Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   3723  | Официальные извинения    365   25591  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    191   37825 

Современные внешнеэкономические стратегии Египта

Введение

Одна из главных тенденций международной торговли - подписание региональных торговых соглашений, которые призваны активизировать внешнюю торговлю стран-участниц.

Египет - одна из наиболее развитых стран Африки и имеет экономические связи со многими странами мира, в том числе и с Россией. При этом не решен вопрос, какие внешнеэкономические стратегии реализует Египет. Он важен для формирования партнерских отношений с Египтом, поскольку преследуемые стратегии определяют вектор внешнеэкономического развития страны.

Анализ исследований не дает ответа на этот вопрос. Так, Хелми, Абушади и Заки [9] приходят к выводу, что колониальное прошлое положительно влияет на объем внешней торговли: у Египта преобладает торговля со странами, колонией которых он был.

Заки, Эхаб и Абдалла исследовали взаимосвязь экспорта Египта и обменного курса [28]. На основе ежемесячных данных на уровне фирм и секторов за 2005-2016 гг. изучены, какое интенсивное (количество и стоимость экспорта) и экстенсивное (вероятность экспорта нового продукта в новое место назначения, экспорта нового продукта в существующий пункта назначения или экспорта существующего продукта в новый пункт назначения) влияние на торговую маржу имеет девальвация египетского фунта. Исследователи обнаружили, что при интенсивной марже снижение реального обменного курса увеличивает стоимость экспорта, в то время как объем экспорта не меняется, тем самым эффект цены более значительный, чем эффект количества. Тем не менее, большая маржа, измеряемая количеством пунктов назначения и количеством товаров, положительно реагирует на снижение обменного курса.

Эль-Энбаби, Хэнди и Заки исследовали вопрос экспорта и нетарифных ограничений Египта, а именно влияние технических барьеров в торговле, санитарных и фитосанитарных мер и бюрократических расходов (связанных с соглашением об упрощении процедур торговли) [6]. Они показали, что санитарные и фитосанитарные меры, введенные в отношении египетских экспортеров, отрицательно влияют на вероятность экспорта нового продукта в новое место назначения, но на интенсивную маржу экспорта существенно не влияют. При этом остается нерешенным вопрос того, насколько такие технические ограничения негативны для экономики Египта в целом.

Камал и Заки [12] также изучали влияние технических барьеров в торговле на экспорт фирм в Египте в 2005-2011 гг. и обнаружили, что на маржу и вероятность входа на рынок отрицательно влияют технические барьеры. Более того, технические барьеры в торговле особенно негативно влияют на принятие решений малым и средним бизнесом (МСБ) о входе и выходе с рынка.

Основным инструментом реализации внешнеэкономических стратегий являются торговые соглашения. В современной науке для изучения воздействия торговых соглашений на торговые потоки используются два основных метода: вычислимые модели общего равновесия (CGE) (прогнозируемые) и гравитационные модели (ex-post). Муреверви [15] использовал многонациональную CGE-модель для оценки потенциальных долгосрочных последствий Соглашения о континентальной свободной торговле в Африке для государств-членов Африканского союза. Он показал, что африканские страны выигрывают от более высокого спроса на рабочую силу, большого накопления капитала и улучшения условий торговли, при этом Египет является одним из основных победителей в денежном выражении. Специалисты UNCTAD [21] показывают, что ВВП увеличивается на 0,97%, а общая занятость увеличивается на 1,17% в результате полной либерализации на африканском континенте из-за подписания African Continental Free Trade Agreement (AfCFTA). Молд и Муквая [14] пришли к выводу, что благодаря AfCFTA внутрирегиональный экспорт из-за отмены тарифов увеличился с 9,2% до 11,7%, особенно в сферах обработанных пищевых продуктов и текстильной промышленности. Но полученные результаты остаются вне контекста внешнеэкономических стратегий африканских стран, в том числе и Египта, хотя изначально подписание торговых соглашений было мотивировано реализацией внешнеэкономической стратегии.

Хелми, Абушади и Заки [10] изучали влияние торгового соглашения между Египтом и ЕС на двустороннюю торговлю и пришли к выводу, что соглашение положительно влияет на объемы торговли между ними, но не рассматривают вопрос стратегии международной торговли на национальном уровне.

Теллиолу и Конандрес [19] пришли к выводу, что увеличение экспорта высокой стоимости ограничивается устаревшими методами производства и сбора урожая, неадекватной инфраструктурой хранения и транспортировки, нехваткой земельных и водных ресурсов. Приоритеты устойчивого сельхозпроизводства включают импорт и адаптацию методов экономии воды, очистку использованной воды и повышение эффективности орошения с помощью усовершенствованных методов. Эти меры особенно важны, поскольку страна сталкивается с уменьшением емкости Нила и снижением количества осадков из-за глобального изменения климата.

Бэкир и Гонейм [3] утверждают, что важность либерализации торговли всегда подчеркивалась в контексте развивающихся и развитых стран для повышения их экономического благосостояния. Это включает сокращение или устранение формальных проявлений протекционизма, включая тарифы. Результаты исследования показывают, что по мере роста либерализации торговли благосостояние египетской экономики снижается. Это в основном связано с падением ВВП из-за более низких тарифных ставок и уменьшения экспорта, что может быть вызвано нехваткой высококачественных товаров на египетском рынке, не способном полноценно конкурировать на международном уровне.

Гал и Рок [8] рассматривают подписанное в феврале 2018 года израильско-египетское газовое соглашение с точки зрения потенциала израильско-египетского сотрудничества. Ожидается, что прямой экспорт газа из Израиля в Египет достигнет 1,5 млрд.долл. в год в 2020-х годах, что в 20 раз больше израильского экспорта в Египет в последние годы. Потенциал сотрудничества в области реэкспорта в третьи рынки и газопереработки может быть еще больше.

Долгосрочная стратегическая цель развития Египта – превратить страну в центр переработки и экспорта на европейские и иные третьи рынки газа с египетских, израильских и других месторождений. Каир нацелен и на крупномасштабное развитие химической промышленности и произаодства пластмасс. Израиль как поставщик газа и лидер в индустрии передовых пластмасс может быть важным партнером в достижении этой цели. Это лишь один пример внешнеэкономической стратегии на определенном товарном рынке.

Вопрос современных внешнеэкономических стратегий Египта как таковой не рассматривается учеными, хотя он чрезвычайно важен. Ведь торговые соглашения и внешняя торговля в целом должны подчиняться стратегическим международным отношениям Египта [18]. Понимание того, какие стратегии реализует Египет во внешней торговле, позволит оценить эффективность торговых соглашений для Египта и определить перспективные направления развития внешней торговли с Египтом для стран-партнеров, в том числе и России.

 

Методы и материалы

Гипотеза исследования состоит в том, что анализ структуры и динамики внешней торговли, а также анализ регулирования внешней торговли Египта отражает его внешнеэкономическую стратегию. Исследование будет проводиться в несколько этапов.

1. Проанализировать экспортную корзину Египта и основных партнеров по экспорту и импорту.

2. С помощью гравитационной модели в программном продукте GRETL было проанализировано влияние на внешнюю торговлю Египта торговых соглашений GAFTA, Agadir, COMESA и соглашения об ассоциации между Египтом и ЕС. Экономические характеристики стран и географическая удаленность от торговых партнеров могут использоваться для прогнозирования двусторонних торговых потоков и сравнения прогнозируемых объемов с фактическими, а также оценки неиспользованного экспортного потенциала. Мы применяли гравитационную модель для анализа эффективности соглашений о свободной торговле. Базовая модель торговли между двумя странами (i и j) принимает следующий вид:

Fij=G*Mi*Mj/Dij                     (1), где

F – объем торговли,

G – константа,

D – расстояние между странами,

M – объемы экономик стран i и j.

 

Лучшее понимание уравнения гравитации достигается за счет использования логарифмических значений всех переменных. Мы используем базу данных UN Comtrade для 175 стран, включая Египет, с 99 секторами (двузначные товары HS) за период 1995–2016 годов. Наше уравнение принимает следующий вид:

lnXijkt = b0 + b1 lnGAFTAijt + b2 lnAgadirijt + b3 lnEgyptEUijt + b4 lnCOMESAijt + eijkt              (2), где

Xijkt - двусторонний торговый поток между Египтом (экспортером) и страной j (импортером) в году t для сектора k;

EgyptEU – соглашения об ассоциации между Египтом и странами ЕС (меняются со временем, когда каждый член ЕС присоединился в разные годы);

Agadir – фиктивная переменная, которая принимает значение 1 для Туниса, Иордании и Марокко, начиная с 2005 года;

GAFTA – фиктивная переменная, которая принимает значение 1 для стран GAFTA, начиная с 1998 года;

COMESA – фиктивная переменная, которая принимает значение 1 для стран COMESA.

 

Прогнозируемый уровень торговли оценивается с помощью гравитационной модели как разница между наблюдаемым уровнем и остатком регрессии следующим образом:

lnXestijkt = lnXijkt - eijkt                       (3)

Затем наблюдаемый уровень торговли сравнивается с предполагаемым уровнем торговли, предсказанным гравитационной моделью:

Ratio = lnXijkt / lnXestijkt                    (4)

Коэффициенты ниже значения 1 указывают на то, что страна недостаточно торгует с торговым партнером, по сравнению с тем, что предполагают характеристики экономических, географических и торговых соглашений Египта и его торговых партнеров. Коэффициент, превышающий 1, указывает на торговлю сверх прогнозируемого уровня. Узкая маржа около 1 рассматривается как очень близкая к 1. Коэффициенты ниже 0,9 классифицируют конъюнктуру как недооценку, а коэффициенты выше 1,1 - как избыток.

3. На третьем этапе исследования мы проанализировали тарифное и нетарифное регулирование внешней торговли Египта. Для этого использованы данные Мирового Банка World Development Indicators [26] о размере тарифов за 1996-2012 годы на промышленные и сырьевые товары. Также проанализированы нетарифные инструменты регулирования внешней торговли и их применение для разных групп товаров на основе отчета ВТО Sanitary and Phytosanitary Information Management System за 2019 год [27].

4. На последнем этапе после проведенного анализа подписанных торговых соглашений разработана современная типология внешнеэкономических стратегий Египта.

В исследовании не учтено влияние кризисов, в частности, мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. и экономического кризиса в ЕС 2014 г. Кроме того, не рассмотрено влияние политических факторов на внешнюю торговлю Египта.

 

Результаты

Подверженность стран внешним экономическим потрясениям возрастает с увеличением открытости торговли. Тем не менее, хотя внешние шоки могут приводить к потерям экспортной выручки и негативным последствиям для инвестиций и роста, масштабы воздействия будут зависеть от уровня диверсификации экспорта по сравнению с концентрацией. Продуктовая и географическая диверсификация помогают избежать чрезмерной волатильности экспортных поступлений. Диверсификация продуктов, особенно если это происходит в сторону более сложных и дорогостоящих продуктов, может повысить производительность и обеспечить долгосрочный экономический рост. Расширение масштабов и повышение качества существующих продуктов может способствовать более высокому росту экспорта, но страны также могут добиться быстрой трансформации за счет диверсификации и создания новых возможностей для модернизации.

Египту постепенно удалось диверсифицировать свой экспорт как по направлениям, так и по товарам. Индекс Херфиндала-Хиршмана для концентрации продуктов снизился с 0,33 в 2006 году до 0,06 в 2016 году. Менее выраженная тенденция наблюдается на уровне назначения: индекс Херфиндала-Хиршмана снизился с 0,07 в 2006 году до 0,04 в 2016 году. Тем не менее подавляющая часть экспорта остается концентрированной и сильно зависит от нескольких рынков. В последнее десятилетие страны ЕС были самым важным торговым партнером и первыми получателями египетских товаров. Значение США постепенно снижалось в пользу арабских стран. Вместе ЕС и арабские страны получают около 70% экспорта Египта, а торговые связи с Африкой остаются недостаточно развитыми (Рис. 1).

 

Рис. 1. Основные торговые партнеры Египта, 2019 год, млрд. долл. США (составлено автором на основе [5])

 

Мы построили гравитационную модель торговли Египта со странами, с которыми подписаны торговые соглашения GAFTA, Agadir, COMESA и соглашения об ассоциации Египта и ЕС. Чтобы определить индивидуальный эффект этих соглашений, мы построили отдельную регрессию для каждого, а затем объединили их. Когда каждое соглашение вводится отдельно, GAFTA, COMESA и Agadir являются положительными и статистически значимыми, в то время как соглашение между Египтом и ЕС незначительно. Напротив, при объединении все соглашения становятся положительными и статистически значимыми: GAFTA показывает самый высокий коэффициент, за ним следуют COMESA, Agadir, а затем Ассоциация Египет-ЕС (Таблица 1).

 

Таблица 1. Эмпирические оценки гравитационной модели внешней торговли Египта

 

Coefficient

p-value

 

R-squared

Model GAFTA

Constant

10,65

0,193

 

 

GAFTA

3,318

0,0697

*

0,312

Model Agadir

Constant

11,02

0,194

 

 

Agadir

1,599

0,0761

*

0,314

Model Egypt-EU

Constant

11,49

0,194

 

 

Egypt-EU

-0,00249

0,0420

**

0,312

Model COMESA

Constant

11,22

0,193

 

 

COMESA

0,964

0,0396

**

0,314

*** p<0,01

** p<0,05

* p<0,1

 

Этот результат можно связью между Агадирским соглашением и странами ЕС через Соглашение об ассоциации. Целью этого соглашения было облегчение интеграции между арабскими государствами и ЕС в рамках более широкого процесса ЕС-Средиземноморье посредством более упрощенных правил торговли. Соглашение COMESA оказывает положительное влияние на торговлю Египта с африканскими странами, несмотря на небольшую долю в текущем экспорте Египта. Вместе с тем Египет значительно больше импортирует, нежели экспортирует. Это дает важную информацию о дополнительных факторах (не учитываемых гравитационной моделью), которые могут способствовать или препятствовать двусторонней торговле. Ниже мы обсудим три основных фактора, связанных со сторонами предложения и спроса, в дополнение к факторам торговой политики, которые могут объяснить торговые дисбалансы и определить, какие стратегии внешнеторговой политики реализует Египет.

Факторы предложения связаны со способностью египетской продукции конкурировать на мировых рынках. Со временем могут происходить изменения в структуре сравнительных преимуществ в разных странах и отраслях по многим причинам, включая торговую и экономическую политику, внедрение современных технологий и передачу знаний, объясняющих эти изменения.

Исторически спрос на египетские товары нестабилен и растет медленно. Адресный спрос рассчитывается взвешиванием суммы импорта торговых партнеров Египта по доле египетского экспорта для них. Его наклон имеет тенденцию быть отрицательным, что свидетельствует о замедлении роста спроса на продукцию Египта. Это грозит снижением экспорта в долгосрочной перспективе. Подробный взгляд на отраслевой уровень предполагает относительное несоответствие между экспортом Египта и импортом остальной части мира (Таблица 2).

 

Таблица 2. Рейтинг наиболее импортируемых/экспортируемых товаров (2018 г.)

Товар

Удельный вес мирового рынка, %

Удельный вес Египта, %

Импорт

1

Электрические машины и оборудование, их части; звукорекордеры и репродукторы

15,4

6,8

2

Машины, механические устройства, ядерные реакторы, котлы; их части

12,1

0,5

3

Минеральное топливо, нефтепродукты и продукты их перегонки

9,6

14,3

4

Транспортные средства, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, а также их части и принадлежности

8,5

0,7

5

Жемчуг природный или культивированный, драгоценные или полудрагоценные камни, драгоценные металлы, плакированные металлы

4,0

11,8

6

Пластмассы и изделия из них

3,4

5,2

7

Оптические, фотографические, кинематографические, измерительные, контрольные, прецизионные, медицинские или хирургические

3,3

0,3

8

Фармацевтические продукты

3,3

1,3

9

Органические химические вещества

2,3

0,6

10

Товары, нигде не указанные

2,1

0,0

Экспорт

1

Минеральное топливо, нефтепродукты и продукты их перегонки; битумные вещества; минеральная

9,6

14,3

2

Жемчуг природный или культивированный, драгоценные или полудрагоценные камни, драгоценные металлы, плакированные металлы

4,0

11,8

3

Электрические машины и оборудование, их части; звукозаписывающие и воспроизводящие устройства, телевидение.

15,4

6,8

4

Съедобные фрукты и орехи; кожура цитрусовых или дыни

0,7

5,3

5

Пластмассы и изделия из них

3,4

5,2

6

Съедобные овощи и некоторые корнеплоды

0,4

4,3

7

Удобрения

0,3

3,8

8

Предметы одежды и аксессуары к одежде, нетрикотажные или связанные крючком

1,2

3,4

9

Хлопок

0,3

2,1

10

Железо и сталь

1,9

2,0

 

Египет по-прежнему производит некоторые продукты, которые не входят в первую десятку импортируемых в мире товаров. Только четыре продукта, экспортируемые Египтом (38% от его экспорта), входят в десятку самых импортируемых продуктов остального мира. Хотя два из них представляют собой природные ресурсы (минеральное топливо, а также природные и драгоценные металлы), коэффициент корреляции Спирмена между рейтингом мирового импорта и экспорта Египта является слабо отрицательным (-0,12), указывая на несоответствие между спросом и предложением.

Анализ торговой политики Египта также может помочь объяснить, почему Египет недооценивает одни товары и чрезмерно торгует другими. Несмотря на значительные реформы и усилия по либерализации, существующие торговые барьеры не позволяют стране в полной мере использовать свой торговый потенциал и максимизировать прибыль от торговли. Египет остается в группе развивающихся стран с самой высокой частотой покрытия спроса нетарифными мерами. Эти нетарифные меры различаются в зависимости от технических требований, оценки соответствия, экспортных барьеров и правил происхождения. Египет подписал несколько соглашений о преференциальной торговле, но некоторые из них остаются поверхностными и частично совпадающими, что ведет к более сложному торговому режиму.

После присоединения Египта к ВТО почти 99% тарифных позиций Египта являются связанными. Тарифы режима наибольшего благоприятствования, применяемые к несельскохозяйственным товарам, обычно ниже, чем те, которые применяются к сельскохозяйственным товарам, - в среднем 12,8% и 66,4%.

Применяемые тарифы значительно снизились с 1995 по 2012 год, при этом простые и средневзвешенные значения применяемых тарифов упали с 24% и 16,7% до 9,8% и 7,4%. С другой стороны, первичный сектор остается более защищенным по сравнению с производственным сектором, который был значительно либерализирован (Рис. 2).

 

Рис. 2. Динамика тарифов в разрезе секторов экономики (построено авторами на основе [24])

 

В Египте изначально наблюдалась тенденция к повышению тарифов на сырьевые товары, при этом в конце 2000-х годов тарифы в среднем превышали 50%, после чего появилась тенденция на снижение. Взвешенные тарифы Египта по-прежнему выше, чем в странах со средним или высоким доходом, при этом разрыв существенно велик для сырьевых товаров.

Нетарифные меры предназначены для обеспечения законных неторговых целей, таких как защита здоровья человека. Тем не менее, постепенное устранение традиционных торговых барьеров порождает соблазн использовать нетарифные меры в качестве защитного механизма для внутреннего производства, тем самым добавляя дополнительные (не измеряемые напрямую) затраты. Чрезмерное использование этих мер препятствует интеграции стран в глобальные рынки и не позволяет потребителям получить выгоды от глобальной интеграции, в то время как многие фирмы-экспортеры, особенно более мелкие, могут покинуть экспортный рынок из-за связанных с этим затрат. Выжившие фирмы просто перенесут эти дополнительные расходы на цену, которую заплатят потребители.

Административные барьеры – серьезное препятствие для торговли. Показатели Египта в области международной торговли отстают, занимая 171 место из 189 в 2018 году, при этом его показатель со временем ухудшается с пикового значения 71,1 в 2014 году до рекордно низкого уровня в 42,2 в 2018 году [25]. Торговые процедуры и документация создают длительный и дорогостоящий процесс таможенной очистки импортируемых и экспортируемых товаров, особенно по сравнению со странами MENA и другими странами с уровнем дохода ниже среднего. Более того, административные барьеры для импорта намного выше, чем в странах-компараторах, как с процедурной, так и со стоимостной стороны. Это отрицательно сказывается на экспорте, учитывая большую зависимость внутреннего производства от импортных промежуточных ресурсов.

С точки зрения фирм, таможенное и торговое регулирование определяется как основное препятствие 20% опрошенных компаний [23] по сравнению с 9% в 2013 году. Отсутствие электронной обработки при таможенном оформлении также способствует ненужным задержкам и дает возможность для дискреционных решений и коррупции [24].

Египет подписал несколько соглашений о преференциальной торговле. Усилия по односторонней либерализации торговли сопровождались многими двусторонними и многосторонними соглашениями о свободной торговле (ССТ). На двустороннем уровне Египет заключил соглашения о свободной торговле с ЕС (2004 г.), членами ЕАСТ (Исландия, Княжество Лихтенштейн, Королевство Норвегия, Швейцарская Конфедерация, 2004 г.), Турцией и другими арабскими странами. Предварительные обсуждения Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA) начались в 2012 году, после чего в июне 2013 года был начат дипломатический диалог. Однако эти переговоры в настоящее время приостановлены.

На региональном уровне Египет присоединился к Большой арабской зоне свободной торговли (GAFTA), Общему рынку Восточной и Южной Африки (COMESA) и Агадирскому соглашению о свободной торговле (с Тунисом, Иорданией и Марокко). Согласно последнему, страны-члены должны отменить все тарифы на торговлю между ними и согласовать свое законодательство в отношении стандартов и таможенных процедур. У Египта есть рамочные соглашения, которые должны превратиться в соглашения о свободной торговле: со странами МЕРКОСУР и с Западноафриканским экономическим и валютным союзом (UEMOA). В декабре 2005 г. Египет подписал Протокол об квалифицированных промышленных зонах (QIZ) 12 с США и Израилем. Все эти соглашения способствовали увеличению экспорта и импорта Египта с 2004 года.

Тем не менее, множественность этих соглашений страдает двумя основными недостатками. Во-первых, многие из этих соглашений неглубокие. Единственный прогресс был достигнут в либерализации торговли, но они были ограничены с точки зрения глубины (отказ от тарифов без дальнейшей гармонизации процессов и рыночных условий) и масштабов (охвачены не все секторы экономики, такие, как услуги и инвестиционные положения). Во-вторых, Египет участвует во множестве дублирующих друг друга двусторонних и многосторонних торговых соглашений, которые приводят лишь к торможению свободных и открытых международных торгов, так как ведет к более дискриминационной политике с повышенной неопределенностью, которая ослабляет экспортеров и импортеров. Вот почему торговые переговоры должны быть нацелены на более глубокие и всеобъемлющие торговые соглашения, которые касаются нетарифных мер, гармонизации стандартов и включения положений об услугах и инвестициях. Это поможет Египту развивать региональные и глобальные производственно-сбытовые цепочки, что будет стимулировать торговлю и помогать малым и средним предприятиям экспортировать товары.

Мы можем предложить следующую типологию стратегий внешнеэкономической деятельности Египта в отношении торговых партнеров:

1. В отношении стратегических партнеров. Наибольшими торговыми партнерами Египта являются страны, с которыми нет общей границы. В отношении таких стран (США, Китай, ЕС, Россия) Египет ведет активное сотрудничество. Стратегия относительно этой группы партнеров состоит в увеличении объемов экспорта и импорта товаров.

2. Со странами Африканского региона у Египта нет больших торговых отношений, но он активно принимает участие в подписании торговых соглашений, хотя и поверхностных. В отношении этой группы торговых партнеров стратегия Египта состоит в формальном налаживании связей, но реальное использование преимуществ торговых соглашений не происходит.

3. Стратегия относительно стран территориально близких. Главными странами-партнерами здесь являются страны Персидского залива, но они вводят нетарифные ограничения на импорт из Египта. В отношении этих стран Египет не предпринимает существенных попыток улучшить торговые отношения, поэтому стратегия состоит в адаптации к сложившейся ситуации относительно условий торговли.

 

Обсуждение

Стратегии внешнеэкономической политики зависят от многих факторов. Египет претерпел серьезные экономические преобразования, приняв гибкий обменный курс. Устранение завышенного курса местной валюты помогло повысить ее внешнюю конкурентоспособность и способствовало сокращению торгового дефицита. Тем не менее, рост экспорта не был соизмерим с масштабами обесценения валюты, что позволяет предположить, что другие факторы играют сдерживающую роль. Наше исследование показало, что Египет все еще недостаточно торгует со многими странами по сравнению со своим потенциалом к международной торговле. Понимание причин такой неоптимальной производительности является ключом к раскрытию этого потенциала и его реализации через внешнеэкономическую стратегию.

Положение Египта на рынке товаров свидетельствует о слабой способности расширять и диверсифицировать производство, а также производить более сложные продукты. В сочетании с анализом растущего мирового спроса мы видим, что экспорт Египта по-прежнему сосредоточен на многих товарах, на которые глобальный спрос снижается. Более того, некоторые товары, в отношении которых Египет имел конкурентное преимущество, со временем утратили свою конкурентоспособность. Это говорит о том, что внешнеэкономическая стратегия Египта ориентирована на торговлю теми товарами, в которых он имеет традиционное сравнительное преимущество. Очевидно, что такая стратегия проигрышная, поскольку мировой спрос на товары экспорта Египта снижается.

Разработанная типология стратегий внешнеэкономической деятельности Египта в отношении различных групп торговых партнеров охватывает и описывает основные тенденции внешней торговли Египта. Стратегия сотрудничества с основными партнерами является доминирующей во внешнеэкономической деятельности Египта. С такими партнерами, как США, ЕС, Британия [17, 16] Египет имеет подписанные соглашения о свободной торговле. Более того, Египет активно привлекает инвесторов из США [11, 22, 1]. Но такая география стратегических торговых партнеров идет вразрез с предположениями гравитационной модели международной торговли, что наталкивает на мысль о существенном влиянии политических факторов при формировании стратегии Египта относительно этой группы торговых партнеров.

Использование преимуществ соглашений о преференциальной торговле между Египтом и остальным миром является ключом к обеспечению более широкого доступа к различным иностранным рынкам [4]. Сейчас идут переговоры о подписании соглашения о свободной торговле между Египтом и Россией [7]. Тем не менее, множественность торговых соглашений может парадоксальным образом привести к обратным результатам, если ведет к дискриминационной политике и повышенной неопределенности. Это предполагает, что любые торговые переговоры должны быть нацелены на более глубокие и всеобъемлющие торговые соглашения, которые касаются нетарифных мер, гармонизации стандартов и включения положений об услугах и инвестициях. Это должно помочь Египту развивать региональные и глобальные производственно-сбытовые цепочки и иметь благоприятные последствия для экспорта и компаний-экспортеров [13].

По отношению к ближайшим партнерам из Персидского залива Египет реализует стратегию, которая не способствует налаживанию и увеличению объемов торговых операций. Страны этого региона вводят нетарифные ограничения на импорт из Египта, что свидетельствует либо о низком качестве продукции, либо о политических противоречиях между странами [2, 20].

Таким образом, Египет использует разные стратегии в отношении разных торговых партнеров, которые не всегда обусловлены экономическими факторами. Более тесное сотрудничество он ведет с партнерами, у которых большие и сильные экономики, но которые находятся на большом расстоянии от Египта. С ближними партнерами Египет подписывает торговые соглашения, но реализация их преимущественно поверхностна. Тем самым экспорт Египта находится в дисбалансе с товарами мирового спроса, а преимущества торговых соглашений не использованы в полной мере.

 

Выводы

Таким образом, внешняя торговля Египта не объясняется гравитационной моделью международной торговли. Наибольшими торговыми партнерами Египта являются не страны соседи, с которыми наименьшие издержки на торговлю, а большие экономики, такие как США, Китай, ЕС, Россия. Товарная структура экспорта Египта не соответствует структуре мирового  спроса из-за его низкой конкурентоспособности,  вследствие чего на экспорт поступают не товары, на которые есть спрос, а товары, которые он может производить наиболее дешево.

Египет активно использует нетарифные меры регулирования внешней торговли, что нивелирует эффект от снижения тарифов. Он активно защищает тарифами первичный сектор экономики, из-за чего другие страны вводят санитарные и фитосанитарные барьеры в отношении египетского экспорта.

Египет активно принимает участие в подписании торговых соглашений. Но реализуются эти соглашения поверхностно и в большей части дублируют друг друга. По этой причине положительный эффект торговых соглашений не достигается, а торговые отношения усложняются.

Данное исследование ориентировано на констатацию тенденций, а не на их прогнозирование. Именно на разрешение этого пространственно-временного ограничения при моделировании будут направлены дальнейшие разработки авторов.

 

Литература

  1. Al-Monitor // Is the Time Ripe for US-Egyptian Free Trade Agreement? 2020. – https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/02/egypt-negotiations-free-trade-agreement-us-fail-2021-signing.html#ixzz6nxZbMJww (дата обращения: 15.02.2021).
  2. Arab News // UAE Imports $2.9bn in Non-oil Goods From Egypt in 2020. 2021. – https://www.arabnews.com/node/1802041/business-economy (дата обращения: 15.02.2021).
  3. Bakeer M., Ghoneim H. Impact of Tariff and Protectionism on Egypt: Overviewing the Egyptian – European Union Association Agreement // DPublication. 2019. –https://www.dpublication.com/wp-content/uploads/2019/09/IME-F806.pdf (дата обращения: 15.02.2021).
  4. Brazil-Arab News Agency //  Experts Give Positive Review of Mercosur-Egypt Agreement. 2020. – https://anba.com.br/en/experts-give-positive-review-of-mercosur-egypt-agreement/ (дата обращения: 15.02.2021).
  5. Egypt: Trade Statistics // Global Edge. 2021. – https://globaledge.msu.edu/countries/egypt/tradestats (дата обращения: 15.02.2021).
  6. ElEnbaby H., Hendy R., Zaki C. Do SPS Measures Matter for Margins of Trade? Evidence from Firm‐Level Data // Applied Economics. 2016. № 48 (21).
  7. Eurasian Economic Commission // Fourth Round of Negotiations With Egypt on Free Trade Agreement May Take Place in Moscow in Autumn. 2020. – http://www.eurasiancommission.org/en/nae/news/Pages/08-09-2020-1.aspx (дата обращения: 15.02.2021).
  8. Gal Y., Rock B. Israeli-Egyptian Trade: In-Depth Analysis //  Institute Global. 2018. – https://institute.global/advisory/israeli-egyptian-trade-depth-analysis (дата обращения: 15.02.2021).
  9. Helmy O., Aboushady N., Zaki C. The Impact of Egypt-EU Free Trade Agreement on Egypt’s Manufacturing Exports and Employment // 2018. – http://library.fes.de/pdf-files/bueros/aegypten/15388.pdf (дата обращения: 15.02.2021).
  10. Helmy O., Aboushady N., Zaki C. The Impact of Egypt‐EU Free Trade Agreement on Egypt’s Manufacturing Exports and Employment // Friedrich‐Ebert‐Stiftung. 2018.
  11. International Trade Administration, U.S. Department of Commerce //  Egypt - Country Commercial Guide. 2021. – https://www.trade.gov/knowledge-product/egypt-market-entry-strategy (дата обращения: 15.02.2021).
  12. Kamal Y., Zaki C. How Do Technical Barriers to Trade Affect Exports? Evidence from Egyptian Firm‐Level Data // Journal of Economic Integration. 2018. № 33 (4).
  13. Mabrouk M.F. Trade, Reform, And Revitalization: Toward A US-Egypt Free Trade Agreement // 2019. – https://www.mei.edu/sites/default/files/2019-10/US-Egypt%20FTA%20report.pdf (дата обращения: 15.02.2021).
  14. Mold M. Modelling the Economic Impact of the tripartite Free Trade Area: Its Implications for the Economic Geography of Southern, Northern and Eastern Africa // Journal of African Trade. 2016. № 3 (1‐2).
  15. Mureverwi B. Welfare Decomposition of the Continental Free Trade Area // Selected Paper for Presentation at the 19th Conference on Global Economic Analysis. 2016.
  16. Searle F. UK Secures Trade Deal With Egypt // 2020. – http://www.fruitnet.com/fpj/article/183747/uk-secures-trade-deal-with-egypt (дата обращения: 15.02.2021).
  17. Secretary of State for Foreign, Commonwealth and Development Affairs // Continuing the United Kingdom’s Trade Relationship with Egypt. 2020. – https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/944043/ccs1220702368-uk-egypt-parli-report-accessible.pdf (дата обращения: 15.02.2021).
  18. Smith D. Understanding How Foreign Influence and strongman Policies Prevent Democracy in Egypt // Political Analysis. 2020. № 21 (1).
  19. Tellioglu I., Konandreas P. Agricultural Policies, Trade and Sustainable Development in Egypt. G.: International Centre for Trade and Sustainable Development (ICTSD) and Rome, United Nations Food and Agriculture Organization (FAO), 2017.
  20. The National Business //  UAE and Egypt agree to strengthen bilateral trade ties. 2019. – https://www.thenationalnews.com/business/economy/uae-and-egypt-agree-to-strengthen-bilateral-trade-ties-1.952156 (дата обращения: 15.02.2021).
  21. UNCTAD. African Continental Free Trade Area: Challenges and Opportunities of Tariff Reductions. Research paper No. 15, 2018.
  22. US Department of State //  U.S. Relations With Egypt. 2021. – https://www.state.gov/u-s-relations-with-egypt/ (дата обращения: 15.02.2021).
  23. World Bank //  Enterprise Survey for Egypt. 2016. URL: https://datacatalog.worldbank.org/dataset/egypt-arab-rep-enterprise-survey-2016 (дата обращения: 15.02.2021).
  24. World Bank //  Privilege‐Resistant Policies in the Middle East and North Africa. Measurement and Operational Implications. MENA Development report. 2018. – https://elibrary.worldbank.org/doi/abs/10.1596/978-1-4648-1207-1 (дата обращения: 15.02.2021).
  25. World Bank // Doing Business 2019. 2019. – https://www.doingbusiness.org/content/dam/doingBusiness/media/Annual-Reports/English/DB2019-report_web-version.pdf (дата обращения: 15.02.2021).
  26. World Development Indicators // Data Bank. 2021. – https://databank.worldbank.org/source/world-development-indicators (дата обращения: 15.02.2021).
  27. WTO // Sanitary and Phytosanitary Information Management System, last consulted March 2019. 2019. – http://spsims.wto.org/ (дата обращения: 15.02.2021).
  28. Zaki C., Ehab M., Abdallah A. How Do Trade Margins Respond to Exchange Rate? The Case of Egypt // Egyptian Center for Economic Studies Working Paper No. 189. 2017.

 

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha