Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    7   23205  | Официальные извинения    968   97587  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    236   78808 

Турецкая Республика накануне своего столетия

Вот уже на протяжении шести лет на страницах «Свободной мысли» подводятся итоги турецкого года – 2016 [1], 2017 [4], 2018 [5], 2019 [6], 2020 [2] и 2021 [3].

На этот раз повод для статьи – особенный. Турецкая Республика вступает в год своего столетия. Молодое государство, которое сто лет назад решительно порвало со своим прошлым, заявляло о построении нового светского режима, базирующегося на принципе nation-state. Накануне 2023 г. можно с уверенностью сказать, что Анкара перевернула и эту страницу, перейдя к новой модели.

      *     *     *

20 лет назад к власти в Турции пришла консервативная Партия справедливости и развития (ПСР), которая с самого старта своего правления начала пересматривать подходы предшественников к внутренней и внешней политике. За годы правления партии и ее лидера Р. Т. Эрдогана удалось видоизменить многое – внести поправки в конституцию, устранить армию как политический субъект, разрешить ношение религиозных одежд в государственных учреждениях, перейти от западных интересов и ценностей к национальным.

Но главное, что принципиально изменилось, – это отношение к себе. Турция больше не позиционирует себя как часть чужих проектов. Сегодня Анкара провозглашает себя «хабом», центром притяжения, через который должны проходить пути и смыслы. Хаб не мыслим без изменения позиционирования. Турция осознает себя надрегиональной, даже мировой державой, способной предлагать модели будущего.

Президент Р. Т. Эрдоган утверждает, что «более справедливый мир возможен», и он «больше пяти» членов Совета Безопасности ООН [10]. По сути, современная Турция бросает вызов всей системе международных отношений, предлагая ее ревизию.

Наступательность внешней политики сфокусирована на трех базовых региональных подсистемах – постосманском поле, исламском и туркоцентричном мирах. Турция позиционирует себя лидером во всех трех пространствах, хотя сталкивается с противодействием региональных и внерегиональных акторов, логично ставящих под сомнение турецкое доминирование.

Турецкая внешняя политика прошла целый ряд этапов перед тем, как сконцентрировалась на себе. Это было и условно просоветское время начала существования Республики, и полоса враждебной нейтральности времен Второй мировой войны, и прозападный период второй половины ХХ века.

Концентрация на собственных интересах, идеях и ценностях не является гарантированной и не обязательно окажется долгосрочной. Нехватка всех видов и типов ресурсов и давление внешней среды ослабляют возможности Анкары и принуждают ее делать выбор. Политика «двустулья», а зачастую и «многостулья», оказывает положительное воздействие на развитие Турции, но не может быть вечной.

Турция переходит в год своего столетия с глубоко разделенным обществом, где половина поддерживает власть, а половина – резко критикует. Разделенность есть и в сознании населения относительно необходимости примыкания к тем или иным международно-политическим средам. Усталость, которая наблюдается от процесса вступления в ЕС, не отметает желания быть частью Запада, хотя меняет конфигурацию. Западное даже может восприниматься как органическая часть турецкого, вплоть до обсуждения возможности вступления Франции в Организацию тюркских государств [9].

Турецкая Республика проделала большой путь по созданию собственной военной промышленности и все меньше зависит от внешней среды в этом вопросе. Беспилотные летательные аппараты, танки, ракеты, стрелковое оружие – все это Анкара производит самостоятельно. За эти годы не удалось войти в клуб ядерных держав и получить новейшие сверхзвуковые ракеты, но и здесь стоит помнить, что все не вечно под Луной.

У Анкары много и политических, и экономических проектов. Зачастую они причудливым образом объединяются через формируемые лоббистские группы, например на постсоветском пространстве. Иногда – достаточно внутренних ресурсов без подпитки «хаба» извне. Здесь речь может идти, например, об идее строительства второго Босфора – канала Стамбул.

Двусторонний уровень отношений укрепляет Турцию в качестве центра сопряжения. Здесь ключевую роль играют совместные проекты с соседями. Такими инициативами можно считать и российские решения по поставкам газа через Турецкий и Голубой потоки, создание АЭС «Аккую». При этом текущая экономическая целесообразность не всегда оказывается таковой в долгосрочной перспективе.  

   *     *     *

Если раньше на политико-психологическом уровне Турция уходила от своего прошлого, то, вступая в год своего столетия, она обращена к нему лицом. Нет больше разрыва связи с Османской империей, что предполагала Республика Ататюрка. Налицо «Новая Турция», как ее называет Р. Т. Эрдоган, часто добавляя, что она «большая», «великая». В понимании турецкого истеблишмента не только «мир больше пяти», но и Турция – больше Турции.

Конфликтные линии Турции с соседями не исчерпаны, наоборот – переход в новое столетие явно осуществляется с их помощью.

Так, дипломатия и давление в сочетании с жесткой силой по отношению к Армении должны, по мнению турецкого руководства, привести к обнулению проблем в отношениях с ней, а значит: позволить Республике захватить ее рынок и реализовать идею коридора к Каспийскому морю. Грузинская Аджария – пример того, как можно приобрести землю, бизнес и власть турецкими методами.

Север Сирии сегодня также находится под турецким контролем. Достигнуто это вооружённым путём, закреплено многосторонними договоренностями России, Турции и Ирана. На север Ирака турецкие военные заходят как к себе домой, реализуя там необходимые операции.

Обострение взаимодействия с Грецией также вписывается в логику пересмотра статус-кво, выхода из среды, навязанной итогами Первой мировой войны. Очевидно стремление Анкары выйти за рамки действующих соглашений.

Турецкая политика вписывается в логику трансформации миропорядка. Полицентризм, который идет на смену иллюзии моноцентричного доминирования, не подразумевает меньшую конфликтность. Взаимодействие Турции с соседями – предвестник сложности грядущего миропорядка.

Разрыв Турции с одним прошлым и воссоединение с другим в сознании турок произошел не полностью. Ататюрк и его наследие до сих пор находятся на пьедестале почета, но уже не возводятся в ранг абсолюта. Восточное сознание ищет новых героев, что приводит к возвеличиванию действующей власти, логичному для Востока обращению к прошлому и мифологизации истории.

Президент Р. Т. Эрдоган использует в своих выступлениях два концепта, отражающих доминирующие подходы Турции во внешней политике. Один из них «основан на исламской концепции предопределения», «задает предопределенность будущего страны отведенной ей Аллахом географией, что в случае Турции означает не современные, а широкие османские территории». Второй концепт – это «география сердца, которая объединяет Турцию с мусульманами по всему миру» [8. C. 10], но и не только с ними, ведь, как говорил турецкий лидер, границы – они в сердце [11].

В этом контексте следует также отметить, что «турецкая политическая элита начала процесс контрреволюционных реформ в отношении того цивилизационного выбора, который она сделала после 1923 г.» [7. С. 94]. Успокоение истории в современной Турции невозможно в связи с тем, что она реализует очередной этап ее осмысления. Это уже привело к формированию новых учебников, вместе с которыми именно туркам предстоит встать в центр и отечественной, и мировой истории. Только так можно создать «Новую Турцию» Р. Т. Эрдогана, который претендует на место уходящего из турецкого сознания М. К. Ататюрка.

Интересным представляется мнение коллег о том, что «архитекторы Версальского и Лозаннского мира почти на 100 лет создали систему сдерживания возрождения великодержавного потенциала Турции, однако ПСР, пользуясь инерцией победы США в «холодной войне», пересматривает итоги Второй и Первой мировых войн, становясь геополитическим и цивилизационным центром развития» [7. С. 104].

Оставляя в стороне весьма дискуссионную мысль о чьей-то победе в «холодной войне», необходимо сконцентрироваться на главном: Турция своей проактивной политикой оспаривает итоги двух мировых войн, является ревизионистским актором относительно мировой системы и не боится бросать ей вызов. И идет на это потому, что считает себя центром развития и «обрела веру в свою государственную и цивилизационную исключительность» [7. С. 104].

       *    *     *

Несмотря на завышенные амбиции Турции, перспектива этого года (на самом деле – и последующих) для нее во многом зависит от внешней среды. В первую очередь, от позиций мировых держав, - таких, как Россия, США и Китай.

На фоне приближения к выборам 2023 г. давление на Турецкую Республику будет усиливаться. Ее многовекторность вызывает вопросы слишком у многих игроков, что неминуемо будет приводить к попытке влиять на принятие решений. К тому же в год своего столетия она входит в сложный с точки зрения экономики период. Переломный год, в который вступает Республика, станет для нее своеобразной проверкой на прочность.

 

Литература

1. Аватков В. А. Внешнеполитический курс Турции. Ключевые изменения 2016-го // Свободная мысль. 2017. № 2.

2. Аватков В. А. Внешняя и внутренняя политика Турции. Ключевые изменения 2020 г. // Свободная мысль. 2021. № 1.

3. Аватков В. А. Сквозь кризисы к стабильному «неоосманизму». Политические итоги Турции 2021 года // Свободная мысль. 2022. № 1. .

4. Аватков В. А. Турецкие трансформации 2017 года // Свободная мысль. 2017. № 6.

5. Аватков В. А. Турция сегодня. Ключевые тенденции в политическом курсе // Свободная мысль. 2019. № 2.

6. Аватков В. А., Сбитнева А. И. Политический курс современной Турции. Главные особенности внутренней и внешней политики 2019 г. // Свободная мысль. 2020. № 2.

7. Ирхин А. А., Москаленко О. А. «Мир больше пяти». Становление Турции в качестве глобального актора мировой политики: перспективы и вызовы для России // Вестник РУДН. Серия: Международные отношения. 2021. Т. 21, № 1. 

8. Цибенко В. В. Конструирование идеологического дискурса о воображаемой географии в Турции // Международная аналитика. 2022. № 13.

9. Эрдоган предложил Макрону вступить в Организацию тюркских государств. Коммерсантъ. – https://www.kommersant.ru/doc/5595836 (дата обращения: 31.10.2022).

10. Erdoğan R. T. Daha Adil bir Dünya Mümkün. İstanbul: Tukuvaz Haberleşme ve Yayıncılık A.Ş., 2021. 

11. “PYD ve YPG Terör Örgütleri PKK’nın Atığıdır”. Türkiye Büyük Millet Meclisi. – https://www.tccb.gov.tr/haberler/410/53628/pyd-ve-ypg-teror-orgutleri-pkknin-atigidir (дата обращения: 31.10.2022).



комментарии - 0

Мой комментарий
captcha