Официальные извинения    1   2983  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   6904  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    358   17579 

Кризис в ЕС и страны Центрально-Восточной Европы

Признаки разворачивающегося в Евросоюзе кризиса вполне очевидны: 

1) выход из ЕС Великобритании, что может послужить примером для других членов и вызвать цепную реакцию;

2) усиливающиеся трудности в управлении делами, обусловленные недифференцированным подходом брюссельской администрации к членам ЕС; 

3) продолжающийся миграционный кризис из-за наплыва беженцев из Африки и Ближнего Востока;

4) непрекращающиеся терракты в Испании, Франции, Англии и других странах, исламизация населения и рост влияния на часть европейской молодежи исламских общин;

5) внутренняя миграция с Востока на Запад Евросоюза, порождающая сопротивление и национализм в «старых» членах ЕС;

6) растущие разногласия по вопросам экономических и политических санкций в отношении России;

7) издержки проводимого при президенте Д. Трампе  курса США на экономическое и политическое давление в отношении европейских стран;

8) неоднозначное отношение разных стран к навязываемому увеличению расходов на содержание НАТО и планы создания европейской армии;

9) стремление государств ЕС диверсифицировать свои торгово-экономические связи и развивать двусторонние отношения с Китаем, Россией и другими «проблемными» для США странами; 

10) сохраняющаяся экономическая дифференциация между странами ЕС;

11) неустойчивость единой валюты и неодинаковая привлекательность евро для государств с разными уровнями развития; 

12) появление разных сценариев дальнейшего развития ЕС, один из которых предусматривает разные темпы интеграции для разных стран;

13) непреодолимые различия между странами в социальной сфере; 

14) сопротивление в странах ЕС жесткой политике Брюсселя, направленной на бюджетную консолидацию, снижение долгов и строгую экономию.

Эти кризисные проявления оказывают неизбежное влияние на страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), усиливая евроскептицизм и неуверенность в будущем. 

 

Причины возникновения кризиса в Евросоюзе

Сам характер перечисленных кризисных проявлений помогает понять причины их возникновения и выявить более общие генераторы нынешних проблем и трудностей в развитии ЕС. Неурядицы и вызовы проявляются в разных сферах и могут быть охарактеризованы как внутриполитические (пункты 1-6 списка), внешнеполитические (пункты 7-9), экономические (пункты 10-12) и социальные (пункты 13-14). Исходные причины их возникновения также следует искать в этих главных четырех сферах. 

Внутриполитические пертурбации связаны с растущей неудовлетворенностью ряда стран–членов ЕС своим положением в сложившейся системе власти и управления общими делами, а конкретно – в авторитарном поведении центральной администрации и в навязывании воли Брюсселя государствам, часто без учета их мнения и интересов. 

Внешнеполитические трения возникают из-за нежелания ряда государств безоговорочно подчиняться единой жесткой линии в отношении чувствительных мировых проблем и взаимоотношений с партнерами. 

Экономические факторы не столь очевидны в силу готовности государств подчиняться общей хозяйственной политике. Но процесс дифференциации стран по уровню их развитости подспудно подтачивает общее единство и усиливается сомнения в эффективности курса на интеграцию и сплочение. 

В социальной сфере, в основном оставленной на попечение самих стран, царит разнобой в силу различий уровня экономической развитости и ограниченности возможностей отдельных государств. 

Кризис ЕС во многом связан с провалом идеи Соединенных Штатов Европы по образцу США, которую руководители ряда стран и брюссельской администрации педалировали, разрабатывая и выдвигая проект Конституции ЕС. Этот проект был отвергнут в ходе проведения страновых референдумов. Принятый позже Конституционный акт легализовал создание новых органов, ответственных за проведение общей внутренней и внешней политики, но не развеял недовольство отдельных государств ограничением их суверенитета в пользу надгосударственного управления. 

Подспудное сопротивление линии Брюсселя на превращение ЕС в квазигосударство в конце концов вылилось в решение Великобритании выйти из него, принятое на общенародном референдуме небольшим большинством голосов. Это, несомненно, усилило евроскептицизм, давно проявлявшийся отдельными руководителями некоторых государств (в частности, чешским президентом В. Клаусом) и распространившийся на нынешних лидеров Чехии, Польши и Венгрии. Их неудовлетворенность своим положением в политической структуре ЕС и опасения по поводу своего будущего - одна из главных общих причин нынешней кризисной ситуации в Евросоюзе. 

Второй общей причиной следует считать ухудшение экономической ситуации под влиянием мирового финансово-экономического кризиса, наступившей хозяйственной стагнации и медленного послекризисного восстановления в большинстве стран. Поставлено под вопрос достижение главной цели экономической интеграции, провозглашенной еще при создании ЕЭС, – стабильное и поступательное развитие благодаря формированию общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Сказываются также издержки глобализации, от которых невозможно отгородиться региональной интеграцией. 

Третья общая причина - то, что Евросоюзу не удалось стать самостоятельной глобальной силой наряду с США, бывшим СССР и Китаем. ЕС явно страдает комплексом неполноценности, так как потерял должную субъектность и вынужден в международной политике и в мировой экономике играть подчиненную роль, находясь в фарватере курса США на сохранение их мирового господства.

 

Проявления кризиса в Евросоюзе. 

Конкретные проявления нынешнего кризиса ЕС целесообразно рассмотреть во внутриполитическом, внешнеполитическом, экономическом и социальном аспектах. 

 Внутриполитический аспектНаиболее очевидное проявление кризиса Евросоюза - неожиданный для всех и даже для самой Англии результат референдума, запустившего процесс выхода Великобритании из ЕС. Историческое значение Брексита в опровержении убеждения в высочайшей эффективности европейского интеграционного объединения и в его непоколебимости именно потому, что оно якобы соответствует интересам всех входящих в него стран. Всенародный референдум выявил недовольство большинства британского населения своим положением и ролью своей страны в ЕС. Выход одного из самых развитых и влиятельных государств из объединения может стать серьезным доводом для других его членов, недовольных своим подчиненным положением, последовать в той или иной форме британскому примеру и продолжить начавшийся процесс политической и экономической дезинтеграции. 

Однако, как показал длительный и трудный переходный период от союзнических обязательств к самостоятельности Великобритании, этот пример может, наоборот, послужить серьезным предупреждением против аналогичного шага. Оказалось, что интегрированность страны в общеевропейские структуры столь  велика, что разорвать эти путы без ущерба для себя невозможно, и за это приходится платить дорого. Стремление британских властей максимально сохранить выгодные связи с ЕС и не лишиться преимуществ беспошлинной торговли и свободного проникновения британского капитала на континент, как и выгод от существования в Лондоне мирового финансового центра, натолкнулось на ответное нежелание руководства ЕС сохранять эти бонусы для страны, подорвавшей международный престиж объединения.

Найденный в ходе двухлетних переговоров компромисс не устроил британский парламент, проголосовавший против представленного премьером Т. Мэй проекта соглашения о Брексите, содержащего ряд неприемлемых для английской стороны решений, включая наиболее чувствительную проблему регулирования пересечения людьми и товарами границы между Ирландией и принадлежащей Британии Северной Ирландии. Брексит делает эту границу формальным водоразделом между двумя юрисдикциями, превращая ее во внешний для ЕС пограничный контур, что противоречит договору, объявившему эту границу открытой при заключении мира между долго враждовавшими в данном регионе силами. Предложенное Брюсселем сохранение нынешнего статус-кво на границе после отделения Британии вызывает у нее обоснованные опасения фактической потери для нее Северной Ирландии.

Неприятие парламентом согласованного проекта еще больше обострило проблему Брексита. Необходимость дополнительных переговоров поставила под вопрос соблюдение назначенной ранее даты реального выхода Британии из ЕС. Возникла даже угроза повторного референдума с неизбежной «потерей лица» английской стороной. Это показало, с какими трудностями и неизбежным ущербом столкнутся страны в случае отказа от тесной экономической и политической интеграции с другими государствами ЕС. Однако Брексит стал знаковым признаком переживаемого Евросоюзом кризиса, ставящего под вопрос само его существование, если не будут извлечены необходимые уроки.                

 Выход Британии из Евросоюза может стать катализатором дальнейшего размежевания между государствами континентальной Европы. Столкновение национальных интересов как ведущих государств ЕС в борьбе за лидерство в Союзе, так и остальных стран в силу их разной степени развитости неизбежно из-за обострения экономических проблем и усиления взаимной конкуренции. Страны – евроскептики теряют в лице Британии лидера, но могут сплотиться вокруг другого претендента на эту роль (например, Польши). «Истые европейцы» будут бороться между собой за симпатии и поддержку ведущих держав, каковыми остаются теперь Германия и Франция. Противоречия между ними усилились в последнее время, о чем говорят ужесточение противодействия  Э. Макрона выгодному для Германии проекту газопровода «Северный поток – 2» и его отказ от поездки в Мюнхен на традиционную Конференцию по европейской безопасности. Хотя этот инцидент был быстро исчерпан согласованием позиций по газовой стратегии ЕС, открытое противостояние между руководителями Германии и Франции - опасный симптом роста разногласий внутри ЕС.

Серьезное проявление кризиса в Евросоюзе - усилившиеся трудности в управленииБрюсселем общими делами в усложнившейся после мирового кризиса ситуации. А также подспудное или открытое сопротивление отдельных стран линии на ужесточение дисциплины при проведении мероприятий, направленных на согласование и стандартизацию усилий в чувствительных сферах государственных финансов, налогообложения, банковской деятельности, внешнего долга.

ЕС взял на себя ряд функций, обеспечивающих создание важных общественных благ для стран – членов. Помимо гарантии безопасности, он стремится поддерживать справедливую конкуренцию на внутреннем рынке, защищать его от негативных воздействий извне, создавать финансовую и макроэкономическую стабильность, координировать экономическую политику государств, перераспределяя часть финансовых ресурсов между ними при проведении региональной политики. Этим ЕС преодолевает неизбежные провалы рынка: «…В условиях региональной экономической интеграции несовершенство рыночного механизма получает новое измерение. Усиление взаимозависимости экономических систем обостряет проявления провалов рынка, что требует организации системы экономического регулирования с целью перераспределения ресурсов, производства общественных благ, обеспечения экономической стабильности… Выполнение функций по преодолению провалов рынка централизованными органами несет в себе риски фиаско координации, которое усиливается по мере экономической гетерогенности стран и различий в динамике их деловых циклов» [4. С. 25-26].

Основные направления экономической политики ЕС служат для коррекции национальных курсов экономической политики, если действия стран угрожают функционированию Экономического и валютного союза в зоне евро и скоординированной линии Евросоюза в целом. Но если в условиях благоприятной экономической конъюнктуры государства склонны к выполнению своих обязательств, то в кризисных ситуациях из-за ужесточения конкуренции возрастает стремление защитить свою экономику.

Страны ЦВЕ сильно различаются по производительности труда и стоимости рабочей силы, по издержкам на социальные нужды, а, следовательно, и по конкурентоспособности. В период мирового кризиса усилилась неравномерность в экономическом развитии стран ЕС, обострились социальные неурядицы. Трудности в согласовании интересов разных стран усилились из-за недостаточного учета единой денежно-кредитной политикой в зоне евро и курсом Брюсселя на ужесточение бюджетных, налоговых и долговых правил. Кроме того, «Брюсселем ошибочно практиковался одинаковый подход к экономикам стран ЕС без учета их разнообразия и уровня развития» [3. С. 99]. 

ЕС не стремится играть самостоятельной роли в международных делах, полагаясь в них на США. Брюссель не желает брать на себя ответственность за решение не только глобальных, но и многих региональных проблем. Засилье брюссельской бюрократии снижает эффективность централизованного регулирования, вызывая недовольство отдельных государств. 

Евросоюз сталкивается со все большим количеством серьезных проблем, подрывающих его внутреннюю стабильность и безопасность. Эти проблемы порождают неуверенность в действиях руководства объединения и усиливают настороженность его стран, в особенности менее благополучных государств ЦВЕ и ближайших соседей, включая Россию. Как отметил в «Прямой линии» общения с населением России президент В. В. Путин, «чем больше проблем внутри Евросоюза, тем больше рисков и неопределенностей для нас самих» [4. С. 48]. 

Одним из самых болезненных кризисных очагов стал массовый приток в Европубеженцевиз неблагополучных стран Северной Африки и Ближнего Востока. Пользуясь благоприятными условиями для временного пребывания и натурализации иностранных мигрантов, пришельцы, преимущественно из мусульманских стран, обживают обширные регионы и кварталы крупных городов во Франции, Германии, Англии и других государствах, привнося свои порядки и подрывая «общеевропейские ценности». 

С 2015 г. миграционные потоки стали угрожать нормальной жизни местного населения не только в государствах конечного переселения, но и в «транзитных» странах Южной Европы, не справлявшихся с пограничным контролем и материальным содержанием беженцев. В 2017 г. Агентство ЕС по безопасности внешних границ Фронтекс зарегистрировало более 764 тыс. случаев нелегального перехода границы, что в 16 раз больше, чем в 2014 г. [9]. Попытки «перекрыть» миграционные каналы с помощью соглашения с Турцией об удержании беженцев в лагерях их первичного пребывания и ужесточения правил приема и передвижения иностранцев в Шенгенской зоне замедлили, но не остановили приток мигрантов. 

Серьезные разногласия между странами ЕС проявились в связи с их непропорциональной иммиграционной нагрузкой. Некоторые государства отказались принимать беженцев и открыто выражали недовольство проникновением нелегальных мигрантов и всплеском исламского терроризма. Отдельные страны отвергли предложенные Брюсселем квоты на прием мигрантов и даже запретили их въезд на свою территорию. Вместо согласованных действий и сотрудничества спецслужб в борьбе с терроризмом страны стали в одностороннем порядке отгораживаться от проникновения мигрантов, восстанавливать пограничный контроль. Брюссель болезненно воспринял нежелание отдельных стран подчиняться ему. Так, Европарламент временно лишил Венгрию права выступать в этом органе, наказав ее за «неконструктивную позицию» по миграционному вопросу. Санкции Брюсселя грозят и Польше за не соответствующую общеевропейским принципам практику судопроизводства и строптивое поведение по ряду вопросов. Санкции против собственных членов отражают накапливающиеся внутренние разногласия в Евросоюзе и свидетельствует об углублении его кризиса.   

Нормальную жизнь в ЕС периодически сотрясают террористические акты, происходившие в Испании, Франции, Великобритании, и неподобающее поведение мигрантов в Германии и других странах. Их мусульманское население в основном избежало массовой радикализации, хотя в Боснии и Герцеговине (БиГ) и в Косово работают мечети и школы, финансируемые Саудовской Аравией. Силовые ведомства не могут предотвращать акции террористов и обеспечивать безопасность населения. 

Трения между странами ЕС вызывает также внутренняя миграцияс Востока на Запад Евросоюза. Неконтролируемый приток мигрантов из стран ЦВЕ вызывает сопротивление и усиливает национализм в «старых» членах ЕС. Недовольство таким положением явилось одним из доводов в пользу Брексита. 

Страны–кандидаты на вступление в ЕС возлагали большие надежды на право свободного передвижения своих граждан по территории Союза. Но реально такую возможность они получили не сразу. Многие страны, присоединившиеся к общему рынку рабочей силы, не получали немедленно равный со всеми миграционный статус и сталкивались с препятствиями при устройстве на работу своих граждан. Сначала для них вводился «переходный период», затем количественные ограничения, а потом принимались дискриминационные решения в отношении некоторых стран и этнических групп (например, цыган). В наибольшей мере это испытали Болгария и Румыния. 

Жители стран ЦВЕ уезжают работать в более развитые страны в основном из-за более высокой зарплаты и наличия работы. Масштабы внутриевропейской трудовой миграции неизвестны, так как значительную ее часть составляют нелегальные мигранты. Одни аналитики говорят о 2 млн.чел., другие - о 3-4 млн.. Но вынужденное «переселения народов» не говорит о социальном благополучии в «новых членах» ЕС и вносит дополнительный  вклад в общую кризисную ситуацию. 

Ощутимый экономический ущерб наносят странам ЕС антироссийские санкции, постоянно расширяющиеся Евросоюзом под давлением США, а также контрсанкции России, ограничившие импорт сельскохозяйственной и продовольственной продукции из стран ЕС. Осознавая вредоносность санкционной политики, все больше стран высказываются за ее смягчение или отмену. На разных этапах введения санкций Чехия, Словакия, Венгрия занимали отличную от других членов ЕС позицию. Наиболее четко и последовательно выражают свою поддержку России руководители Сербии, являющейся кандидатом на вступление в ЕС. Вопреки давлению западных политиков, призывавших поддержать санкции, Белград не пошел на конфронтацию с Москвой и отказался вводить их против России. Венгерское руководство также осудило подобные меры и высказалось за продолжение сотрудничества с Россией в строительстве АЭС, закупке российской военной техники и расширении торговых связей.

 

Внешнеполитический аспект.

С приходом к власти в СШАпрезидента Д. Трампа появились серьезные трения во взаимоотношениях ЕСи европейских стран с этой державой. Трамп фактически отказался от создания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства и предпочел иметь дело с каждой страной в отдельности. Вместе с тем к ним выдвигаются разные претензии и оказывается неприкрытое давление с целью заставить их продвигать в Европе американские торгово-экономические интересы и препятствовать более выгодным для них проектам России. 

Показательно стремление США не допустить строительство газопровода «Северный поток – 2» и навязать европейцам свой более дорогой сланцевый газ. Они шантажируют Германию, больше других заинтересованную в сотрудничестве с Газпромом, применением санкций к компаниям и банкам, участвующим в совместном с Россией газовом проекте, и вынуждают создавать инфраструктуру для импорта американского сжиженного газа. Пункты по приемке газоносных танкеров уже построены в Польше и планируются в Болгарии, Румынии и даже в самой Германии. США также требуют от ЕС снизить ввозные пошлины на американские товары, грозя в противном случае повысить таможенные тарифы для товаров из Европы. 

Односторонние требования США и развязываемая ими таможенная война могут нанести европейским странам большой ущерб и заставляют отдельных руководителей делать громкие антиамериканские заявления. В своей речи, озаглавленной «Будущее Европы» (Страсбург, 17 апреля 2018 г.), президент Франции Э. Макрон обратил внимание парламентариев ЕС  на необходимость укрепления «суверенитета Европы». При этом он заявил о неприемлемости некоторых принципов, «навязанных извне», читай - из США. В то же время он подчеркнул важность сохранения суверенитета каждым членом Евросоюза, назвав суверенитет Европы «суммой суверенитетов» его членов [2]. Подобные высказывания звучат и в ряде восточноевропейских стран – членов ЕС. В связи с твердой позицией Германии и канцлера А. Меркель по вопросу о строительстве «Северного потока – 2» США стали оказывать разностороннее давление, включая диффамацию этой страны, обвиняя ее в сговоре с Россией. Все это подрывает евроатлантическую солидарность, ослабляет внутреннее единство ЕС и его внешнеполитические позиции.

Западноевропейским политикам Д. Трамп предъявил жесткие требованияоб увеличении финансирования НАТОдо 2% ВВП каждой страны и о более полном соблюдении интересов США. Большинство стран не осмелились возражать и намерены за 5 лет увеличить свои взносы до требуемого уровня, хотя для всех очевидно, что дополнительные средства пойдут на приобретение исключительно американских вооружений.

Необходимость повысить расходы на коллективную оборону в рамках НАТО вновь оживили разговоры о возможном создании самостоятельной европейской армии. Но реализация этой идеи натолкнется, помимо принципиальных возражений США и их сторонников в Европе, также на необходимость двойного финансирования оборонных расходов – по линии НАТО и Евросоюза, что невыполнимо. Усиление разногласий по вопросам обороны и безопасности еще больше ослабляет евроатлантическое единство и ставит Евросоюз в двусмысленную позицию.   

Разнобой страны ЕС стали проявлять и во внешнеэкономическойсфере. Прежде всего, это касается государств ЦВЕ, озабоченных диверсификацией своих торговых связей для поиска новых рынков сбыта вне Евросоюза. Менее богатые страны ЦВЕ пытаются наладить сотрудничество с Китаем в обход Брюсселя. С этой целью был создан механизм «16 плюс 1», в котором действуют 11 стран ЦВЕ - членов ЕС, 5 западнобалканских государств -  кандидатов на вступление в ЕС, и Китай. Хотя объемы торговли с Китаем, Японией, Южной Кореей и тем более с другими азиатскими странами сравнительно невелики, за последние пять лет они выросли существенно. Торговые связи с государствами вне ЕС важны не только для завоевания новых рынков, но и для получения сырья и недорогого оборудования промышленностью стран ЦВЕ. 

Антироссийские санкции и негативное отношение к России ряда государств не становятся непреодолимым препятствием для двусторонних торгово-экономических связей. Товарооборот снижается в периоды низких цен на энергоносители, импортируемые из России, а затем вновь повышается при практически неизменных физических объемах поставляемых товаров. Взаимовыгодные инвестиционные проекты по-прежнему реализуются. 

Проблемы во внешнеполитической сфере, возникшие из-за политики Д. Трампа, отягощают отношения европейских стран с США и порождают новые разногласия. После длительного перерыва с момента отказа Германии и Франции поддержать американское вторжение в Ирак отдельные государства позволяют себе не поддаваться нажиму США и занимать собственную позицию по острым международным вопросам. Так, Италия не согласилась с попытками Трампа вмешаться во внутренние дела Венесуэлы и заблокировала коллективное одобрение ЕС американских действий. Таким образом, кризис ЕС стал проявляться и во внешнеполитической сфере.

 

Экономический аспект.

Серьезнейшим риском, связанным с дальнейшим углублением кризиса ЕС, может стать погружение экономики в рецессию при прогнозируемом многими экспертами приближении новой волны мирового кризиса. Кризисные неурядицы сильнее всего бьют по небольшим странам, наиболее интегрированным в общее европейское пространство. Поэтому возможное ухудшение экономической ситуации в ЕС при наложении друг на друга мирового и регионального кризисов может катастрофически сказаться на всех его членах и, в особенности, на странах ЦВЕ, в которых возраставшие в последние годы темпы экономического роста замедлились в 2018 г., возможно, по причине начавшегося ухудшения внутренней и внешней конъюнктуры. 

Серьезнейшая проблема ЕС - сохраняющийся разрыв в уровнях экономического развитиямежду его «старыми» и «новыми» членами. Присоединение стран ЦВЕ к ЕС шло под флагом «конвергенции и сплочения», что предполагало выравнивание экономической развитости государств. Благодаря усилиям ЕС удалось добиться заметного единства его членов в идеологической сфере, в общем понимании так называемых общеевропейских ценностей, в проведении скоординированной внешней политики, в создании общего рынка товаров, услуг и капитала, в расширении взаимных торгово-экономических связей. 

Но, с другой стороны, подтягивание экономически менее развитых стран даже к средним по ЕС показателям оказалась трудно достижимой целью, несмотря на финансовую помощь из многочисленных совместных фондов. Дивергентность в Центрально-Восточной Европе сохраняется как среди отдельных стран, так и в особенности между отстающими в развитии государствами и отрывающимся от них авангардом. 

Сравнение 13 стран ЦВЕ и 15 остальных членов ЕС красноречиво: «В 2008 г. средневзвешенный ВВП по ППС стран ЕС-13 составлял 55,2%, а в 2016 г. – 63,5% аналогичного показателя ЕС-15. С 1980 по 1990 гг. средний по ЕС показатель ВВП на душу населения по ППС вырос с 25,4 тыс. межд. долл./чел. (9 членов) до 30 тыс. (12 членов)… и до 35,3 тыс. в 2000 г. в ЕС-15. Подушевой ВВП по ППС в странах из состава «новых» (13 будущих) членов ЕС в 2000 г. в среднем составлял 14,7 тыс. межд. долл./чел., но к 2008 г. вырос до 21,7 тыс., или с 41,6 до 55,2% среднего показателя ЕС -15. …Разрыв между странами ЕС-15 и ЕС-13 несколько сократился» [1. С. 41-42]. 

Тенденция выравнивания уровней развития в странах ЕС несколько модифицировалась в результате кризиса 2008-2009 гг. Ситуация во время и после мирового кризиса оказалась сложнее в развитых странах. В некоторых из них подушевой ВВП по ППС оказался в 2016 г. ниже, чем в 2008 г., а в целом в указанной группе он вырос незначительно - с 39,3 тыс. до 39,5 тыс. долл. на человека. За тот же послекризисный период группа ЕС-13 повысила этот показатель до 25,1 тыс. долл.. Тем не менее, по сравнению с развитым Западом Восток Евросоюза остается отсталой европейской «периферией». 

Наряду с сохраняющимся различием между более и менее развитыми странами ЕС острой проблемой является экономическая дифференциация среди самих государств ЦВЕ, которая даже увеличивается. 

 

Таблица 1. ВВП на душу населения по ППС (ЕС-28=100)

 

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Болгария

46

45

47

47

48

49

Венгрия

66

67

68

68

67

68

Латвия

60

62

63

64

64

67

Литва

70

73

75

75

75

78

Польша

67

67

67

69

68

70

Румыния

54

54

55

56

59

63

Словакия

76

76

77

77

77

76

Словения

82

82

82

82

83

85

Хорватия

60

60

59

59

61

62

Чехия

82

84

86

87

88

89

Эстония

74

75

77

76

77

79

Албания

30

29

30

30

30

30

БиГ

30

30

30

30

31

32

Македония

34

35

36

36

37

36

Сербия

37

38

37

36

37

36

Черногория

39

41

41

42

44

46

Источник: GDP per capita in PPS [Electronic resource] URL -http://ec.europa.eu/eurostat/database 

  

Наиболее успешно в 2013-2017 гг. продвигались к среднему по ЕС уровню ВВП на душу населения по ППС Румыния, увеличившая свои  показатели на 9 процентных пунктов, Литва - на 8 п.п., Чехия и Черногория – на 7 п.п., Латвия – на 6 п.п., Эстония – на 5 п.п., тогда как Болгария, Польша, Македония и Словения сократили свое отставание каждая на 3 п.п. Венгрия, Хорватия, Босния и Герцеговина приблизилась к среднему уровню на 2 п.п. Албания и Словакия остались на уровне 2012 г., в то время как Сербия даже увеличила свое отставание на 1 п.п.

Можно сгруппировать страны ЦВЕ следующим образом:

I- находящиеся в диапазоне 85-90% от медианного уровня ЕС – Чехия и Словения;

II– в диапазоне между 75 и 80% - Словакия, Литва и Эстония;

III- между 65 и 70% - Польша, Венгрия и Латвия;

IV- между 60 и 65% - Румыния и Хорватия;

V- между 45 и 50% - Болгария и Черногория;

VI- между 35 и 40% - Македония и Сербия;

VII- между 30 и 35% – Босния и Герцеговина, Албания.

Сохраняющийся разрыв между экономически более и менее развитыми странами ЕС и неустранимая значительная дифференциация среди стран ЦВЕ - «мина замедленного действия», заложенная под европейский интеграционный проект и способная «взорваться» в любое время, а особенно в период нарастающего кризиса ЕС.  

Мировой кризис и его последствия для Европы обнажили потенциальную слабость еврои его неодинаковую привлекательность для государств с разными уровнями развития. Обострившийся долговой кризис больно ударил по странам с наибольшей зависимостью от иностранных кредиторов, не имеющих возможность воспользоваться девальвацией валюты для стимулирования экспорта и ограничения импорта. В наибольшей мере пострадала Греция, согласившаяся на жесткие меры, навязанные извне. Вставал даже вопрос о ее отказе от евро и возвращении к национальной валюте. Следовательно, единая европейская валюта не позволяет странам маневрировать в кризисных ситуациях.   

Единая денежно-кредитная политика в зоне евро может как усиливать макроэкономическое сближение ее членов, так и способствовать их дивергенции из-за разного уровня их развития. Асимметричная структура принятия решений в еврозоне может углублять дифференциацию стран и гетерогенность их макроэкономической политики, например при введении налоговых послаблений в борьбе за конкурентные преимущества. Страны, не вошедшие в зону евро, нуждаются в особом механизме координации экономической политики. Меры по совершенствованию централизованного управления в Евросоюзе стали активно применяться в послекризисный период, но они неоднозначно воспринимаются разными странами и усиливают разногласия и по этому вопросу. 

Нарастающий разброд среди стран ЕС и неуверенность в будущем проявились при реагировании стран ЦВЕ на опубликованный в марте 2017 г. доклад Еврокомиссии«О будущем Европы»,в котором изложены пять возможных сценариев развития союза до 2025 г. Первый предусматривает продолжение прежнего курса с акцентом на проведение реформ с целью создания новых рабочих мест, увеличения инвестиций и стимулирования экономического роста. Второй делает упор на развитие общего рынка при замедлении политических интеграционных процессов. Третий сценарий допускает существование «Европы разных скоростей», то есть выбор каждой страной степени форсирования дальнейшей интеграции. Четвертый предполагает концентрацию усилий только на нескольких направлениях по принципу «лучше меньше, но эффективнее». Пятый сценарий предвидит расширение еврозоны, что якобы пойдет на пользу всему ЕС. В большинстве стран ЦВЕ этот доклад вызвал обеспокоенность по поводу их дальнейшей судьбы в Евросоюзе в случае дифференцированного подхода Брюсселя к разным членам объединения в зависимости не только от уровня их развитости, но и разной готовности к укреплению интеграции.  

Из-за мирового кризиса и экономической рецессии сократились источники поступления средств в фонды ЕС и начали пересматриваться критерии финансирования государств. Если до сих пор акцент ставился на преодолении экономического разрыва между старыми и новыми членами, то теперь определяющими станут политические ожидания. В преддверии очередного финансового планового периода 2021-2027 гг. Еврокомиссией подготовлена новая программа ассигнований, названная «Сплочение и ценности». Она предусматривает перераспределение нескольких десятков миллиардов евро, выделяемых Евросоюзом странам ЦВЕ, в пользу «измученных финансовым кризисом» южных стран Евросоюза: Италии, Испании, Греции и даже некоторых южных провинций Франции. Канцлер Германии А. Меркель и президент Франции Э. Макрон полагают, что за счет средств бюджета ЕС должна оказываться поддержка тем регионам и странам, которые приняли большее количество беженцев, в том числе Германии и Швеции [7].

Предполагается применять разветвленную систему критериев, учитывающих безработицу среди молодежи, состояние образования, охрану окружающей среды, миграцию, инновации, борьбу с коррупцией. Большее значение получит и требование соблюдения норм правового государства [8], что является явным намеком на Польшу, получавшую до сих пор преимущественное финансирование. Все это усиливает чувство неуверенности дотационных стран в своем будущем и обостряет общую кризисную ситуацию в Евросоюзе. 

 

Социальный аспект.

Экономическая дифференциация объясняет различия между странами ЕС в социальной сфере, которые труднее всего поддаются смягчению. В разных государствах существует различный уровень оплаты труда и социальной помощи. Цены на товары и услуги варьируются  в разных странах, как и темпы инфляции. 

Уровень безработицы также неодинаков, причем в некоторых странах он запредельно высок, особенно среди молодежи. В наибольшей мере от нее страдают южные страны (Испания, Португалия, Италия, Греция). 

В странах ЦВЕ эта проблема также актуальна. В период предкризисного экономического подъема во всех этих странах, кроме Венгрии, снижалась безработица. В результате кризиса она выросла в Болгарии на 7,4 процентного пункта (п.п.), достигнув максимума в 13% в 2013 г., в Чехии – на 2,9 п.п. с максимумом в 7,3% в 2010 г., в Венгрии – на 3,8 п.п. до 11,2% в 2010 г., в Польше – на 3,2 п.п. до 10,3% в 2013 г., в Румынии – на 1,6 п.п. до 7,2% в 2011 г., в Словении – на 5,7 п.п. до максимальных 10,1% в 2013 г., в Словакии – на 5,7 п.п. до максимума в 14,5% в 2010 г. В Македонии традиционно безработица максимальна и только в последние годы вышла за пределы 30%. Общая безработица в этих странах выросла в 1,8 раза, причем сильнее всего в Словении и Болгарии (в 2,3 раза), а меньше всего – в Румынии (в 1,3 раза) [6]. 

 Социальные неурядицы травмируют в основном бедных людей. Они больше других страдают и от навязываемых Брюсселем мер жесткой экономии, направленных на бюджетную консолидацию и снижение долгового бремени проблемных стран. Поэтому во многих государствах снижались или замораживались зарплаты, уменьшались пенсии и социальные выплаты, сокращалось финансирование государственных учреждений, научных и культурных организаций, высшего образования и здравоохранения. Следствием была не только деградация социальной сферы, но и экономическая депрессия из-за сужения спроса населения. Локомотивом развития оставался экспорт. Только в последнее пятилетие экономический рост в европейских странах стал частично обеспечиваться за счет внутреннего потребления. 

Брюссель, как правило, не вмешивается в социальную политику стран и прибегает к ограничительным мерам общего характера лишь в кризисные периоды. Вынужденные им подчиняться, менее богатые страны страдают не только от экономической рецессии и стагнации, но и от ограничений в социальной сфере. Поскольку политика жесткой экономии бесцеремонно навязывается извне, недовольство людей адресуется не только собственным властям, но и брюссельской администрации, подогревая евроскептицизм и обостряя общую кризисную ситуацию в ЕС.

 

Список литературы

1.Григорьева Л. М., Павлюшина В. А.Социальное неравенство в мире: тенденции 2000-2016 гг. // Вопросы экономики. 2018. № 10.

2. Евроньюс. 2018. 17 апреля.

3. Иванов Дмитрий. Перспективы сотрудничества Казахстана с Европейским союзом в контексте кризисных явлений в Европе // Общество и экономика. 2017. № 11.

4. Плюйко А. Ю.Трансформация экономической политик Европейского союза в результате кризиса 2008-2011 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М. 2018 .  

5. Российскаягазета. Неделя. № 123. 8.06.2018.

6. Eurostat electronic database [Electronic resource] URL – http://ec.europa.eu/eurostat.

7. Jelentős forrásokat csoportosítana át az EU Kelet-Európából a déli tagországokba. – MTI. 2018. 23 április.

8. Népszava. 2018. 23 április.

9. Western Balkan Route. Frontex. September 28, 2017. http://frontex.europa.eu/trends-and-routes/western-balkanroute/

 

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha