Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    0   224  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    172   2830  | Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   6937 

Современная рыночная экономика

В многочисленных публикациях, появившихся после начала мирового

финансово-экономического кризиса в 2008 году и последовавшего

за ним периода стагнации, или замедленного развития развитой час-

ти мира, главной проблемой является оценка влияния этих процессов на

последующее глобальное развитие, выявление основных черт нового пери-

ода, а также поиск ответа на коренной вопрос: не означают ли эти процес-

сы вступление мировой рыночной системы в завершающую стадию своего

роста, в стадию исчерпания потенциала своего дальнейшего развития как

определенной социально-экономической системы?

В любом случае стало очевидным, что новый послекризисный период

мирового развития будет существенно отличаться от предшествовавшей

картины; а какой будет эта картина в дальнейшем — не очень ясно. Мож-

но констатировать, что пока в подавляющем большинстве оценок перспек-

тив экономического развития мира, прежде всего его развитой части, до-

минирует весьма сдержанный, если не сказать пессимистический, подход.

Ожидается, что по крайней мере до конца текущего десятилетия, а скорее

всего — еще дольше, общие темпы роста в Европе, США и Японии будут бо-

лее чем скромными: 2—2,5 процента в год с периодами кризисного падения

производства. Положение в развивающихся странах, прежде всего в локо-

мотивах роста — Китае, Индии, Бразилии, ожидается существенно более

благоприятным: 4—6 процентов среднегодового роста ВВП. Соответствен-

но упадут и темпы развития мировой торговли и экспорта производитель-

ного капитала.

В качестве главных источников этих оценок выступают международные

организации, многие ведущие экономисты и политики1. Это, конечно, авто-

ритетные источники, но в большинстве оценок очевиден недостаток ана-

литического объяснения новых механизмов развития, от которых и будут

зависеть результаты. Объяснения, как правило, частичные и не всегда убе-

БЕЛЬЧУК Александр Иванович — профессор Всероссийской академии внешней торговли, доктор

экономических наук.

1 См. соответствующие публикации МВФ, Всемирного банка, штаб-квартиры ООН, ЮНКТАД, ре-

гиональных экономических комиссий ООН за 2008—2010 годы.

Ключевые слова: секюритизация, «семья ООН», кредитная экспансия, технологический уклад, об-

щество потребления, демонстрационный эффект, «партийное государство».

54

АЛЕКСАНДР БЕЛЬЧУК

дительные. Пока доминируют ссылки на авторитеты, а не аналитический

подход.

Важной в общих течениях экономической жизни является позиция меж-

дународных экономических организаций «семейства ООН» — в особенно-

сти МВФ, Всемирного банка, региональных экономических комиссий,

ЮНКТАД. Позиции этих организаций совпадают не по всем вопросам,

тем не менее имеется определенная общая основа, которая разделяется в

большей или меньшей степени большинством межправительственных ор-

ганизаций. Как общая исходная позиция все согласны с положением, что

в основе сложившейся ситуации лежит глобальная нехватка спроса, хотя

объяснение причин такого явления различное, а нередко эти причины во-

обще глубоко не анализируются.

Из теоретических положений особое внимание привлекает начавшаяся

активная критика центрального тезиса в теориях экономического либе-

рализма о действующем во всех случаях автоматическом саморегулиро-

вании рыночной системы, делающем ненужным активное вмешательство

государства в экономику, «поскольку рынок делает все лучше, чем государ-

ство». «Сегодня, уже после того, как крах произошел, почти все заявляют,

что регулирование необходимо; по крайней мере подобные утверждения

мы теперь слышим гораздо чаще, чем до кризиса»2. Эти слова нобелев-

ского лауреата Д. Стиглица из его последней книги говорят о начавшемся

процессе отхода от безусловного доминирования либерализма в эконо-

мике и политике, установившегося после прихода к власти М. Тэтчер в Ве-

ликобритании и Р. Рейгана в США. В экономической теории и практике

последних лет это является важнейшим изменением, хотя большинство

сторонников дерегулирования пока еще не собираются отказываться от

своих позиций.

Поскольку, по всеобщему убеждению, центральная роль в мировых кри-

зисных и посткризисных процессах несомненно принадлежит финансовым

факторам, все ученые и политики обращают на них особое внимание, но,

разумеется, объяснение их роли различается у экономистов и практических

политиков, в зависимости от теоретической ориентации и конкретных ус-

ловий, сложившихся в различных странах. Стало очевидным, что безудерж-

ное расширение финансовой сферы, изобретение все новых финансовых

инструментов, создававших иллюзию стабильности у банков и вкладчиков,

лежит в основе многих кризисных процессов, хотя конкретный механизм

воздействия разбухания денежной сферы на экономику и представления

о необходимых контромерах в политике существенно различались. Одни

предлагали разрубить гордиев узел проблем мечом, другие рассчитывали

решать проблемы лечением, убирая очевидные несоответствия, но остав-

ляя всю конструкцию в целости. Многие указывают на такие факторы, как

«жадность банкиров», на чрезмерную секьюритизацию компаний и несба-

лансированность американской экономики — привычку многих жить не по

средствам, «залезая в будущие доходы».

Еще один аспект, который нашел особую поддержку во многих между-

народных организациях, — необходимость существенного усиления гло-

бального экономического регулирования. Глобализация и интенсифика-

2 Стиглиц Д. Крутое пике. М.: ЭКСМО, 2011. С. 41.

55

СОВРЕМЕННАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА

ция международных экономических отношений потребовали повышения

уровня согласования экономической политики, прежде всего ведущих

стран. Но это наталкивалось на различие национальных интересов, на

нежелание руководства большинства государств передавать свои управ-

ленческие полномочия на наднациональный уровень из-за опасений, что

принимаемые на этом уровне решения будут отвечать преимущественно

интересам других стран. Руководство ооновских организаций указыва-

ет на то, что именно ООН при всех своих недостатках является наиболее

подходящей системой для выполнения данных функций в связи с глобаль-

ным характером своей деятельности, традициями постоянных поисков

компромиссов, большим и разнообразным опытом работы. Однако руко-

водство большинства стран пока не проявляет особого желания идти по

этому пути.

Для нас основная цель данной публикации заключается в попытке вы-

явить главные новые факторы, влияющие на характер развития рыночной

экономики, включая циклические аспекты, и соответственно — на общие

перспективы ее развития.

Факторы, определяющие новый механизм

экономического развития

Инфляция изменила циклический характер движения цен. Большую

часть времени существования рыночной экономики как доминирующей

системы, а именно до эпохи, начавшейся после окончания Второй миро-

вой войны, цены всегда падали в фазе кризиса, и это явление, с одной сто-

роны, усугубляло течение кризиса, но с другой — облегчало выход из него.

При более низком уровне цен увеличивался спрос и удешевлялось обнов-

ление основного капитала, что давало толчок выходу из кризиса, хотя од-

новременно падение цен осложняло процесс воспроизводства и нередко

приводило к банкротству предприятий. Отсутствие существенного паде-

ния цен является принципиальным изменением в базисном механизме

развития рыночной экономики, прежде всего в циклическом характере ее

движения.

Общее падение цен в течение хотя бы нескольких кварталов года практи-

чески исчезло как значимый феномен экономического развития уже после

1950-х годов. Правда, общее падение годового индекса цен (в качестве глав-

ного показателя, как правило, используется индекс потребительских цен)

впервые за послевоенный период появилось в 2009 году в ряде развитых

стран в фазе последнего мирового финансово-экономического кризиса, но

это падение было весьма скромным (как правило, в пределах 1—2 процен-

тов в год), неустойчивым и большинство стран не затронуло. Конечно, па-

дение цен на индивидуальные товары и на отдельные отраслевые индексы

цен сохранилось. Это прежде всего касалось цен на топливо, сырье и про-

довольствие, а также на электронику, где отмечались достаточно значитель-

ные колебания цен, но на данные товарные группы приходится меньшая

часть товарной массы. Главный фактор снижения цен на электронику, а так-

же на ряд химических товаров — быстрый научно-технический прогресс

в этих областях, который нередко перевешивал влияние инфляционных

факторов.

56

АЛЕКСАНДР БЕЛЬЧУК

Эти явления породили еще один важный феномен в механизме воспроиз-

водства: они изменили и затруднили процесс переноса результатов научно-

технического прогресса из областей, где он имел место, на другие произ-

водства и отрасли. Раньше этот перенос действовал в том числе с помощью

удешевления продукции, затронутой научно-техническим прогрессом, что

снижало издержки производства в смежных отраслях и облегчало поддер-

жание потребительских расходов населения. Когда общее снижение цен

исчезло, механизм переноса технического прогресса стал более сложным

и длительным. Вместо снижения цен эффект переноса возникал из-за раз-

личных темпов повышения цен на отдельные виды продукции. По нашему

мнению, это стало одним из факторов общего замедления научно-техни-

ческого прогресса в рыночной экономике в настоящее время.

Резко уменьшились кредитные лимиты в процессе воспроизводства и ог-

раничения на рост других составных частей денежной массы. Особенно это

типично для США в связи с ролью доллара как ключевой (резервной плюс

расчетной) мировой валюты. Условно говоря, Федеральная резервная си-

стема США может «напечатать» столько долларов, сколько нужно. (Конечно,

речь идет не только о наличных деньгах.) Кредитная политика, как извест-

но, — один из важнейших инструментов борьбы с кризисом. Первое, с чего

началась антикризисная политика в большинстве стран, — накачивание

банковской системы деньгами. На это были потрачены сотни миллиардов

и даже триллионы долларов. В частности, в США в соответствии с аудитом,

проведенным конгрессом США, в американскую, а также в мировую эко-

номику через Федеральную резервную систему было вброшено примерно

два триллиона долларов в течение 2007—2010 годов. Было принято реше-

ние, что в случае необходимости денежная масса может быть расширена на

16 триллионов долларов3. Кредитные учреждения Китая и России получили

от государства в период кризиса примерно по 600 миллиардов долларов.

Конечно, деньги достались не всем. Кое-кто даже из «великих» разорился

(например, «Lehman Brothers», а также ипотечные гиганты «Fannie Mae» и

«Freddie Mac»), уже не говоря о «мелочи».

Так или иначе, но исчез всеобщий дефицит денег, типичный для фазы

кризиса в прежние времена. Дефицит остался для некоторых, менее «при-

вилегированных» компаний. К тому же политика учетных ставок централь-

ных банков — также один из важнейших инструментов антикризисной

политики — была вообще удивительной: ставка рефинансирования ЦБ

нередко устанавливалась на невероятно низком уровне, близком к нулю.

В Японии она вообще была нулевой в течение некоторого времени. Одним

словом — бери кредитов столько, сколько душа захочет! Кажется, что в этих

условиях о каком кризисе перепроизводства может идти речь? Ведь кризис

перепроизводства — а именно о нем идет речь — всегда означал, что това-

ров и услуг на рынке слишком много по сравнению с платежеспособным

спросом, представленным прежде всего объемом денежной массы. Отсюда

и затруднения со сбытом, и все, что с этим связано. Сейчас же лимиты роста

денежной массы стали носить условный характер, хотя сторонники моне-

таризма с их трепетным отношением к контролю за денежной массой по-

3 См. Катасонов В. Держатели долларов рискуют оказаться владельцами кучи макулатуры // Ар-

гументы и факты. 30.01.2013. С. 20.

57

СОВРЕМЕННАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА

прежнему занимают весьма прочные позиции в структурах экономической

власти большинства развитых стран.

Однако реакция экономики на сверхнизкие процентные ставки была

удивительной: никакого заметного оживления инвестиционной активно-

сти не наблюдалось в затронутых данными процессами странах. Это важ-

ное обстоятельство, которое свидетельствует о принципиальных измене-

ниях в эффективности различных инструментов антикризисной политики

в по следнем периоде развития.

Россия здесь является исключением. Некоторое снижение учетных ста-

вок в стране также произошло, но их общий уровень по-прежнему являет-

ся высоким и безусловно оказывает серьезное сдерживающее влияние на

капиталовложения. Можно ожидать, что в случае существенного снижения

стоимости кредита в России, пусть даже не до экстремального «европейско-

японского» уровня 2009—2010-х годов, инвестиционная активность в стра-

не намного бы выросла.

Возникло явное противоречие между уровнем интернационализации ми-

ровой экономики и преимущественно национальным характером антицик-

лической политики, о чем уже упоминалось ранее. Это особенно характер-

но для двух крупнейших экономик мира: США и Китая. Даже в ЕС механизм

единой антициклической политики не полностью согласован и отработан.

Международный валютный фонд и Мировой банк не имеют достаточных

полномочий, чтобы претендовать на выработку главных обязательных на-

правлений мировой финансово-экономической политики, а если бы такие

полномочия у них и были, вряд ли их можно было бы широко использо-

вать в условиях, когда существует серьезное расхождение в интересах ряда

ведущих мировых держав и соответственно в том, какой должна быть та-

кая политика. По-видимому, в принципе было бы возможным достижение

больших договоренностей о гармонизации мировой экономиче ской поли-

тики на международном уровне, чем это наблюдается в настоящее время,

хотя определенное согласование политики (явно недостаточное) имело

место. К этому подталкивают очевидные общие негативные последствия

из-за несогласованности экономический политики многих стран. Но суще-

ствующие противоречия между государствами ставят весьма узкие рамки

таким договоренностям. Положение, очевидно, могло бы измениться в слу-

чае, если бы возник новый, еще более глубокий и разрушительный мировой

экономический кризис, который заставил бы пойти на более серьезные до-

говоренности.

Сильнейший рост государственной задолженности в большинстве

стран. Лидером здесь является Япония, где государственный долг превысил

200 процентов от ВВП страны; в США он превысил отметку в 100; в стра-

нах ЕС он колеблется в пределах 60—80, уже не говоря о Греции, Испании и

Португалии — главных кандидатах на дефолт, где этот уровень приближает-

ся к 130—150 процентам ВВП.

Задолженность накапливалась постепенно, но после масштабных гос-

расходов на борьбу с кризисом в 2008—2009 годах государственная задол-

женность повсеместно вышла на уровень, вызвавший всеобщую озабочен-

ность, а кое-где (в Европе) — даже панику. Начались массовые ограничения

государственных расходов и попытки в других формах уменьшить рост

госдолгов.

58

АЛЕКСАНДР БЕЛЬЧУК

Пока не очень ясно, какими будут успехи по ограничению роста государ-

ственной задолженности, но очевидно одно: такая политика весьма сильно

уменьшит антикризисные потенции государства в будущем. Похоже, что

укрепление финансовой стабильности, которая ныне сделана приорите-

том экономической политики, будет достигаться за счет снижения тем-

пов экономического роста и уменьшения иммунитета от кризисов.

Если даже стагнация экономики заставит отойти от жесткой финансовой

смирительной рубашки, то неизбежным следствием этого станет усиление

инфляции, симптомы чего уже появились с 2012 года. Старая дилемма, ко-

торая уже давно была сформулирована американским экономистом Хансе-

ном: «Сцилла кризиса или Харибда инфляции», будет становиться все более

актуальной.

Как следует оценить баланс влияния ТНК и конкуренции на процесс ры-

ночного воспроизводства на современном этапе и соответственно — на

циклический характер экономического развития? Как известно, конку-

ренция — главный генератор научно-технического прогресса в рыночной

экономике. Лишенная конкуренции, рыночная система неизбежно поте-

ряет большую часть своей эффективности. Поэтому В. И. Ленин в начале

XX столетия пришел к выводу о переходе капитализма к своей заверша-

ющей фазе — эпохе монополистического капитализма на основе устано-

вившегося господства крупных компаний, которые он назвал монополи-

ями, что привело к ослаблению конкуренции. Эта эпоха, по его мнению,

должна была завершиться относительно скоро социалистическими рево-

люциями.

Как показало последующее развитие, Ленин поторопился. Во-первых,

в большинстве случаев крупные компании не превращались в монополии.

Это, как правило, были олигополии, то есть доминирование нескольких

крупных компаний, между которыми существовала конкуренция («монопо-

листическая конкуренция»), хотя и в измененном виде. Во-вторых, сохра-

нились широкие слои мелких и средних предприятий, обычно зависимых

от крупных, но не терявших своих базисных «рыночных добродетелей».

В-третьих, усилилась международная конкуренция с «соратниками по ору-

жию» — транснациональными корпорациями из других стран. Таким обра-

зом, конкуренция сохранилась, но она видоизменилась, хотя на некоторых

рынках действительно ослабла.

Как показала история, научно-технический прогресс продолжался и пос-

ле того, как уже с последней четверти XIX столетия тенденции к монополи-

зации в экономике стали очевидными. Но количественные и качественные

изменения в системе накапливались. Глобализация способствовала резкому

усилению концентрации капитала и производства, вовлечению букваль-

но всех стран в систему мирового хозяйства, ставшую единой после краха

мировой соцсистемы, расширению масштабов и влияния ТНК. Они стали

распоряжаться гигантскими средствами в сотни миллиардов и триллионы

долларов и воздействовать в сильной степени на политику правительств

многих стран. Завершился процесс экстенсивного расширения мирового

хозяйства в результате вовлечения в систему бывших социалистических

государств и оставшихся «неохваченными» ранее развивающихся стран.

Позитивный рыночный эффект такого расширения к настоящему моменту

оказался в основном исчерпанным. Все это не могло не подействовать на

59

СОВРЕМЕННАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА

циклическое и воспроизводственное развитие отдельных стран и мирово-

го хозяйства в целом. Циклические процессы все больше синхронизирова-

лись; периферия мирового хозяйства перестала светить только «отражен-

ным светом» от ее развитого ядра и частично приобрела самостоятельные

системообразующие функции.

Факторы, поддерживающие существование

и развитие мировой рыночной экономики

Переход развитых стран к новому, уже шестому, технологическому

укладу. Одним из главных сторонников такого подхода в России являет-

ся академик Глазьев. Суть этого подхода состоит в том, что центр тяжести

мирового экономического развития смещается в направлении медици-

ны, биологии, борьбы с дефицитом и удорожанием энергии, экономии и

создании новых материалов как реакция на обостряющийся ресурсный

кризис. Мировой продовольственный кризис недопроизводства, который

обозначился относительно недавно, должен способствовать появлению

новых, более продуктивных сортов сельскохозяйственных растений и

животных, новой сельскохозяйственной техники и технологий, активиза-

ции научных исследований в этих областях. По-видимому, ослабеет борь-

ба против генно-модифицированного продовольствия, которая весьма

активна в Европе, Японии и России. Голод и недоедание заставят многих

изменить позицию.

Подход сторонников перехода наиболее развитых стран к новому тех-

нологическому укладу — в конце концов наиболее оптимистический для

мировой рыночной системы в целом. Фактически признается, что сбои

в функционировании этой системы преходящи, и они аналогичны той

картине, которая уже неоднократно возникала в ходе развития рыночной

экономики в Европе, США и Японии. Утверждается, что в настоящее время

экономика оказалась в нисходящей фазе длительного («кондратьевско-

го») цикла. Придет время и понижательная фаза сменится повышательной,

и «все вернется на круги своя». Главное для России — вовремя «оседлать»

факторы движения к новому технологическому циклу, «чтобы не отстать

в очередной раз». Никаких фундаментальных изменений в механизме ка-

питалистического воспроизводства, которые бы сигнализировали об ис-

черпании рыночной системой потенций развития, при таком подходе не

наблюдается.

Какое влияние окажет смещение центра мирового экономического раз-

вития из нынешнего ядра мировой экономической системы в «возвышаю-

щиеся» государства, прежде всего в Китай, Индию, Бразилию, «азиатские

тигры»? Многие рассматривают эти процессы как главную мину под всю

нынешнюю мировую экономическую систему, предсказывая различные

катаклизмы вплоть до военной конфронтации, прежде всего по линии

«США — Китай».

Конечно, трудно предвидеть, что произойдет в переменчивой поли-

тической сфере. Раньше такие ситуации всегда заканчивались «большим

мордобоем». Но не будем сейчас спекулировать на эту тему — все же си-

туация в мире изменилась с появлением ядерного оружия, что внушает

определенную надежду на большую осмотрительность политического

60

АЛЕКСАНДР БЕЛЬЧУК

руководства. Ведь насколько сильны были противоречия между Совет-

ским Союзом и США после Второй мировой войны, но до фронтального

столкновения дело не дошло. Уж больно страшными стали бы последствия

таких конфликтов. Для многих на Западе превращение ряда стран бывше-

го третьего мира в локомотив мирового развития затмевает собою все ос-

тальное. Другие аспекты их волнуют гораздо меньше. Для тех, кто привык к

военно-политическому и экономическому доминированию Запада в мире

в течение последних примерно 500 лет, любые фундаментальные подвиж-

ки в этой области выглядят как катастрофа. Однако в данном случае нас

гораздо больше волнует влияние бурного роста производительных сил в

ряде развивающихся стран на исторические судьбы рыночной экономики

как социально-экономической системы, чем проблемы соотношения сил

в рамках этой системы.

На наш взгляд, выдвижение указанных стран на авансцену мировой эко-

номики является главным стратегическим резервом дальнейшего сущест-

вования и развития мировой рыночной системы. Некоторые из этих стран,

уже не говоря о бывшем третьем мире в целом, еще только становятся относи-

тельно развитыми рыночным экономиками. Потенции рыночной системы

в этой группе стран выглядят, как нам кажется, еще явно неизрасходованны-

ми. Если пороки общества потребления уже в достаточной степени прояви-

лись в странах

«золотого милли-

арда» и истори-

ческие пределы

этого пути раз-

вития становятся

все более очевид-

ными, то в созна-

нии населения

развивающихся

государств, боль-

шинство кото-

рого относится

к «обществу не-

допотребления»,

плюсы общества

потребления, ко-

торое ассоции-

руется с развиты-

ми рыночными

экономиками,

безусловно пре-

валируют над ми-

нусами.

Тот факт, что мировая экономика физически не в состоянии выдержать

уровень потребления развитых стран для всех нынешних 7 миллиардов

населения Земли, к тому же продолжающих расти, не имеет решающего

значения для состояния менталитета населения развивающихся стран. Не-

возможность такого развития в целом должна еще выявиться, на что уйдет

Тот факт, что мировая эконо-

мика физически не в состоянии

выдержать уровень потребления

развитых стран для всех нынеш-

них 7 миллиардов населения

Земли, к тому же продолжаю-

щих расти, не имеет решающего

значения для состояния мента-

литета населения развивающих-

ся стран. Невозможность такого

развития в целом должна еще

выявиться, на что уйдет не один

десяток лет.

61

СОВРЕМЕННАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА

не один десяток лет, тем более что для ряда государств это уже становится

возможностью.

Возникает вопрос: в какой мере ускоренное развитие ряда стран этой

группы государств может стать фактором укрепления мировой рыночной

экономики? Ведь рыночная экономика в развивающихся странах очень

часто отличается от стандартов развитых стран. Следует ли ожидать, что

она постепенно «дозреет до образа и подобия» системы, ныне доминиру-

ющей в развитом мире, или она все же будет эволюционировать в направ-

лении, отличном от этих рыночных стандартов, что не даст основания для

сделанного ранее вывода о том, что выдвижение ряда развивающихся стран

в качестве лидеров мирового экономического развития в конечном счете

укрепит фундамент рыночной экономики как мировой социально-эконо-

мической системы?

Особого разговора здесь заслуживает Китай — страна с самым успешным

экономическим развитием в мире за последние три десятилетия, самая на-

селенная и весьма влиятельная по потенциалу воздействия своего «демон-

страционного эффекта» на другие страны. По оценкам большинства спе-

циалистов, Китай скорее всего выйдет на первое место в мире по общему

объему валового продукта к середине 2020-х годов или немного позже. Все

это придает китайскому феномену исключительное значение. Как следует

расценить китайский эксперимент?

Идеологическая борьба вокруг оценок китайской модели развития в

последние годы идет с нарастающей ожесточенностью, поскольку ставки

очень высоки. Если китайская модель в конечном счете окажется одним

из вариантов рыночной экономики — это чрезвычайно усилит общий

потенциал рыночной экономики во всем мире; если же китайская мо-

дель будет чем-то другим, может быть искомой многими конвергентной

социально-экономической моделью, — картина будет принципиально

иной. Значительная часть экономистов и особенно политиков во мно-

гих странах стремятся представить китайскую модель как своеобразный

путь Китая к рыночной экономике. Конечно, в настоящее время отличий

от нормальной рыночной экономики немало, говорят они, но это все —

издержки переходного периода. Трудно ожидать, что такая огромная и во

многом уникальная махина, как китайская экономика и общество в целом,

быстро приобретет характеристики нормального рыночного механизма.

Но со временем, может быть даже достаточно продолжительным, основ-

ная часть различий исчезнет, и китайская экономика превратится в «доб-

ропорядочную» капиталистическую (будем называть вещи своими имена-

ми) рыночную экономику.

Пожалуй, одним из наиболее ярких примеров утверждений о том, что ки-

тайская экономическая модель уже сейчас вполне рыночная, служит статья

Илларионова, посвященная экономическому развитию Китая, в журнале

«Вопросы экономики» в бытность его экономическим советником прези-

дента России4. Хотя с момента ее опубликования прошло уже немало вре-

мени, используемая автором аргументация типична для сторонников этой

позиции. Илларионов сравнивает рыночные реформы в России и Китае,

5 См. Илларионов А. Секрет китайского экономического «чуда» // Вопросы экономики. 1998.

№ 4.

62

АЛЕКСАНДР БЕЛЬЧУК

отдавая безусловный приоритет в этой области Китаю. Именно последова-

тельная «рыночность» китайских реформ, по его мнению, и является глав-

ным фактором китайских успехов, а недостаточная рыночность российских

реформ — главной причиной ее проблем и неудач. Не вдаваясь в детальный

разбор уровня рыночности китайской экономики — это отдельная, очень

большая проблема, хотелось бы задать А. Илларионову такой вопрос: стран

с гораздо более рыночной экономикой, чем китайская, огромное количест-

во. Почему же никто из них даже близко не демонстрирует таких же впечат-

ляющих успехов, как Китай? Значит, дело не только в этом.

По нашему мнению, китайская социально-экономическая модель — это

не исправленный и приспособленный к китайским условиям вариант со-

ветской модели (на что тайно надеются немало российских коммуни-

стов) и не промежуточный продукт рыночной экономики (как это пред-

ставляется многим рыночным фундаменталистам), а самостоятельный,

особый путь развития, который объединяет в себе черты рыночной эко-

номики и некоторые несущие конструкции советской плановой системы,

имея также свои, только ему присущие качества. Сами китайцы считают

ее «социалистической рыночной экономикой» или «социалистической

экономикой с китайской спецификой». Поскольку проблем с рыночным

содержанием китайской модели обычно не возникает, рыночные элементы

очевидны и, что называется, видны невооруженным глазом, остановимся на

том, что ее отличает, причем речь пойдет об отличиях фундаментального

характера.

Главными такими отличиями, на наш взгляд, являются роль компартии

в китайском экономическом и политическом механизме и сохраняющи-

еся определенные функции планирования в разных формах. Наибольшее

значение имеют экономические функции компартии. Они весьма велики

даже на частных предприятиях, уже не говоря о частногосударственных

и государственных предприятиях. Последние две категории играют веду-

щую роль в Китае. Партийно-государственные власти фактически имеют

очень широкие возможности вмешательства в работу предприятий всех

форм собственности, вплоть до прямой подмены управленческих функ-

ций на предприятии. Особенно это касается смены руководства и опре-

деления направления развития предприятия5. Напоминаем, что речь идет

не только о государственных или частногосударственных предприятиях,

но и о частных.

Можно ли тем самым утверждать, что нынешняя китайская экономиче-

ская система представляет собой один из вариантов советского «партийного

государства» в том смысле, что фундаментальной особенностью советской

системы было параллельное существование партийной системы, дублиро-

вавшей государственные органы власти по своей структуре и выполнявшей

функции государственного управления? При этом полномочия партийных

органов в целом доминировали над государственными структурами. Имен-

но в этом смысле такую систему можно назвать «партийным государством».

Ни в каких других бывших социалистических странах, кроме Китая и ча-

5 См. об этом монографию британского журналиста и политолога Ричарда Мак Грегора:

McGregor R. The Party. L.: Penguin Books, 2011 [рус. пер.: МакГрегор Р. Партия: тайный мир комму-

нистических властителей Китая. М.: ЭКСМО, 2011].

63

СОВРЕМЕННАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА

стично Вьетнама, не наблюдалось столь всеобъемлющего превращения ор-

ганов компартии в органы прямого госуправления, включая низовой уро-

вень.

Подобные уникальные системы государственного управления, действо-

вавшие десятилетиями, а в Китае — и по сей день, не могли бы существовать,

если бы они не обеспечивали достижение определенных важнейших целей

развития страны и общества в определенные периоды. Такой главной це-

лью было достижение резкого ускорения развития экономики, ее уравнива-

ние, а в дальнейшем — и опережение в уровнях социально-экономического

развития с передовыми капиталистическими державами. Это осуществля-

лось на новой социально-экономической основе и с введением нового эко-

номического механизма: национализации основных средств производства

и введения директивного планирования как его центральных элементов.

Прежде всего к этим элементам и было приковано внимание исследова-

телей, идеологов и политиков, занимавшихся обоснованием преимуществ

или критикой «капитализма» и «социализма». Роль советской и китайской

компартий, конечно, анализировалась, но в основном через призму их фун-

кционирования как «руководящая и направляющая сила» в государстве,

а не как ведущее звено механизма государственного управления. А это — не

одно и то же.

Партийные идеологи в Советском Союзе также не стремились привле-

кать внимание к данному аспекту государственной системы, поскольку это

сразу же порождало обвинения в ее недемократичности. Ведь согласно всем

политологическим канонам органы государственной власти в претендую-

щем на демократизм государстве должны избираться всем народом (пусть

с небольшими исключениями), а партийные органы — только членами оп-

ределенной партии, то есть частью народа, причем его идеологически од-

нородной частью. Это также способствовало тому, что данный аспект госу-

дарственной системы не получил должного научного анализа и оценки ни

в СССР, ни в Китае, ни в западных странах, где государственное право рас-

сматривало подобные системы как абсолютно недопустимые, как дополни-

тельное доказательство ее недемократичности. (Зачем тогда энергию зря

тратить на какие-то еще доказательства — и так все ясно!)

Какие преимущества имеет «партийное государство» для достижения по-

ставленных целей? Во-первых, такая система обеспечивает очень высокую

концентрацию политической и идеологической власти в руках руковод-

ства страны, что облегчает всеобъемлющую и быструю мобилизацию сил

и средств на избранных направлениях и облегчает борьбу с несогласными.

Во-вторых, она гарантирует высокую мобильность и сменяемость кадров в

случае необходимости. Принятие кадровых решений в партийных органах

в меньшей степени связано с необходимостью соблюдения определенных

правил и процедур, типичных для госслужбы, менее прозрачно для окру-

жающих по большинству решений, оно более оперативно и больше при-

вязано к решениям партийных, чем государственных органов, что обеспе-

чивает повышение управляемости всей системы со стороны руководства и

дисциплину нижестоящих звеньев при соблюдении общей стратегии раз-

вития. Технология управления партийными собраниями — одно из звеньев,

временами выпадавшее из системы контроля, — была отработана достаточ-

но хорошо, хотя она временами давала сбои. Идеологические разногласия

64

АЛЕКСАНДР БЕЛЬЧУК

и споры подавляются или ограничиваются очень узкими рамками разборок

внутри высших звеньев партийно-государственного руководства, непро-

зрачных для общества, включая партийную массу.

Таким образом, у системы управления возникают качества, характерные

для армии на поле боя: ясная цель — достижение победы, полная концент-

рация власти в руках командира и дисциплина исполнения у подчиненных.

Такая система наиболее эффективна для армии. Никто демократию вводить

в армии, по понятным причинам, не собирается. (Впрочем, большевики

сразу после Октябрьской революции ввели в армии должность политру-

ка, который мог отменить распоряжение командира части, если оно было

«явно вредительское». От этой новации пришлось очень быстро отказаться,

поскольку военные части становились небоеспособными.)

Еще один их вариантов, встречавшихся в истории, — необходимость

строительства огромных оросительных систем, без которых сама жизнь

в определенных регионах была невозможна, строительство пирамид или

чего-нибудь вроде Великой китайской стены. Для достижения подобных

целей требовалось создание общественных «мегамашин», компенсиро-

вавших недостаточную научно-техническую вооруженность государств за

счет сверхконцентрации сил и средств. Необходимые условия для эффек-

тивности такой системы — высокая идеологизированность всего общества

и его согласие, по крайней мере большинства, с выдвинутыми главными

целями развития и механизмом госуправления. Достижение поставленных

долгосрочных целей требует от населения постоянных жертв ради «светло-

го будущего»; с этим не все согласны, а часть людей в принципе не согласна

и с самими целями или путями их достижении. Все это порождает высокий

уровень государственного насилия, чтобы преодолевать сопротивление

Но общество — не армия, и жизнь, к счастью, — не всегда война или стро-

ительство грандиозных пирамид. У подобных систем имеются свои трудно

излечимые недостатки. Во-первых, их эффективность очень зависит от ка-

чества руководства — прежде всего от лидера, в руках которого концентри-

руется огромная власть. В то же время механизм отбора и продвижения руко-

водящих кадров, лишенный публичности и необходимой конкурентности,

сильно подвержен влиянию случайных и субъективных факторов — как

это нередко бывает, например, при монархической и аристократической

формах правления. Во-вторых, система плохо работает при смене харизма-

тических лидеров и главной цели развития. Такая потребность неизбежно

возникает, и отсутствие должной публичности и конкурентности механиз-

ма отбора препятствует выработке новой центральной и поддерживаемой

большинством цели развития и появлению лидеров, адекватных новым ус-

ловиям. И в-третьих, со временем население устает жить в условиях посто-

янного идеологического и организационного пресса, необходимости жер-

твовать настоящим ради «светлого будущего», особенно, когда усиливаются

сомнения, что оно действительно будет светлым. Повышенный уровень го-

сударственного принуждения, присущий подобным системам, все больше

начинает утомлять и раздражать людей даже при общих успехах развития,

а тем более, когда особых успехов нет. Энтузиазм уходит, вместе с ним ухо-

дит и динамизм. Начинается кризис системы, успешный выход из которого

отнюдь не гарантирован. В частности, Советский Союз рухнул под тяже-

стью аналогичных внутренних и внешних противоречий.

65

СОВРЕМЕННАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА

Наличие безусловного сходства между китайской и советской системами

в этой ключевой области не вызывает сомнения — хотя различия, разуме-

ется, имеются, и они существенны. Другие страны вряд ли смогут воспроиз-

вести китайский или советский опыт создания «партийного государства»,

даже если бы кто-то этого очень захотел. Возникновение этих систем было

следствием специфических исторических условий, сложившихся в обеих

странах, глубоких всеохватывающих революций, безусловным лидером ко-

торых были компартии, их господством в обществе, распространившимся

на функции непосредственного государственного управления. Такие поли-

тические системы могут быть только однопартийными (по существу, но не

обязательно по форме).

Что касается директивного централизованного планирования в Китае, то

ныне оно охватывает ограниченное число показателей. Однако достижение

зафиксированных в планах целей с помощью имеющихся в распоряжении

государства инструментов, прежде всего финансовых, осуществляется весь-

ма последовательно и жестко. Пока Китай не собирается целиком отказы-

ваться от планирования, в том числе директивного, хотя общая тенденция

к ограничению сферы его применения несомненна.

На наш взгляд, Китай вряд ли откажется в принципе от своей нынешней

модели развития, которая принесла столь впечатляющие результаты, при

том что частичные изменения и реформы обязательно будут. Зачем резать

курицу, которая несет золотые яйца? Но если модель перестанет работать

достаточно эффективным образом — а когда-нибудь она обязательно пе-

рестанет быть эффективной, — то принципиальные изменения станут не-

избежными.

Однако будут ли означать эти изменения переход к новой социально-

экономической модели, и какой эта модель будет — сейчас предсказать не-

возможно. Тем не менее высокая инерционность гигантского китайского

общества, где и сейчас присутствуют элементы тысячелетней давности, го-

ворит в пользу предположения, что принципиального разрыва с прошлым

не будет. Китайский феномен свидетельствует о неоднозначности воз-

можных путей развития общества, о несводимости его только к альтер-

нативе «капитализм» или «социализм».

Какие же общие выводы можно сделать на основании анализа изложен-

ных нами факторов развития?

Вряд ли в ближайшие годы можно ожидать существенных позитив-

ных изменений в общем не очень благоприятном характере развития

мировой экономики, который сложился после мирового финансово-

экономического кризиса 2008—2009 годов. Скорее всего, по крайней

мере в течение ближайшего десятилетия, он останется примерно таким

же — с низкими темпами экономического роста, острыми финансовы-

ми проблемами и высокой безработицей в наиболее развитой части

мира. Китай, Индия, Бразилия и ряд других развивающиеся государства

с «формирующимися рынками» останутся локомотивами роста с по-

степенным увеличением их экономиче ского и политического значе-

ния. Вопрос о присоединении России к этой группе стран по критериям

экономического развития будет зависеть в первую очередь от адекват-

ности политики российского руководства. Возможности такого разви-

тия объективно имеются.

66

АЛЕКСАНДР БЕЛЬЧУК

Анализ проблемы границ дальнейшего существования мировой рыноч-

ной системы в связи с исчерпанием потенциала ее развития на основании

проявившихся в последнее время базисных недостатков не дает основания

для подобных выводов. Такие перспективы пока не проглядываются — во

всяком случае в обозримом будущем. Развитие рыночных механизмов в

развивающемся мире «вширь и вглубь», возможности перехода к новому

технологическому укладу в ядре мировой экономики создадут условия для

общего повышательного тренда, хотя возврат к высоким темпам роста ма-

ловероятен. Что последует за этим временем «тощих коров», пока сказать

невозможно. Найдутся ли какие-нибудь пути вдохнуть новую жизнь в уже

изрядно потускневший имидж рыночной экономики, или это время станет

прологом к переходу к принципиально новой системе — остается корен-

ным вопросом мирового развития. Конечно, история показывает, что ни

одна социально-экономическая система не является вечной. Все они со вре-

менем уходят, а в нынешнее «лихорадочное» время процессы резко ускоря-

ются, становятся как бы спрессованными. С этим все согласны в теории —

но мало кто соглашается на практике, когда речь заходит о существующих

системах, которые нам «нравятся». Когда-нибудь уйдет и рыночная система.

Но когда, как и что придет взамен? Вопросов больше, чем ответов.

комментарии - 15
Kaylee 9 марта 2015 г. 10:28:04

You've got to be kidding me-it's so trltsparennay clear now!

Madeline 10 марта 2015 г. 15:21:25

Your answer lifts the <a href="http://agdgiqwxms.com">inlgclieente</a> of the debate.

Madi 10 марта 2015 г. 21:45:33

If your arieclts are always this helpful, "I'll be back." http://zkgwgsqypjz.com [url=http://nbldeby.com]nbldeby[/url] [link=http://cqxvdgprjcs.com]cqxvdgprjcs[/link]

Ivan 11 марта 2015 г. 3:55:40

Way to go on this <a href="http://mfhtlm.com">esyas,</a> helped a ton.

Azia 16 мая 2017 г. 16:26:08

You've hit the ball out the park! Incldeibre!

Shirl 17 мая 2017 г. 13:11:24

I've been <a href="http://hjigswenif.com">lokiong</a> for a post like this forever (and a day)

Julz 19 мая 2017 г. 13:22:19

A wonderful job. Super helpful intmorafion. http://shquzqssiba.com [url=http://eevsbcy.com]eevsbcy[/url] [link=http://grruawnemt.com]grruawnemt[/link]

Jalene 19 мая 2017 г. 20:00:46

I came, I read this article, I <a href="http://nmuoeu.com">coqueernd.</a>

Zyah 21 мая 2017 г. 13:22:27

IJWTS wow! Why can't I think of thgnis like that? http://ozxemubqre.com [url=http://ltusyomba.com]ltusyomba[/url] [link=http://jkafjna.com]jkafjna[/link]

ErickRab 9 июня 2017 г. 10:41:46

wh0cd7500384 [url=http://buyclindamycin.us.com/]buy clindamycin[/url] [url=http://genericviagra.us.org/]buy viagra on line[/url]

DkgrrcElenE 15 июля 2017 г. 13:53:12

google.com - #yyryrooooo666555

ErickRab 25 июля 2017 г. 7:01:13

wh0cd791498 [url=http://lipitoronline.us.com/]lipitor price[/url] [url=http://prozac.us.org/]Generic Prozac[/url]

GeorgeBrumb 12 ноября 2017 г. 21:39:10

[url=http://progonrumarket.ru ]прогон сайта[/url]

kamagra forum srpski 29 марта 2018 г. 1:10:23

kamagra kopen in de winkel utrecht
<a href="http://kamagradxt.com/">kamagra oral jelly wirkung frauen</a>
how to use kamagra 100mg tablets
[url=http://kamagradxt.com/]buy kamagra 100 mg[/url]
kamagra oral jelly ohne wirkung
http://kamagradxt.com/
kamagra in usa kaufen dundee health

kamagra 100 mg 30 марта 2018 г. 17:05:37

buy kamagra uk review
[url=http://kamagradxt.com/]kamagra 100 mg oral jelly[/url]
kamagra jelly india for sell
<a href="http://kamagradxt.com/">kamagra oral jelly sildenafil vol 3</a>
kamagra jelly kopen amsterdam
http://kamagradxt.com/
kamagra 100mg tablets reviews

Мой комментарий
captcha