Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   3329  | Официальные извинения    348   23856  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    187   36611 

СКАНДАЛ ВОКРУГ МСК/КОСЕК 1968 ГОДА: ИМЕТЬ ЛИБЕРАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ ИЛИ БЫТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫМ АППАРАТОМ?

Идейная эволюция крупнейших общественно-политических течений западного мира всегда вызывала интерес и неизбежно трактовалась в русле идеологических предпочтений. В этом контексте разоблачение связей  молодежной организации Международная студенческая конференция / Координационный секретариат в 1967 г. заслуживает внимания, поскольку его можно считать поворотным моментом в истории американского и в целом западного либерализма. Малое число исследований об этом событии удивляет, если исходить из оценки последствий.

К. Паджет с антикоммунистических позиций довольно подробно рассмотрел роль ЦРУ в деятельности МСК/КОСЕК[13]. Дж. Котек описал начальные страницы истории этой организации, что важно для понимания контекста всех последующий событий [10]. А Т. Фриз проливает свет на обстоятельства самого скандала, цитируя множество источников и мемуаров, в том числе и бывших сотрудников ЦРУ [17].

Как известно, Всемирные фестивали молодежи и студентов были «выставкой достижений» левых молодежных объединений. Поэтому подрыв идеи Всемирных фестивалей стал одной из главных целей американской разведки, начиная с первого фестиваля 1947 г. в Праге. Документы ЦРУ свидетельствуют, что оно использовало для этого любые способы: прямые запреты, формальные препятствия, задержания, аресты.

Исследователь этого вопроса Л.А. Можаева делает вывод: «Вопрос об участии в фестивалях нередко обсуждался в правительствах разных стран. Меры против VI фестиваля обсуждались… даже в совете НАТО. Государственный секретарь США А. Даллес, видя, что помешать участию молодежи в фестивале трудно, дал указание послам в странах НАТО принять меры, чтобы сформировать угодный США состав делегаций… Поэтому в Москву, несмотря на ее стремление повлиять на состав делегаций, приезжало немало антисоветский настроенных молодых людей» [4].

Рассекреченные документы ЦРУ содержат подробную информацию о том, какие меры, даже уголовного характера, были приняты в странах Латинской Америки, Азии, Африки и Европы, чтобы препятствовать подготовке фестивалей. Так, согласно документу от 10 сентября 1951 г. американские власти помещали  транзиту через Австрию представителей Всемирного фестивали в Берлине [7]. Также можно узнать из этих документов и то, сколько человек было задержано или арестовано, а кому именно удавалось попасть на фестиваль.

Практика отправки специально отобранных настроенных антикоммунистически делегатов встречала возражение даже среди сотрудников управления. Например, в документе 1955 г. неизвестный источник-женщина сообщала сотруднику ЦРУ: «Западные правительства не должны пытаться противостоять коммунизму путем отправления не-коммунистических делегатов на мероприятия ВФДМ (Всемирная федерация демократической молодежи). Антикоммунистические выступления (которых, в самом деле, мало) западных делегатов заглушаются теми, кто под контролем коммунистического большинства, и ВФДМ приобретает все больший престиж и влияние среди неполитических западных молодежных групп». Далее «источник» предлагала, что было бы «очень полезно» разрешать не связанным с коммунистами молодым людям ездить в коммунистические страны на фестивали, так как таким образом коммунистическая молодежь могла бы питать еще большее недоверие к антизападной пропаганде своего правительства; однако, «она [источник — Л.Й.] настойчиво заявила, что коммунистам из западных стран должно быть строго запрещено ездить в коммунистические страны Европы» [9].

Главными средствами для достижения этой цели являлись «свои» молодежные организации. Их финансирование не было ограничено никакими рамками. Конечно, немало антикоммунистических молодежных организаций имелось в капиталистических странах, но в тот момент моральное, организационное и идеологическое превосходство было за прогрессивными молодежными союзами.

1 августа 1968 г., ссылаясь на западногерманский журнал «Der Spiegel», «Правда» опубликовала статью о связи ЦРУ с Международным союзом социалистической молодежи (МССМ, или «молодых социалистов»), социал-демократическим всемирным объединением, которое являлось одним из главных соперников ВФДМ: «Генеральный секретарь МССМ Ян Хевкеруп, предпринимавший попытки помещать проведению фестивалей…, связан с ЦРУ… “Доказано”, свидетельствует журнал [«Der Spiegel» — Л.Й.], “…ЦРУ пытается использовать повсюду молодых социал-демократов, чтобы оказать влияние на международный фестиваль…” МССМ в течение почти 15 лет получал деньги от ЦРУ. Приведенные журналом факты разоблачают ЦРУ как непосредственного организатора кампаний против фестивалей в Вене и в Хельсинки» [3].

Разумеется, это было большой скандал, который имел любопытные детали, которых не было в короткой статье «Правды». Генеральный секретарь МССМ, сын датского министра, был контактным лицом ЦРУ с 1966 г. Две крупные западногерманские молодежные организации, являющиеся членами МССМ, играли значительную роль в скандале: Молодые социалисты СДПГ (около 170.000 членов) и Социалистическая молодежь Германии «Соколы» (110.000 членов).

ЦРУ обеспечивало их финансирование через Фонд по делам молодежи и студентов, который был просто учрежденной ЦРУ «камуфляжной организацией», по словам «Der Spiegel». Генеральным секретарем этого фонда являлся агент ЦРУ Гарри Ланн. ЦРУ оплачивало МССМ «от 45.000 до 50.000 долларов в год» (по индексу потребительских цен Бюро статистики труда США, по нынешнему курсу около 4 млн. долларов). ЦРУ намеривалось сорвать Всемирный фестиваль в Софии, «как и прежде», назначенный на лето 1968 г.

А как было «прежде»? В 1959 г. управление организовало участие в фестивале в Вене 180 молодых антикоммунистов из Чикаго. Они саботировали фестивальные мероприятия, и  только в первый день фестиваля было зарегистрировано 13 уличных драк с их участием и участием западногерманских молодых социал-демократов. В 1962 г. на фестиваль в Хельсинки попали 160 американских антикоммунистов. На их поездку ЦРУ потратило 40.000 долларов (по нынешнему курсу около 3,5 млн. долларов). Силами делегатов-членов МССМ в Хельсинки распространялись антифестивальные газеты, напечатанные на деньги ЦРУ. Кроме того, немецкие делегаты из МССМ убедили 270 делегатов из других стран фестиваля покинуть Хельсинки для бесплатного путешествия по Западной Европе [16].

Череда скандалов вокруг ЦРУ началась в 1967 г. со статьи Соля Стерна в американском ежемесячнике «Ramparts», в котором были опубликованы доказательства того, что с 1952 г. ЦРУ финансировало не только НСА (Национальную студенческую ассоциацию) США, но и МСК/КОСЕК (Международная студенческая конференция / Координационный секретариат), в состав которого входила и НСА как одна из организаций-учредителей [15].

Через несколько дней 12 бывших руководителей НСА, занимавших посты с 1952[1] по 1964 гг., сделали заявление на пресс-конференции, что организация действительно получала деньги от ЦРУ, но «деньги не влияли на их “полную независимость и целостность”» [18].  Действующее руководство МСК/КОСЕК категорически опровергло их слова. Однако, несмотря на это опровержение, выяснилось и то, что в 1952-1966 гг. МСК/КОСЕК получала около 200.000 (по нынешнему курсу около 18 млн.) долларов в год в виде субсидий от ряда фондов, которые служили каналами для финансирования ЦРУ [17].

Существуют мнения, что «поддержка» ЦРУ началась еще раньше, одновременно с созданием МСК в 1950 г. Целью было «достижение консенсуса среди западных студенческих лидеров, чтобы противостоять монополии поддерживаемого Советским Союзом МСС». К. Паджет справедливо подчеркивает: «Если бы Маккарти никогда не существовало, трудно было бы представить, чтобы Госдепартамент финансировал международную деятельность НСА или МСК/КОСЕК» [13]. То есть, все это было следствием антикоммунистической кампании в США. Именно поэтому МСК/КОСЕК никогда «не высказывали ни малейшего протеста» против вмешательства западных государств в дел других стран: «Наоборот, лидеры МСК делали все возможное, чтобы помещать студенчеству высказаться по этим животрепещущим вопросам, ссылаясь на то, что эти проблемы не входят в компетенцию студенческих объединений» [2].

 

2

Деятельность МСК/КОСЕК заслуживает более близкого знакомства.

Секретарь МСС В. Вдовин в своей статьи в «Комсомольской правде» от 19 февраля 1954 г. уделил немало внимания «Стамбульской студенческой конференции» МСК/КОСЕК: «Секретарь МСС Ж. Бержес рассказал в своем выступлении о “Стамбульской студенческой конференции”, на которой он присутствовал в качестве наблюдателя. Это “конференция” носила узкий характер, на ней не были представлены крупнейшие организации стран Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока, ряда стран Европы… “Конференция” осталась глуха ко всем этим и многим другим событиям» [1]. Действительно, Стамбульская конференция было весьма узкой: в ней приняли участие всего лишь 40 организаций, 26 из которых были из западных стран [6].

Конференция отражала типичный подход МСК/КОСЕК: не касаться никаких «политических» проблем. В первом выпуске ежемесячного органа МСК/КОСЕК «Student» (июль 1957 г.) говорится: «Принципы, которыми руководствуется МСК…: строгая аполитичность, сотрудничество и дружба между всеми студентами в мире, изучение всех вопросов образования…, осуществление …практических мероприятий для …помощи …студентам в самых разных областях, таких как культура, путешествия, спорт, отдых и другие» [6]. Однако избегание политики - тоже политика, которая служит цели противостоять некой определенной политике. И политика не могла не проявлять себя и в этой «внеполитической» организации. 11 января 1954 г. на заседании конференции, когда началось избрание комиссии по делам Среднего Востока, «ливанский делегат внезапно встал и заявил, что он не будет сотрудничать с израильским делегатом» [12].

Резкая критика французской делегации пассивности лидеров МСК тоже заслуживает внимание [2]. Это говорило о новых тенденциях в рядах МСК/КОСЕК: студенчество больше не могло оставаться вне общественных проблем, когда политические конфликты расширялись во всем мире, а моральный авторитет молодежных организаций, поднимавших политические вопросы, оказывался несравнимо выше. Поэтому МСК/КОСЕК «были вынуждены претерпеть определенную трансформацию: они… отказываются от традиционного аполитического принципа “студент как таковой” (students as such) и пытаются даже перехватить некоторые антиимпериалистические лозунги левого студенчества». Альтбах также наделяет эту тенденцию особым смыслом: «МСК продвинулся дальше в направлении политизации и занял твердую позицию по целому ряду вопросов, таких как антиколониализм и расизм» [6]. В этом ничего удивительного, так как американские империалистические силы были и есть за неоколониализм.

Следует вспомнить: движущей силой МСК/КОСЕК являлась Национальная студенческая ассоциация США, которая отличалась свойственной американцам прагматичностью по сравнению с консервативными европейскими членскими организациями этого союза. Так, в 1956 г. ей удалось спасти организационное единство МСК, поддержав провозглашение независимости Алжира, несмотря на оппозицию европейских членов. Иначе неизбежным был выход из союза большой части национальных организаций. Прагматичность американцев выглядит более выразительной, если вспомнить позицию турецкой членской организации МСК/КОСЕК: она поддержала французскую колониальную политику, забыв о своей национально-освободительной борьбе .

К 1960-х гг. национальные членские организации МСК/КОСЕК начали требовать сотрудничества с МСС, организации совместных с МСС мероприятиях. МСС заявлял о своей готовности. МСК/КОСЕК уклончиво отвечали на эти предложения, ссылаясь на практику формирования руководящих органов. При этом выборы в исполнительные органы МСК происходили в индивидуальном порядке из представителей «среды квалифицированных студенческих лидеров… исходя из их компетентности и приверженности принципам МСК, определенным в ее уставе» [2]. То есть функционеры МСК представляли самих себя, а не национальные членские организации. Кроме того, существовало и объективное препятствие в налаживании сотрудничества. Так, в вопросе об американской агрессии во Вьетнаме МСК/КОСЕК занял двойственную позицию. В его решениях говорилось, что, хотя США заслуживает критику за политику в отношении Вьетнама, Демократическая республика Вьетнам (Северный Вьетнам) также заслуживает обвинение за то, что ведет подрывную деятельность в Южном Вьетнаме, политически зависимом от США.

Всем известно было, что МСС финансировался социалистическими государствами во главе с СССР. В связи  с этим некоторые западные историки пытаются оправдывать финансирование МСК/КОСЕК из американского бюджета. Так, Дж. Котек оправдывает финансовую поддержку ЦРУ молодежных организаций тем, что Западу нужно было противостоять «фронтовым организациям международного коммунизма». В 1955—1956 гг. бюджет НСА США составлял более 100 тыс. долларов (по нынешнему курсу около 1 млн. долларов). 86% от этой суммы шло через якобы частный Фонд по делам молодежи и студентов (ФМСД), в действительности созданный ЦРУ. Котек с удовлетворением констатирует: «ФМСД породил настоящего гиганта [МСК/КОСЕК — Л. Й.], который был способен соперничать с МСС» [10].

Но эти попытки оправдания безосновательны, потому что такие молодежные организации, как МСС, ВФДМ (или такая профсоюзная организация, как Всемирная федерация профсоюзов ВФП и др.) не считали себя вне политики и не являлись чисто профессиональными объединениями, не были «НПО» («неправительственными организациями»). А МСК/КОСЕК всегда утверждала, что она не только вне политики, но и независима. Когда же журнал «Ramparts» доказал обратное, она впала в кризис: входящие в МСК молодежные союзы оказались скомпрометированы, а ЦРУ прекратило финансировать организацию по распоряжению президента США Л. Джонсона из-за отсутствия положительных результатов [14]. Так как средства ЦРУ составляли 90% бюджета МСК, сворачивание деятельности было неизбежным. Спустя более 50 лет кажется странным, что такая «обычная» практика вызвала такой скандал в 1960-е гг.

НСА придерживался радикального либерального мировоззрения, как и МСК/КОСЕК. Когда вскрылись истоки средств организации, оказалось, что лидеры либеральных кругов являлись сотрудниками госорганов, в том числе ЦРУ.

 

3

После издания «Ramparts» другие журналисты, такие, как репортеры «Der Spiegel», начали искать подобные истории и нашли немало доказательств того, что ЦРУ занималось управлением деятельности не только МСК/КОСЕК, но и многих других молодежных, профсоюзных, профессиональных объединений, большинство которых вращалось в таких же либеральных кругах и получало такое же финансирование.

Иными словами, скандал вокруг МСК/КОСЕК был первым, но в 1970-е гг. их было много. Эти расследования стали первой волной бури недоверия к американскому либерализму со стороны как американской, так и мировой общественности. Это привело к переформатированию современного американского либерализма, приобретению им лево-демократической риторики, сближению с американскими левыми, но антикоммунистическое содержание не исчезло.

Новая статья Соля Стерна, которую он написал для «National Review» спустя 48 лет после первой, свидетельствует не только об эволюции автора, но и о том, насколько глубокий кризис американского либерализма вызвал тот скандал и как он повлиял на настоящий образ этого либерализма: «Оглядываясь теперь назад, я вижу историю “Ramparts” как один из решающих поворотных моментов в реальной истории послевоенного американского либерализма. После критики либерального мировоззрения со стороны радикальных “новых левых” в 1960-х годах, ярким примером которого являлся ”Ramparts“, либералы …потеряли самообладание. Вместо того, чтобы праздновать вклад своего …движения в успехи политики ”холодной войны” США…, многие видные либералы… начали принимать нашу радикальную критику американской внешней политики и стали испытывать вину за эксцессы ”холодной войны”. Это было началом перехода либералов от стойкого антикоммунизма к анти-антикоммунизму» [15].

В результате этого скандала МСК/КОСЕК прекратил свое существование. «Комитет по надзору» (“Supervision Committee”) на встрече в Лейдене официально распустил организацию. В заявлении комитета было заявлено, что «консенсус среди европейских студенческих союзов потерпел крах, и произошла существенная радикализация» [6]. Майские события 1968 г. втянули в себя большинство студенческих организаций.

Беда МСК/КОСЕК заключалась только в том, что издание «Ramparts» показало всем именно ее подлинную сущность, но фактически она просто была одной из многих подобных. Так, ВАМ (Всемирная ассамблея молодежи), являющаяся соперником ВФДМ, была основана как средство информационной войны английских властей за молодую аудиторию. Однако до 1954 г. «CRD и IRD[2] никогда не могли получить достаточно денег от Казначейства для ВАМ, чтобы поддерживать крепкие отношения со своими протеже… Между 1952 и 1954 годами Энтони Иден и Селвин Ллойд неоднократно предпринимали попытки противостоять сокращению Казначейства субсидий на ВАМ» [5].

В это время Форин офис относился к ВАМ как к политическому средству для противодействию ВФДМ, но не мог убедить Казначейство увеличивать субсидию: в 1948 г. ВАМ получил только 700 фунтов стерлингов (по калькулятору инфляции Банка Англии 35 тыс. нынешних долларов) для своих международных мероприятий, и 2000 фунтов (98 тыс. долларов) для своего руководящего органа «Национальный комитет».

Но с 1954 г. ситуация полностью изменилась: тогда ВАМ начал собирать не только английские, но и западноевропейские и американские деньги самым «щедрым образом». В 1954 г. ВАМ получил от Фонда по делам молодежи и студентов 114.000 долларов (по нынешнему курсу около 1,1 млн. долларов) для конференции в Сингапуре, и с этого года 48.000 (465 тыс.) долларов ежегодно, 50.000 (484 тыс.) долларов от Фонда Азии, в 1955 г. 70.000 (680 тыс.) долларов от Фонда Форда, и др. (в 1955 г. вице-президентом ВАМ был студент-социолог Иммануил Валлерстайн). Таким образом, английское правительство потеряло контроль над ВАМ за счет американских денег из-за своей скупости.

 

4

Оставаться вне политики какой-либо организации, какому-либо молодежному объединению невозможно. Коммунистическое движение хорошо знало об этом, следовательно, и молодежные, и женские, и профсоюзные, и местные, - все левые организации являлись политическими организациями. Организационная деятельность в капиталистических странах исходила из принципа подчеркивания классовых противоречий, а не классового компромисса. В социалистических странах это было обусловлено содержанием государственной внутренней и внешней политики. Интерес государственных структур состоял в том, что за счет массовых организаций планировалось создание идейных мостов между политической властью и разнообразными социальными группами, используя риторику, определяемую властью.

В соответствии с либеральной концепцией политической структуры общества (то есть капиталистического общества), оно есть гражданское общество, основанное на компромиссе. НПО же видятся идеальной формой организации как органы компромисса, а не противоречия. Они должны быть вне государства, вне политики, вне политической борьбы, оставляя область политики за государственной системой и выводя из нее массы. Поэтому НПО - просто средство производства согласия, по терминологии А. Грамши. МСК / КОСЕК и НСА выполняли эту задачу, будучи руководимыми специальными службами государства.

Скандал вокруг МСК/КОСЕК был сильным ударом для американских либералов. После него они начали использовать новый дискурс, в котором ослабла антикоммунистическая риторика, приобретя интонации «анти-антикоммунизма», по словам С. Стерна. Либерализм даже приобрел репутацию более левого, чем раньше, течения, в американском обществе. Его приверженцы дистанцировались от американских «силовиков», находясь вне власти даже при президенте Дж. Картере.

То, что это дистанцирование было связано с критикой войны во Вьетнаме и других вооруженных вмешательств США, принесло со временем свои плоды. Однако внутренняя идейная целостность либерализма не распалась. Он продолжал быть влиятельной силой в университетских кругах. Благодаря этому неолиберализм, окрепший с наступлением эры экономического глобализма, нашел в нем преданного союзника. Американский и, в общем, западный либерализм во внутренней политической системе стремится к расширению прав и свобод культурных, расовых, профессиональных, гендерных и т. д. (но не классовых) групп, а также к размыванию классового сознания низших классов и слоев, к ослаблению и разрушению их политические организации.

Мобилизованные таким способом слои международной общественности становятся на позицию поддержки империалистического вмешательства в дела других стран. Примером может служить известная книга Бернара Кушнера «Le Devoir d’Ingerence» («Обязанность вмешаться»). На этой платформе идейный либерализм интегрировался с политическим истеблишментом. Наглядным примером является то, что именно  либеральные круги, проповедуя, например, права ЛГБТ, отстаивают и даже провоцируют бомбардировку Югославии, Сирии, Ливии, организацию государственных переворотов в странах Латинской Америки — в Боливии, Бразилии, Венесуэле.

Первое теоретическое обоснование этой трансформации было проведено в 1968 г. правоведом-международником профессором Колумбийского университета Вольфгангом Фридманом [8] в виде концепции либерального интервенционизма как системы действий по приобретению американским правительством поддержки либеральных кругов по вопросу о войне во Вьетнаме. В тогдашнем мире это не удалось, но в конце ХХ века с бомбардировок Югославии по решению Б. Клинтона и Т. Блэра эта концепция сделалась базовым фактором политики ведущих западных государств.

 

Библиография

1. Вдовин В. Программа сотрудничества (к итогам сессии Исполкома МСС) // Комсомольская правда. 1954. 19 фев.

2. Володин И.А. Международное молодежное и студенческое движение: этапы большого пути // Научные труды Московского гуманитарного университета. 2018. № 6.

3. Врагами фестиваля руководит ЦРУ // Правда. 1968. 1 авг.

4. Можаева Л.А. Всемирные фестивали молодежи и студентов: из опыта общественной дипломатии // Новый исторический вестник. 2016. т. 48, № 2.

5. Aldrich R.J. Putting Culture into the Cold War: The Cultural Relations Department (CRD) and British Covert Information Warfare // The Cultural Cold War in Western Europe 1945-1960 / eds. G. Scott-Smith, H. Krabbendam. London, 2003.

6. Altbach P.G. The Student Internationals: An Analysis of International and Regional Student Organizations. US Department of Health, Education, and Welfare. Washington D.C., 1970.

7. Austria, Communist Leader Rants Аgainst US Action in Preventing Youths from Transiting Western Austria dated 10 September 1951 г. // CIA FOIA RDP82-00457R008700040010-8.

8. Friedmann W. Interventionism, Liberalism, and Power-Politics: The Unfinished Revolution in International Thinking // Political Science Quarterly. 1968. Vol. 83, no. 2.

9. Hungary / Rumania / USSR, Suggestions for Countering Communist Youth Propaganda dated 6 October 1955 г. // CIA FOIA RDP82-00046R000500280008-8.

10. Kotek J. Youth Organizations as a Battlefield in the Cold War // The Cultural Cold War in Western Europe 1945-1960 / eds. G. Scott-Smith, H. Krabbendam. London, 2003.

11. Letter Congressman Donald E. Lukens to CIA Director Richard Helms dated 16 May 1967 г. // CIA FOIA RDP70B00338R000200230030-8.

12. Milletlerarası Talebe Konferansında Bir Hadise // Akşam. 1954. 12 Jan.

13. Paget K. From Stockholm to Leiden: The CIA’s Role in the Formation of the International Student Conference // The Cultural Cold War in Western Europe 1945-1960 / eds. G. Scott-Smith, H. Krabbendam. London, 2003.

14. Ramparts, the CIA, and Cold War Revisionism [electronic resource] // National Review 2015.2 April. URL: https://www.nationalreview.com/2015/04/ramparts-cia-and-cold-war-revisionism-sol-stern/ (accessed 20.04.2020).

15. Stern S. NSA and the CIA // Ramparts. 1967.

16. Tote Ratten // Der Spiegel. 1968. 29 Jul. Nr. 31.

17. Vries T. The 1967 Central Intelligence Agency Scandal: Catalyst in a Transforming Relationship between State and People // Journal of American History. 2012. vol. 98, no. 4.

18. Walters R. 12 NSA Ex-Presidents Defend CIA Subsidies // Washington Star. 1967. 26 Feb.

 

 



[1] Хотя руководители НСА признались, что они получали субсидии от ЦРУ с 1952 г., имеется достаточно доказательств того, что это финансирование началось раньше, возможно, в 1950 г. [11].

[2] CRD — Cultural Relations Department (Отдел культурных отношений); IRD — Information Research Department (Отдел информационных исследований). Отделы английского МИД.

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha