Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    7   23030  | Официальные извинения    962   96830  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    231   77988 

Качинизм как польская версия великодержавного консерватизма

Практически в любой корреспонденции из сегодняшней Польши и едва ли не в каждой статье, посвященной этой стране, обязательно фигурирует фамилия Ярослава Качиньского. А что мы знаем об этом человеке?

Он родился в 1949 г. и на протяжении последних тридцати лет остается одним из ведущих политиков Польши В 2015 г., когда основанная им партия «Право и справедливость» (ПиС) выиграла парламентские выборы, Качиньский по сути превратился в первое лицо страны, хотя и не занял никаких постов. Деятельность Качиньского – феномен, с которым Польша ранее не сталкивалась. Это ярко выраженный тип консервативного революционера, сродни Р. Т. Эрдогану в Турции или В. Орбану в Венгрии.

До гибели в 2010 г. своего брата Леха Я. Качиньский часто действовал с ним в тандеме, выполняя функции «серого кардинала». Пока Лех Качиньский занимал государственные посты (министра юстиции, мэра Варшавы, президента), Ярослав формировал лояльные ему партии и выстраивал идеологию. Братья исповедовали общие принципы: сильное централизованное государство, «борьба с системой» (гангстерами во власти, секретными службами, коррумпированными чиновниками, нечистыми на руку предпринимателями), революционная замена элит, католицизм как национальный долг, контроль над СМИ, управление через хаос [3. С. 134]. Политик до мозга костей, Я. Качиньский отказался от личного счастья и никогда не был женат (что не мешает ему ратовать за семейные ценности). Единственные его домочадцы – кошки. Однажды журналисты даже заметили его на заседании Сейма рассматривающим атлас «Кошки Польши».    

Считается, что на Качиньского сильно повлиял научный руководитель его кандидатской диссертации в Варшавском университете (защищённой в 1976 г.) юрист С. Эрлих. По его воззрениям источником легитимации власти является не закон, а политическая воля. В реальном приложении право зависит не от буквы закона, а от политических реалий, а ключевую роль в правоприменении играют неформальные общественные группы, продвигающие свои интересы. Всё это впоследствии стало фундаментом тактики и взглядов Качиньского в его политической деятельности [16].

Другой важнейшей частью мировоззрения Качиньского стало учение римско–католической церкви. В ноябре 2015 г., выступая на католическом радио «Трвам», Я. Качиньский заявил: «В Польше не существует системы ценностей, которая соперничала бы с учением церкви. И мы либо поддерживаем это учение, либо впадаем в нигилизм…» [8]. В силу этого Я. Качиньский и созданная им партия испытывают недоверие к иммигрантам из исламских стран. В сентябре 2015 г. Я. Качиньский заявил в Сейме, что иммигранты могут принести шариат на польские земли [10], а спустя месяц в одном из интервью даже принялся пугать соотечественников болезнями, которые якобы разносят беженцы из стран Ближнего Востока [13]. 

Я. Качиньского характеризует недоверчивое отношение к правовой системе, лишённой христианских корней. Между правом и моралью он явно выбирает мораль. Качиньский полагает, что в польских реалиях доктрина правового государства вместо создания эффективной демократии способствовала закреплению влияния бывшей партноменклатуры. По мнению Качиньского, в Польше нет четырёх основополагающих элементов, делающих демократию эффективной: общественного плюрализма, укоренённой в народе элиты, здоровой судебной системы и влиятельного общественного мнения. Из этого он  делает радикальный вывод: «В Польше нет предпосылок для правового государства» [16]. А раз так, то можно идти напролом во имя евангельских заповедей.

В области межчеловеческих отношений Я. Качиньский строго держится учения церкви и конкретно – папы–поляка Иоанна Павла II. В частности, гомосексуализм и однополые браки воспринимаются им как извращения и нарушение библейских канонов. В марте 2016 г. он заявил, что его партия в подавляющем большинстве поддержит законопроект о полном запрете абортов [12]. Не менее определённо его высказывание и об эвтаназии. Например, в марте 2009 г., комментируя рассмотрение этой проблемы правительством Д. Туска, Я. Качиньский сказал: «Наша позиция по поводу эвтаназии ясна – мы против» [18].

*    *     *

Звёздный час братьев Качиньских пробил в 2005 г., когда они одержали двойную победу – на парламентских и президентских выборах. Эти выборы открыли новую страницу в новейшей истории Польши. Они не просто обозначили смещение симпатий электората вправо, но и обнаружили новый раскол в обществе, пришедший на смену расколу между левыми и правыми. Теперь водораздел проходил между двумя правыми партиями (ПиС и Гражданской платформой), причем он был так глубок, что их соперничество получило название «польско-польской войны» (чего не было даже в 90-е годы, когда «лагерь Солидарности» боролся с посткоммунистами).

Обе соперничающие партии вели свою родословную из лагеря «Солидарности». Но теперь этот лагерь распался на два крупных течения: либеральное и традиционалистское. Первое, связанное, прежде всего, с именем Д. Туска (одного из основателей Гражданской платформы), дистанцировалось от социального учения церкви и выступало за открытость границ, всемерную интеграцию с Европейским союзом, свободу частной жизни и урезание социальных программ в пользу наращивания темпов экономического развития. Второе же, сформированное вокруг братьев Качиньских, плотно сотрудничало с епископатом, ратовало за широкую помощь малоимущим, негативно относилось к секс-меньшинствам и делало ставку на союз с США для повышения роли Польши в Европе.

Новый глава государства Л. Качиньский на пару со своим братом, лидером победившей партии, объявил курс на «моральную революцию» и построение Четвертой республики. Третья, т. е. посткоммунистическая республика, по мнению братьев, не оправдала ожиданий. Вместо подлинной демократии и очищения от пережитков прошлого в ней произошел сплав бывшей правящей элиты с той частью «лагеря Солидарности», что исповедовала левые идеи. В результате возник единый «салон», который и руководил Польшей, игнорируя нужды малоимущих, причем опорой ему служили по большей части бывшие партократы, получившие «золотые парашюты» и обратившиеся в бизнесменов. Отсюда, по утверждению Качиньских, происходили кумовство и коррупция, справиться с которыми ответственные органы не могли и не хотели, потому что были укомплектованы теми же сотрудниками, которые работали в них и при социализме.

Лекарство от этого братья Качиньские усматривали в беспощадной борьбе со взяточничеством и пропаганде социального учения церкви [16; 2. С. 143 – 144]. Важная роль отводилась люстрации, проводившейся с опорой на архив Института национальной памяти (где содержатся документы МВД ПНР). Уже 9 декабря 2005 г. на пост директора Института был назначен консервативный историк Я. Куртыка, который наладил тесное взаимодействие с правительством ПиС и Л. Качиньским [5. С. 293].

Я. Качиньский сделал лозунгом «Права и Справедливости» построение «Четвёртой республики», свободной от коммунистического наследия, коррупции и преступности. На практике эта линия, проводившаяся с поистине революционным пылом, вылилась в настоящую «охоту на ведьм», когда камеры устанавливали даже в кабинетах врачей, а телевидение то и дело выпускало сюжеты об аресте очередного подозреваемого. Образованное в 2006 г. Центральное антикоррупционное бюро заслужило репутацию орудия властей для расправы с оппонентами.

ПиС и его союзники пытались пересмотреть историю последних лет. Круглый стол 1989 г. в их высказываниях все чаще квалифицировался не как переломный момент, завершивший эру социализма, а как предательский сговор [15. C. 122 – 123; 14. C. 137 – 141]. Сейм принял радикальный закон о люстрации, несколько десятков положений которого Конституционный суд в мае 2007 г. признал противоправными. И, наконец, вся внешняя политика Третьей республики подверглась пересмотру из-за «соглашательства» с Москвой и Берлином.

Внешнеполитическая доктрина Качиньских официально носила название «исторической», а её восточное направление во многом воспроизводило ягеллонскую идею[1], включая восприятие России как имманентного врага. Ключевым объектом в противостоянии с Россией являлась Украина. Концепция национальной безопасности Польши провозглашает: «…без Украины Россия перестанет быть империей, и, наоборот, подчинив себе Украину, она автоматически превратится в империю» [17. C. 115 – 116].

Задачей первостепенной важности Качиньские считали обеспечение самостоятельности Польши от российских энергоресурсов. В феврале 2006 г. Варшава предложила проект «Европейского договора об энергетической безопасности», сразу окрещённого «энергетическим НАТО». Он был нацелен на обеспечение коллективной защиты потребителей, пострадавших от «политически нестабильных» поставщиков энергоресурсов в моменты кризисов (т.е. от России) [6. C. 44 – 45]. В президентство Л. Качиньского в орбиту польской внешней политики вошёл Азербайджан – оба брата надеялись проложить оттуда нефтепровод в обход России [7. C. 36]. Укрепились и связи с США: польские власти выразили горячее одобрение системы противоракетной обороны (ПРО), которую администрация Д. Буша-мл. замыслила разместить в Польше и Румынии под предлогом угрозы, исходящей от Ирана.

В июле 2006 г. ПиС сменило премьера: вместо К. Марцинкевича, который внезапно начал опережать по рейтингу обоих Качиньских, партия утвердила на посту председателя Совета министров своего лидера. Теперь два высших поста занимали братья-близнецы — уникальный случай в мировой истории. Казалось, это должно было стабилизировать ситуацию, но случилось обратное. Я. Качиньский неустанно провоцировал конфликты, считая, что это поможет ему оставаться хозяином положения.

По убеждению Я. Качиньского, сущность политики – это конфликт, «борьба не на жизнь, а на смерть». Он верит, что конфликт в принципе позитивен, поскольку его очищающая роль важнее моральных потерь [1. C. 483 – 484]. Поэтому тактика управления Качиньского вытекала не столько из плана действий по руководству страной, сколько из желания поставить коалиционный кабинет под жёсткий контроль. Я. Качиньский намеренно ставил под удар министров, оппозицию, членов коалиции и определённые профессиональные круги. В итоге это привело к подрыву доверия к правящей коалиции [4. C. 224].

В июле 2007 г.  коалиция распалась. Внеочередные парламентские выборы, прошедшие в том же году, по сути, стали референдумом за или против Я. Качиньского [3. C. 136]. Победу одержала ГП, а ПиС стало крупнейшей оппозиционной партией. Однако президент Л. Качиньский остался на своём посту и фактически стал играть роль лидера оппозиции, действуя в сцепке со своим братом, теневым премьером. Качиньские критиковали едва ли не все меры либерального кабинета Д. Туска, особенно рьяно набрасываясь на его внешнюю политику.

*     *     *

В декабре 2010 г. истекал срок президентских полномочий Л. Качиньского. Опросы предрекали ему поражение на следующих выборах. Своими резкими заявлениями, необдуманными поступками и безусловной поддержкой ПиС он сильно испортил себе репутацию. Фактически президент находился в состоянии «холодной войны» со всеми, кроме однопартийцев брата. Л. Валенсу он обвинял в сотрудничестве со спецслужбами ПНР, первого демократического премьера Т. Мазовецкого — в соглашательстве с коммунистами, а отца польской шоковой терапии Л. Бальцеровича — в обнищании населения. Подход президента к делам выразился в истории с награждением депортированных в Сибирь поляков: в списке, подписанном Л. Качиньским, оказался В. Ярузельский, которого оба брата мечтали отправить за решетку. Обнаружив свою ошибку, президент тут же отозвал подпись.

В такой атмосфере Л. Качиньский начал свою предвыборную кампанию, направившись в апреле 2010 г. в Катынь на памятные мероприятия в честь годовщины расстрела польских офицеров. Президент демонстративно отправился в Катынь отдельно от премьера Туска, побывавшего там несколькими днями ранее. Вместе с Качиньским полетела значительная группа его сотрудников, а также целый ряд представителей высших органов власти: депутаты и сенаторы, последний президент в изгнании, председатель Центробанка, шеф Генштаба и руководители родов войск, полевые епископы, директор Института национальной памяти, представители ветеранских организаций, наконец, Анна Валентынович, «мать Солидарности» (именно с ее увольнения началась забастовка на гданьской верфи, приведшая к появлению независимого профсоюза). Всего на борту самолета было 96 человек, из них не менее трети — узнаваемые лица, медийные персоны. На подлете к аэродрому «Северный» президентский самолет попал в плотный туман и разбился. Все пассажиры и экипаж погибли.

Гибель президентской четы и немалой части политического и военного истеблишмента, да еще в священном для нынешних поляков месте, повергла страну в шок. Смоленская трагедия тенью легла на внутриполитическое соперничество, придав оттенок истерии межпартийной борьбе. ПиС использовало гибель Л. Качиньского для поддержания своего образа главного защитника национальных интересов страны, при этом норовя изобразить своих противников предателями и агентами влияния России и Германии. Не отставала и радикальная часть клира, не скупившаяся на эпитеты в отношении своих оппонентов. Особенно в этом усердствовал орган католических фундаменталистов «Радио Мария» и его основатель, монах Т. Рыдзык.

Досрочные президентские выборы 2010 г. прошли в два тура, 20 июня и 4 июля. Основная борьба развернулась между кандидатом от ГП Б. Коморовским, который в качестве спикера Сейма выполнял обязанности главы государства после гибели президента, и Я. Качиньским. В обоих турах Я. Качиньский проиграл своему сопернику, после чего исключил из партии всех, кто разрабатывал его предвыборную кампанию, и принялся обвинять российскую сторону в провоцировании катастрофы. Отказ России вернуть обломки самолета подкрепил расплодившиеся конспирологические теории, наиболее рьяным поборником которых выступил однопартиец Качиньского А. Мацеревич, возглавивший парламентскую комиссию по расследованию авиакатастрофы. На ГП и ее лидера Туска посыпались обвинения в недопустимых уступках России, прежде всего в том, что правительственная комиссия во главе с министром внутренних дел Е. Миллером приняла основные выводы российского следствия и признала вину польских пилотов. Многие сторонники ПиС заподозрили Д. Туска в тайном сговоре с российскими властями для устранения Л. Качиньского.

Четыре года спустя грянула «афера с прослушкой», ударившая по рейтингу ГП: в кафе, где собирались политики, официанты записывали их разговоры, чтобы потом передавать прессе. Об афере стало известно в июне 2014 г., когда близкий ПиС еженедельник «Впрост» опубликовал расшифровку первого такого разговора. Эта и последующие публикации позволили обществу увидеть нелицеприятную подноготную текущей политики в стране, когда депутаты сплошь и рядом занимаются личными склоками, а власть имущие допускают высказывания, идущие вразрез с их официальными заявлениями или внешнеполитической линией государства. Все это подорвало доверие к ГП и к левому флангу оппозиции.  При этом мало кто сомневался, что за самой аферой стоял Я. Качиньский.

На руку ПиС сыграли и события на Украине. Отказ президента В. Ф. Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС, послуживший толчком к массовым выступлениям декабря 2013 г. - февраля 2014 г., однозначно был расценен Варшавой как торжество России в ее попытках остановить движение Украины на Запад. Когда на киевском Майдане независимости вырос палаточный городок протестующих, польские артисты уже привычно потянулись в Киев, чтобы поддержать «демократическое движение». При участии министра иностранных дел Польши Р. Сикорского 20 февраля 2014 г. было заключено переломное соглашение, которое фактически подвело черту под «революцией достоинства». Бегство В. Януковича и массовый стихийный снос памятников Ленину на Украине, произошедшие сразу после подписания этого соглашения, выглядели как окончательный выход страны из-под влияния России. В свою очередь, воссоединение Крыма с Россией и вооруженный конфликт в Донецкой и Луганской областях трактовались как «гибридная война» Москвы против Украины. В силу этого как правительство Польши, так и Сейм горячо поддержали санкции, которые ввели против России ЕС, США и Канада.

Война на Украине и наплыв в Европу беженцев с Ближнего Востока и Северной Африки способствовали росту популярности ПиС, которое со своей жесткой позицией касательно иммигрантов в куда большей степени импонировало избирателям, чем ГП, готовая принять требования ЕС относительно квот на размещение беженцев. В народе вырос спрос на патриотическую повестку. Зажатое между страхом перед «российским империализмом» и страхом перед утратой суверенитета в пользу Евросоюза, общество все охотнее прислушивалось к тем, кто говорил, что ГП уронила престиж страны.

Новый премьер Э. Копач, возглавившая правительство после отъезда Д. Туска в Брюссель, не обладала авторитетом прежнего лидера и не сумела что-либо противопоставить умелой агитации ПиС на президентских и парламентских выборах, тем более, что Я. Качиньский выдвинул новые, «незамыленные» лица. Кандидатом на пост главы государства с его подачи стал малоизвестный евродепутат из Кракова А. Дуда, работавший прежде в канцелярии президента Л. Качиньского и в Конституционном суде, а теневым премьером - Б. Шидло, экономистка, возглавлявшая предвыборный штаб А. Дуды. Этот ловкий ход полностью оправдал себя: в 2015 г. ПиС, как десятью годами раньше, одержала двойную победу, но на этот раз его преимущество было так велико, что она смогла обойтись без коалиций. Такого не случалось ни разу в истории посткоммунистической Польши.

*    *     *

После победы Качиньский не занял никаких постов, оставаясь рядовым депутатом Сейма, но все понимали, в чьих руках находится власть. Свой второй приход во власть он начал с изменения состава Конституционного суда. Президент А. Дуда отказался утвердить пятерых кандидатов в члены Конституционного суда, которых на своем последнем заседании выбрал Сейм предыдущего созыва. Новый же Сейм, где большинство имело ПиС, выбрал собственных кандидатов и изменил устав этого органа, чтобы облегчить его ротацию.

Конституционный суд объявил данное решение незаконным. Тот же вердикт вынесли Общепольский совет судей, генеральный прокурор и уполномоченный по правам человека. В марте 2016 г. это мнение поддержала и Венецианская комиссия — консультативный орган при Совете Европы по вопросам конституционного права. Но это не помешало А. Дуде подписать изменение устава. Более того, в 2017 г. были инициированы также изменения в уставах Верховного суда и Общепольского совета судей, позволявшие властям тасовать их составы. Это вызвало массовые общественные выступления, вследствие чего 31 июля 2017 г. президент наложил вето на постановление Сейма и объявил через год референдум по поводу изменений в конституции. Однако в июле 2018 г. Сенат (верхняя палата парламента) отменил референдум.

Другим поводом для скандала стала деятельность министра обороны в кабинете Б. Шидло А. Мацеревича. Убежденный сторонник повсеместной люстрации, тот не доверял сотрудникам спецслужб, принятым на службу в период социализма. Поэтому первое, что сделал Мацеревич на новом посту, — отправил военную жандармерию в только что образованный Экспертный центр контрразведки НАТО в Варшаве, чтобы сменить там директора (представителя старых кадров). В апреле 2017 г. Мацеревич и вовсе пошел на беспрецедентный шаг, опубликовав имена и оперативные псевдонимы всех сотрудников разведки, работавших в период ПНР. Кроме того, в феврале 2016 г. министр обороны создал Подкомиссию по вопросу нового исследования обстоятельств авиакатастрофы под Смоленском. Оппозиция не сомневалась, что причиной создания такой подкомиссии было стремление Мацеревича любой ценой доказать: Л. Качиньский и его спутники погибли не из-за трагической случайности, а пали жертвой заговора.

В ходе опроса 10-11 декабря 2015 г. 56% респондентов заявили, что демократия в стране находится под угрозой. Население было взволновано реформой Конституционного суда, а также цензурой на телевидении и радио, где после кадровых перестановок и изменений в нормативных актах исчезла всякая критика Я. Качиньского и правящей партии. В конце ноября - начале декабря по призыву бывшего диссидента К. Лозиньского возник Комитет защиты демократии, возглавленный общественным деятелем М. Киевским. Название отсылало к первой открытой организации диссидентов — Комитету защиты рабочих, действовавшему в конце 1970-х гг.. Комитет быстро завоевал авторитет среди широких масс, в его поддержку высказались многие деятели науки и культуры. Формой его деятельности стали митинги в защиту конституции и манифестации протеста. Уже 19 декабря манифестациями были охвачены 23 города. В мае 2016 г. Комитет передал в Сейм свой вариант закона о Конституционном суде, собрав под ним сто тысяч подписей. Тогда же М. Киевский и другие руководители организации встретились в Брюсселе со спикером Европарламента М. Шульцем, главой Европейского совета Д. Туском и рядом других политиков.

Новый повод для конфликта возник после публикации в феврале 2016 г. части документов, переданных Институту национальной памяти вдовой недавно скончавшегося министра внутренних дел Ч. Кищака, занимавшего этот пост в 1980-е гг. Из документов следовало, что в начале 1970-х герой антикоммунистической революции Л. Валенса сотрудничал со спецслужбами ПНР, а значит, подпадал под закон о люстрации. ПиС, чья верхушка давно называла бывшего вождя «Солидарности» не иначе как «агентом Болеком», не скрывала своего торжества — скомпрометированным оказался один из живых символов соглашений Круглого стола. В ответ 27 февраля Комитет защиты демократии организовал массовые манифестации по всей стране в поддержку Валенсы.

Другой мощной оппозиционной организацией, возникшей при власти ПиС, стала Общепольская забастовка женщин. Она появилась в сентябре 2016 г. после того, как Сейм не только отверг предложение Комитета «Спасем женщин» смягчить запрет на аборты, но, напротив, взялся рассмотреть предложение запретить все аборты без исключения. 23 сентября жительницы девяти крупнейших городов страны вышли на так называемый «черный протест» (по цвету одежды, ставшему отличительной чертой участниц движения). 3 октября акция повторилась в 147 городах. Этот день был назван организаторами «черным понедельником». Размах движения произвел впечатление на власть имущих. 6 октября Сейм отверг предложение о полном запрете абортов. Однако Комитет «Спасем женщин» продолжил организовывать манифестации с требованием расширить возможности для легального аборта. 3 октября 2017 г. Общепольская забастовка женщин провела «черный вторник» в поддержку требований Комитета. 

ПиС не отсиживалось в обороне. Его руководство вело контрпропаганду, используя для этого всю мощь государственного телевидения и радио, а также организуя марши в годовщину смоленской катастрофы и в День независимости. Теперь Марш независимости на 11 ноября был уже не акцией маргиналов–националистов, как раньше, а многотысячным шествием, в котором наряду с правыми принимали участие и обычные горожане, нередко наряженные в исторические костюмы. Основную массу составляли приверженцы ПиС, но наиболее активно проявляли себя националисты, часто связанные с группировками футбольных фанатов.

 Выступавший на этих акциях Я. Качиньский не выбирал слов, характеризуя своих политических противников. Особенно громкий резонанс получило его определение участников оппозиционных шествий как «поляков наихудшего сорта», которые «носят в себе ген предательства» [9]. Эти и подобные формулировки подхватывали дружественные ПиС журналисты и священники. Оппозиция, в свою очередь, приводила такие заявления в качестве примера «языка ненависти», захлестнувшего Польшу с подачи правящей партии. Постепенно главным объектом нападок членов ПиС стал Д. Туск — олицетворение ненавистного консерваторам либерализма. Бывшего премьера обвиняли в измене интересам Польши во время расследования смоленской катастрофы, а также при обсуждении в Европейском совете реформы Конституционного суда.

Новый виток противостояния наступил в декабре 2016 г. 14 декабря канцелярия Сейма огласила изменения в регламенте работы прессы, освещавшей заседания законодательного органа. Эти изменения, ограничивавшие доступ журналистов к депутатам, вызвали протест ряда частных телестанций, газет и журналов (в том числе газеты «Жечьпосполита», служившей рупором ПиС). 16 декабря при обсуждении бюджета страны один из депутатов от ГП был лишен слова за поддержку этого протеста. В ответ представители оппозиции заблокировали трибуну, после чего спикер перенес заседания в другой зал. Блокада продолжалась до 12 января, и все это время под стенами парламента, а также в других городах не утихали манифестации сторонников Комитета защиты демократии.

Поддержку протестующим выразил Д. Туск, зато со словами осуждения выступило несколько епископов. Я. Качиньский назвал произошедшее попыткой путча. В конце концов, 12 января 2017 г. лидер ГП Г. Схетына объявил о прекращении блокады, но потребовал отставки спикера. Это требование было отклонено. Нелояльный ПиС телеканал TVN обязали выплатить крупнейший в истории страны штраф за предвзятое освещение событий. Одновременно СМИ обнародовали информацию о финансовых злоупотреблениях М. Киевского, вследствие чего верхушка Комитета защиты демократии призвала его уйти в отставку. В мае новым лидером организации выбрали ее инициатора К. Лозиньского.

7 июля 2017 г. Сейм утвердил изменение положений о судебной системе, переводящее ее под контроль министерства юстиции. Это решение вызвало настолько сильное возмущение в стране и за рубежом, что президент А. Дуда наложил на него вето, спровоцировав разлад в ПиС: Б. Шидло по телевидению раскритиковала главу государства, обвинив его в торможении реформы. В итоге незадолго перед Новым годом парламент проголосовал за смягченный вариант положений, предложенный А. Дудой.

*    *     *

19 октября 2017 г. в центре Варшавы совершил акт самосожжения 54-летний П. Щенсны. Это имя, никому еще вчера не известное, сразу же превратилось в символ протеста. Перед самоубийством Щенсны разослал в СМИ и раскидал вокруг себя листовки с манифестом, в котором объяснял мотивы такого поступка. По словам Щенсного, ПиС последовательно уничтожало гражданские свободы, навязывало гражданам «смоленскую религию» (т.е. конспирологическую теорию гибели Л. Качиньского) и сеяло ненависть ко всем несогласным. И другого способа открыть людям глаза и заставить их действовать, кроме столь показательной акции, протестующий не видел.

Самосожжение Щенсного оказалось сильным моральным ударом по престижу ПиС, т. к. сразу вызвало ассоциации с аналогичными акциями протеста при власти коммунистов. Уже в день трагедии на площади, где он совершил самоубийство, прошел стихийный митинг. 2 ноября, в День всех усопших верных, на месте гибели Щенсного известные деятели культуры организовали встречу в его честь. Сейм почтил его память минутой молчания, а один из польских евродепутатов процитировал перед коллегами слова Щенсного о себе как «обычном сером человеке» в ходе дискуссии на тему правосудия в Польше. Панихиду по нему отслужили известные своими либеральными взглядами священники — епископ Т. Перонек и ксендз А. Бонецкий. Оба в прошлом были близки Иоанну Павлу II, что имело огромное значение в глазах поляков. Решением городских властей на месте самосожжения Щенсного была установлена памятная табличка.

Отчаянный шаг П. Щенсного стал одной из причин смены премьер-министра, которую провело руководство ПиС 7 декабря 2017 г.: вместо Б. Шидло правительство возглавил министр развития и финансов М. Моравецкий. А 9 января 2018 г. неожиданно потерял свой пост министр обороны А. Мацеревич — один из ближайших сподвижников Я. Качиньского. Причиной такого решения (за которым, как все понимали, стоял сам Качиньский) пресса называла конфликты министра с президентом.

Важной частью деятельности ПиС является историческая политика, из–за которой Польша в итоге рассорилась чуть ли не со всеми соседями.  В сентябре 2017 г. была образована парламентская комиссия для определения суммы компенсаций от Германии за последствия Второй мировой войны, что вызвало резкую реакцию Берлина. Систематический характер приобрёл снос памятников советским солдатам, которых правящая партия считает оккупантами, принесшими сталинизм на польскую землю. Варшава то и дело поднимает вопрос о признании Катынского расстрела актом геноцида и о реабилитации российским правосудием жертв преступления. В 2020 г. на экраны вышел фильм «Варшавская битва» (о победе поляков над Красной армией в 1920 г.), выдержанный в стилистике войны сил света и сил тьмы. 1 марта 2021 г. впервые на официальном уровне отмечался День памяти проклятых солдат, т.е. участников антифашистского подполья, после войны сражавшихся против власти коммунистов.

Четырьмя годами раньше был снят фильм «Волынь» – о резне поляков, устроенной УПА в 1943 г. 22 июля 2016 г. Сейм принял резолюцию, объявившую волынскую резню геноцидом и провозгласившую 11 июля Днем памяти жертв геноцида, устроенного украинскими националистами в отношении граждан Второй республики. За принятие документа  голосовали почти все депутаты, в том числе и  оппозиционные. В феврале 2017 г. Я. Качиньский в интервью заявил, что «с Бандерой Украина в Европу не войдет». Эти слова не вызвали резонанса на берегах Днепра, т. к. лидер ПиС не занимал государственных постов. Однако в июле их повторил министр иностранных дел В. Ващиковский, после чего посла Польши вызвали в МИД Украины, где вручили ему ноту протеста.

Параллельно польские власти взялись за другой исторический вопрос — соучастие поляков в Холокосте. Эту тему поднял еще в 2001 г. бывший диссидент Я.Т. Гросс, издавший громкую книгу «Соседи» о погроме в Едвабне 10 июля 1941 г. Книга удостоилась польской литературной премии, но вызвала ожесточенные споры, причем, даже среди левых, пораженных радикальными выводами автора. В 2006 г. краковское издательство католиков-мирян «Знак» (некогда сотрудничавшее с будущим римским папой Иоанном Павлом II) опубликовало новую книгу Гросса - «Страх.  Антисемитизм в Польше после Аушвица». А в 2011 г. увидела свет очередная работа историка - «Золотое жниво» - о присвоении поляками имущества изгнанных и убитых нацистами евреев. В сентябре 2015 г. варшавская прокуратура открыла дело против профессора. Причиной стали слова, сказанные историком в одной из англоязычных статей, о том, что за время оккупации поляки перебили больше евреев, чем немцев.

26 января 2018 г. Сейм изменил устав Института национальной памяти, введя уголовное преследование за выражение «польские концлагеря», а также за приписывание полякам соучастия в уничтожении евреев и за отрицание геноцида в отношении поляков со стороны УПА. Исключением из этого правила остались «научная деятельность и выступления артистов». Это постановление подверглось критике не только со стороны Украины, но также со стороны Израиля и США. В итоге спустя шесть месяцев закон смягчили, отменив уголовное преследование.

Однако в феврале 2019 г. скандал вышел на новый уровень. Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху, будучи в Варшаве на международной конференции по Ближнему Востоку, заявил при посещении Музея истории польских евреев, что поляки причастны к Холокосту. В ответ польская сторона понизила ранг своего участия на грядущем совещании Вишеградской четверки в Иерусалиме с премьер-министра до министра иностранных дел. Посол Израиля в Польше немедленно разъяснила, что речь шла не о польском народе, а лишь об отдельных его представителях. Такое мнение поддержали и в канцелярии премьер-министра. Но на следующий день появилось интервью министра иностранных дел Израиля И. Каца, в котором он с одобрением процитировал фразу бывшего главы правительства И. Шамира: «Поляки всосали антисемитизм с молоком матери». В итоге польская делегация отказалась лететь в Иерусалим, и встреча Вишеградской четверки не состоялась.

Столь острый обмен мнениями явился следствием надвигавшихся выборов в обеих странах. Власти не могли проявить слабость перед лицом избирателей. И избиратели оценили твердую позицию ПиС. На майских выборах 2019 г. в Европарламент, рассматривавшихся как генеральная репетиция перед парламентскими выборами, ПиС завоевало 45,38% голосов, получив ровно половину депутатских кресел, в то время как широкая оппозиционная коалиция — 38,47%. Такой результат позволял ПиС с оптимизмом смотреть в будущее.

Одним из центров противостояния властей и оппозиции стал Гданьск, где обязанности мэра уже двадцать лет исполнял член ГП П. Адамович. Ему пришлось решать сложнейший вопрос, связанный с увековечиванием памяти скончавшегося в 2010 г. бывшего капеллана «Солидарности» Г. Янковского, также жителя Гданьска. В 2018 г. возобновились обвинения против покойного священника в педофилии. Вскоре появились подозрения и в том, что один из героев антикоммунистической революции долгое время сотрудничал со спецслужбами ПНР. Городское самоуправление Гданьска в марте 2019 г. постановило убрать возведенный семью годами ранее памятник Янковскому и переименовать сквер, названный в его честь.

Скандал вокруг памяти Янковского наслоился на волну разоблачений священников-педофилов в польской церкви, что не только  подрывало ее престиж, но и наносило опосредованный удар по ПиС как партии, наиболее близкой епископату. Поэтому власти активно вступились за клир, развернув контрпропаганду против ГП и лично Адамовича. 14 января 2019 г. психически неуравновешенный человек заколол гданьского мэра ножом во время его выступления на благотворительном концерте. При этом убийца успел произнести перед собравшимися короткую обличительную речь против ГП, прежде чем был схвачен. Оппозиция увидела в этом прямое следствие использования правящей партией «языка ненависти» в отношении своих оппонентов.  

Состоявшиеся 13 октября 2019 г. парламентские выборы, отмеченные рекордной явкой избирателей (61%), принесли новую победу ПиС. При активной поддержке церкви партия получила почти 45% голосов. Новая победа на выборах позволила ПиС сформировать правительство, но не дала конституционного большинства, необходимого для изменения основного закона страны, к чему стремилось руководство партии. Кроме того, ПиС потеряло большинство в Сенате. Это стало крупной неудачей партии власти, т. к. Сенат способен серьезно затормозить процесс принятия законопроектов.

10 апреля 2020 г. разразился очередной скандал с участием Качиньского. В разгар пандемии COVID-19 он нарушил введенные из–за этого ограничения и вместе с группой единомышленников помянул жертв смоленской катастрофы на кладбище в Повонзках (Варшава), закрытом для широкой публики. Непосредственной реакцией на это событие стал сатирический сингл, выпущенный 8 мая 2020 г. певцом К. Сташевским под названием «Твоя боль лучше моей». 15 мая 2020 г. песня заняла первое место в хит-параде польского радио, но итоги голосования были отменены. Наблюдатели посчитали это ярким проявлением цензуры, трое музыкальных журналистов прекратили своё сотрудничество с радиостанцией.

Тем не менее ПиС не снижает оборотов. 22 октября 2020 г. подконтрольный партии Конституционный суд утвердил полный запрет абортов, а в сентябре 2021 г. правительство выступило с инициативой ограничить деятельность СМИ с долей неевропейского капитала свыше 49 %. Премьер М. Моравецкий аргументировал это стремлением не допустить на польский медиарынок российскую, китайскую и арабскую пропаганду, но оппозиция увидела в этом попытку закрыть единственный нелояльный властям ТВ–канал TVN, принадлежащий американской компании «Дискавери».

Этот шаг польского правительства осудил даже президент США Д. Байден, а Брюссель пригрозил прекратить финансирование Евросоюзом всех проектов в Польше. В ответ со стороны представителей ПиС (например, вице–спикера Р. Терлецкого) раздались призывы, которые многие посчитали угрозой выйти из ЕС по примеру Великобритании. 15 сентября Я. Качиньский дал интервью Польскому агентству прессы, в котором развеял эти слухи [11]. Но 18 сентября на конференции ГП их подтвердил Д. Туск, заявивший, что не раз слышал от однопартийцев Качиньского открытое желание вывести страну из евроструктур [19]. Поправка к закону о СМИ вызвала распад правящей коалиции, что ещё больше затруднило ПиС построение «четвёртой республики». Но можно не сомневаться, Я. Качиньский и его единомышленники не сойдут с выбранного пути.

Весь предыдущий опыт показывает: эти люди могут лишь ужесточать свои требования, но не смягчать их.

 

Принятые сокращения:

ГП – Гражданская платформа

ЕС – Европейский союз

ЛПС – Лига польских семей

ПиС – Право и Справедливость

УПА – Украинская повстанческая армия

 

Литература:

  1. Бухарин Н. И. Польша: отстаивая права // Вишеградская группа: откуда и куда? Два десятилетия по пути реформ в Венгрии, Польше, Словакии и Чехии. Под ред. Л.Н. Шишелиной. М., 2010.
  2. Лыкошина Л. С. «Польско-польская война». Политическая жизнь современной Польши. М.: ИНИОН РАН, 2015.
  3. Макухин А. В. Особенности реформирования института местного самоуправления в современной республике Польша. Диссертация. М., 2017.  С. 134.
  4. Модернизация и политика в XXI веке. Отв. ред. Ю. С. Оганисьян. М., 2011.
  5. Столяров А. О. Влияние исторической памяти на польско–российские отношения (1989 – 2009 гг.). Диссертация. СПб, 2015.
  6. Чернова А. В. Роль Польши в восточной политике ЕС. Диссертация. М., 2014.
  7. Чернова А. В. Роль Польши в восточной политике ЕС. М.: Аспект Пресс, 2016.
  8. Kaczyński J. List prezesa Prawa i Sprawiedliwości do członków PiS // Сайт партии «Право и Справедливость» http://pis.org.pl/aktualnosci/list-prezesa-pis-j-kaczynskiego-do-czlonkow-prawa-i-sprawiedliwosci (проверено 26.09.2021)
  9. Kaczyński mówi o "najgorszym sorcie Polaków". "W tej chwili obnażył się w sposób absolutny" (12.12.2015) // Сайт телеканала tvn24 https://tvn24.pl/wiadomosci-z-kraju,3/jaroslaw-kaczynski-w-tv-republika-gen-zdrady-najgorszy-sort-polakow,602334.html?h=2581 (проверено 26.09.2021)
  10. Kaczyński przeciwny przyjęciu imigrantów. Ostrzega przed szariatem: Czy tego chcecie? // Портал Dziennik.pl: http://wiadomosci.dziennik.pl/polityka/artykuly/500599,sejm-kaczynski-przeciw-przyjeciu-imigrantow.html (проверено 26.09.2021)
  11. Kaczyński: Nie będzie polexitu. Przyszłość w UE, ale chcemy zakończyć jej kryzys // Сайт газеты Rzeczpospolita https://www.rp.pl/polityka/art18920681-kaczynski-nie-bedzie-polexitu-przyszlosc-w-ue-ale-chcemy-zakonczyc-jej-kryzys (проверено 25.09.2021)
  12. Kaczyński: Większość klubu PiS poprze całkowity zakaz aborcji // Портал wiadomości.pl http://wiadomosci.dziennik.pl/polityka/artykuly/516962,jaroslaw-kaczynski-aborcja-zakaz-ustawa-pis-prawo-przerywanie-ciazy-kosciol-sejm.html  (проверено 26.09.2021)
  13. Kto przesadził? Kaczyński: Imigranci mogą przynieść nieznane choroby. Celiński: To język nazizmu! Mówiło się, że Żydki mają tyfus // Портал wPolityce.pl: http://wpolityce.pl/polityka/268356-kto-przesadzil-kaczynski-imigranci-moga-przyniesc-nieznane-choroby-celinski-to-jezyk-nazizmu-mowilo-sie-ze-zydki-maja-tyfus (проверено 26.09.2021)
  14. Kukulski M. Czarna legenda Okrągłego Stołu // Okrągły Stół z perspektywy dwudziestolecia . Studia i analizy. Red. M. Golińczak, R. Kessler, W. Suleja. Wałbrzych, 2010.
  15. Maj E. Publicystyka neoendecka wobec problematyki Okrągłego Stołu // Okrągły Stół z perspektywy dwudziestolecia. Studia i analizy. Red. M. Golińczak, R. Kessler, W. Suleja. Wałbrzych, 2010.
  16. Mazur K. Jarosław Kaczyński – ostatni rewolucjonista III RP // Портал Klub Jagielloński. 18.01.2016   https://klubjagiellonski.pl/2016/01/18/jaroslaw-kaczynski-ostatni-rewolucjonista-iii-rp/ (проверено 26.08.2021)
  17. Podstawy bezpieczeństwa narodowego Polski w erze globalizacji. Warszawa: Wydawnictwo Akademii Obrony Narodowej, 2008.
  18. Prezes PiS: nie mówmy o eutanazji // Портал onet.wiadomosci http://wiadomosci.onet.pl/kraj/prezes-pis-nie-mowmy-o-eutanazji/blyh8 (проверено 26.09.2021)
  19. Tusk: PiS i Kaczyński chcą wyprowadzić Polskę z Unii Europejskiej. Ja to wiem // Сайт газеты Dziennik Gazeta Prawna https://www.gazetaprawna.pl/wiadomosci/kraj/artykuly/8248791,konwencja-krajowa-platformy-obywatelskiej.html (проверено 25.09.2021)


[1] Ягеллонская идея — польская концепция федерального государства, направленная на Восток в сторону ЛитвыБелоруссии и Украины. Она подразумевает освоение Востока под властью Польши и формирование мультинационального, многоконфессионального государства-империи, основным противником которого является Россия. Своё название идея получила от польской королевской династии Ягеллонов, взошедшей на престол в 1386 г. и впервые применившей на практике механизм создания федеративного государства, объединявшего Польское королевство и Великое княжество Литовское.

 

комментарии - 0

Мой комментарий
captcha