Претенциозная игра в новации. О неудавшейся попытке нового перевода ряда терминов «Капитала»    0   1594  | «Пан-Европа». Патентованное средство для склейки Европы    0   666  | К курдскому вопросу    0   1479 

К курдскому вопросу

Курды- коренной народ Ближнего Востока и четвертая по численности этническая группа региона. От 30 до 35 млн курдов компактно проживают в основном в горных районах Турции, Сирии, Ирака и Ирана, оставаясь одним из крупнейших этносов мира, не имеющим своей государственности.

Территория Курдистана разделена границами Турции, Сирии, Ирака и Ирана. В результате появились географо-политические понятия: Турецкий (Северный), Сирийский (Западный), Иракский (Южный) и Иранский (Восточный) Курдистан. Однако большинство курдов не считает географическое разделение справедливым и воспринимает Курдистан как единое целое.

По приблизительным оценкам (вследствие отсутствия офи­циальных статистических данных и политики ассимиляции, проводимой властями стран региона), в Турции проживает 14,7 млн курдов (18% населения страны), в Ираке — 5,5 млн (17,5%), в Иране — 8,1 млн (10%), в Сирии — 1,7 млн (9,7%) [1].

Курды имеют богатую историю и самобытную культуру. На протяжении веков они постоянно подвергались маргинализации, гонениям и преследованиям, в ответ на которые неоднократно поднимали восстания (в частности, в Ираке и Турции) с целью добиться большей автономии или полной независимости. Все это способствовало становлению курдского национализма в первой четверти XX в. после распада Османской империи и возникновения новых национальных государств на пространстве всего Ближнего Востока.

В январе 1918 г. президент США Вудро Вильсон выступил в Конгрессе с речью, вошедшей в историю под названием «14 пунктов» (Fourteen Points). В ней содержались предложения по упрочению мира после окончания Первой мировой войны (де-факто война закончилась только через десять месяцев).

В. Вильсон декларировал, что народы, входившие в состав Османской империи (подразумевались и курды), должны получить право на самоопределение. Эти тезисы обсуждались в Версале на переговорах, в ходе которых страны-победительницы определяли послевоенный миропорядок. В результате на карте мира появилось множество новых государств. В Севрском мирном договоре (1920 г.) подтверждалось право курдов на создание своего государственного образования, если они пожелают этого.

Пришедший к власти в Турции в 1920 г. Мустафа Кемаль Ататюрк денонсировал Севрский договор. В связи с этим в 1923 г. был подписан Лозаннский мирный договор, по которому курдские территории, входившие до начала Первой мировой войны в состав Османской империи, были разделены между Турцией и двумя новообразованными государствами: Сирией и Ираком [2].

В 1924 г. Турция приняла закон, запрещающий использовать курдский язык, курдскую национальную одежду и само слово «курды» (турецкие ученые объявили курдов «горными турками», одичавшими и забывшими исконный турецкий язык). В этот период турецкое правительство осуществляло массовые депортации курдов в Западную и Центральную Анатолию. В 1920-1930-х гг. турецкая армия неоднократно подавляла курдские восстания, а власти страны последовательно проводили курс на лишение курдов национальной идентичности.

Волнения среди турецких курдов стали причиной активизации курдских сепаратистов в соседних странах. Тогда же возникли первые курдские политические партии, в программы которых вошли положения о необходимости создания независимого государства.

В январе 1946 г. в советской зоне ответственности в Иране была образована Курдская народная республика, известная также как Мехабадская республика, со своими президентом, правительством, армией, флагом и официальным языком. После вывода советских войск иранские военные с согласия США и Великобритании, опасавшихся распространения советского влияния, уничтожили ее. До сих пор курды всего мира празднуют 22 января как день ее основания, а ее гимн остается для них национальным. Портреты руководителя Мехабадской республики Кази Мухаммада и сегодня украшают общественные места на территориях, контролируемых Курдским автономным районом Ирака (КАР). После падения республики курдские демократические партии были сформированы в Ираке и Турции [3].

После Иракской революции 1958 г. иракские курды стали требовать предоставления им экономической и политической самостоя­тельности. Демократическая партия Курдистана (ДПК) под руководством Мустафы Барзани, который находился 11 лет в ссылке в СССР, активно боролась за права и свободу курдов, в том числе и вооруженным путем. Недовольная авторитарным стилем руководства М. Барзани, а также его отказом от продолжения вооруженной борьбы, часть членов ДПК, придерживавшихся левых взглядов, в 1975 г. основала новую партию — Патриотический союз Курдистана (ПСК) под руководством Джалала Талабани. Эта партия имела сильные позиции в провинциях Эрбиль, Киркук и Сулеймания, где распространен курдский диалект сорани. В то же время ДПК пользовалась поддержкой населения провинции Дахук, в которой используется диалект курманджи [4].

Иракские курды подверглись жестким репрессиям со стороны иракского государства в 1975 г., когда на границах с Ираном, Турцией и Сирией были уничтожены сотни деревень в целях создания «пояса безопасности». Из-за поддержки Ирана иракскими курдами в период войны с Ираком (1980-1988 гг.) Саддам Хусейн использовал против них химическое оружие.

В начале 1979 г. в ходе Исламской революции в Иране власть в Иранском Курдистане оказалась в руках самих курдов. Однако Тегеран быстро восстановил свой контроль над регионом, подавив выступления курдов с помощью Корпуса стражей исламской революции.

После поражения Ирака в войне в Персидском заливе (1990— 1991 гг.) курды вновь восстали против иракского режима, и при западной поддержке ДПК смогла сформировать региональное правительство Иракского Курдистана (1992 г.). В настоящее время ДПК и ПСК совместно управляют этим автономным государственным образованием, президентом которого является Масуд Барзани.

С началом сирийского конфликта в 2011 г. активизировались и сирийские курды, которые в течение пяти лет при активном участии Партии демократического единства Салиха Муслима и ее боевого крыла — «Отрядов народной самообороны» - взяли под контроль большую часть территории Западного Курдистана, создав Администрацию Сирийского Курдистана, а также стали одной из главных сил, противостоящих международным террористическим организациям.

Власти стран с курдским меньшинством проводят политику ассимиляции (нередко насильственной) курдов с титульными нациями. Современные курды испытывают в странах проживания давление со стороны националистически настроенных государственных структур. В то время как масштабы и формы антикурдских репрессий варьировались по времени и странам, курдский этнос сохранял характерные для него общественно-политические и культурные особенности.

Расселение курдов на границах различных стран оказывает влияние на вопросы обеспечения национальной безопасности этих государств, что является причиной их повышенного внимания к ситуации в курдских районах и манипулирования курдским фактором в своих интересах. Курды, мигрировавших в крупные мегаполисы, - такие, как Стамбул, Дамаск и Тегеран, - подверглась ассимиляции титульными нациями. Тем не менее, большинство курдов, проживающих на своих исконных землях, все еще испытывают сильное чувство идентичности, что разделяется двухмиллионной курдской диаспорой, в основном сосредоточенной в странах Западной Европы.

Отмечается противоречие между придерживающимся исторически сложившихся традиционных устоев руководством и относительно развитой в социальном плане курдской общиной, которую ее лидеры хотят привести к независимости, опираясь на поддержку внешних сил.

Курды говорят на нескольких диалектах, самыми распро­страненными из которых являются курманджи, сорани, заза (зазаки). Курманджи, или северокурдский язык, используется в Турецком Курдистане, Сирийском Курдистане и на северо-западе Иракского Курдистана; сорани, или центральнокурдский язык, преобладает на юге и на востоке Курдистана (Восточный Ирак и Иран); а заза — на территории Турции [5]. Исследователи выделяют и другие, менее распространенные диалекты курдского языка: келхури или южнокурдский (провинции Керманшах и Илам, Западный Иран и Восточный Ирак), лаки (провинции Илам, Луристан, Керманшах, Хамадан, Казвин и Хузестан в Иране, встречается и в Ираке), горани (северо-восточный Ирак). Некоторые лингвисты относят к диалектам курдского языка и лури [6].

Вследствие раздробленности курдских территорий, отсутствия у курдов единого государства, а также многовекового лингвистического и культурного влияния со стороны титульных наций курдский народ не имеет единого литературного и научного языка. Сейчас среди курдских интеллектуалов обсуждается вопрос о создании общепринятого литературного языка, поскольку наличие разных диалектов сужает информационное пространство курдоязычной аудитории. В последние годы многие курды, в основном проживающие в диаспоре, обращаются к властям Иракского Курдистана с просьбой ускорить процесс внедрения и стандартизации единого литературного курдского языка. Этот язык может быть создан лишь в Иракском Курдистане, где курдский является официальным языком, используемым в сфере образования, СМИ и издательском деле. Однако проблема заключается в выборе между двумя основными диалектами — курманджи и сорани.

Большинство курдов исповедуют ислам суннитского толка, причем среди них популярны суфийские течения. В то же время, поскольку курды отличаются веротерпимостью, среди них встречаются последователи других конфессий (езиды, христиане, зороастрийцы и др.).

 

Литература:

  1. Barkley И. Kurds are Now Key to a Middle East Solution // Wilson Center. 2016. February 26. — http://www.wilsoncenter.org
  2. Official KRG Response to Statements made by Prime Minister of Iraq, Haider al-Abadi // Kurdistan Regional Government. 2016. February 17. — http://cabinetgov.krg
  3. Salih М. Low Oil Prices Complicate Iraqi Kurdish Independence // Middle Hast Institute. 2016. March 9. — http://www.mei.edu
  4. Hamrawi Н. The Futim of the Kurdistan Region of Iraq: Mosul, Economic Crisis, and Self-Determination // The Washington Institute foi Near East Policy. 2016 February 8. — http://www.washingtoninstitute.org.
  5. Chulov М The Kurds Carve out a New Reality in Northern Syria // The Guardian. 2016. February 15. — http://www.guardian.com.
  6. Van Wilgenburg W. Turkey Looks to Back Rebels as Kurds Cross «Red Line» in Syria // Middle East Eye. 2016. February 14. —http://www.middleeasteye.net.
комментарии - 0
Мой комментарий
captcha