного и того же назначения могут отличаться по ка- честву, на рынках создается «монополистическая конкуренция», когда отдельные фирмы (компании, корпорации) монопольно производят свою разновидность товара, но конкурируют друг с другом. Монополи- стическая конкуренция способствует научно-техническому прогрессу (НТП) — появлению новых моделей товаров. В целом монополизация рынков смягчает недостатки рыночной экономики.

Однако частная собственность даже в виде крупных ТНК не позволя-

ет при капитализме избавиться от товарного производства и рынков, регулирующих производство «постфактум», что приводит к кризисам. Планирование производства возможно только внутри отдельных ком- паний при заданных объемах их производства. Определить же заранее целесообразные объемы производства этих отдельных, конкурирующих друг с другом компаний в рыночной экономике невозможно. Каждый раз объемы производства назначают по результатам продаж товаров за предыдущий цикл (год), а результаты этих продаж зависят от действий конкурентов и спроса потребителей, которые постоянно меняются и за- ранее неизвестны.

Ситуация принципиально изменяется в плановой экономике при об- обществленных средствах и продукции производства. Единая общена- родная (на ранних стадиях — государственная) собственность исключа- ет конкуренцию и само товарное производство, создавая одновременно возможность и, что важно, необходимость планирования производства в масштабе народного хозяйства. Единая общенародная экономика тре- бует управления ею как единым целым. Это обусловливает появление верхнего уровня управления — экономика страны в целом, — который отсутствует в капиталистическом производстве1. Регулирование денеж- ной массы и кредитных ставок, «индикативное» планирование и т. п. являются не управлением в полном смысле слова, а лишь «регулирова- нием».

Необходимость управления, в том числе планирования, на уровне страны создает определенные трудности, требует разработки методо- логии, организации дополнительных органов управления и др. Однако опыт СССР показал принципиальную осуществимость такого планиро- вания и управления. Между тем сама возможность планирования про- изводства на уровне страны открывает новые перспективы для раз- вития экономики, которые недоступны рыночной экономике. Вместо рыночного регулирования «постфактум» с присущими ему кризисами становится возможным оптимальное развитие с «упреждающим» плани- рованием производства. Отклонения фактического развития экономики от оптимального могут возникать лишь из-за ошибок в прогнозирова

 
  
нии и при неполном выполнении планов. Возможность возникновения кризисов, наблюдаемых в рыночной экономике, исключается.

Для управления плановой экономикой необходимы изменения по сравнению с рыночной экономикой. Во-первых, требуется организа- ция рациональной структуры экономики. Имеется в виду разделение народного хозяйства страны на отрасли, регионы, объединения пред- приятий. По мере усложнения экономики (как это происходило, на- пример, в СССР в 1950—1960-е гг.) централизованное планирование ее развития и функционирования вплоть до отдельных предприятий из одного единого центра становится невозможным. Необходимо разделе- ние экономики на несколько взаимосвязанных уровней с организацией иерархического управления и планирования. На верхних уровнях, осо- бенно на уровне страны в целом, планирование осуществляется в укруп- ненных (агрегированных) натуральных показателях, которые детали- зируются на нижних уровнях. На каждом уровне имеется свой орган управления, включающий подразделение по планированию. При этом многие функции по управлению и планированию передаются с верхне- го (центрального для страны) органа управления нижележащим орга- нам, что обеспечивает целесообразную децентрализацию управления. Нами определяются три вида объединений предприятий, возможных в качестве промежуточного уровня экономики (между уровнем страны в целом и уровнем отдельного предприятия):

горизонтально интегрированные корпорации (ГИК), включающие предприятия с однотипной продукцией;

вертикально интегрированные корпорации (ВИК), ориентирован- ные на выпуск определенного вида конечной продукции (автомобилей, самолетов, электронной техники и т. п.) и охватывающие совокупность необходимых для этого предприятий — начиная с добычи сырья и за- канчивая сборкой готовых изделий;

региональные экономические объединения (РЭО), охватывающие предприятия, не входящие в ВИК и ГИК, на территории соответствую- щих административных единиц (областей, краев, республик)м [5; 6].

Во-вторых, должна быть разработана научно обоснованная мето-

дология планирования развития и функционирования многоуровневой обобществленной (социалистической) экономики. Эта методология ут- верждается в качестве директивного материала высшим государствен- ным органом, и ее использование плановыми, проектными и научно- исследовательскими организациями должно гарантировать разработку оптимальных планов всех уровней, их взаимную увязку и исключить волюнтаристские вмешательства. В эту методологию систематически вносятся изменения и дополнения, способствующие ее совершенство- ванию.

В третьих, планы всех уровней составляются путем оптимизации

по соответствующим критериям на математических моделях. Такое направление в экономической науке активно разрабатывалось в СССР  [7; 8; 9]. Оптимизация планов эффективно заменяет «громоздкую» дея- тельность рынков:


 

имитируется конкуренция различных производителей, техноло- гий, вариантов производства и т. п., из которых выбираются наилучшие;

посредством итерационных расчетов обеспечивается сбаланси- рованность производства и потребления продукции при имеющихся ограничениях;

определяются оценки ограниченных ресурсов в свете критерия оптимальности. Эти оценки могут использоваться затем в ряде проек- тных расчетов;

указанные преимущества оптимальных планов позволяют обес- печить наилучшее развитие соответствующих звеньев экономики «с упреждением», а не «постфактум» — как в рыночной экономике.

Преимущества плановой экономики продемонстрировал СССР в 1930-е гг., когда во всех капиталистических странах происходил жесто- кий кризис («Великая депрессия»), а СССР невиданными ранее темпа- ми проводил индустриализацию. Вместе с тем планирование экономи- ки встречает значительные трудности. Это прежде всего разработка методологии планирования и организация целесообразной структуры экономики. Преимущества планирования могут быть реализованы толь- ко при правильной его методологии и рациональной структуре эконо- мики (в СССР это не было в достаточной степени обеспечено с середины 1950-х гг.). Кроме того, для планирования необходимо централизован- ное установление цен на продукцию производства.

Особая проблема для планирования — неизбежная неопределенность информации о внешних условиях развития экономики на предстоящий плановый период. Имеются в виду потребности в предметах потребле- ния, природные ресурсы, климатические условия, внешняя торговля. Погрешность информации ведет  к  погрешности  в  планировании  — к несоответствию разработанных планов фактическим условиям. Эта неустранимая погрешность плановых решений может быть сведена к минимуму путем специальных приемов «борьбы с неопределенно- стью» [20]:

принятие решений с минимально допустимой заблаговремен- ностью;

систематическое уточнение планов по мере уточнения информа- ции;

использование «корректирующих» мероприятий — второстепен- ных быстро реализуемых мер, которые позволяют «подстроить» основ- ные принятые решения под изменяющиеся реальные условия;

применение специальных критериев, предложенных для условий неопределенности информации, - критериев Вальда, Лапласа, Сэвиджа и др.

Неопределенность информации о будущем в рыночной экономике усиливается неопределенностью информации о действиях конкурентов, которая приводит к несравненно бо´льшим потерям. Кроме того, рынки регулируют экономику «постфактум», а планы составляются с «упрежде- нием». Поэтому ущерб от неопределенности информации при планиро- вании гораздо меньше, чем от рыночного регулирования. 

Сопоставим теперь процесс перехода от  рыночной экономики   к плановой со стадиями становления и развития социализма. Есте- ственно, этот процесс начинается в переходный период от капи- тализма к социализму, когда формируется социалистический (госу- дарственный) сектор экономики. В этот период сосуществуют оба сектора — капиталистический и социалистический, пропорции кото- рых изменяются. Соответственно предприятия частной и государст- венной собственности в некоторых отраслях конкурируют друг с дру- гом. Пролетарское (народное) государство в полной мере управляет лишь государственными предприятиями, но должно регулировать и капиталистические. Управление такой смешанной экономикой ока- зывается сложным.

Государство должно стимулировать ускоренное развитие госсектора, а с какого-то момента — начать ограничивать (устранять) частный сек- тор путем выкупа акций, банкротства предприятий и т. п. (для этого и свершалась социалистическая революция). В этот переходный период расширяется планируемая (государственная) сфера экономики, совер- шенствуется методология планирования, но сохраняются товарно-де- нежные отношения и рынки. Можно ожидать, что состояние экономик разных стран в конце этого периода будет различным.

Стадия «раннего» социализма — основная в переходе от рыночной экономики к плановой. При «зрелом» социализме с его единой общена- родной собственностью, отсутствием классов, реализацией распреде- ления «по труду» ни о каких товарно-денежных отношениях и рынках не может быть и речи. Все производится по планам соответствующих уровней экономики. Деньги используются для оценки затрат сложно- го труда, а также как «квитанции» за совершенный труд и для оценки предметов личного потребления и платных услуг при распределении их «по труду» в сфере государственной розничной торговли и при пре- доставлении платных услуг. Сфера розничной торговли и сферы плат- ных услуг представляют собой «механизм» распределения предметов личного потребления и платных услуг «по труду» (за зарплату) в соот- ветствии с потребностями и вкусами трудящихся [5]. Этот «механизм» не является рынком, т. к. предметы потребления и услуги производятся по планам, а цены на них устанавливаются в централизованном по- рядке.

Следовательно, в течение стадии «раннего» социализма соверша- ются преобразования, обеспечивающие становление «зрелого» соци- ализма:

прекращается товарное производство с его рынками, конкурен- цией, неизвестным спросом, игрой цен, куплей-продажей. Производст- во становится социалистическим, общественным, плановым с тщатель- ным учетом и минимизацией затрат сложного труда, с распределением производимых средств производства по планам, а предметов личного потребления «по труду», с сохранением материального стимулирования трудящихся;

цены на товары или продукты производства, использовавшиеся при купле-продаже, заменяются оценками затрат труда на их произ- водство. Эти оценки используются для планирования и определения эффективности производства (в том числе для материального поощре- ния персонала);

«купля-продажа» средств производства заменяется непосредст- венным (безоплатным) плановым продуктообменом. Передача средств производства «по цепочке» изготовления конечной продукции или во внешние организации сопровождается указанием «трудоемкости» их производства;

хозяйственный расчет, предполагающий компенсацию расходов предприятия доходами от продажи его продукции, заменяется социа- листическим учетом и контролем за деятельностью предприятия, под- крепляемым материальным поощрением его руководства и трудового коллектива [5; 6].

Указанные преобразования были выполнены в СССР не полностью либо не выполнены совсем из-за неправильной ориентации реформ. Особенно это относилось к хозрасчету предприятий, переходу к пла- новому обмену средствами производства и реализации закона мини- мизации затрат труда. В результате СССР не вышел из стадии «раннего» социализма, а в 1980-е гг. его открыто повернули назад, к «рыночной экономике», маскируя под этим термином экономику капиталисти- ческую.

* * *

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

Социализм в СССР находился на «ранней» стадии. Из-за недоста- точной разработки теории социализма, включая его политэкономию, социально-экономическое развитие страны с конца 1950-х гг. пошло в неправильном направлении.

Главная экономическая ошибка — предположение о сохранении при социализме категории и закона стоимости, что привело к включе- нию в цены на средства производства «плановой прибыли» и искажению этих цен, а с другой стороны - к возврату к разновидности хозрасчета предприятий (коммерческому расчету), основанной на максимизации прибыли. Вместо такого хозрасчета должны были устанавливаться учет затрат живого и овеществленного труда для их минимизации и контр- оль за выполнением плана в натуральных величинах. При положитель- ных результатах руководство и коллектив предприятия должны преми- роваться из специального бюджетного фонда.

Политическая ошибка — отсутствие контроля со стороны трудя- щихся за деятельностью государственных и хозяйственных органов управления, а также за использованием общенародной собственности, переданной в управление государству.

Деградация экономики и всех социальных сфер после распада СССР ярко продемонстрировала пороки капитализма и необходимость возврата на путь социалистического строительства. Теперь можно будет избежать ошибок, допущенных в СССР.

 

 
  

 

 

Литература

Альтернатива: выбор пути (перестройка управления и горизонты рынка) / руководители кол.: В. Н. Бобков, А. А. Сергеев. М. : Мысль, 1990.

Ацюковский В. А., Костин Г. В., Тягунов Ф. Ф. Основы коммунистической идеологии и современность. М. : Самотека» ; Осознание, 2016.

Беляев Л. С. Достижения и ошибки советской политэкономии // Свободная Мысль. 2016. № 1.

Беляев Л. С. Очерки политической экономии социализма. Иркутск : Сибирская книга, 2013.

Беляев Л. С. Экономика «зрелого» социализма // Свободная Мысль. 2016. № 6.

Беляев Л. С. Элементы политэкономии социализма. Иркутск : Сибирская книга, 2016.

Введение в теорию и методологию системы оптимального функционирования социалистиче- ской экономики / под ред. Н. П. Федоренко, Ю. В. Овсиенко и Н. Я. Петракова. М. : Наука, 1983.

Глушков В. Н. Кибернетика. Вопросы теории и практики. М. : Наука, 1986.

Гранберг А. Г. Математические модели социалистической экономики. М. : Экономика, 1978.

Кондрашов П. Н. Нелепость, ставшая привычкой // Свободная Мысль. 2016. № 5.

Ленин В. И. О продовольственном налоге // Ленин В. И. Полное собрание сочинений. М. : Политиздат, 1977. Т. 43.

Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. М. : Политиздат, 1988. Т. 1.

Маркс К. Капитал. Критика политической экономии / под ред. Ф. Энгельса. М. : Политиздат, 1988. Т. 2.

Маркс К. Капитал. Критика политической экономии / Под ред. Ф. Энгельса. М. : Политиздат, 1989. Т. 3.

Маркс К. Критика Готской программы. / Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М.: Политиздат, 1961. Т. 19.

Политическая экономия : учебник. М. : Политиздат, 1954.

Пределы капитализма и прорывы социализма. Материалы Форума марксистов 19 декабря 2015 года / под ред. А. А. Ковалева. М. : ИТРК, 2016.

Социализм: теория, практика, тенденции обновления в XXI веке : монография (по материалам Международной научно-практической конференции) / под ред. И. М. Братищева. М. : РУСО, 2016.

Сталин И. В. Экономические проблемы социализма в СССР. М. : Политиздат, 1952.

Фактор неопределенности при принятии решений в больших системах энергетики. Материа- лы конференции : в 3 т. Иркутск : СЭИ, 1974.

Чуньков Ю. И. Экономическая теория : учебное пособие : в 3 ч. М. : ИТРК, 2013. Ч. 3. Глоба- лизм и социализм.

Энгельс Ф. Принципы коммунизма // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М. : Политиздат, 1955. Т. 4.

Энгельс Ф. Анти-Дюринг / Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М. : Политиздат, 1961.   Т. 20.

комментарии - 1
JamesskiBE 30 октября 2018 г. 10:44:43

Заказать seo поисковую оптимизацию сайта, Заказать услуги по продвижению сайта По всем возникшим вопросам Вы можете обратиться в скайп логин [b]pokras7777[/b] [url=http://seoprofisional.ru/index.php?route=product/category&path=75][b]Аренда выделенных серверов по приемлимым ценам[/b][/url] Раскрутка сайта под ключ

Мой комментарий
captcha