Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    58   1707  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    62   5745  | Экономико-правовая реальность проектного капитализма    0   8913 

Инфраструктура сетевого общества: выявление и систематизация

Введение

Договоримся называть организацию сетевой, если значительная часть отношений между ее участниками строится на основе прямых равноправных взаимодействий по правилам, установленным самими участниками, или таким взаимодействиям ничто не препятствует.

Противоположность сетевой форме организации систем - иерархия, в которой субъекты ранжируются в порядке их взаимной подчиненности, а правила взаимодействия устанавливаются участниками более высокого ранга.

Реальные общественные системы занимают промежуточное положение между полной сетью и абсолютной иерархией. Иерархия распадается, а количество рангов резко сокращается при возникновении даже незначительного числа связей, нарушающих субординацию. Действительно, смягчение ограничений на межгрупповое взаимодействие способно снизить общее неравенство: дозволенные межклассовые браки размывают социальную стратификацию и со временем меняют характер общественных отношений; даже единичный опыт организации проектных групп на предприятии способен демократизировать отношения в коллективе. 

Важно, что признаки сетевого поведения демонстрируют и те организации, где сетевые подсистемы не доминируют. Это дает возможность распространять выводы, сформулированные на идеальной модели сети, на большую часть реальных социальных систем, в том числе на большинство обществ с признаками демократии.

Сетевая трансформация – эволюция общественных систем в сторону сетевой организации. Хотя сегодня понятие «социальная сеть» употребляется чаще в утилитарном смысле – как электронная платформа для коммуникаций, большинство уже осознает современное мироустройство как множество сообществ/кругов/групп своих связей и множество взаимодействий этих сообществ с окружающим миром. Это сильно отличается от модели, присущей традиционным обществам, в которой самоопределение человека связано с его заданным и часто неизмененным местом в общественной иерархии.  

Будем использовать широкое определение понятия «инфраструктура»: это все необходимое для функционирования системы. По своей природе ее объекты различны. Чтобы автомобиль стал транспортом, требуется дорога и правила движения, а также данные – информацией – средство передачи и отображения и понятный для получателя код – язык, изображение или видео. Наличия вещественной части инфраструктуры недостаточно: регламенты, коды и другие нематериальные объекты являются ее неотъемлемой частью. Проанализируем, какие факторы способствуют развитию и составляют основу сетевого устройства.

 

Технологическое ядро сетей: информационные системы и средства коммуникаций

К идеальным сетевым структурам можно отнести некогда традиционные локальные сообщества вроде сельских кооперативов, артелей наемных работников, товариществ собственников, местных общин, всевозможных обществ по интересам (филателисты, спортсмены, любители собак). Все они характеризовались относительно демократичными способами самоуправления и возможностью непосредственного контакта участников (как правило, в форме общих собраний). Как только организация распространялась за рамки поселения, прямое общение между ее участниками становилось затруднительным, что приводило к необходимости централизовать коммуникации, выделять представителей и делегировать им полномочия. Организация начинала обрастать атрибутами иерархии – центральным органом управления, административным аппаратом, а по мере укрупнения – формальными уровнями власти и процедурами взаимодействия.

В основе сетевой организации лежит необходимость объединять усилия и недостаточные ресурсы каждого для совместного достижения общей цели. Участники сети выполняют различные функции (роли) на основе общей договоренности и закрепленных правил, координируют свои действия. В отличие от иерархий, где действия каждого основаны на четких предписаниях, участники сети поступают сообразно своему опыту, предлагают собственную экспертизу, решения коллективно вырабатываются и согласовываются. Такие взаимодействия требуют непрерывного информационного обмена и доступа к общим знаниям.

Итак, ядро инфраструктуры сетевых организаций - информационные системы: средства обмена, хранения и обработки информации.

Они должны создавать достаточно полную информационную модель происходящего. Если часть важной информации недоступна, кооперация участников будет невозможна. Технологической основой сетевого взаимодействия становятся решения, построенные на базе облачной архитектуры. Данные в облако вносятся из множества источников, хранятся распределенно, результаты вычислений предоставляются множеству потребителей, пользователи контролируют доступ к собственной информации, возникает сложная топология взаимодействий, а система обеспечивает универсальный доступ к информации (независимо от типа и операционной системы устройства).

По сути, облачные вычисления – это информационно-технологическая (виртуальная) модель сетевой организации. Большинство коммуникационных платформ: социальные сети, корпоративные системы управления, библиотеки и информационные базы, - имеют облачный принцип хранения и доступа к фондам. Аналогично тому, как появившиеся в 90-е годы ERP-системы отражали процессный подход к описанию действительности и управлению, облачные системы обеспечивают виртуальную проекцию сетевого взгляда на мироустройство.

Кроме того, информационные системы сетевых организаций должны обеспечивать прямые и оперативные коммуникационные каналы между ее участниками. Судя по динамике разработок и технологических новинок, мы находимся только в начале пути к новой коммуникационной реальности. Ее общие направления:

- Разнообразие физических способов передачи данных.

- Универсальность: возможность обмена аудио, видео, данными с одной аппаратной и программной платформы.

- Всеохватность: возможность передавать и получать информацию в любых обстоятельствах, в любом месте.

- Доступность: с появлением новых способов стоимость передачи единицы информации неуклонно снижается, все чаще вычислительные среды и физические каналы коммуникаций, пригодные в том числе и для деловых контактов, предоставляются бесплатно.

- Засорение, избыточность и небезопасность: реклама, несанкционированные контакты и утечки становятся платой за доступность.

- Роботизация общения, основанная на машинном обучении: уже привычное распознавание речи и других образов, контекста сообщения, которые ускоряют доступ и обеспечивают точность получения информации.

Каждый предмет создаваемого человеком материального мира может стать источником или проводником информации. Не только телефонные и спутниковые сети, но и транспорт, здания, общественные пространства, многочисленные маячки устройств бесконтактного обмена данными уже заключили нас в паутину новой коммуникационной архитектуры. Этот «туман»  неосязаем, но явственен - достаточно взглянуть на метки доступных вашему смартфону беспроводных устройств (на моем сейчас 26, не в самом бойком месте). Еще пара технологических шагов – и в нашем распоряжении окажется гигантская децентрализованная коммуникационная сеть и неисчерпаемый объем суммарных вычислительных мощностей [2. С. 52–54; 6].

Итак, современные информационные технологии обеспечивают доступность информации, высокую скорость и разнообразие способов коммуникаций, эффект непосредственного общения и оперативное взаимодействие большого числа людей. Естественные ограничения на размер, сложность, локализацию сетевых организаций снимаются, что способствует распространению сетей в новые области, например в сферу общественного производства.

 

Интеллектуальные технические системы и распределенные технологии

В производственных системах полнота информации, необходимая для принятия решений, все чаще обеспечивается средствами удаленного наблюдения, которые работают на периферии информационных сетей. Фиксирующие устройства, средства передачи и обработки данных от них обобщает понятие Интернет вещей, а в части коммерческого и общественного применения – Индустриальный интернет вещей (IIoT). Благодаря этому все больше технических систем могут управляться удаленно и в значительной степени автономно.

С помощью систем датчиков в автоматическом режиме отслеживается состояние и производится управление сложными технологическими и организационными системами в промышленности (собственно роботизированное производство, управление сборкой сложных конструкций, диагностика оборудования и планирование сервисных работ), сельском хозяйстве (беспилотная обработка полей), логистике (управление складским хозяйством и автопарком), транспорте (умное управление дорожным движением на городских улицах), сфере общественной безопасности (распознавание людей, опасных объектов) и других отраслях.

Интеграция информационных и технологических процессов делает возможным не только автоматическое управление отдельными технологическими операциями и их сопряжением на одной производственной площадке, но и децентрализованное управление распределенным производством, когда цепочка создания продукта разбивается и географически, и между независимыми исполнителями. В интеллектуальных технических системах автоматически генерируются и стыкуются задания и работы, что приводит к возможности разнесения операций и эффективному распределению технологических процессов в самых различных областях: выделение локализованных сборочных площадок в машиностроении, распределенная генерация в энергетике, телемедицинские технологии, дистанционная торговля и многое другое. При этом информационные системы нескольких организаций интегрируются на основе пересекающихся массивов данных.

Дробление производственных цепочек позволяет избежать чрезмерной концентрации ресурсов, снижает сложность управления и издержки. Все больше продуктов производится благодаря горизонтальному партнерству нескольких участников.

 

Модели сетевой кооперации

Распределенные технологии меняют организационные модели производства и других общественных систем, приводят к развитию разнообразных форм сетевой кооперации:

- Аутсорсинг. Концентрация на одной или немногих компетенциях становится выбором большинства организаций. Не связанные с этими компетенциями технологические и вспомогательные операции передаются на стороннее исполнение подрядчикам, имеющим в них лучший опыт. Часто подрядчиками крупных корпораций становятся предприятия малого бизнеса, которые глубже и успешнее корпораций развивают определенную специализацию. На долю малого бизнеса в США приходится большая часть технических изобретений и внедренных инноваций [3. С. 47–51]. Необходимость прибегать к услугам небольших компаний выравнивает отношения между экономическим субъектами разного размера, стимулирует предпринимательство.

- Виртуальные организации. Объединение нескольких независимых участников, предоставляющих свои компетенции и ресурсы в совместную долгосрочную деятельность, организованную для достижения конкретной коммерческой или общественной цели. Форма хозяйственной кооперации, при которой в объединении нет доминирующего партнера, не создается общая юридическая структура. Разные этапы сборки продукта происходят на базе технологических мощностей каждого из участников, а интеграция и координация усилий обеспечивается созданием единого информационного пространства и утверждением стандартов деятельности.

- Проектные команды. Образование временных команд профессионалов для решения прорывных задач стало общепринятой практикой. Линейка примеров широкая - от организации предвыборного штаба политической партии до разработки нового поколения автомобиля. Сейчас уже никого не удивляет, что конкуренты - производители технических новинок делятся своими технологиями для совместной разработки и управления жизненным циклом продуктов (самый серьезный пример – технологическая кооперация Samsung и Apple, борющихся между собой за лидерство на рынке мобильных устройств).

- Различные формы маркетинговых коллабораций – временных партнерств, создаваемых для разработки конкретных продуктов и/или их продвижения. Наиболее распространенные: ко-брендинговые (включающие несколько торговых марок) программы стимулирования продаж, дизайнерские линейки одежды и обуви массовых марок, разработанных совместно с известными авторами.

- Проекты локальных сообществ. Когда в совместную созидательную деятельность объединяются частные лица для: (1) производства простых видов товаров или услуг, не требующих серьезного технологического обеспечения, носящих бытовой характер и потребляемых локально, или (2) ведения благотворительной, культурно-просветительской, экологической или другой деятельности, направленной на улучшение условий их совместного проживания. Часть исследователей полагает, что такие небольшие (молекулярные) объединения, состоящие из нескольких лиц (атомов), чаще соседей, станут основой нового сетевого социального порядка [7. P. 30].

Разнообразные модели сетевой кооперации не исчерпываются приведенными примерами и имеют общие признаки:

- Основным интеграционным мотивом является создание необходимого и достаточного для ведения конкретной деятельности общего фонда ресурсов и компетенций.

- Сети динамично меняют свои структуры в зависимости от потребностей в ресурсах в каждый момент времени.

- Объединения часто носят временный характер, связанный с горизонтом решения какой-либо практической задачи.

- Участники сети связаны цифровыми коммуникациям, благодаря чему эффективно устраняются географические и социальные барьеры.

В наше время успешный предприниматель, размышляющий над реализацией своей бизнес-идеи, первым делом пытается найти тех, кто реализует идею лучше, чем он сам. Не чтобы устранить конкурента, а для его привлечения в проект. Это способствует росту общественной эффективности.

 

Трансформация рабочих отношений и рабочих пространств

Сети нуждаются в новой организации труда. Им необходимо свободно заимствовать компетенции. В силу преобладания прямых горизонтальных связей потребность в административных навыках снижается. Профессионализм, техническая эрудиция и мобильность становятся основными критериями отбора в сетевые команды. Эти критерии касаются как отдельных специалистов, так и организаций в целом. В свою очередь, работники и коллективы - носители компетенций – требуют гибких условий занятости, свободного распоряжения рабочей нагрузкой, удаленной работы, возможности участия в нескольких независимых проектах. Они ориентированы на самостоятельное обучение и развитие. Такие взаимные ожидания способствуют формированию класса «свободных агентов» - индивидуалов и микрогрупп, специализирующихся на определенной узкопрофессиональной деятельности.

Все более срочный характер заимствования компетенций приводит к развитию новых форм занятости, дроблению агентов общественных отношений, росту популярности самозанятости/фриланса, реального индивидуального предпринимательства профессионалов (вопрос, сколько из таких агентов не хотят или не могут себе позволить регистрировать свою деятельность, в том числе в России, не является предметом рассмотрения данной статьи), волонтерства и других форм самостоятельного личного участия в общественной жизни и общественном производстве.

Эта картина характерна не только для производства товаров и услуг личного потребления, где самозанятость традиционна, от общественного питания до частной юридической практики. Все чаще в отраслях, требующих длительного формирования и постоянного поддержания профессионального мастерства: информационных технологиях, технологическом инжиниринге, архитектуре и дизайне, рекламе и маркетинге, управленческом консультировании и других, – малые бюро, студии или отдельные профессионалы конкурируют за заказы на равных с крупными компаниями. В развитых странах складывается отдельный вид экономической активности – малое инновационное предпринимательство, в особенности в высокотехнологичных отраслях - «хай-тек» предпринимательство, в рамках которого команды ученых и инженеров занимаются коммерческой разработкой и патентованием перспективных технологий в узкой технической области.

В наступающую сетевую эру претерпит серьезные изменения организация рабочей среды. Постоянные рабочие помещения, как и постоянные организационные структуры, будут не нужны. Однако время от времени, даже при удаленном сотрудничестве, индивиуалам будут необходимы офисные пространства для работы в группе: для проведения презентаций, обучения, переговоров, совместного обсуждения результатов или выработки планов. Кроме того, в силу ограниченности ресурсов малых групп и их монокомпетентности возникнет недостаток в технологическом оснащении, который будет закрываться общедоступными фондами мощностей, в том числе посредством технологических хабов, сдающих инженерное оборудование в аренду или выполняющими работы на заказ. Подобная практика уже имеет место: свои услуги рынку предоставляют комплексы по обработке материалов, представляющие собой парки фрезерных, токарных, режущих станков и вспомогательной оснастки, парки печного оборудования, производства 3D-печати, исследовательские лаборатории, вычислительные комплексы высокой производительности и другие.

Таким образом, важным элементом сетевой инфраструктуры станут совместные рабочие пространства – коворкинги разного функционального назначения, например:

- Коллективные офисы с общей администрацией, деловой и технической поддержкой.

- Технологические площадки (теххабы), специализирующиеся на определенном научно-технологическом направлении – информатике, инженерии, биотехнологии, дающие возможность спроектировать и произвести работающий прототип и обеспечить серийное производство продукта не выходя за рамки одного пространства.

- Стартап-хабы - площадки для акселерации стартапов с возможностями обучения, помощью менторов и событийной программой с участием потенциальных инвесторов.

- Тематические событийные площадки  (хакспейсы) – объединяющие возможность работы и общего времяпровождения, созданные для обмена знаниями, опытом и совместного творчества.

Масса проектов, одновременно реализуемых в коворкинге, рождает новые формы обмена компетенциями, часто безвозмездного, спонтанного формирования ситуационных команд в результате кооперации соседей по рабочему пространству (неважно, реальному или виртуальному). В конечном итоге рабочая мобильность должна привести к переходу от стандартных форм вознаграждения труда к определению реального или условного вклада участника в капитал проекта и выплате своеобразной ренты за деловой успех. Да и сама занятость как формальный статус уйдет в историю. Изменение содержания трудовых функций и современные коммуникации создают возможности для одновременного участия работника во множестве проектов, в разных ролях, с неопределяемой мерой участия (выясняемой только по результату развития проекта).

Подобно тому, как наука определяет орбиталь – область вероятного расположения электрона, в скором времени занятость большинства людей можно будет описать лишь с долей определенности, например, так: в основном он занят в этих N проектах, а то, чем он занимается конкретно сейчас, может пригодиться для проектов A и C и, возможно, для нового проекта R.

 

Универсальная сетевая инфраструктура

С развитием сетевых отношений будут выделяться в самостоятельные виды деятельности наиболее востребованные универсальные сервисы:

- Открытые вычислительные мощности и хранилища данных, реализованные на их основе пользовательские сервисы, в том числе позволяющие строить корпоративные информационные системы на базе сторонних (заемных) ресурсов.

- Системы (устройства и каналы) передачи данных, альтернативные классическим операторам фиксированной и мобильной связи по стоимости, скорости передачи или уровню конфиденциальности.

- Информационное посредничество в виде разнообразных информационных агрегаторов – коммуникационных платформ, связывающих множество заказчиков и множество исполнителей каких-либо услуг: такси и грузоперевозки, бытовые услуги, билетные сервисы, поиск работы и персонала и так далее.

- Инфраструктура цифровых знаний: платформы дистанционного обучения, электронные библиотеки и базы данных.

- Сдача в краткосрочную аренду орудий труда: промышленного и строительного оборудования и инструмента, сельскохозяйственных орудий, компьютерных мощностей и техники для 3D-печати, кар-шеринг, включая прокат грузовой и специализированной техники.

- Предоставление во временное пользование офисных, промышленных и складских площадей, спроектированных с возможностью гибкого масштабирования (на основе типовых модулей, ячеек).

- Открытые системы доставки и дистанционной торговли, услугами которых могут пользоваться любые корпоративные и индивидуальные заказчики: парки технических средств доставки (в перспективе и беспилотные), курьерские службы, сети пунктов или автоматов выдачи товаров.

- Наконец, услуги, поддерживающие все более подвижный образ жизни, все более временный и все более условный характер трудовых контрактов, в том числе гибкие форматы сдачи жилья, безбарьерное предоставление социальных услуг (медицинских, общеобразовательных), обеспечение при этом бытового комфорта и безопасности.

Наиболее успешные бизнес-модели ближайшего будущего будут ориентированы на потребности формирующегося сетевого общества – установление и поддержание множества прямых связей между людьми и сообществами, проектный характер деловых партнерств, доступ к заемным средствам труда, возможность быстрой мобилизации мощностей, мобильность.

Инфраструктура сетевого общества будет включать фонды коллективного пользования - имущественные и информационные, а также сервисы доступа к ним.

 

Инвестиционные институты сетевого общества 

Сетевая трансформация способствует росту частной инициативы, появлению большего количества деловых и социальных проектов, которые, как и крупные корпорации, нуждаются в источниках финансирования. Экономические агенты заинтересованы в установлении прямых хозяйственных связей, им требуется свободно инвестировать в капиталы проектов и, в свою очередь, получать финансирование от частных лиц и организаций.

Традиционные инвестиционные институты становятся непреодолимым препятствием для прямых инвестиций в сетевую экономику. Крупные хорошо структурированные проекты имеют доступ к их финансированию, но широкий круг малых предприятий и венчурных стартапов не интересен квалифицированным инвесторам в силу высоких издержек и рисков. При этом к таким проектам велик интерес со стороны частных инвесторов. Необходимость действовать через профессиональных посредников, проводить сложные формальные процедуры регистрации перехода прав на долю в проектах, ограничения на трансграничные финансовые операции становятся рудиментами прежнего хозяйственного уклада. Требуются новые финансовые институты, реализующие запрос со стороны огромного числа частных инвесторов на технологичные транзакции с капиталом.

Сегодня благодаря технологиям, прежде всего, возможности получать информацию о состоянии и динамике проекта в любой момент из любой точки мира, сложились комфортные условия для мобилизации частных инвестиционных ресурсов. Однако потенциал коллективных инвестиций остается нереализованным, главным образом, из-за ограничений регуляторов. Модель краудфандинга, несмотря на многолетний «подогрев» интереса, остается экзотикой. Общий мировой объем инвестированного в краудфандинговые проекты капитала за 2017 год не превысил 10 млрд долларов США при достигнутом объеме частных накоплений по всему миру в 136 трлн долларов США [1; 4. С. 137–141].

Чтобы коллективные инвестиции стали мощным рычагом роста сетевой экономики, требуется признание права сетевых агентов на самостоятельную эмиссию капитальных бумаг и их свободное обращение. Эти возможности дает выпуск криптовалюты проекта, привязанной к его капиталу (или другому эквиваленту), прямая реализация внутренних «денег» проекта инвесторам или их обмен на трудовое или иное участие активами.

Институты рынка криптовалют в целом успешно прошли проверку на устойчивость в период пиковой активности инвесторов в 2017 году. Выявленные уязвимости, в том числе связанные с безопасностью активов и транзакций, кажутся устранимыми. Спекулятивный бум необеспеченных монет и мошеннических размещений выполнил свою роль: доказал жизнеспособность технологии размещения и возможность оборота криптовалют, научил инвесторов должной осмотрительности и заставил государства в той или иной степени признать феномен цифровых денег.  Следующим шагом будет эмиссия монет, обеспеченных реальным капиталом проектов, которые могли бы конвертироваться в универсальные эквиваленты, исходя из «самочувствия» проекта в каждый момент времени.

Общество сформировало жизнеспособный инструмент децентрализованной эмиссии, неуязвимый для большинства ограничений и отвечающей запросам сетевой экономики. Чтобы оборот цифровых денег стал обычной практикой, потребуется развитая экосистема цифровых денег: доступные для частных инвесторов электронные торговые площадки (биржи), сервисы прямого обмена, средства идентификации и защиты активов.

 

Механизмы сетевого саморегулирования

Сетевая трансформация ведет к резкому увеличению количества связей, значимых событий и действий, плотности информационного обмена в социальных системах, что делает практически невозможным государственное регулирование общественных процессов. Вместе с тем осознанный характер взаимодействий и высокий уровень культуры коммуникаций создают в сетевых организациях условия для развития механизмов саморегулирования.

Результатом развития сетей становится неизбежный пересмотр функций государства, границ его вмешательства в общественные отношения. Административное регулирование, которое включает установление государством различных норм, осуществление надзора за их выполнением,  выдачу корректирующих предписаний и наложение взысканий, будет перенесено на уровень самоорганизованных сообществ.

Основами общественного регулирования в сетях станут:

- Сетевые кодексы.

- Децентрализованные публичные регистры.

- Внегосударственное правосудие.

Сетевая организация – это добровольное объединение, основанное на доверии. Доверие позволяет разработать и принять правила взаимодействия, взять на себя обязательства и нести ответственность за их исполнение, следовать общему плану, даже если его невыполнение не предусматривает конкретных санкций. Сетевые кодексы формируются и утверждаются участниками сообществ. Они могут содержать своды правил и своды норм (требований).

В отличие от командных систем, своды правил сетей не описывают конкретные инструкции, а задают границы свободного поведения участников в виде разделяемых ценностных ориентиров и принципов, на которых основаны их действия. Именно так строится устав проектной команды, или, например, Устав ООН.

Своды норм описывают стандарты деятельности: технические, эколого-санитарные, этические и другие. Замена государственного регулирования не означает смягчения требований. Например, санкции профессиональных сообществ могут включать меры дисциплинарного воздействия вплоть до исключения участника из состава сообщества и прекращения права заниматься профессиональной деятельностью: врачебной, юридической, экспертной.

Сетевое общество формирует новые требования к государственному администрированию. Эти требования соответствуют привычной практике деловых отношений: низкая стоимость транзакций, быстрый отклик, открытые данные, понятные коды, удаленный доступ, электронные процедуры, конфиденциальность, сохранность данных и так далее. Все чаще общество сталкивается с ограниченными исполнительскими компетенциями государственных служб и неспособностью централизованной бюрократии обслужить все больший поток заданий. Запрос на мгновенные действия сталкивается с миром бумажного документооборота. По сути, речь идет о существовании двух параллельных практик. В одной из них мы согласуем важные решения перепиской в мессенджере, в другой - формируем пакеты бумажных документов и ожидаем приема в присутственных местах.

Централизованный характер многих процедур потерял свою актуальность, так как появились технологии, способные обеспечить необходимый уровень доверия без участия правительства, банков, нотариусов, легитимизирующих транзакции – контракты, сделки, распоряжение имуществом. Речь идет о публичных регистрах, построенных на технологии распределенных реестров. Той самой технологии, которая позволила создать рынок криптовалют.   

Распределенный реестр – список записей, в котором каждая следующая запись защищена криптографическим кодом, связанным с содержанием предыдущей записи. Реестры хранятся в многочисленных синхронизированных копиях всех участников. Поверка подлинности записи происходит одновременно во всех копиях реестра, поэтому удалить или изменить запись, воспользовавшись несанкционированным доступом к одной из копий реестра, невозможно.

Организованные таким образом публичные регистры могут применяться для мгновенной регистрации и долговременного защищенного хранения любой значимой информации. Их администраторами все чаще будут выступать сами сетевые сообщества или уполномоченные сетями технические агенты, без посредничества государственных органов и других «институтов доверия». Публичные регистры охватят не только хозяйственные отношения, но и другие сферы общественной жизни:

- Базы электронных хозяйственных контрактов и внутрифирменных операций, которым не требуется бумажный носитель.

- Реестры имущества и сделок с ним.

- Реестры объектов интеллектуальной собственности и базы данных о передаче авторских прав.

- Базы учета финансовых сделок, организованных без участия посредников (биржи, клирингового центра, депозитария).

- Реестры владения акциями/долями предприятий, базы корпоративных сделок и событий.

- Базы подтверждения происхождения, подлинности и законности владения уникальными товарами и предметами, например произведениями искусства, ювелирными изделиями.

- Медицинские реестры: истории болезней, истории назначения и приема лекарств, медицинских процедур, результатов диагностики и анамнеза.

- Реестры обращений за государственными услугами и базы выданных документов.

- Программы защищенного электронного голосования и другие.

Публичные регистры позволят организовать децентрализованный контроль за событиями и данными в сетях. Это не только исключит соприкосновение субъектов общественных отношений с неэффективной технической бюрократией, но и освободит общество от административных барьеров и потенциальных коррупционных посягательств.

Внегосударственное разрешение общественных споров, прежде всего хозяйственных - легитимная практика в большинстве развитых стран, включая Россию, где коммерческие арбитражи разрешены с 1991 года. Их преимущества – оперативность, конфиденциальность, а главное - компетентность, так как разбирают такие суды, как правило, узкие, отраслевые споры. Существуют спортивный, энергетический, медицинский арбитражи.

В сетевых сообществах будут развиваться различные формы посредничества в достижении согласия через арбитра, ментора, омбудсмена, избираемого всеми участниками. Таким «институтам справедливости» участники сетей будут делегировать право разрешения внутригрупповых споров, в том числе вопросы, находящиеся вне поля государственного правового регулирования, но имеющие важное общественное значение – при нарушении этических, профессиональных норм. В отличие от консервативной традиционной системы разрешения споров, сетевому правосудию «под силу» электронная форма ведения дел, а в перспективе роботизированные процессы, исключающие субъективные «дефекты» судебных решений. Разработка таких систем уже ведется, в том числе и в России [5].

 

Заключение

Развитие разных по природе элементов сетевой инфраструктуры взаимоувязано в единый эволюционный процесс:

- Достижение очередного технологического уровня в развитии информационных систем и средств коммуникаций создает основу для более совершенных интеллектуальных производственных систем и разгоняет очередной цикл сетевой эволюции.

- Новые возможности в организации производства расширяют поле для кооперации. Общая эффективность производственных цепочек растет: каждый участник, концентрируясь на своей специализации, вносит лучшие компетенции в общий проект.

- Гибкая, и уже не проектная, а скорее ситуативная занятость меняет образ существования людей, что требует установления новых внегосударственных регуляторов общественной жизни.

- С ростом сетевой экономики происходит накопление универсальных фондов: информации, компетенций, средств труда, - сдаваемых в аренду различным коллективам.

- Подвижность общественных процессов, в том числе сверхдинамика проектов исключает применение универсальных эквивалентов (обычных денег) в оценке стоимости капиталов. Ресурсы привлекаются в обмен на эмитируемые самими проектами цифровые валюты. Происходит свободный прямой обмен цифровыми активами, его доля в общем обмене растет.

Возможно, карта инфраструктуры сетевого общества будет выглядеть так:

 

 

Рис. 1. Инфраструктура сетевого общества

 

Сегодня многие указанные объекты сетевой инфраструктуры затеряны в окружающем нас мире. Они развиваются в тени привычной инфраструктуры существующего социально-технологического уклада, всего лишь дополняют ее и кажутся несоизмеримо менее значимыми. Но, возможно, вскоре именно эти институты получат приоритетное внимание, сконцентрируют на себе большую часть ресурсов, вкладываемых обществом в собственное развитие, и сформируют инфраструктурный каркас нового сетевого общества.

 

Литература:

1.         Гусенко М. С мира по клику. Набрать деньги на интересный и перспективный проект становится все проще // Российская газета. 2017. № 7249 (83). – http://rg.ru/2017/04/18/kak-rabotaet-kraudfanding-v-rossii.html (дата обращения: 20.02.2018).

2.         Дворников А.А. Туманные вычисления и беспроводные сенсорные сети // Научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых специалистов НИУ ВШЭ. Материалы конференции. Московский институт электроники и математики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 2014.

3.         Морева Е.Л. Проблемы инновационного развития малого бизнеса: США для РФ // Транспортное дело России. 2012. № 6-2.

4.         Стародубцева Е.Б. Сбережения и инвестиции в современном мире //

Вестник Университета (Государственный университет управления). 2017. № 5.

5.         Ученые Казанского федерального университета создадут прототип первого в РФ робота-судьи // ТАСС. 2016. 26.10. – http://tass.ru/nauka/3735206 (дата обращения: 20.02.2018).

6.         Bonomi F., Milito R., Zhu J., Addepalli S. Fog Computing and its Role in the Internet of Things // Proceedings of the First Edition of the MCC Workshop on Mobile Cloud Computing. 2012. – http://conferences. sigcomm.org/sigcomm/2012/paper/mcc/p13.pdf (дата обращения: 20.02.2018).

7.         Turner С. Into The Open Economy. Ireland: Applied Image, 2016.  

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha